Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Камова Е.М. С русской точки зрения… Рец.: Полонский Пинхас. "Библейская динамика. Комментарий на книгу Бытия" том. 1. М.: ООО "Столичная пресса", 2016. 720 с.

При цитировании ссылаться на печатную версию: Камова Е. М. С русской точки зрения… Рец.: Полонский Пинхас. «Библейская динамика. Комментарий на книгу Бытия» том. 1. М.: ООО «Столичная пресса», 2016. 720 с. // Историческая экспертиза. 2017. № 2. С. 181-188. 

Библия является основой человеческой цивилизации. Без нее не было бы христианства и ислама, которые выросли из иудаизма, и не было бы всего того мира, в котором мы живем. Библейский текст — это основа основ, а не просто «литературный памятник». Библия — вечная Книга для всех поколений. В то же время прочесть эту книгу очень сложно. А есть ли смысл в Библии, или мы его придумываем? Смысл есть, и его надо понять, но как? [1]

Помню свою попытку в юности прочесть Библию. Начало было прочитано быстро, как какие­то приключения. Но так же быстро все забылось. Бесконечные перечисления имен не имели для меня никакого смысла. Даже самая поэтическая библейская книга — «Песнь Песней» — не произвела на меня ожидаемого впечатления. Наоборот, после «Суламифи» Куприна, основанной на библейской истории, было странно читать набор бессмысленных для меня, несвязанных между собою фраз подлинника. Конечно, Куприн с понятным сюжетом был гораздо интереснее. Так и остался тогда для меня открытым вопрос, что же такого в этой Библии, почему ее следует читать? Если это божественный текст, то он относится ко всем и ко мне в том числе, но как же его понять?

Как сделать вечный библейский текст актуальным сегодня? Как связать библейскую древность с современностью? Для этого необходим комментарий — «интерфейс» между библейским текстом и современным человеком. Каждая эпоха требует своего комментария к библейскому тексту. Классический еврейский комментарий Раши написан тысячу лет назад и адресован тем, кто уже понимает, о чем речь, для кого актуальным является, например, вопрос, почему Всевышний говорит о себе во множественном числе в связи с Адамом. А неискушенному человеку, который хочет прочесть и понять Священное писание, классический комментарий помогает мало.

Существующие на настоящий момент комментарии к Библии на русском языке представлены в основном работами христианских (католических, протестантских, православных) авторов. Это оригинальные комментарии «Толковая Библия» (1904–1913) А. П. Лопухина и «Введение в Ветхий Завет» (1908–1917) П. А. Юнгерова, а также переводы на русский язык комментариев европейских и американских авторов, такие как «Библия с комментариями» Дж. Сваггерта» (2013), «Полноценная жизнь. Библия с комментариями» Д. Стемпса (2006), «Женевская учебная Библия» (2012). Таким образом, современных оригинальных комментариев Библии нет, а комментарии начала XX в. с тех пор не переиздавались. В то же время переводные комментарии 1560 г. (Женевская Библия) и 1990­х гг. (Сваггерт и Стемпс) до сих пор регулярно переиздаются большими тиражами.

Все эти комментарии объединяет общая задача показать, что еврейская Библия — Ветхий Завет — предсказывает, предвосхищает и подтверждает появление мессии­спасителя.

Во введении к Женевской Библии говорится, что основная смысловая и сюжетная линия книги Бытия — спасение. Лопухин в «Толковой Библии» утверждает, что «центральной идеей всех Библейских писаний... является учение о Мессии, Сыне Божьем, Иисусе Христе... Как предмет чаяний Ветхого Завета... Иисус Христос является тем краеугольным камнем, на основе которого заложено здание нашего спасения». Телеологический подход этих комментариев сочетается с их назидательным стилем. Авторы не предлагают читателю поспорить или поразмышлять, а дают готовые ответы. Например, «Полноценная жизнь» Стемпса является по сути катехизисом, содержащим и готовые вопросы, и ответы на них.

Исключением в этом ряду христианских комментариев Библии являются две книги: «Введение в Ветхий Завет» (русский перевод 1998 г.) Э. Янга и «Фольклор в Ветхом завете» Дж. Фрэзера (русский перевод 1931 г.). Эти авторы, анализируя источники и авторство библейских текстов, разными путями пришли к сходным выводам. В книге Янга, которую сам автор определяет как труд по изагогике (теологической дисциплине, рассматривающей вопросы единства, авторства, датировки, подлинности и литературных особенностей библейского повествования), выдвинут и обоснован тезис о соавторстве человека (от Адама до Праотцов и Пророков) и Всевышнего в написании Библии. В книге Фрэзера на обширном фольклорном и этнографическом материале показано, что опыт, подобный библейскому, был пережит и до сих пор переживается человечеством не только в религиозной, но и в повседневной жизни. Таким образом, оба автора показали, что человек принимал активное участие в Божественном творении мира и библейского текста и что религия (понимаемая не как доктрина, а как динамическая система взаимоотношений между Богом и человеком) по­прежнему актуальна и продолжает развиваться. Сходные идеи лежат в основе комментария «Библейская динамика».

На первый взгляд, название книги Полонского кажется оксюмороном. Ведь библейский текст, в котором нельзя изменить ни одной буквы, — это канон, нечто застывшее. А какая может быть динамика у статики? Автор спорит с распространенным представлением о том, что религия — это вещь статическая, это данность от Бога, и дело человека только выполнять заповеди. В библейском тексте мы видим, что Бог не просто так дает Свои законы и заповеди, но делает это в диалоге с человеком. И самое главное — Божественное откровение продолжается. Если мы верим в то, что Бог создал мир и продолжает им руководить, а это одна из основ религиозной веры, это значит, что Он продолжает с нами разговаривать. Если религия предстает вещью застывшей, то она не может адекватно отвечать миру, который все время изменяется. Полонский утверждает, что религия — это такая же развивающаяся по своим законам структура, как наука или искусство. Для того чтобы религия стала адекватной миру, она должна быть динамичной.

Свою первую книгу Полонский издал в подпольных условиях в 1981 г. в Москве. Это была «Пасхальная Аггада с комментариями для современного читателя». Для многих советских евреев 1980­х гг. это был единственный доступный текст Аггады. С 1987 г. Полонский живет в Израиле, где преподает в университетах Бар­Илан и Ариэль. С 2000 г. он опубликовал более 25 книг по еврейской традиции и философии — на русском языке. Некоторые из этих книг переведены на английский и иврит. Книги Полонского посвящены как историческим, так и современным аспектам существования религии в мире, а также актуальности религии. Автор видит свою задачу в модернизации ортодоксального иудаизма и интеграции традиционной религии с универсалистскими ценностями. В книге «Две тысячи лет вместе. Еврейское отношение к христианству» (2009) Полонский разъясняет суть базисных мировоззренческих различий между иудаизмом и христианством. Иудаизм и христианство уникальны в истории человечества потому, что две эти религии имеют один общий священный текст (ТаНаХ, он же «Ветхий Завет») и различаются только комментариями к нему. Книга Полонского «Рав Кук. Личность и учение» (2006) посвящена создателю философской концепции религиозного сионизма. Книга «Израиль и человечество. Новый этап развития» (2010) развивает концепцию модернизации религии в эпоху перемен и выдвигает идею новой религиозной системы «универсального иудаизма для всего человечества» — Бней Ноах (Сыновья Ноя). Комментарий «Библейская Динамика» — главная работа, которой Пинхас Полонский занимается последнее десятилетие. Это первый случай в истории, когда новый комментарий к Торе издается по­русски, а уже потом переводится на другие языки. Начиная с 2006 г. «Библейская динамика» публикуется отдельными выпусками в Израиле, США, Украине. В 2016 г. вышло первое российское издание комментария — «Библейская динамика. Комментарий на Книгу Бытия. Том 1».

Книга начинается с развернутого авторского введения, в котором изложена концепция, перечислены источники и сформулирован метод нового комментария к Библии.

Тора (Пятикнижие, основа Библии) дана человечеству Свыше, и текст ее неизменен. Каждое поколение людей читает и понимает этот текст по­своему. Вместе с тем каждое новое прочтение Библии не отменяет, а дополняет и углубляет предыдущее. Автор комментария «Библейская динамика» отталкивается от изначального «классического» понимания Библии, принимая его как неотменимое, «ортодоксальное». Добавляя к нему свое новое понимание, Полонский, по его словам, идет «путем ортодоксальной модернизации» (с. 8).

В основе этого «пути» лежат идеи рабби Авраама­Ицхака Кука (1865–1935), величайшего каббалиста и создателя философии религиозного сионизма. Идеи Кука развил рабби Йехуда­Леон Ашкенази­Маниту (1922–1996). Его последователь рабби Ури­Амос Шерки (р. 1959) систематизировал и изложил учение рабби Ашкенази­Маниту в серии лекций по Торе. Именно на эту разработку рабби Шерки опирается автор «Библейской динамики». По словам Полонского, его книга «представляет собой первое изложение подхода рабби Ашкенази­Маниту к Торе, опубликованное в виде книги с последовательным систематическим комментарием», в которой идеи Ашкенази­Маниту и Шерки составляют около 80 % материала, а остальные 20 % являются собственными дополнениями Полонского (с. 9–10).

Ключевыми моментами книги Бытия, комментарием к которой является первый том «Библейской динамики», выступают истории библейских патриархов — Праотцов Авраама, Ицхака и Яакова. Анализ этих историй — основной предмет книги, автор которой задает следующие вопросы: «Каким образом Авраам, Ицхак и Яаков... развивались как личности? Как под воздействием различных обстоятельств и внутренней работы менялись их взгляды и идеи?» (с. 10).

Объяснение динамики Праотцов в книге Полонского базируется на каббале, мистическом направлении в иудаизме. По словам автора, «главным результатом деятельности Праотцов было создание еврейского народа, через который Божественный свет был передан человечеству. Главным результатом деятельности Моисея стала передача еврейскому народу Торы, Божественного Учения. И лишь небольшой частью этого учения является каббала... Тора (через “дочерние религии” иудаизма, т. е. христианство и ислам) заложила все духовные основы современной Западной цивилизации, а каббала — это только вкусовая приправа к этой цивилизации. Тора фундаментальна, а каббала функциональна» (с. 14). Во взаимоотношениях Всевышнего с Праотцами важно не только содержание их общения и полученная Праотцами информация Свыше, но и сам процесс общения и получения информации (каббала в буквальном переводе с иврита — «получение»). Для Праотцов этот процесс был органическим, естественным, не требующим объяснения. Спустя многие столетия объяснения просто необходимы, без них понимание динамики Праотцов будет неполным. Понятийный аппарат и методологию для объяснения и представляет каббала.

Тора в том виде, в котором ее получил Моисей на горе Синай, не была разделена на главы. Единственным делением текста, обозначаемым на письме, является «деление... на “абзацы”. Эти абзацы бывают “закрытые” и “открытые”. Это разделение идет от дарования Торы, и каждый абзац представляет собой логически завершенный отрывок» (с. 40). Важнейшей частью еврейского ритуала является еженедельное чтение фрагментов Торы, поэтому впоследствии для такого ритуального использования евреи разделили текст на недельные главы: Берешит, Ноах, Лех Леха... Всего 54 главы. Каждую неделю читают новую главу Торы, чтобы уложиться в годичный цикл. Недель в году 52, поэтому в некоторые недели читают по две главы. Дочитана Библия — закончился год, и наступает год новый. Новый не потому, что приходит Дед Мороз и кладет под елку подарки, а потому что Книга дочитана, и ее начинают читать с начала — замыкается цикл. Христианская Библия (как Септуагинта — греческий перевод, так и Вульгата — латинский перевод) была разделена на главы весьма произвольно нееврейскими переводчиками и богословами. Первоначально аналога этому делению в еврейском оригинале не было. Такое дополнительное деление на главы проникло в еврейский текст в Средневековье. «В период вынужденных дискуссий с христианами, которые ссылались на свое разделение Библии, евреи были вынуждены занести его и в свои книги, чтобы отвечать на христианские доводы», — пишет Полонский (с. 39). Но ни деление на абзацы, ни деление на недельные главы, ни каноническая христианская структура глав не помогают современному читателю в понимании библейского текста.

В основе структуры «Библейской динамики» — традиционное еврейское деление на недельные главы, которое придает русскоязычному тексту изначальную аутентичную еврейскую форму. Недельные главы разделены Полонским на авторские главы, которые структурируют комментарий, организуя текст по смыслу: ключевым фигурам (например, «Каин и Авель» — глава 10, с. 93–104, «Сара и Агарь» — глава 22, с. 220–231); событиям (например, «Жертвоприношение Ицхака» — глава 29, с. 322–345); понятиям (например, «Лестница Яакова» — глава 37, с. 445–457); проблемам еврейской и не только еврейской жизни (например, «Избрание, вера и монотеизм» — глава 16, с. 156–161, «Мужчина и женщина» — глава 8, с. 68–71). Таким образом, используя эту новую вольную неортодоксальную структуру, Полонский открывает неискушенному, но ищущему смысл современному читателю этот самый смысл.

Авторские главы рассматривают широкий спектр вопросов, включая индивидуальную этику, семейные отношения, проблемы политики, войны и мира, философию истории.

Комментарий Полонского опровергает привычный нам стандарт религиозной этики — повиновение и беспрекословное исполнение заповедей, — объясняя, что умение думать самостоятельно, размышлять и даже спорить с Богом гораздо важнее повиновения. Для иллюстрации этого Полонский сравнивает двух величайших праведников — Ноаха (Ноя) и Авраама (с. 134). Ноах делал только то, что скажет ему Бог. Авраам, наоборот, спорил с Богом, заступаясь за людей. И в этом — их большое отличие. Умение задавать вопросы — это умение думать. Когда человек думает, он развивается, и именно развития ждет Бог от человека.

Взаимоотношения в семье построены на сходных принципах. По мнению автора, семья — не иерархическая структура, в которой мужчина главный. Напротив, мужская и женская роль в семье одинаково важны, хотя равновесие может колебаться в различных ситуациях. Например, говоря о высоком статусе женщин в семье Яакова, Полонский пишет: «Большая роль жены вообще характерна для Праотцов еврейского народа, но в истории Яакова это особенно заметно» (с. 479).

Более того, дети являются полноправными членами семьи наравне со взрослыми. Например, запрещается женить детей без их согласия. «Поэтому сцена из пушкинского “Дубровского” — когда папенька вынуждает Машеньку выходить замуж за чужого ей человека, а она лишь умоляет отца не выдавать ее замуж... — в еврейском обществе была невозможна», — считает Полонский (с. 379).

Полонский показывает, что Богом также установлены нормы социальной жизни и социальной справедливости. Примером этого может служить история города Содома. «Главным его преступлением было не то, что жители Содома грабили или убивали, такое случается повсюду, а то, что это было объявлено нормой для общества» (с. 133). Полонский утверждает, что в таких условиях важнейшую роль играет не только Божественный суд и Божественный гнев, но и позиция людей, живущих в этом обществе и понимающих его недостатки. Ситуацию могли бы спасти люди, «которые возопили бы о грехах города, призвали окружающих к раскаянию» (с. 134)

Миролюбие — это хорошо, но в реальном мире войны ведутся на повседневной основе, а часто и неизбежны. Эту реальность признает Бог. Он не может прекратить войны, это дело людей. А люди часто находятся в очень сложном положении и все время поставлены перед выбором. Например, при разделе земель с Лотом Авраам стремился любой ценой не допустить военного конфликта, но оказывается, «нежелание принимать локальные жесткие решения сегодня оборачивается необходимостью воевать по­крупному завтра» (с. 419–420). Комментируя многочисленные большие и малые войны, описанные в книге Бытия, Полонский делает выводы актуальные и для сегодняшнего дня, в частности, для понимания и решения арабо­израильского конфликта на Ближнем Востоке: главное не победа, а правильное использование результатов победы.

По мнению Полонского, подобно событиям, описанным в книге Бытие, еврейскую историю от Праотцов до наших дней невозможно объяснить в телеологических терминах христианства. Эта история не имеет начала и конца, ее суть — динамика, незавершенность, развитие отношений между Богом и человеком. Еврейская история асинхронна с историей человечества. Например, «золотой век» испанского еврейства (IX–XIII вв.), сопровождавшийся беспрецедентным расцветом наук, философии, поэзии, совпал с мрачнейшими страницами в истории европейских Средних («темных») веков. Для других народов еврейская история — это хаос («иудейский хаос», по образному выражению О. Мандельштама), в то время как их собственная история и общественное устройство — образец порядка. По мнению Полонского, такой взгляд сделал неизбежным Холокост — войну немцев, нации порядка, против евреев, нации хаоса (с. 403).

Авторские главы «Библейской динамики» делятся на подразделы, каждый из которых включает в себя, как правило, от одного до трех стихов Торы (всего несколько строк текста), за которыми следует подробный авторский комментарий. Он не только объясняет эти стихи, как бы переводя их на современный нам язык, но также рассматривает их как в контексте книги Бытия и других ключевых еврейских текстов, так и в контексте современной жизни. Например, подраздел 7.7 «Еврейское представление о рае» главы 7 «Адам в саду Эденском» начинается стихом «И взял Господь Бог человека, и поместил его в саду Эденском, чтобы возделывал его и охранял его» (Бытие 2:15). Комментируя этот стих, Полонский объясняет, что Адам в саду не бездействовал, а занимался интеллектуальной работой — творил, «возделывал сад». Первые интимные отношения Адама и Евы и рождение их детей также относятся ко времени их пребывания в саду. В этом главное отличие от христианского представления о Рае, который считается местом покоя и бездействия и где интимные отношения — грех.

Основным и по сути единственным недостатком «Библейской динамики» является отсутствие в книге научно­справочного аппарата. С одной стороны, то, что в тексте нет ссылок на источники, значительно облегчает чтение и делает книгу более доступной для неискушенного читателя. С другой стороны, как для расширения кругозора новичков, так и для критического восприятия текста более сведущими в теме и материале читателями справочный аппарат необходим. Возможно, ссылки перенасытили бы и сделали буквально «непроходимым» и без того сложно организованный текст. Однако привязанная к разделам комментария библиография русскоязычной литературы по иудаизму, помещенная в приложении к книге, могла бы открыть читателям пути дальнейшего более глубокого изучения темы. В приложении можно также поместить глоссарий еврейских терминов («Парша», «Згула», «Квура» и т. п.), которые объясняются лишь единожды, а встречаются в тексте многократно. На основе глоссария с добавлением таких общих терминов, как «семья», «женщина», «война», «смерть», «общество» и т. п., необходимо составить предметный указатель, более чем уместный в такой важной и такой объемной (720 страниц) книге.

Знаменательно, что комментарий «Библейская динамика» появился именно в Израиле. Эта страна поразительным образом соединяет в себе тысячелетнюю традицию и динамику современной жизни — в политике, культуре, науке и социуме. К сожалению, у нас не было традиции, как у евреев, изучать Библию всю жизнь. Мы только недавно начали опять ходить в церковь. Некоторые делают это так, как будто совершают языческий обряд: зажигают свечку, говорят волшебные слова и надеются, что заветное желание исполнится; с той же свечой заговаривают в квартире углы от нечистой силы. Как правило, на этом понимание религии у многих заканчивается, а, например, ответить на вопрос, с каких слов начинается Библия, смогут немногие. «В начале было слово» — неправильный ответ. Так зачем современный человек открывает Библию? Потому что так принято среди верующих, или все же в поисках Бога? Комментарий Полонского — для тех, кто, открыв Книгу книг, хочет открыть для себя ее смысл и наконец понять, что написано в Библии.

С русской точки зрения, в книге Полонского есть еще один смысл, так сказать «второй уровень» для тех, кто хочет пойти еще дальше. Более 120 лет назад автор учебника еврейской истории на русском языке С. М. Дубнов писал: «Изучение еврейской истории… имеет двоякое общественное значение: для евреев оно — источник самопознания, а для неевреев оно может служить источником гуманных и добрых чувств». Прочитав первый том «Библейской динамики», хочется верить, разделяя наивную надежду еврейского историка, что, познав мудрость и опыт другого народа, мы научимся понимать и уважать своих соседей и самих себя.

FROM THE RUSSIAN POINT OF VIEW...

Rev.: Polonskii Pinkhas. «Bibleiskaia dinamika. Kommentarii na knigu Bytiia' vol. 1. Moscow: OOO «Stolichnaia pressa', 2016. 720 p.

Karavannykh Elena M. (Elena Kamova) — writer, editor (Moscow)

 

 

[1]© Камова Е. М., 2017

Караванных Елена Михайловна (Елена Камова) — писатель, редактор (Москва); karavannykh1970@mail.ru

608