Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Является ли запрет "бандеровской идеологии" отрицанием права украинцев на собственную государственность и национальное достоинство? Комментарий ИЭ

       

По сообщению украинского информационного агентства liga.net, ряд депутатов Верховной Рады Украины подготовили текст обращения Верховной Рады к президенту, Сейму и Сенату Республики Польша в ответ на принятые польским парламентом изменения в законе об институте национальной памяти, которые касаются Украины и, в частности, запрещают пропаганду «бандеризма» (украинского национализма). По мнению авторов обращения, речь идет о политическом акте, враждебном Украине и направленном против украинцев, «вредном для добрососедских отношений и выгодном Москве». Как считают эти депутаты, запрет «бандеровской идеологии» – это в принципе отрицание права украинцев на собственную государственность и национальное достоинство, к тому же положения документа якобы «повторяют кремлевские пропагандистские клише о вымышленных преступлениях украинских националистов». Как отмечается далее, внедрение в жизнь подобного законодательства «будет прямым вмешательством во внутренние дела Украины и, по сути, предъявлением территориальных претензий, в части определения территории Галичины как "Восточной Малопольши". Внедрение этого законопроекта представляет угрозу для украинцев независимо от гражданства». По мнению депутатов, «мнимая победа над украинцами в прошлом станет серьезным поражением для Польши в будущем. Потому что каждый удар в спину Украине всегда заканчивался трагически для самих поляков». Инициаторы обращения призвали президента Польши Анджея Дуду, Сейм и Сенат не допустить введения в действие подобного законодательства.

Как известно, 26 января 2018 года законопроект об Институте национальной памяти Польши, одно из положений которого предусматривает уголовную ответственность за отрицание «преступлений украинских националистов» против поляков, был одобрен Сеймом, а в ночь на 1 февраля документ одобрили и в Сенате. Закон предполагает запрет пропаганды в Польше «бандеризма» – идеологии украинских националистов. Он ссылается на преступления украинских националистов и украинских формирований, которые сотрудничали с Третьим Рейхом, и открывает возможность уголовного преследования лиц, отрицающих совершения этих преступлений.

«Историческая экспертиза» публикует комментарии экспертов.

 

Кувалдин Станислав Аркадьевич, кандидат исторических наук, эксперт Российского совета по международным делам

Прежде всего, в самом вопросе содержится ошибка. Изменения в закон об Институте национальной памяти (которые на данный момент еще не вступили в силу) в части, касающейся Украины, не затрагивают вопрос идеологии.  В случае принятия этих изменений среди сфер деятельности ИНП будут прямо прописаны сбор и обнародование документов  и информации о преступлениях украинских националистов и украинских группировок, сотрудничавших с Третьим Рейхом. Таким образом, эта деятельность будет прописана наряду с изучением преступлений нацизма и коммунизма в отношении поляков и польских граждан, о которых упомянуто в 1 статье закона. Строго говоря, изучать  этнические чистки и массовое убийство польского гражданского населения, проводимые отрядами ОУН-УПА во время Второй мировой войны на Волыни и в других районах Западной Украины, ИНП мог и до законодательных изменений,  поскольку в той же 1 статье, помимо коммунистических и нацистских преступлений, упоминаются и "иные преступления, являющиеся преступлениями против мира, человечества, либо военными преступлениями”. Руководствуясь в том числе этой записью, ИНП в настоящее время проводит несколько расследований, связанных с актами массового убийства гражданского населения, совершенных ОУН-УПА. Однако  после появления записи об "украинских националистах" ИНП сможет подавать иски и возбуждать уголовные дела в случае "публичного" и "вопреки" фактам отрицания преступлений "украинских националистов"  (как и за отрицание любых преступлений, упомянутых в статье 1) - с возможным наказанием в виде штрафа, либо лишения свободы на срок до трех лет. Кроме того, новые законодательные изменения разрешают подавать иски "в защиту доброго имени Польши" общественным организациям, чья уставная деятельность направлена на подобную защиту (то есть разным патриотическим и националистическим НКО). Еще более любопытно, что закон разрешает подавать такие иски вне зависимости от того, было ли такое отрицание преступлений совершено в Польше, либо за ее пределами, а так же, был ли нарушитель гражданином Польши. Такая всемирная подсудность чисто теоретически может вылиться в поток исков со стороны патриотической общественности по любому поводу, который кажется ей нарушением, в том числе в ответ на высказывания киевских политиков. Что, впрочем, вряд ли приведет к практическому результату. Между прочим, такое же право подачи исков вне зависимости от места нарушения польские организации получат и в отношении коммунистических преступлений – так что, возможно, некоторые из распространителей "настоящей правды о Катыни" тоже столкнутся с неожиданными последствиями принятия закона. Иными словами, закон не регулирует идеологию – по видимому, приветствие "Слава Украине" этим законом караться не будет. Тем не менее, отрицание Волынской резни, может стать наказуемым. При этом новый закон будет заниматься не только событиями Второй мировой войны на Волыни. Согласно определению "преступлений украинских националистов", под него подпадают любые акты террора и "нарушения прав человека" в отношении польских граждан, совершенные националистами с 1925 по 1950 год в довоенных границах Польши. Иными словами,  насильственные акты национально-освободительной борьбы, совершенные националистическими группами до войны, теперь могут трактоваться лишь как преступления, отрицать которые (то есть давать этим актам иную трактовку) запрещается. Это, если исходить из определений закона, может касаться и послевоенной деятельности УПА уже в отношении польских коммунистических властей. Не говоря уже о весьма однозначном подходе к крайне противоречивому вопросу польско-украинской границы, следует заметить, что текст закона написан очень грубо – по-видимому, с намерением специально задеть украинскую сторону. Не следует думать, что это желание появилось у польских законодателей на пустом месте. Вопрос об отношении к деятельности ОУН-УПА, признании Волынской трагедии и другие вопросы остаются раздражителем в польско-украинских отношениях. И украинская сторона пока явно не готова сделать необходимые шаги навстречу Польше. Как бы то ни было, предложенные изменения в польском законодательстве значительно затруднят поиск взаимоприемлемого подхода в этих вопросах.

 

 

 

 

В.И. Мироненко, руководитель центра украинских исследований Института Европы РАН, главный редактор журнала «Современная Европа», эксперт Горбачев-Фонда, к.и.н. (Первый секретарь ЦК ЛКСМ Украины в 1983-1986 гг., первый секретарь ЦК ВЛКСМ в 1986-1990 гг.)

 

       

Документ, о котором идет речь, мне не удалось обнаружить на официальном сайте высшего законодательного органа Украины, а сообщение информационного агентства “Liga.net”, с которым мне довелось познакомиться, представляет собой, на мой взгляд, типичный информационный «полупродукт», весьма поверхностно описывающий суть дела. Что такое, например, «бандеровская идеология»? О каком «украинском государстве» говорят авторы проекта постановления? В чем они видят ущемление достоинства украинцев и каких именно украинцев?

Что касается самого закона, принятого польским парламентом, то, по моему мнению, факт его принятия отражает, в первую очередь, а может быть и только, перипетии современной польской внутриполитической борьбы накануне больших выборов. Об этом иногда весьма открыто говорят сами польские парламентарии (См., например, электронный ресурс: УНИАН. «Политический лагерь в Польше раскололся после одобрения Дудой антибандеровского закона», 6 февраля. Режим доступа: https://www.unian.net/politics/2385903-politicheskiy- lager-v- polshe-raskololsya- posle-podpisaniya-dudoy-antibanderovskogo- zakona.html. Дата последнего обращения: 07 02 2018). С другой стороны, сам факт создания и активной деятельности польского и украинского Институтов национальной памяти является хорошей иллюстрацией того неоднократно подтвержденного историей факта, что для любой сложной проблемы всегда найдется простое и неправильное решение.

Мне понятны мотивы, которыми руководствовались депутаты парламента Украины, но это как раз тот случай, когда известное правило – similia similibus curantur явно не работает и даже, наоборот, работает на углубление болезни и её рецидивы. В самом общем виде к проблеме возможны, как минимум, три подхода: правовой, политический и исторический. В правовом отношении определяющим является то, что ни истцов, ни ответчиков уже нет в живых, то есть судить уже некого. Это надо принять как данное. Правосудие, как выясняется, тоже имеет свой срок годности. Продукты с просроченным сроком годности лучше не употреблять, ими можно отравиться. Что, я уверен, и произойдёт со всеми этими упражнениями с исторической памятью – как в Польше, так и в Украине.

В политическом отношении я бы советовал руководствоваться известным правилом, которое англичане довольно точно и остроумно формулируют так: «Don’t trouble trouble until trouble troubles you». Кстати, не только англичане, есть ведь много русскоязычных аналогов. Не буди лихо, пока оно тихо. Не вороши беды, коли беда спит. Не ищи беды: беда сама тебя

сыщет и т.д. То есть я в принципе считаю и создание соответствующих институтов, и их повышенную политическую активность, в том числе последние инициативы руководителей и сотрудников польских и украинских институтов, поддержанные некоторыми парламентариями, грубыми политическими ошибками, чреватыми тяжелыми последствиями в первую очередь для самих Польши и Украины. Причины этих ошибок коренятся, с одной стороны, в том, что в польской и украинской политике, как, впрочем, и в российской, все более приживается именно тот политический принцип, который привел к трагедии в прошлом – «цель оправдывает средства». И это

главное. А во-вторых, и здесь мы переходим к последнему, третьему измерению поднятой проблемы – историческому, мы имеем в данном случае дело с тем, что я называю «эффектом Сократа». Порой, прочитав две-три популярные статьи или брошюры на ту или иную тему, тот или иной государственный муж начинает воображать себя знатоком истории. Здесь я позволю себе процитировать настоящего историка – одного из основателей французской исторической школы «Анналов» Марка Блока. «Идет ли речь о нашествии германцев или о завоевании Англии норманнами, к прошлому для объяснения настоящего прибегали так активно лишь с целью убедительно оправдать или осудить настоящее». Блок называет «сатанинским врагом подлинной истории – манию судить» (Марк Блок. Апология истории или ремесло историка. Издание второе, дополненное. М., «Наука», 1986. С. 21).

К предмету нашего разговора имеют отношение и другие высказывания французского историка. Вот они. «У человека, который, сидя за письменным столом, неспособен оградить свой мозг от вируса современности, токсины этого вируса, того и гляди, профильтруются даже в

комментарии к “Илиаде” или “Рамаяне”». И последнее, сегодня не менее актуальное: «Я еврей, – писал М. Блок, – но не вижу в этом причины ни для гордости, ни для стыда, и отстаиваю свое происхождение лишь в одном случае: перед лицом антисемита».

 

 

 

 

 

545