Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Стыкалин А.С. "Надо взвешеннее относиться к информации и к своим словам"

 

Реплика в развитие темы

 

Скажем сразу: замечательного историка Румяну Михневу, очень много сделавшую для изучения связей наших народов во всем их многообразии, трудно и, более того, даже невозможно обвинить в антироссийской тенденциозности. См., кстати, и наше интервью с ней, опубликованное на сайте журнала в августе 2017 г. Опасения того, что возникший инцидент сыграет на руку русофобским силам в Болгарии, со всей отчетливостью прозвучали и в ее только что приведенных нами на сайте высказываниях в связи с визитом в Болгарию главы РПЦ Патриарха Кирилла. Оставляя открытым поле для дальнейшей дискуссии, заметим лишь, что в аргументированном, лишенном пристрастности и содержательном ответе М.М. Фроловой (одного из ведущих российских историков-болгаристов) по сути оказалась обойденной вниманием одна из серьезных проблем, поставленных Р. Михневой  – об ответственности СМИ и в том числе российских СМИ за то, чтобы историки могли, цитируя М. Фролову, «спокойно разбираться в прошлом и настоящем», не говоря уже о еще более существенном для наших народов – «чтобы искорка недопонимания не превратилась в бушующее пламя вражды и ненависти».

Вызывает некоторые вопросы и информационное обеспечение поездки главы РПЦ соответствующими структурами Московской Патриархии. На самом деле, Россия выступила всё же не одна, хотя действительно «движимая своей любовью», «презрев собственное благополучие и возможную политическую выгоду от невмешательства в конфликт». Исторически неточным представляется высказывание об отсутствии какой-либо политической поддержки в мире. Сделав выбор в пользу благородной освободительной миссии на Балканах, Россия нашла себе союзников в лице балканских народов, о чем упомянул и президент Болгарии, причем не только лишь народов «независимых государств, входящих в НАТО» (цитируем М. Фролову), но также сербов и говорящих с ними на одном языке черногорцев. Если польский сейм (он существовал в то время лишь в австрийской Галиции и не мог влиять на внешнюю политику своей державы) и литовский сейм, которого не было еще и в помине, действительно не могли принять решений о вступлении в кампанию, то пренебрежение к роли в той войне, пусть менее весомой, чем роль России (ведь речь идет о государстве совсем иного масштаба!), но вполне реальной роли независимого румынского государства и его монарха князя (будущего короля) Кароля может дать пищу русофобским высказываниям уже и в соседней с Болгарией стране. Это вызывает тем большее огорчение, что поводом могут послужить резонные, но не до конца взвешенные по вине своих спичрайтеров высказывания главы РПЦ, причем сделанные именно в тот момент, когда между Русской и Румынской Православными Церквами, вопреки все еще дающему знать о себе грузу прошлого и сохраняющимся некоторым политическим (а не догматическим) разногласиям налаживается все более активное и доверительное сотрудничество, и румынские единоверцы со все большей охотой и энтузиазмом подключаются к осуществлению в том числе гуманитарно-научных и исторических проектов РПЦ, включая «Православную энциклопедию».  

А. Стыкалин, отв. редактор ИЭ

 

 

 

386