Кнорре Д.К. Рец.: Гетман П.П. Скоропадский. Украина на переломе. 1918: Сборник документов. М.: Политическая энциклопедия. 2014

В 2018 году исполнилось сто лет Украинской Державе во главе с Павлом Скоропадским. Это государственное образование просуществовало всего 7 месяцев с апреля по декабрь 1918 г., однако до сих пор этот недолгий период гетманского режима на Украине и сама личность Скоропадского вызывают множество дискуссий и в научной среде, и в более широкой аудитории. Гетманат заслужил репутацию авторитарной диктатуры, но звучат голоса и в оправдание политики гетмана.

В российской историографии монографий, посвящённых Скоропадскому, пока нет, в то время как на Украине личности гетмана было посвящено немало научных работ, в том числе монография историка Р.Я. Пирога[1].

Сюжет гетманата затрагивается и в российских работах обобщающего характера[2]. Данный cборник документов вводит в научный оборот значительный объем новых материалов. Это солидное издание может стать важным подспорьем для изучения истории Украины 1918 г.

В сборник вошло 33 документа, разделённых по тематике на две части. В первую вошли воспоминания членов гетманского правительства разных составов - министров и товарищей министров, представителей местных органов власти - уездных и губернских старост, военных и финансовых деятелей. Во второй части публикуются материалы Верховной следственной комиссии Украинской народной республики (УНР), которая была создана после свержения Скоропадского для расследования деятельности его режима. Среди документов - постановления Комиссии и протоколы допросов чиновников правительства гетмана. Сборник документов сопровождается примечаниями, именными указателями и комментариями, географическим указателем, списком сокращений, что значительно упрощает работу с материалом. Кроме того, в книге публикуется 15 исторических фотографий из украинских фондов. В конце издания приведен перечень этих иллюстраций, в котором указаны содержание, место и дата съемки.

Сборник документов предваряют две вступительные статьи. Первая – авторства Д.В. Табачника, доктора исторических наук. Широкому читателю он более известен как бывший министр образования и науки Украины.

Д.В. Табачник очевидно придерживается прогетманских взглядов, называя Украинскую Державу «островом безопасности и благополучия»[3]. И это несмотря на массовые выступления рабочих и крестьян, в том числе вооруженные, происходившие в период правления Скоропадского. В июне 1918 г. по инициативе эсеров восстали крестьяне Звенигородского и Таращанского уездов Киевской губернии. Один из лидеров таращанских партизан Ф. Гребенко возглавил крестьянскую армию в несколько тысяч человек. Летом 1918 г. на Киевщине действовало до 40 тыс. повстанцев – националистов, левых эсеров и большевиков. На Черниговщине (Нежинщине) штаб повстанцев возглавил подполковник большевик Н. Кропивянский, в отрядах которого сражались и эсеры, и большевики. В июле началась забастовка железнодорожников. На Украине возникло более 190 ревкомов и около 180 партизанских отрядов. В это время свою военную деятельность начал один из наиболее известных повстанческих лидеров Украины Н. Махно[4]. Так что «остров безопасности и благополучия» быстро скрылся в пучине восстаний и бедности – тем более, что оккупанты вывозили с Украины продовольствие. Даже в представленном сборнике, хотя и в небольших объемах, есть сведения об этих процессах. Товарищ министра внутренних дел в правительстве Лизогуба В. Рейнбот пишет: «во всех случаях предпринимавшихся чужеземными отрядами карательных экспедиций Ф.А. Лизогуб “умывал руки”, выражая словесно соболезнования пострадавшим крестьянам и одновременно разделяя и убеждая, что ответственность всецело и исключительно лежит на немецких командирах отрядов.

Увы, таких экспедиций было немало. Производились они и по почину немецких лейтенантов и ротмистров по непроверенным доносам о готовящихся нападениях, или по почину некоторых помещиков, торопившихся поскорее покарать крестьян и отобрать у них захваченное в месяцы своеволия… Прямым, естественным последствием экспедиций было чрезвычайное озлобление населения против прямых карателей, и против гетманской власти, не умевшей его уберечь от несправедливости.

Озлобление вызывало новые враждебные выступления, а последние – новые экспедиции». Если бы Д.В. Табачник внимательнее читал документы сборника, к которому взялся писать предисловие, он и сам мог бы убедиться, что стабильность и благосостояние были характерны разве что для дворца Скоропадского, да и то пока его охраняли немцы[5].

В начале статьи Д.В. Табачник рассуждает о механизмах становления гетманского режима: «Называющие гетмана «немецким ставленником» забывают о том, что немцев и австрийцев призвала и привела на Украину именно Рада, а не генерал Скоропадский. Последний, как прагматик, просто вынужден был считаться с их военным присутствием»[6]. Речь, очевидно, идёт о подписании 9 февраля 1918 г. мирного договора между УНР и Центральными державами в Брест-Литовске, а также договорённостях командования Центральной Рады с немецким и австро-венгерским командованием о военной помощи против советских войск на территории Украины. Любопытно, что этот дипломатический шаг делегации УНР многие украинские историки также называют вынужденной мерой. Стоит отметить, что участие Германии в свержении Центральной Рады  и приходе к власти гетмана хорошо изучено. Немецкая военная контрразведка участвовала в отборе кандидатов на пост будущего диктатора. Рассматривались три претендента на роль украинского главы - П. Скоропадский, И. Луценко, И. Полтавец-Остряниц. Другие немецкие спецслужбы предлагали помимо Скоропадского Н. Михновского и Е.Чикаленко[7].

Очевидна и роль германских войск в самом разгоне Центральной Рады и предотвращении сопротивления установлению власти гетмана. Так что при всей важности зависимости УНР от Германии, это обстоятельство никак не опровергает  тот факт, что Скоропадский был немецким ставленником.

Устоявшийся термин «гетманский переворот» Табачник считает неточным. Автор утверждает, что по сути переворота и не было, «Скоропадский <…> принял на себя <…> ношу власти, чтобы сохранить независимость Украины и предотвратить введение прямого оккупационного правления»[8]. Однако между прямым оккупационным правлением и независимостью есть и другие состояния, и Украинскую державу нельзя назвать независимой. В реализации своей внутренней и внешней политики Скоропадский был связан предварительными условиями: строгое соблюдение брестских экономических соглашений, подавление крестьянского движения и антинемецкой оппозиции.  Этого не скрывал и сам гетман[9].

Далее Д.В. Табачник рассуждает: «Установление поддержанного большинством населения гетманского правления резко изменило ситуацию на Украине, в которой начала постепенно воцаряться стабильность, разумеется, в пределах, возможных во время мировой и идущей на границах страны Гражданской войн»[10]. Ничем не подкреплёнными здесь выглядят сразу два тезиса – о поддержке гетмана большинством населения и о стабильности. Вывоз продовольствия и другого сырья согласно брестским договоренностям, а также произвол в отношении крестьянства привели к обострению продовольственного кризиса, безработице и как следствие – к увеличению рабочего дня. В июле 1918 г. развернулось массовое забастовочное движение, начавшееся с железнодорожников.

Особую роль Д.В. Табачник отводит роли съезда хлеборобов, призвавших Скоропадского к власти: «Призвавшие Скоропадского к власти на своем съезде “хлеборобы” представляли несравненно большее количество населения, чем деятели политически и морально обанкротившейся Рады. <…> “Хлеборобы” были не ряженой массовкой, как об этом писали поколения ангажированных историков, а подлинными выразителями мнения настоящей трудовой Украины»[11]. Стоит отметить: за Центральной Радой стоял значительный электорат, что входившие в нее партии доказали на выборах в Учредительное собрание. Конечно, авторитет Рады падал, но Д.В. Табачник не привел никаких доказательств того, что организаторы съезда хлеборобов имели большее влияние, чем партии Центральной Рады. Когда немцы уйдут, эти партии без большого труда сметут режим Скоропадского в ноябре-декабре 1918 г. 

Более серьезное впечатление производит вступительная статья российских авторов доктора исторических наук А.Н. Артизова и кандидата философских наук О.К. Иванцовой. Подробно разбираются историография вопроса и источники по истории Гетманата. В частности, авторы анализируют и классифицируют документы, вошедшие в сборник.

На страницах 32-40 подробно и интересно рассмотрены отношения Скоропадского с Красновым, Деникиным, а также с кадетами, которые встали перед трудным вопросом поддержки гетманского режима, традиционно поддерживая Антанту. 

Однако не со всеми утверждениями авторов можно согласиться. Авторы статьи противопоставляют национализм Скоропадского национализму лидеров Центральной Рады: «Для украинских националистических кругов всегда было свойственно противопоставление Украины и России, выдвижение украинской идеи вопреки всему русскому. Напротив, для П.П. Скоропадского характерно понимание необходимости развития самостоятельной украинской государственности не вопреки, а в тесной связи и союзе с Россией»[12]. Однако стоит напомнить, что до начала вооруженного конфликта с Советской Россией лидеры Центральной Рады выступали не за независимость, а за широкую автономию Украины в федеративной демократической республике Россия.

Определяя место Скоропадского в системе политических координат, российские исследователи пытаются уйти от устоявшихся в историографии характеристик его режима как крайне правого: «Противники П.П. Скоропадского обвиняли его в крайне правых взглядах. Однако крайне правым он не был. Институт гетманата исторически не являлся монархическим в строгом смысле слова. Гетманат 1918 г. тем более не являлся таковым. Права и свободы граждан, предоставление широких полномочий совету министров, подготовка созыва Державного сейма как всенародного законодательного собрания – все это имело место при П.П. Скоропадском»[13]. Чисто формально всегда есть ещё более «правые», чем даже очень правый правитель. И всё же Скоропадский находился на правом полюсе политическом спектра Украины того времени, и еще более правые группки не были влиятельны. Известно, что правые и праворадикальные режимы могут вовсе не быть монархическими и допускать парламенты с крайне ограниченными или формальными полномочиями. Очевидно, что слова «права и свободы граждан» в этом контексте имеют очень ограниченное наполнение.

«Для самого П.П. Скоропадского желаемая свобода, равно как и национальное самовыражение, были достижимы лишь при наличии в государстве сильной единоличной власти в форме института гетманата», - пишут исследователи, лишь подтверждая мнение историков, называющих политический строй Украинской Державы правым и авторитарным.

Сам сборник документов, который состоит преимущественно из текстов деятелей Украинской державы, демонстрирует прежде всего взгляд на ситуацию справа. Читая сборник, мы смотрим на Скоропадского глазами адвокатов его режима, которые пытаются оправдать и себя. Такой взгляд, при всей его однобокости – хорошее дополнение к картине событий, написанной критиками Скоропадского. Однако читателям сборника нельзя забывать об этой особенности данного издания.

Кнорре Дарья Кирилловна - Институт всеобщей истории РАН

 

 

[1] Р.Я. Пиріг. Українська гетьманська держава 1918 року. Історичні нариси / К.: Інститут історії України, 2011.

[2] Например: История Украины. М.: Алетейа, 2015. С. 287-291; Шубин А.В. 1918 год. Революция, кровью омытая. М.: Академический проект, 2018. С. 99-107, 550-551.

[3] Табачник Д.В. Уроки утраченной державы. // Гетман П.П. Скоропадский. Украина на переломе. 1918. М., 2014. С. 8.

[4] См. например, Шубин А.В. Указ. соч. С. 106-107.

[5] Гетман П.П. Скоропадский. Украина на переломе. 1918. С. 66-67.

[6] Табачник Д.В. Уроки утраченной державы. С. 10.

[7] Солдатенко В.Ф. Гражданская война в Украине. 1917-1920 гг. М., 2012. С. 189.

[8] Табачник Д.В. Уроки утраченной державы. С. 12.

[9] Скоропадский П. Спогади. Кiнець 1917 – грудень 1918. Киïв; Фiладельфiя, 1995. С. 147-148.

[10] Табачник Д.В. Уроки утраченной державы. С. 13.

[11] Там же. С. 12.

[12] Артизов А.Н., Иванцова О.К. Гетманат П.П. Скоропадского как историческая, историографическая и источниковедческая проблема. // Гетман П.П. Скоропадский. Украина на переломе. 1918. С. 28.

[13] Там же. С. 30.

140