Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Тихонов В.В. "В российской исторической политике появился новый игрок"

Борьба с «фальсификацией истории Второй мировой войны» в нашей стране давно в тренде. Действующая власть выделяет на нее деньги также охотно, как на масштабные спортивные мероприятия (вроде недавнего Чемпионата мира по футболу). Причина очевидна: сохранение добытого в результате победы СССР во Второй мировой войне особого статуса в международной системе отношений является одним из приоритетов современной внешней политики России. Поэтому неудивительно, что целый ряд официально или неофициально аффилированных с государственными структурами организаций и фондов занимаются данной темой в приоритетном порядке. В этом контексте заявление начальника главного военно-политического управления Министерства обороны РФ генерал-полковника Андрея Картаполова о том, что США и «верные им политические режимы» навязывают однополярную модель мироустройства, «что сопровождается беззастенчивым пересмотром итогов Второй мировой войны, извращением истинной роли Советского Союза в достижении победы над фашизмом»[1], не является чем-то экстраординарным и скорее вписывается в устойчивую тенденцию. Куда интереснее другое. Приходится констатировать, что на поле современной российской исторической политики появился новый игрок, чью степень активности пока трудно предугадать, но она уже вызывает опасения.

Главное военно-политическое управление было учреждено (фактически восстановлено) указом Президента РФ В.В. Путина 30 июля 2018 г. Одной из задач данной структуры является организация «военно-патриотической деятельности». В частности, в ведении управления теперь находится т.н. «Юнармия». Глава управления, Андрей Картаполов, хорошо известен в военных кругах. В 2015 г. он был внесен Евросоюзом в санкционный список в связи с обвинениями в причастности к гибели в 2014 г. малазийского пассажирского Боинга. Последнее позволяет предположить, что новый начальник не будет склонен идти на компромиссы с западными коллегами, в том числе и в вопросах оценки событий Второй мировой войны.

На данный момент вопросами истории Второй мировой войны занимается ряд центров, напрямую или тесно связанных с действующей властью. В составе Министерства обороны есть Институт военной истории (официальное название – Научно-исследовательский институт (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации). В задачи последнего официально входит «противодействие фальсификациям отечественной военной истории, наносящей (так в тексте-!)ущерб интересам Российской Федерации»[2]. В этой связи возникает резонный вопрос: неужели этих структур недостаточно? Было решено, что недостаточно и нужно переходить к активным действиям. «Мы пока в лучшем случае отвечаем фальсификаторам на их выпады, с большим или меньшим успехом разоблачаем их измышления по какому-то конкретному вопросу», - заявил А. Картаполов. Тревожно для уха профессионального историка звучит следующая фраза А. Картаполова: «Между тем давно пришло время формировать собственную повестку дня, создавать такую общественно-нравственную атмосферу, при которой любое сознательное отступление от правды истории воспринималось бы нашими согражданами как аномалия и вызывало отторжение». Вроде бы все нормально: за правду истории нужнобороться. Но, как известно, в русском языке «правда» отличается от «истины» (расхожее выражение – «у каждого своя правда») и не факт, что правда Главного военно-политического управления будет соответствовать данным ученых, стремящихся изучать военное время во всей сложности. Впрочем, пока, если судить по сообщениям СМИ, предполагается начать с программы военно-политической подготовки военнослужащих, для которых будут специально разъяснять «вопросы, раскрывающие борьбу за правду истории».

На данный момент сложно судить о том, какую роль будет играть Главное военно-политическое управление Министерства обороны РФ. Благодаря существованию 354 статьи Уголовного кодекса РФ «Реабилитация нацизма», положения которой крайне расплывчаты, у новой структуры есть действенный репрессивный инструмент для создания нужной «общественно-нравственной атмосферы». Хорошо если эти опасения окажутся беспочвенными. Как бы то ни было, в российской исторической политике появился новый игрок, с немалыми ресурсами, специфической профессиональной ментальностью, ведомственными интересами и приоритетами. Работу профессиональных историков это не облегчит точно, а вот усложнить может.

 

 

[1]https://ria.ru/politics/20181108/1532383570.html

[2]http://vagsh.mil.ru/folder/8086

191