Таньшина Н.П. Здравствуй, школа! О Школе молодых ученых в ГАУГН (3-7 сентября 2018 г., Москва, ГАУГН-ИВИ РАН)

                 

     При цитировании ссылаться на печатную версию: Таньшина Н. П. Здравствуй, Школа! О Школе молодых ученых в ГАУГН (3–7 сентября 2018 г., Москва, ГАУГНИВИ РАН) // Историческая экспертиза. 2018. №4 (17). С. 411-421.

                                                                       

         Начало сентября. Начало учебного года и нового образовательно-познавательно-увлекательного научного марафона. В Государственном академическом университете гуманитарных наук (ГАУГН) учебный год открылся пятидневной Школой молодых ученых «Эпоха революций 1750—1914 гг. в Западной Европе и Средиземноморье». Школа имеет международный характер, и ее учредителями, помимо ГАУГН, являются ИВИ РАН и Кардиффский университет (Уэльс, Великобритания).

         Главным организатором Школы стала Лаборатория западноевропейских и средиземноморских исследований ГАУГН (руководитель лаборатории — почетный профессор Йоркского университета, вице-президент Международной комиссии по истории Французской революции Алан Форрест; заместитель руководителя — д.и.н., заведующий кафедрой исторического регионоведения исторического факультета ГАУГН, главный научный сотрудник ИВИ РАН, главный редактор международного научного издания «Французский ежегодник» А.В. Чудинов). Лаборатория была создана в 2018 г. для реализации проекта «Методы утверждения либеральных ценностей в регионах традиционной культуры в «Новое время» по гранту Правительства Российской Федерации в рамках подпрограммы «Институциональное развитие научно-исследовательского сектора» государственной программы Российской Федерации «Развитие науки и технологий» на 2013—2020 гг. (договор № 14.Z50.31.0045). Лаборатория специализируется на изучении политических, социальных и социокультурных процессов, происходивших в странах Западной Европы и Средиземноморского бассейна в Новое время, делая в своей работе акцент на следующих направлениях: изучение взаимных представлений народов друг о друге; социальные механизмы массовых протестных движений в ХVIII — ХIХ вв.; политические и культурные контакты в Средиземноморском регионе в ХVIII — ХIХ вв.; поиск и публикация новых источников по истории Французской революции и Наполеоновских войн; историография Французской революции и Наполеоновских войн.

         «Молодые ученые» — это не преподаватели, или лекторы Школы, хотя среди них тоже есть специалисты, которым еще весьма далеко до пенсионного возраста, даже в его дореформенном варианте (как отметил один из преподавателей школы, д.и.н., профессор А.В. Гладышев, «нам всем на пять лет продлили молодость!»). «Молодые ученые» — это студенты, бакалавры и магистранты, аспиранты, а также их уже остепененные молодые коллеги.     Школа, это что такое? Работа в классе и дома. Домашнее задание и работа на уроке. Именно так и формировалась программа Школы. Еще летом «молодые ученые» должны были подготовить научные доклады. По результатам конкурсного отбора была сформирована команда. Ребята получили тексты докладов своих коллег для изучения с целью их последующего обсуждения уже в рамках Школы.

         География Школы весьма обширна; говоря словами Шарля де Голля, «от Атлантики до Урала», и даже шире! Свои доклады прислали ребята из Москвы (МГУ, ГАУГН, РАНХиГС), Волгоградского государственного университета, Сибирского федерального университета, Уральского федерального университета, Уральского государственного педагогического университета, Северного (Арктического) федерального университета, Белоруссии.

         Не менее внушительна и география, говоря канцелярским языком, «профессорско-преподавательского состава». Модератором обсуждения научных работ участников Школы стал д.и.н., доцент кафедры новой и новейшей истории исторического факультета МГУ, ведущий научный сотрудник ГАУГН Д.Ю. Бовыкин. С лекциями для студентов выступили помимо уже названных А. Форреста и А.В. Чудинова, преподаватель Новой истории Европы в Школе истории, археологии и религии Кардиффского университета, старший научный сотрудник ГАУГН Г. Мюррей-Миллер; д.и.н., профессор кафедры Всеобщей истории Института общественных наук РАНХиГС, ведущий научный сотрудник ГАУГН Н.П. Таньшина; преподаватель Новой истории Европы в Школе истории, археологии и религии Кардиффского университета Дж. Райан; д.и.н., профессор кафедры всеобщей истории, заведующий кафедрой региональной истории и музееведения Саратовского государственного университета А.В. Гладышев.

         В наше время беспрестанных инноваций и непонятно-невнятных реформ, работа Школы была организована по классической схеме: утром (не подумайте, не стулья!) — лекция преподавателя Школы, потом обсуждение докладов слушателей.

         Началась работа Школы с лекции Алана Форреста, посвященной Французской революции и Наполеоновским войнам в исторической памяти во Франции ХIХ века («Remembering the Revolutionary and Napoleonic Wars in Nineteenth-century France». Главный вывод докладчика: в долгосрочной перспективе Франция ничего не выиграла от Революции и Наполеоновских войн, и французы еще должны провести «работу над ошибками». В то же время А. Форрест поставил такой вопрос: несмотря на то, что победы гораздо легче вписать в канву исторической памяти, стоит ли французам ими гордиться? Анализируя легенду о Наполеоновских войнах и личности самого императора, историк сделал вывод о том, что Наполеон — жестокий лидер и скверный политик, но для солдат его армии воспоминания о войне стали самыми светлыми впечатлениями их жизни. Если рядовой француз редко когда покидал пределы своей деревни, то солдаты повидали десятки городов в разных странах. Эти воспоминания добавляли блеска суровой реальности. Вместе с тем, подчеркнул профессор Форрест, рассуждая о проблемах поствоенного времени, историки еще очень мало знают о психологическом здоровье солдат. В завершении своего выступления он отметил, что Франция, вероятно, является одной из первых стран в Западной Европе, сформировавших свою национальную идентичность, но того же нельзя сказать об идентичности политической.

         Продолжая линию А. Форреста, А.В. Чудинов посвятил свою лекцию восприятию Французской революции в наше время («Французская революция: взгляд из XXI века»). Свое выступление он начал с упоминания о несколько провокационном вопросе известного советского франковеда А.З. Манфреда, заданном еще в 1976 г.: если Французская революция — это уже седая старина, казалось бы, досконально изученная, то стоит ли посвящать ей всё новые исследования? Отвечая на этот давний вопрос, докладчик на ряде конкретных примеров показал, что Французская революция была матрицей всех последующих революций и отчасти — их виновницей. Само понятие «революция» в современном понимании возникло именно во время Революции ХVIII в. До этого революцией именовали либо астрономические явления, либо любой переворот или поворот. Характерно, что с тех пор термин «революция» имеет исключительно положительную коннотацию. По образному выражению А.В. Чудинова, «предпринимая любые антиконституционные действия, вам достаточно сказать заветные слова “А у нас тут революция”, и западная общественность немедленно расплывется в счастливой улыбке». Выводы, к которым приходит докладчик, во многом перекликаются с суждениями А. Форреста: от Революции выиграла горстка людей, пострадало же огромное большинство. Число погибших во Франции за годы Революции и Наполеоновских войн сопоставимо с потерями этой страны в годы Первой мировой войны. Французская революция привнесла также в политическую культуру современности такое явление как Террор – средство достижения политических целей посредством запугивания масс, для которого масштаб репрессий не столь важен: гораздо больше пугает их непредсказуемость, когда никто не знает, кто и за что может следующим попасть под нож гильотины. Если А.З. Манфреду казалось, что история Французской революции всесторонне изучена, то А.В. Чудинов подчеркивает, что существовавшие до последнего времени представления о Революции являлись, как показали новейшие исследования международного сообщества историков, собранием мифов и аксиоматичных, но ошибочных, суждений. К таковым, в частности, принадлежали миф о системном кризисе Старого порядка; мифы о «народном» и о «буржуазном» характере революции. Однако поскольку вся система ценностей Третьей, Четвертой и Пятой республик восходит к Французской революции, позволить поставить под сомнение освященную временем картину ее событий для многих французских историков оказывается довольно сложно.

         Лекция Г. Мюррей-Миллера была посвящена географии и идеологии радикализма как одного из основополагающих принципов революций («Geographies of Radicalism: Rethinking The Bounds of Global Solidarity in the Nineteenth Century»). Главным радикалом эпохи докладчик назвал Карла Маркса. В центре внимания Г. Мюррей-Миллера — вопрос о том, что либеральные принципы, идея естественных прав человека, равенства граждан перед законом могли реализовываться радикальными методами. Сравнивая Французскую революцию конца XVIII в. и Войну за независимость североамериканских колоний Великобритании докладчик отметил их общую, на его взгляд, корневую основу, а именно радикальную идеологию. Рассуждая о специфике американского опыта, Г. Мюррей-Миллер отметил прагматичный подход Т. Джефферсона, который не признал республику Сан-Доминго под управлением бывших рабов. Что касается географии радикальных ценностей в Европе, то докладчик отметил широкое распространение радикализма в Восточной Европе, от Польши до Украины. Из русских радикалов Г. Мюррей-Миллер особо выделил М. Бакунина.

         Лекция Н.П. Таньшиной была посвящена феномену русофобии на примере взаимоотношений России и Франции в Новое время («Феномен русофобии в век войн и революций»). В центре лекции были следующие вопросы: Что такое русофобия, когда она появляется и с какими событиями это связано? Каков был взгляд на Россию во времена Петра I и Екатерины II? Кроме того, рассматривались и такие проблемы, как Французская революция и представления об «ужасных казаках»; император Николай I как «новый Атилла», а русские «новые гунны»; маркиз А. де Кюстин и «журнальные войны» между Россией и Францией. Н.П. Таньшина подчеркнула, что русофобию можно рассматривать двояко: просто как проявление нелюбви к русским или же как целостную идеологию, имеющую свои истоки, причины и формы проявления. Своими корнями русофобия уходит в ХVI столетие, в эпоху Ливонской войны, первого масштабного столкновения России с коалицией иностранных держав. Именно тогда, во многом усилиями поляков, начал формироваться негативный имидж Московии и «черный миф» об Иване Грозном. Некоторые исследователи видят истоки русофобии еще и в противостоянии Востока и Запада и расколе церквей, когда Русь, принявшая христианство по восточному образцу, приняла на себя и весь тот негатив, что Рим изливал на Византию. Говоря об идеологемах антирусского образа, докладчик подчеркнула, что они хорошо известны и за столетия мало изменились: «рабская» психология народа и его «неспособность» к самоуправлению; «тирания» и абсолютная власть; стремление к территориальной экспансии и завоеваниям. Запад воспринимает Россию сквозь призму бинарных оппозиций: Россия нужна ему для его собственной идентификации. При этом, как в сказке Добру обязательно противостоит Зло, так и в жизни Россия воспринималась как своеобразная «антимодель» Европы. Несмотря на горячую любовь русского человека ко всему, связанному с Францией, ее культурой, можно сказать, что это, как правило, была безответная любовь. Страх и презрение — именно эти чувства, по мнению французских исследователей, французы на протяжении долгого времени испытывали по отношению к России. Полюбили же французы Россию и русских только после поражения Франции в войне с Пруссией, когда Россия стала для Франции жизненно необходима. То есть это не Россия изменилась (а если изменилась, то не настолько), а изменилось отношение к ней. Однако Октябрьская революция разрушила франко-русский союз, который французы очень быстро из «брака по расчету» превратили в «союз по любви». В то же время, по мнению лектора, русофобия — это в большей степени явление политического порядка, и ее всплески связаны, как правило, с политическими событиями. Однако, политика — политикой, а люди остаются людьми. И, несмотря на порой весьма непростые двусторонние отношения, политическое, а еще больше культурное взаимное притяжение России и Франции непреходяще.

         В 1814 г. у французов появилась уникальная возможность познакомиться с русским характером в непосредственной близости. Взаимодействию русских и французов была посвящена лекция А.В. Гладышева «Интервенция и оккупация с точки зрения исторической антропологии». С позиции восприятия Другого докладчик анализирует впечатления, оставшиеся у французов от их первых контактов с военнослужащими русской армии в 1814 г. Французское общество рассматривало Россию как полуварварскую державу, не входившую в число цивилизованных государств. При этом большую роль в критериях «цивилизованности» играли внешний вид, манера разговаривать, «любезность в обхождении». Внешний облик пришельцев, одежда казаков, черты лиц, казачьи крики, говор, песни и прочие издаваемые ими звуки — все это казалось французским обывателям необычным и надолго сохранилось в их памяти. Исходя из французской системы цивилизационных координат, казаки были обречены при первом контакте получить больше «минусов», чем «плюсов».

         Русская тема прозвучала и в лекции Джеймса Райана, посвященной сравнительному анализу Октябрьской революции в России и ирландского восстания 1916 г. («War, violence, and revolutionary identities: Some reflections from the Russian and Irish revolutions»). Если в России борьба носила классовый характер, то в Ирландии — национальный. В качестве центральной темы Дж. Райан поставил проблему террора и насилия в революции. Анализируя события в Ирландии, докладчик делает вывод, что туда направлялись не регулярные английские войска, а карательные отряды, совершавшие часто акты жестокости, сжигая деревни и даже небольшие города. Размышляя о системе государственного насилия в России, Дж. Райан подчеркнул, что если Красный террор 1918 г. был открытым, то террор 1937 г. — тайным. Открытость большевиков в применении насилия проистекала из их убеждения в правильности революции: они верили, что насилие не является постоянным спутником революции, и вскоре необходимость в терроре отпадет. Однако к началу 1930-х гг. общественное обсуждение компаний большевистского насилия становится более скрытым, а язык — более осторожным и неявным. Главная цель репрессий — социальная трансформация общества с целью предотвращения социальных беспорядков и массовая мобилизация населения для борьбы с классовым врагом. Тайный характер репрессий 1937 г. Дж. Райан аргументирует тем, что власть не могла признать, что репрессии продолжаются, в противном случае, если бы информация была опубликована, могло сформироваться мнение, что власть слаба.

         Программа Школы оказалась необыкновенно насыщенной: это был настоящий пятидневный научный марафон. В ходе работы стало ясно, что лето для молодых участников Школы прошло в творческой обстановке детального изучения текстов коллег. Слушая выступления учащихся при обсуждении докладов я поняла, что у российской науки, по крайней мере, у российского франковедения, есть будущее, и оно куется здесь, в настоящем. Поразила смелость, с которой ребята анализировали доклады своих коллег. Откровенность, предельное внимание к тексту, умение четко аргументировать свою позицию. Отсутствие страха перед научными авторитетами, и при этом научная дружба. Проблематика докладов — необычайно широка. Вандейская война, социальная философия Н.М. Карамзина, наследие европейских революций в культуре Беларуси, защита культурных ценностей. Что особенно важно — молодые ученые работали непосредственно с источниками такими, как, например, мемуары маркизы де Ларошжаклен о Вандейском восстании, воспоминания Мишеля Мулена о нормандской шуанерии, письма и дневники английских солдат, прибывших освобождать Португалию от наполеоновской оккупации. Даже во время торжественного ужина продолжалось бурное обсуждение научных проблем.

         Круглый стол под названием «Война и революция в 1775—1918 гг.» состоялся, говоря студенческим языком, на экваторе Школы, в зале «Под сводами» всеми нами любимой Исторической библиотеки. Направление дискуссии задал Алан Форрест, предложив обсудить такие проблемы:

- Революция как причина войны: может ли революция остаться в мире с монархическими и империалистическими соседями?

- Революция и характер войны: чем революционная война отличается (если отличается) от обычных способов ведения военных действий?

- Революционные армии: обязательно ли армии революционных режимов должны отличаться от армий обычных государств по способам своего пополнения, структуре командования и дисциплине?

- Война и характер революции: каким образом вступление в войну меняет (если меняет) приоритеты и идеологию самой революции?

         Круглый стол, на мой взгляд, получился очень плодотворным. Вопросы, с одной стороны, весьма широкие, с другой — специальные. Но обсуждение получилось живым, эмоциональным, в том числе благодаря усилиям модераторов А.В. Гладышева и А.В. Чудинова. В работе круглого стола приняли участие члены организационного комитета Школы Н.В. Промыслов (к.и.н., проректор ГАУГН), Е.А. Прусская (к.и.н., доцент ГАУГН, старший научный сотрудник ИВИ РАН), В.С. Болт (секретарь проекта, научный сотрудник ГАУГН), к.и.н. М.А. Чепурина и к.и.н. А.А. Митрофанов (старшие научные сотрудники ГАУГН), а также д.и.н., профессор Академии гражданской защиты МЧС России А.А. Курёнышев.

         Учебник истории обязательно имеет раздел по культуре. Но если обычно в учебнике этот раздел стоит в самом конце, то в рамках Школы все было совсем наоборот. Начало работы Школы стало настоящим праздником французской культуры и франко-российской дружбы: участники Школы и первокурсники ГАУГН встречали в стенах РАН легендарную французскую певицу Мирей Матье, вошедшую в зал в сопровождении президента ИВИ РАН ак. А.О. Чубарьяна. Мадемуазель Матье была избрана почетным профессором ГАУГН и выступила с небольшой, но яркой лекцией, а потом любезно ответила на вопросы собравшихся. Необыкновенно обаятельная, по-французски привлекательная, настоящая француженка, одним словом. Рассказала, что сама училась в школе плохо, но студентам пожелала учиться, идти к своей цели и... мечтать! На актуальный для первокурсников вопрос, как преодолевать страх перед аудиторией, Мирей Матье с обескураживающей улыбкой ответила, что страх — это нормальная реакция организма, и что чувство страха только аккумулирует внутреннюю энергетику организма, которая и выражается творчестве. А сама она, по ее словам, с каждым выступлением испытывает это чувство все больше и больше.

         На закрытии Школы выступили директор ИВИ РАН М.А. Липкин и ректор ГАУГН Д.В. Фомин-Нилов.

         Подводя итог, можно сказать, что состоявшаяся Школа молодых ученых — это не только прекрасная возможность приобщиться к науке и набраться опыта для студентов и аспирантов. Это пример плодотворного сотрудничества российской и зарубежной науки, интеграции российской науки в науку мировую. По крайней мере, российским историкам Французской революции это успешно удается.

         Как известно, как новый год встретишь, так его и проведешь (тем более раньше он и начинался в сентябре!). Ученики и преподаватели Школы встретили начало нового учебного года весьма плодотворно. Уверена, что энергетический заряд, полученный за прошедшую неделю учениками, преподавателями, гостями школы, станет импульсом для активной работы в течение всего года. Сейчас поймала себя на мысли, что, наверное, впервые в жизни жду: когда же снова в школу? (по законам интернет-жанра, здесь должны быть смайлики!) Школа будет ровно через год, в сентябре. Приходите, дорогие ученики, Школа Молодых ученых вас ждет!

 

Таньшина Наталия Петровна – доктор исторических наук, профессор кафедры Всеобщей истории Школы актуальных гуманитарных исследований Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХИГС)

 

 

1844

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь