В. С. Стаф, В. А. Яковенко. Репрезентация Гражданской войны на Юге России в музеях Ростовской области

Ключевые слова: Гражданская война в России 1918–1920 гг., Юг России, Белое движение, казачество, Б елая эмиграция, А . И . Деникин, исторические музеи.

Аннотация. О бзор дает представление об отражении в экспозиции ряда исторических музеев Р остовской области событий Гражданской войны 1918–
1920 гг. Хотя эта земля стала одним из главных очагов зарождения антибольшевистского сопротивления в Р оссии, представленные экспозиции не отвечают современному уровню научного осмысления Гражданской войны.

DOI 10.31754/2409-6105-2018-4-283-292

Тема Гражданской войны фигурирует в большинстве отечественных исторических и краеведческих музеев, которые стали массово открываться в советских городах начиная с 1920-х гг., т. е. практически сразу после ее окончания. Однако ее представление в музеях сильно менялось на протяжении десятилетий. Если в 1930-х гг. Гражданскую войну показывали как борьбу Красной армии с врагами и иностранными захватчиками, рассказывали об ужасах белого террора, как, например, это было сделано в музее на острове Мудьюг в Архангельской области, обходя при этом подробности террора красных, то в постсоветские годы в связи с появлением новых исследований исторический нарратив изменился, события Гражданской войны с обеих сторон стали рассматриваться менее предвзято. Во многом сказывался и западный опыт, на основании которого на войну стали больше смотреть через жизни простых людей, а музеи начали уделять больше внимания архивным данным (см.: Черкаева 2015: 554–565).

После распада СССР, с открытием ранее недоступных архивных фондов, стали выходить новые книги об истории Первой мировой, Гражданской и Второй мировой войн, в которых проводились взгляды, отличные от принятых в советское время оценок этих конфликтов. Это не могло не отразиться и на экспозициях: многие отечественные музеи стали менять свои выставки, добавляя в них новую информацию о войнах ХХ в. на основе новейших изысканий историков. Тем не менее музейный «интенсивный поиск идей и принципов их реновации нельзя назвать завершенным, поскольку он еще продолжается» (Мастеница 2015: 103). Исследования Гражданской войны не прекращаются, и многие музеи одновременно отражают в своих экспозициях как старые, так и новые взгляды на ключевые события ХХ в. Иногда это приводит к отражению исторических реалий в весьма необычном ключе.

Репрезентация Гражданской войны сложна во многом тем, что о ней существует несколько нарративов. Так, помимо противоположных нарративов красных и белых, существуют еще, например, взгляды на проблему сторонников зеленых, эсеров и национальных движений. Эта особенность совсем недавно стала приниматься во внимание отечественными исследователями и музейными работниками.

Известно, что историография Гражданской войны в России, ведущая свое начало с появления в 1920-е гг. первых исследований как в СССР, так и в белоэмигрантском зарубежье, с момента своего зарождения отличалась сильной степенью предвзятости. Это было связано с тем, что авторы чаще всего являлись непосредственными участниками событий, которые они пытались анализировать.

В случае с советскими историками к этому добавлялись ярко выраженная классовая риторика в работах и обезличивание противников большевиков. Это обезличивание проявилось и в самих названиях вражеских режимов «колчаковщина», «деникинщина» и т. д. К тому же отсутствовали работы по красному террору, расказачиванию и ряду других тем, которые не вписывались в официальную риторику советской власти. Но, несмотря на это, были предприняты попытки действительно научного анализа. Так, например, работа советского историка Д. Кина «Деникинщина», несмотря на сугубо марксистский взгляд, отражает многие основные черты Белого движения на Юге России (Кин 1927). Сюда же можно отнести и работу Г. Покровского с таким же названием. Примером удачного эмигрантского исследования можно назвать книгу А. А. Зайцова «1918: Очерки по истории русской Гражданской войны» (Зайцов 2015). Зайцов одним из первых отметил тесную связь Гражданской и Первой мировой войн. Одна из первых работ по красному террору вышла из-под пера эмигранта С. П. Мельгунова. 1930-е гг. в СССР были ознаменованы ужесточением идеологического контроля, еще большим ограничением свобод для историков в трактовке темы. Так продолжалось в сущности вплоть до конца 1970-х гг., когда была опубликована работа Г. З. Йоффе «Крах российской монархической контрреволюции» (Йоффе 1977). Автор соблюдал «ритуальные» партийные постулаты, но предлагал более взвешенный взгляд на Белое движение. В частности, им анализировалась деникинская политика «непредрешенчества». В 1980-х гг. наблюдалось продолжение этой тенденции. Хотя историки по-прежнему изучали Гражданскую войну на основе классового подхода, его ограниченность ими вполне осознавалась и ссылки на партийные догмы становились все более формальными.

На этот же период пришлись и ключевые исследования Гражданской войны в западной историографии. Среди важнейших работ можно назвать исследование У. Розенберга о партии кадетов в Русской революции и Гражданской войне, двухтомник о Белом движении на Юге России П. Кенеза и долгое время являвшуюся чуть ли не единственной хорошей обобщающей работой по этому периоду книгу И. Модсли «Гражданская война в России». Это, впрочем, не означало, что ранее за рубежом на этот счет ничего не писали. Так, нельзя не упомянуть, например, ключевую работу О. Рэдки об эсерах, вышедшую в 1961 г. Тем не менее данная проблематика вряд ли может считаться ключевой для тогдашней исторической науки на Западе.
Переломным моментом в исследованиях по Гражданской войне стал развал СССР, когда с открытием архивов и исчезновением партийных догм как российские, так и зарубежные историки смогли обратить свое внимание на многие проблемы, которые ранее изучить не представлялось возможным. Стали появляться более взвешенные работы по красному террору, более тщательно были изучены Белое движение, эсеровские и национальные правительства. В 1990-е и первой половине 2000-х гг. количество исследований по Гражданской войне составило не один десяток. Среди них можно выделить ставшую классической работу Дж. Смила о Белом движении в Сибири, книгу канадского историка А. Процик «Русский национализм и Украина», обобщающее исследование А. Литвина про красный и белый террор, книгу В. Д. Зиминой о политических режимах антибольшевистского лагеря, многочисленные работы В. Ж. Цветкова. Начали появляться биографические исследования о лидерах Белого движения.

Вместе с тем проявилась тенденция к изучению отдельных, ранее малоизученных аспектов Гражданской войны и функционирования белых режимов. К примеру, появились работы А. С. Пученкова «Национальная политика генерала Деникина», классическая книга О. В. Будницкого «Российские евреи между красными и белыми». Начал оформляться и другой исследовательский тренд — внимание к региональному измерению Гражданской войны. В русле этого подхода написаны, например, исследование А. С. Пученкова «Украина и Крым», недавно вышедшая работа В. Б. Лобанова про Северный Кавказ. Сюда можно отнести и работу П. Холквиста, который рассматривал период 1914–1921 гг. в качестве единого кризиса на материалах Дона. Пиком этой же тенденции, пожалуй, стала обобщающая работа Дж. Смила «Гражданские войны в России 1916–1926», рассматривающая Гражданскую войну как череду разнородных конфликтов от Средней Азии в 1916 г. и вплоть до последних столкновений в середине 1920-х (Смил 2015). В связи с этим же подходом появились также книги, сфокусированные на жизни отдельно взятых городов. Примерами этого могут быть названы книга Д. Рейли про Саратов и исследование Б. Мерфи про Ростов-на-Дону.

Несмотря на массивную научную историографию и множество сохранившихся источников, Гражданская война до сих пор крайне неполно представлена в отечественных музеях с учетом специфики отдельных регионов, где события складывались по-разному. В Ростовской области для репрезентации Гражданской войны на Юге России особенно показательны экспозиции музеев Ростова-на-Дону (Ростовский областной музей краеведения), Новочеркасска (Музей истории Донского казачества) и станицы Старочеркасской (Старочеркасский историко-архитектурный музей-заповедник). Как известно, данная территория была одним из очагов зарождения антибольшевистского сопротивления в России. Соответственно, местные музеи имеют большой потенциал для составления экспозиций по Гражданской войне, к тому же географическая близость музеев и их подчинение Министерству культуры Ростовской области позволяют расценивать их в качестве единой музейной системы.

Ростовский областной музей краеведения открылся еще в 1910 г., однако его здание было разрушено, а его материалы были уничтожены во время Второй мировой войны. Только в 1957 г. музей снова открылся для посетителей, и вплоть до его реэкспозиции (Сайт Ростовского областного музея 2017) в 2002 г. в нем ничего не менялось. Гражданская война занимает в музее половину зала, где идет одновременно описание Первой мировой войны и революционных событий 1917 г. Важно отметить, что Ростовский областной музей краеведения в своей новой экспозиции рассказывает об обеих сторонах конфликта, но при этом, что удивительно, почти не уделяет внимания местной специфике Гражданской войны: в экспозиции ничего не сказано про противоречия между казачеством и Белым движением, как и о конфликте между А. И. Деникиным и П. Н. Красновым. Никак не упомянут и атаман Всевеликого Войска Донского А. П. Богаевский.

Поскольку экспозиция зала посвящена развитию событий с 1914 по 1920 г., она хорошо передает общий хаос, который происходил в России начиная с 1917 г. Но при этом не показывается динамика Первой мировой и Гражданской войн — нет ни побед, ни поражений. Экспозиция обрывается окончанием Гражданской войны. Рядом имеется стенд про русскую эмиграцию, экспонаты которого никак не откомментированы. Ничего не сказано о дальнейшей судьбе Белого движения в эмиграции, несмотря на то, что на выставке представлены эмигрантские артефакты. Не сказано и о дальнейшей судьбе казаков — их расказачивании. Таким образом, данная экспозиция описывает только последовательность действий, охватывая период с начала Первой мировой войны до конца Гражданской, однако непропорционально малое внимание уделяется конфликту между красными и белыми, стержневому для всего периода 1917–1922 гг.

Илл. 1. Ростовский областной музей краеведения. Экспозиция по Гражданской войне

Новочеркасский музей истории казачества имеет сегодня небольшую экспозицию о Гражданской войне. Сам музей также был открыт еще до революции, в 1899 г., как Донской музей. В 1941 г. он был преобразован в Музей истории Донского казачества (Сайт Музея истории Донского казачества 2017). Сегодня Гражданская война показана в зале «Россия и Дон на сломе эпох». Там также представлена история Первой мировой войны и русской революции. Однако история Гражданской войны представлена наиболее слабо, чуть ли не единственным экспонатом — саблей генерала К. К. Мамонтова. При этом нет разъяснений, кем был генерал Мамонтов, какова была его роль в Гражданской войне на Юге России. Как и в случае с Ростовским музеем, должным образом не показаны ни местная специфика Гражданской войны, ни внутренние противоречия антибольшевистского лагеря.Илл. 2. Новочеркасский музей истории казачества. Экспозиция по Первой мировой и Гражданской войнам
Новочеркасск и Ростов-на-Дону были ключевыми местами в противостоянии сил в рассматриваемом регионе, тем не менее в местных музеях не уделяется необходимого внимания судьбе этих городов в период 1917–1922 гг. Нет ничего и про повседневную жизнь россиян в это время. Новочеркасский музей истории казачества имеет схожее с Ростовским построение экспозиции: в одном зале представлена история Первой мировой и Гражданской войн, но при этом почти нет разъяснений, кто такие красные, белые и в чем была причина их конфликта.

Старочеркасский историко-архитектурный музей-заповедник находится в станице Старочеркасской недалеко от Ростова-на-Дону. Это единственный из трех музеев, основанный уже после революции, в 1921 г. С 1970 г. он перестал быть филиалом Музея истории Донского казачества и стал самостоятельной организацией (Сайт Старочеркасского историко-архитектурного музея-заповедника 2017). В начале 2000-х гг. этот музей также обновил экспозицию, а к 2017 г. там появились два стенда о Гражданской войне. Интересно, что это единственный музей, где четко показаны две основные стороны конфликта. С другой стороны, в музее вообще не представлены какие-либо артефакты 1917–1922 гг., а весь стенд о белых посвящен исключительно генералу Деникину. О белоэмиграции также рассказывается исключительно на его примере. Красная сторона представлена биографией военачальника А. Е. Снесарева, которого едва ли можно назвать человеком, чья биография отражала особенности Гражданской войны на Юге и на Дону в частности (бросается в глаза и разномасштабность фигур, персонифицирующих ту и другую стороны). В экспозиции также отсутствует какая-либо информация о динамике Гражданской войны от побед белых до побед красных, а также необходимые пояснения именно о местной специфике конфликта. Ничего не сказано и про расказачивание с наступлением советской власти. Уникальна эта экспозиция и тем, что она рассматривает Гражданскую войну вне контекста Первой мировой войны.

Илл. 3. Старочеркасский историко-архитектурный музей-заповедник. Экспозиция по Гражданской войне

Итак, несмотря на большое количество новых исследований об истории Гражданской войны на Юге России, все описанные выше музеи Ростовской области не дают сколько-нибудь четкой картины происходившего. Прежде всего бросается в глаза отсутствие каких-либо пояснений о причинах, этапах и последствиях Гражданской войны как для белых, так и для красных. Ни в одном из музеев нет и ссылок на архивные источники, которые могли бы стать частью экспозиций. Выставки в каждом из музеев наглядно демонстрируют общий хаос времен Первой мировой войны, русской революции и Гражданской войны. Однако это не позволяет вычленить какие-либо конкретные сюжеты, объяснить причины поражения белых, показать дальнейшие судьбы участников конфликта. Ни в одном из трех музеев нет какого-либо сопроводительного текста, описывающего события 1917–1922 гг., что оставляет посетителей наедине с отдельными артефактами и фрагментами текстов, из которых не складывается общая картина истории Гражданской войны.

Пожалуй, можно выделить две основные причины неудовлетворительного положения дел с освещением в музеях Ростовской области рассматриваемой нами тематики. Первая из них заключается в том, что Ростов-на-Дону и область были дважды оккупированы во время Великой Отечественной войны и сильно пострадали в ходе боевых действий, что уничтожило большое количество артефактов, имевших отношение к событиям Гражданской войны. Многие из артефактов были вывезены в эмиграцию и утеряны там. Вторая причина состоит в том, что после распада Советского Союза музейное реформирование в соответствии с новыми запросами идет крайне медленно и советский нарратив описания Гражданской войны еще не до конца ушел в прошлое. Этим и объясняется стремление показать общий хаос войны, не так сильно вдаваясь в подробности, кем были белые и кем были красные, откуда и те, и другие взялись и что из себя представляли. Как пишет в своей статье Е. Н. Мастеница, «исторические музеи с конца 1980-х годов в большей степени, чем другие, оказались в сложном поиске самоопределения и обретения новых методологических ориентиров <…> и поиск идей и принципов их реновации <…> нельзя назвать завершенным» (Мастеница 2015: 103). Частично эта проблема сохраняется до сих пор, мешая включать в экспозицию новую информацию на основе исследований, написанных о Гражданской войне за последние годы.

Представление двух основных сторон конфликта в его динамике требует более подробного описания красных и белых. Причем не только представления их лидеров, но описания армий, которые принимали участие в Гражданской войне. Это попытались сделать организаторы выставки в Старочеркасском историко-архитектурном музее, четко разделив стенды на «красные» и «белые», но при этом не охарактеризовав на уровне современного исторического знания ни одну из сторон. Представленные биографии людей из противостоявших лагерей лишь в очень небольшой степени отражают реальную картину Гражданской войны. Из-за того, что в концепциях музейной экспозиции не выработана четкая позиция по отношению ни к красным, ни к белым, чаще используется применяемый и в музейном деле так называемый метод синтагматики, когда события просто пересказываются в хронологическом порядке, при этом можно обойтись достаточно поверхностным описанием участников конфликта.

Источники и материалы
Сайт Ростовского областного музея 2017 — Сайт Ростовского областного музея краеведения. URL: www.rostovmuseum.ru/ (дата обращения: 19.10.2017).
Сайт Музея истории Донского казачества 2017 — Сайт Музея истории Донского казачества. URL: novochmuseum.ru/ (дата обращения: 10.10.2017).
Сайт Старочеркасского историко-архитектурного музея-заповедника 2017 — Сайт Старочеркасского историко-архитектурного музея-заповедника. URL: siamz-ro.ru/ (дата обращения: 20.10.2017).

Библиографический список
Зайцов 2015 — Зайцов А. А. 1918: Очерки по истории русской Гражданской войны. М.: Икс-Хистори, 2015. 368 с.
Йоффе 1977 — Йоффе Г. Крах российской монархической контрреволюции. М.: Наука, 1977. 420 с.
Кин 1927 — Кин Д. Деникинщина / ИСТПАРТ ЦК ВКП(б). Л.: Прибой, 1927. 275 с.
Мастеница 2015 — Мастеница Е. Н. История в музее: методология познания и репрезентаци // Роль музеев в информационном обеспечении исторической науки. М.: Этерна, 2015. С. 102–117.
Смил 2015 — Смил Дж.Д. «Российские» гражданские войны, 1916–1926. Десять лет, которые потрясли мир. Лондон: Хурст и компания, 2015. 432 с.
Черкаева 2015 — Черкаева О. Е. Исторический музей как информационный центр и центр документации // Роль музеев в информационном обеспечении исторической науки. М.: Этерна, 2015. С. 554–565.

References
Cherkaeva O. E. Istoricheskii muzei kak informatsionnyi tsentr i tsentr dokumentatsii. Rol' muzeev v informatsionnom obespechenii istoricheskoi nauki. Moscow: Eterna, 2015, pp. 554–565.
Ioffe G. Krakh rossiiskoi monarkhicheskoi kontrrevoliutsii. Moscow: Nauka, 1977, 420 p.

Kin D. Denikinshchina, ISTPART TsK VKP(b). Leningrad: Priboi, 1927, 275 p.
Mastenitsa E. N. Istoriia v muzee: metodologiia poznaniia i reprezentatsi. Rol' muzeev v informatsionnom obespechenii istoricheskoi nauki. Moscow: Eterna, 2015, pp. 102–117.
Smil Dzh.D. "Rossiiskie' grazhdanskie voiny, 1916–1926. Desiat' let, kotorye potriasli mir. London: Khurst i kompaniia, 2015, 432 p.
Zaitsov A. A. 1918: Ocherki po istorii russkoi Grazhdanskoi voiny. Moscow: Iks-Khistori, 2015, 368 p.

Representation of the Civil War in the South of Russia in the museums of the Rostov region
Staf Vladislav S. — doctoral school in historical Sciences of the Higher school of Economics (Moscow)
Yakovenko Vladislav A. — the student of faculty of Humanities, Higher school of Economics (Moscow)

Key words: Civil war in Russia in 1918–1920, South of Russia, White movement, Cossacks, White emigration, A. I. Denikin, historical museums.

Abstract. The reflection of the events of the Civil War of 1918-1920 in the exposition of a number of historical museums of the Rostov Region is reviewed. Although this land has become one of the main centers of the emergence of anti-Bolshevik resistance in Russia, the expositions presented do not meet the contemporary level of analyze of the Civil War.

Стаф Владислав Сергеевич — аспирант школы исторических наук НИУ В ШЭ (Москва); stafvlad@gmail.com

Яковенко Владислав Алексеевич — магистрант факультета гуманитарных наук НИУ В ШЭ (Москва); v0395@yandex.ru,
Статья написана по результатам школы «Донская земля в эпоху войн и революций», проходившей с 13 по 22 сентября 2017 г. в Ростове-на-Дону, Новочеркасске и станице Старочеркасской в рамках проекта НИУ В ШЭ «Открываем Россию заново».

168

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь