Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Можно ли считать случившееся геноцидом украинского народа?

Комитет по иностранным отношениям Сената США утвердил резолюцию, в которой Голодомор 1932-1933 годов признается геноцидом украинского народа. Об этом сообщает пресс-служба Посольства Украины в США в Facebook.

Как отмечают в посольстве, проект резолюции осуждает систематические нарушения прав человека, в том числе права на самоопределение и свободу слова, совершенные советским правительством против украинского народа. Высказываются соболезнования жертвам, пережившим Голодомор, и их семьям, а также содержится призыв к распространению информации с целью повышения осведомленности в мире об искусственной природе этой трагедии.

"Комитет по иностранным отношениям Сената США утвердил и рекомендовал к одобрению верхней палатой американского парламента резолюцию, в которой Голодомор 1932-1933 гг. признается геноцидом украинского народа", - говорится в сообщении. 

 

Ранее президент Петр Порошенко сообщал, что Украина ждет решения Конгресса США о признании Голодомора геноцидом.

Кроме того, глава Верховной Рады Украины Андрей Парубий выразил надежду, что Конгресс Соединенных Штатов Америки примет до конца года резолюцию о признании Голодомора геноцидом украинского народа.

Также РБК-Украина писал, что в США еще один штат признал Голодомор в Украине 1932-1933 годов геноцидом украинцев. Об этом заявили представители властей штата Огайо.

 

«Историческая экспертиза» попросила разъяснить и прокомментировать это сообщение СМИ одного из ведущих украинских историков, члена международного редакционного совета нашего журнала, доктора исторических наук, киевского профессора Георгия Касьянова. В ближайшее время должна выйти в свет его новая книга  «Розрита могила: голод 1932-1933 років у політиці, пам’яті та історії, 1980-ті – 2000-ні».

 

Касьянов Г.: «Насколько такая формулировка отвечает идее прямого признания Голодомора геноцидом – судить трудно»

Комитет Сената по вопросам международных отношений утвердил проект резолюции, и самое главное – принял решение о вынесении этого проекта на рассмотрение Сената. Можно сказать, что эта история тянется уже больше пятнадцати лет. Похожий проект резолюции был предложен в 2003 году (там речь шла о «геноцидном голоде в Украине в 1932–1933 годах, а в пункте 4 резолюции голод был назван геноцидом), но он не был вынесен на голосование в Сенате. Нынешнее решение является результатом интенсивных лоббистских усилий украинской диаспоры, группы конгрессменов «Друзья Украины», а также усилий украинской дипломатии. Инициатор резолюции – сенатор от Огайо Роберт (Роб) Портер, ее подписали еще двенадцать сенаторов (а не более двух дюжин, как говорится в некоторых сообщениях). В штате Огайо достаточно многочисленная украинская община. Стоит обратить внимание на то, что текст резолюции содержит достаточно обтекаемые формулировки и не содержит прямых утверждений о признании Голодомора геноцидом. Резолюция ссылается на мнение экспертов (например, Р. Лемкина), считавших голод 1932 – 1933 гг. в Украине геноцидом, на сообщения журналистов того времени и на закон Украины ноября 2006 года. Проект резолюции предложен в марте 2018 года и приурочен к 85-й годовщине голода. Непосредственное отношение к вопросу о признании голода 1932–1933 годов в Украине геноцидом имеет пункт 3 проекта резолюции, который признает вывод комиссии Конгресса США (1988) о том, что «Сталин и его окружение совершили геноцид украинцев в 1932–1933 годах». Насколько такая формулировка отвечает идее прямого признания Голодомора геноцидом – судить трудно. Думаю, что в случае одобрения текста резолюции сторонники этой идеи будут представлять ее как успех, а противники – указывать на отсутствие прямого утверждения. 

Текст документа см. здесь: https://www.govinfo.gov/content/pkg/BILLS-115sres435is/pdf/BILLS-115sres435is.pdf

 

 

Проект резолюции Комитета Сената США о признании Голодомора геноцидом комментирует также В.И. Мироненко, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН, руководитель Центра украинских исследований,  главный редактор журнала «Современная Европа» 

Мироненко В.И. «Куда важнее и полезнее для Украины было бы разработать и осуществить что-то наподобие плана Маршалла»  

 

Проблемой голода 1932 - 1933 гг. в Советском Союзе я специально не занимался. Мне нечего добавить к тому, что уже изучено и опубликовано об этой колоссальной трагедии в нашей  истории. То, что голод был спровоцирован некими особенностями политического и этического мировоззрения людей, уполномоченных принимать решения в СССР в то время, имел в том числе и искусственную природу, и то, что в известной мере он был направлен против украинцев как некоей социальной группы, на мой взгляд, доказано и неоспоримо. В попытках глубже изучить все обстоятельства этой трагедии (уточнить число жертв голода, понять механизмы его возникновения, выяснить степень ответственности отдельных лиц в происшедшем) я вижу дань уважения к погибшим и желание не допустить повторения чего-либо подобного в будущем. Попытки политически актуализировать проблему, на мой взгляд, этим целям не служат.  Происходящее в США в этой связи сегодня необходимо рассматривать с точки зрения сегодняшних политических концепций и планов. Возможно, таким образом люди в США пытаются оказать помощь Украине в её защите своих государственного суверенитета и территориальной целостности. Но, думаю, избран не лучший способ это делать. Куда важнее и полезнее для Украины было бы разработать и осуществить что-то наподобие плана Маршалла  по отношению к побежденной Германии после Второй мировой войны. Впрочем, не только по отношению к Украине, а и по отношению к России. Тем более что никакой «победы» в холодной войне не было, её просто не могло быть. Советский Союз первым осознал её бессмысленность и предложил из неё выход. То, что им не воспользовались – это вопрос к тем, кто его разрушал, и к тем, кто им в этом помогал. Но это уже совсем другая история.

 

 

«Историческая экспертиза» попросила прокомментировать это сообщение Сергея Максудова, бывшего профессора Гарвардского университета, авторитетного специалиста по изучению потерь населения СССР. В основе комментария лежит его письмо, адресованное в свое время украинским парламентариям.

Максудов С. Можно ли считать случившееся геноцидом?

 

Факт голода, замалчивавшийся советской властью и отрицавшийся некоторыми западными учеными, сегодня ни у кого не вызывает сомнения. Также бесспорно, что голод был прямым следствием политических действий правительства СССР. В первую очередь коллективизации. Отобрав у крестьян землю и скот, государство уничтожило заинтересованность сельского жителя в результатах труда и тем самым резко снизило уровень производства. При этом власть получила монопольное право распоряжаться всей сельскохозяйственной продукцией.

В этом страшном новом мире не существовало никаких обязательств государства перед сельским жителем. При хорошем урожае и честном отношении к труду он мог получить свою долю, при плохой работе или при неурожае он наказывался самым жестоким образом, в частности полным изъятием продовольствия, депортацией в другие районы страны, арестом и тюрьмой. Период 1931–1933 гг. был столкновением этих чудовищных правил и неготового им подчиниться селянства. Голод был кульминацией этой борьбы. Осознав, что ему грозит неминуемая гибель, сельский житель сдался.

В этой неравной битве правительством были изданы десятки законов и распоряжений, которые демонстрируют не только желание получить свою долю урожая, но и намерение наказать крестьянина, нанести ему чувствительный ущерб. Была запрещена торговля хлебом и зерном на рынках в областях, не выполнивших государственный план сдачи зерна.

Этот закон с одновременным введением карточной системы в городах обрекал на голод треть деревенских жителей и миллионы горожан, не имевших собственных посевов и традиционно покупавших продовольствие на рынках. Семенные и кормовые фонды колхозов вывозились в счет поставок зерна государству. Был запрещен убой скота и объявлен сбор мясопоставок на 15 месяцев вперед. («Предусмотрительный шаг», не позволивший голодающим съесть свою корову или козу, — свиней и птицы в Украине к этому времени уже практически не осталось.)

Был издан закон о борьбе со спекуляцией, под который подпадала любая покупка продовольствия сколько-нибудь заметного размера (порой речь шла о двух-трех буханках хлеба). Было введено ограничение общественного питания во время полевых работ, принято постановление о строгом контроле за целевыми фондами, отдано тайное распоряжение о пресечении использования населением корма для скота. Многие сельсоветы и целые районы заносились на черную доску, что означало их полный бойкот, закрытие всех государственных учреждений, школ, медпунктов и магазинов.

По закону об охране государственного и колхозного имущества за кражу горсти зерна, картошки или мороженой свеклы похитителю грозила смертная казнь. Все эти чудовищные распоряжения дополнялись насилием и произволом со стороны местных властей, угрозами, избиениями, обысками. В ряде случаев все население села вывозили на далекий север. Так, с Северного Кавказа депортировали всех жителей нескольких крупных станиц — около 25 тыс. человек.

Эти чудовищные приказы, очевидно, могут быть названы актами геноцида крестьянства, поскольку принимавшие их руководители знали, что их реализация приведет к гибели множества людей. Но невозможно согласиться с тем, что жертвами их были люди только одной национальности или граждане одной республики. В Украине под их действие равно подпадали и украинцы, и русские, и евреи, и болгары. Большие потери понесло население Крыма, не входившего тогда в состав УССР. А украинская Донецкая область находилась в самой высокой категории снабжения, куда, кроме нее, входили только Москва и Ленинград. В 1933 г. туда по железной дороге было завезено 1263 тыс. т зерна, примерно по 300 кг в год на человека, 62 тыс. т мяса и 73 тыс. т рыбы — огромные цифры для того голодного времени. Семь других областей Украины получили вместе только 20 тыс. т мяса.

Сильно пострадали от голода Ростовская область, Ставропольский и Краснодарский края, Среднее и Нижнее Поволжье и Казахстан, где была в это время запрещена хлебная торговля. В то же время 23 января 1933 г. был снят запрет с колхозной торговли хлебом в Киевской и Винницкой областях, выполнивших план хлебозаготовок. Таким образом, ни Украину, ни собственно украинцев нельзя выделить как отдельный объект геноцида. Они страдали так же, как и многие другие сельские и городские жители СССР, в одних случаях намного больше, в других — меньше.

 

 

 

213