К 70-летию начала антиеврейской кампании Сталина. Комментарии историков

70 лет назад, 28 ноября 1948 года Сталин подписал секретное решение бюро Совета министров СССР: «Еврейский антифашистский комитет немедля распустить, органы печати этого комитета закрыть, дела комитета забрать». На следующий день оперативники МГБ обыскали и опечатали помещение. Глава комитета, художественный руководитель Государственного еврейского театра Соломон Михоэлс к тому времени был мертв. Арестовали 17 из 20 членов президиума комитета, в том числе писателей Переца Маркиша, Льва Квитко, Семена Галкина и Давида Гофштейна, первую советскую женщину-академика Лину Штерн, бывшего начальника Совинформбюро Соломона Лозовского, главврача Боткинской больницы Бориса Шимелиовича, актера Вениамина Зускина, поэта Ицика Фефера. Всего по делу привлекли 125 человек, из которых 23 были расстреляны и шесть умерли в тюрьме.

 

ИЭ обратилась к известным историкам, специалистам по истории еврейского вопроса в условиях тоталитарных режимов, оценить те события в 70-летней ретроспективе:

 

Леонид Люкс, профессор НИУ ВШЭ и католического университета г. Эйштетт, Германия.

 

Некоторые заметки по поводу отношения Сталина к еврейскому вопросу

Превращение советского коммунизма из силы, осуждавшей антисемитизм и наказывавшей за его проявления, в одного из главных вдохновителей борьбы против т.н. космополитизма и сионизма, т.е. борьбы против евреев, представляет собой одну из примечательных метаморфоз ХХ века, происшедших во время правления И. В. Сталина. Поэтому вопрос об отношении Сталина к евреям интересен не только для психолога. Эта проблема, несмотря на частичное открытие для исследователей фондов российских и восточноевропейских архивов, содержит много загадок.

Вопреки предубеждению против евреев, которое Сталин испытывал с начала своего политического пути, он очень долго пытался разыгрывать “еврейскую карту”. С этой целью в апреле 1942 г. был, например, создан Еврейский антифашистский комитет. В то же время кремлевское руководство приступило к чисткам антиеврейского характера с целью освободить некоторые советские органы от так называемого еврейского засилья (см. памятные записки главы Агитпропа, Г. Ф. Александрова, на эту тему). Противоречие в сталинском отношении к евреям было обусловлено не только несоответствием его личных антипатий интересам политики и власти, но и идеологическим устоям системы, которую он представлял. Хотя он, действуя с дальним прицелом, и уничтожил немалую часть старой большевистской гвардии, которая проповедовала изначальные революционные идеи, он не мог полностью отказаться от идеологического наследия старых большевиков. Это могло поставить под сомнение законность режима. Так как большевистская идеология содержала компоненты интернационализма и препятствовала проявлениям открытого антисемитизма, Сталин должен был при проведении политики в отношении евреев считаться с этим обстоятельством. Не в последнюю очередь из-за этого в сталинской политике в отношении евреев прослеживается немало противоречий. Подобная амбивалентность проявлялась и после победы над нацистским рейхом. Сталинское руководство теперь однозначно стремилось к восстановлению положения, которое существовало в стране перед войной. Ссылки на происки американского и английского империализма, жаждавшего разрушения государства диктатуры пролетариата, должны были лишь узаконить это стремление. Однако лозунги классовой борьбы утратили теперь свою притягательную силу. Во время войны с Третьим рейхом борьба шла прежде всего за защиту Отечества. При поисках угрозы, призванной оправдать реставраторский курс режима, теперь сталинское руководство пыталось учесть увеличившееся значение национального фактора. Новый противник должен был угрожать не только основам социализма, но и сущности русскости, быть олицетворением того, что считалось чуждым русским: недостаточной национальной гордости, приятия иностранных ценностей, двурушничества и жажды власти. Под такой образ врага постепенно подгонялось обывательское представление о евреях. Антисемитизм, который с 1942 г. лишь подспудно влиял на политику советского руководства, стал принимать характер официального курса. Этот поворот начался с провокационного убийства национального символа советского еврейства, руководителя ЕАК, Соломона Михоэлса, в январе 1948 г. Однако и после убийства Михоэлса сталинская политика в отношении евреев оставалась амбивалентной. Это, например, касается отношения Москвы к сионизму. Весной 1947 г. Москва изменила свою радикальную антисионистскую позицию и начала активно выступать в поддержку создания еврейского государства в Палестине. Таким образом, во второй половине 1940-х годов советское руководство проводило две диаметрально противоположные политические линии. С одной стороны, в отношении к Израилю оно разыгрывало «еврейскую карту», с другой стороны, внутри страны проводило радикальный антиеврейский курс, постепенно перераставший в открытую конфронтацию с еврейством – особенно после роспуска ЕАК в ноябре 1948 и начала направленной, главным образом, против евреев антикосмополитической кампании в январе 1949 (передовая статья «Правды» «Об одной антипатриотической группе театральных критиков» - 28 января 1949 года).

Лишь в последние годы жизни Сталина его отношение к еврейскому вопросу потеряло свою двойственность и становилось все более однозначным. В мае 1952 года военный трибунал в Москве начал закрытый процесс против арестованных в 1948-49 гг. членов ЕАК, в конце 1952 в Праге состоялся первый показательный антисемитский процесс во всем Восточном блоке (процесс Сланского), а несколько недель спустя мировая общественность узнала о так называемом «Деле кремлевских врачей».

Было ли «Дело врачей» всего лишь явлением, сопровождавшим борьбу за власть в ближайшем окружении кремлевского диктатора, как это иногда утверждается? Конечно, нет. Сталинский поход против евреев имел собственную внутреннюю логику, выяснение которой все еще связано с большими трудностями. Складывается впечатление, что Сталин в конце жизни практически перестал маневрировать и шел напролом к своей цели и лишь после смерти тирана началась смена парадигм в политике московского руководства. Выяснилось, как тесно сталинская система была связана с личностью своего создателя и как мало было у нее шансов пережить его. 4 апреля 1953 г. новые московские власти прекратили «Дело врачей», объявив его провокацией бывшего руководства органов госбезопасности.

 

  

Владимир Солонарь, профессор Университета Центральной Флориды:

Подлым убийством Соломона Михаэлься и кровавым разгоном Еврейского антифашистского комитета начал Сталин новую страницу истории своих злодеяний. В течение следующих четырех лет советское руководство инициировало массовые увольнения евреев как «безродных космополитов» со всех занимаемых постов, дало старт все более откровенной антисемитской кампании в прессе и на радио, и приказало арестовать светил советской медицины как «врачей-отравителей». Вероятно, только смерть Сталина предотвратила депортации евреев в Сибирь и на север. Есть несколько версий причин поворота Сталина к антисемитизму, который он еще десять лет назад  клеймил как пережиток каннибализма и который в предшествующие десятилетия преследовался в Советском Союзе как контрреволюционное преступление. Важно помнить, что к моменту начала государственного преследования евреев сталинский режим уже провел массовые репрессии против корейцев, поляков, этнических немцев, финнов, крымских татар, карачаевцев, чеченцев, ингушей, балкарцев, калмыков и других национальных групп.  Евреи стали лишь новой мишенью сталинской паранойи и садистской потребности убивать. Бессмысленно искать некую логику в этих действиях и излишне разбираться в причинах каждого поворота репрессивной машины: новые жертвы были неизбежны так долго, пока Сталин был жив. Быть может, в этом и состоит главный урок его эпохи: неограниченная власть имеет тенденцию к перерождению в кровавую тиранию, при которой никто, ни одна группа не защищена от государственного насилия. Сегодняшняя дата еще раз напоминает нам эту простую истину.

 

689

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь