Суслов А. Б. Исторический парк "Россия — моя история" в Перми

              В кратком обзоре излагается взгляд историка на выставку «Россия — моя история» в Перми.

12 декабря 2017 г. в Перми откры­лись выставки грандиозного по мас­штабам проекта «Россия — моя исто­рия». Использование современных интерактивных средств, возмож­ность познакомиться с множеством интересных деталей и т. п. — это то, чего явно не хватало в историче­ском просвещении.

Пермский парк отличает наличие значительного и профессиональ­но подготовленного региональ­ного компонента, позволяющего конкретизировать историю и при­близить ее к зрителю. Создателям «местных» экспозиций удалось подобрать огромное количество любопытных фактов региональ­ной истории и богатый иллюстра­тивный материал. В этой истории нашлось место почти всем лич­ностям, оставившим более-менее значимый след в истории Прика­мья: Ермак, Строгановы, Дягилев и многие, многие другие.

Например, замечателен по своему исполнению и исторической интер­претации мультимедийный альбом о пермском зверином стиле, одном из наиболее ярких и своеобразных явлений в истории духовной культу­ры Прикамья. Зритель может почти что потрогать средневековые пла­стины, пронизки и подвески с изо­бражениями зверей, птиц, человеколосей и т. п. Особо любопытные тут же найдут точно и компактно изложенную информацию об исто­рии этого искусства, происхожде­нии образов, композиционных осо­бенностях и т. д.

Наряду с этим нельзя не отметить, что пермский клон мультимедийно­го парка сохраняет все или почти все отмеченные историками черты непрофессионального, идеологизированного подхода к истории. (См. заявление Вольного исторического об­щества: URL: volistob.ru/statements/eshche- raz-o-multimediynyh-parkah-rossiya-moya- istoriya) Бросается в глаза клерикальный уклон выставок, продвижение при­снопамятной формулы «самодержа­вие — православие — народность», фактическое оправдание любой власти, включая Ивана Грозного и Сталина, фейки, часто встречаю­щиеся отсылки к литературе вместо источников, отсутствие полифо­нии в оценке событий.

Вот только один весьма характер­ный пример. Выставка очевид­ным образом воспроизводит миф о счастливой жизни советских лю­дей во второй половине 1930-х гг., однозначно положительно оцени­вается социальная политика этого времени. Стенд «Жить стало луч­ше, жить стало веселее» подает этот давно обсмеянный сталинский афо­ризм без всякой иронии. Более то­го, авторы экспозиции всячески стараются убедить в этом зрителя. Например, следующим образом. Надпись мультимедийного киоска гласит: «С середины 1930-х годов важ­ные перемены происходят в области потребления. <...> Наполнились прилавки магазинов, семьи стали получать отдельные квартиры». И это на фо­не фотографии большой очереди, стоящей за товарами по талонам (фото взято из фотоочерка «24 ча­са из жизни Филипповых», 1931 г.. Фото: Макс Альперт, С. Тулес, Ар­кадий Шайхет / МАММ / МДФ / russiainphoto.ru). Т. е. интерпре­тация фотографии — очевидный фейк.

И сразу же хочется задать много вопросов. Например: как много семей в то время получило отдельные квартиры? Известно ли авторам, что в разы больше юти­лось в бараках и коммуналках? Из­вестно ли организаторам выставки об ограниченности ассортимента советских магазинов и низкой по­купательной способности зарплат советских трудящихся? Авторы экспозиции продолжают: «Пищевая промышленность получает задание расширить ассортимент выпускаемых изделий, чтобы сделать доступными массовому потребителю товары, счи­тавшиеся предметами роскоши, шоко­ладные конфеты, шампанское, элит­ные сорта духов и другое». Между тем историки довольно давно и доста­точно убедительно показали, что массовому потребителю названные товары долго не были доступны. (См., например: Осокина Е.А. За фасадом «сталинского изобилия»: Распределение и рынок в снабжении населения в годы инду­стриализации. 1927-1941. М., 1997.)

Авторы этого не знают или созна­тельно вводят зрителя в заблужде­ние? 

Профессионально подготовленный региональный материал «раство­ряется» в доминирующей общей концепции исторического парка и подчиняется ей. В ряде случаев местный материал гармонично впи­сывается в генеральную линию: всё, что способствовало христианиза­ции края, его русификации, усиле­нию роли государства, расширению империи, даже милитаризации — подается позитивно.

Заметим, что предметом обще­ственного беспокойства является не наличие в публичном простран­стве выставки с авторским подхо­дом к истории России. Хотя, если имеется определенное государ­ственное финансирование, есть о чем подискутировать. Главная проблема — в однолинейном пред­ставлении исторического про­шлого нашей страны школьникам, которых в большом количестве приводят учителя (свидетельствую: мой путь по выставке пересекался с тремя классами в сопровождении педагогов).

Профессиональному сообществу, возможно, стоит всерьез задуматься, что можно предпринять для ознаком­ления посетителей выставки, в пер­вую очередь молодых людей, с други­ми подходами к истории страны.

 

HISTORICAL PARK “RUSSIA IS MY HISTORY” IN PERM

The short review presents the historian's view of the exhibition “Russia is My History” in Perm.

Suslov Andrey B. — doctor of historical sciences, professor of the Department of new and modern history of Russia, Perm State University of Humanities and edu­cation (Perm)

Суслов Андрей Борисович — доктор историче­ских наук, профессор кафедры новой и но­вейшей истории России Пермского госу­дарственного гуманитарно-педагогического университета (Пермь); absuslov@gmail.com

753

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь