Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Гусев Н.С. По ком жужжит шредер: современные научные (псевдо)исследования по истории Болгарии и Сербии конца XIX - начала ХХ вв.

По ком жужжит шредер: современные научные (псевдо)исследования по истории Болгарии и Сербии конца XIX – начала ХХ вв.[1]

 

В последние годы отечественная историческая наука начала процесс определенного самоочищения и связанного с этим «самокопания», стартовала массовая «охота» на диссертации, прежде всего чиновного люда, с большой долей некорректных заимствований. Однако набирает популярность новый «жанр» исторических произведений, порожденный идущим реформированием научной сферы, во главу угла ставящим формальные наукометрические показатели.

Каждому научному сотруднику знакомы заклинания «РИНЦ», «издания из перечня ВАК», к которым нынче добавилась импортная магия Scopus и Web of Science. При том известно, что далеко не все издания, на которые распространено это наукометрическое волшебство, имеют научную значимость. Обо всем этом многое уже было сказано, в рамках данной статьи хотелось бы продемонстрировать ситуацию с работами, касающимися истории Балкан конца XIX – начала ХХ вв. Заранее подчеркнем, что речь не пойдет о статьях в юбилейных или подготовленных по итогам конференций сборниках, а только о трудах в изданиях из перечня ВАК и входящих в РИНЦ, т.е. направленных в официально рецензируемые издания. Также оговоримся, что обрисованная ниже картина не является отражением состояния современной славистики, а приводимые случаи являются отклонениями, которые, к сожалению, могут стать нормой, а потому на их примере важно продемонстрировать основные проблемы.

Принципиальных претензий к интересующим нас работам можно выделить три. Первая – заявки на раскрытие широких и сложных тем в рамках крайне ограниченного объема статей. Вторая – источниковая база, содержащая в себе либо многократно изданные источники, либо отсутствующая вовсе. И третья – полное незнание имеющейся историографии.

Начнем с сербистики как наиболее популярной сегодня сферы балканских исследований. В 2010-е гг. она переживает расцвет, ей стали заниматься многие. К примеру, сотрудник Кемеровского госуниверситета Р.С. Селезнев в 2012 г. в «Вестнике Новосибирского университета» опубликовал статью «”Нет, ты Сербин, ты этого сам не знаешь…” – сербская национальная идентичность накануне и после освобождения (вторая половина XIX века)». В ходе трехстраничного (!) письменного выступления он пришел к выводу, что сербский народ к началу ХХ в. не сложился, у его представителей на разных территориях не было ничего общего между собой. «Впрочем, это не мешало сербской нации существовать, осознавая свое единство. Просто каждый по-разному представлял в себе серба» (Селезнев 2012: 58). Столь серьезное заключение не может не основываться на обширной базе источников и исследований. Однако в списке литературы мы видим не так уж много: лишь несколько статей и переводную «Историю сербов», а из источников – только работу А.Ф. Гильфердинга, путешествовавшего по региону в XIX в., и первый том подготовленной А.Л. Шемякиным антологии «Русские о Сербии и сербах». Это был первый, по крайней мере, который удалось найти, опус Р.С. Селезнева по сербистике; диссертацию в 2006 г. он защищал по теме «Ментальная история классического средневековья в отечественной историографии». В 2013 г. вышла уже более фундированная статья этого автора, в которой на 6 страницах (!) рассматривается эволюция сербской общины (задруги) в условиях вестернизации Сербии. Совсем не прибегая к сербскоязычной научной литературе, а положив в основу все тот же том антологии А.Л. Шемякина (11 из 20 пунктов списка литературы), кемеровский историк в этот раз не был столь сенсационен в своих выводах (Селезнев 2013a). В том же году Р.С. Селезнев отметился статьей о положении сербской женщины в начале ХХ в. в сборнике неясного происхождения (Селезнев 2013b), а в 2014 г. уже выпустил электронное учебное пособие «История славян в Новое время». Дальше автор, однако, переключился на более современные темы[2], а в 2016 г., по некоторым данным, был освобожден с поста замдекана вследствие шумного скандала на факультете, впрочем, не имевшего совершенно никакого отношения к качеству научных работ Р.С. Селезнева[3].

Перспективным научным кадром является, видимо, бывший аспирант кафедры культурологии Саратовского государственного технического университета Ю.В. Ромашов. В 2012 г. в «Известиях Саратовского университета» вышла его 4 страничная (!) работа «Балканы в восприятии русских во второй половине XIX века: славянское единство и отчуждение», где основное внимание он сосредоточил на восприятии русскими очевидцами сербов во время русско-турецкой войны 1877–1878 гг. и пришел к выводу «о преувеличении идеи близости славянских народов, ставшей основой панславизма», сформировавшейся в связи либо с идеализацией русско-балканской взаимности, либо с прикрытием политических планов как России, имевшей свои интересы на Балканах, так и «элиты балканских славян, искавшей защиты и поддержки у России» (Ромашов 2012a: 50). В списке литературы имеются две монографии (книги Л.И. Нарочницкой и В.И. Виноградова 1979 и 1978 гг. соответственно), но 14 из 23 его пунктов приходится всё на тот же первый том «Русских о Сербии и сербах», т.е. на тексты, в нем помещенные. При этом у Ю.В. Ромашова, что показательно, никаких упоминаний о других работах составителя антологии А.Л. Шемякина нет, хотя тот первым стал активно разрабатывать тематику восприятия и описания Сербии русскими очевидцами в конце XIX – начале ХХ вв. и являлся общепризнанным авторитетом в этой сфере (Шемякин 2004, 2009, 2010, 2011, 2012, 2013, 2017).

В том же году в «Вестнике Саратовского государственного технического университета», где, оказывается, существовал раздел «Философия, социология и культурология», вышла пятистраничная (!) статья Ю.В. Ромашова «Геополитика России на Балканах и идея славянского единства». В ней уже вовсе без опоры на исследования, лишь на основе работ В.И. Ламанского, И.С. Аксакова и Н.Я. Данилевского делается вывод, согласно которому интересы «балканских славян ставились в подчинение российским, хотя, безусловно, учитывались» (Ромашов 2012b: 262). Само заключение не ново и не сенсационно, но вопросы вызывает другое. Во-первых, взятые для рассмотрения мыслители, безусловно, являются яркими фигурами, но круг общественных деятелей, обращавшихся к славянской идее, ими далеко не ограничивался. Во-вторых, каждой из указанных личностей посвящена обширная литература, в которой подробно проанализированы их взгляды[4]. Мало чем отличается статья того же автора, вышедшая в 2013 г. в журнале «Власть», где, правда, несколько расширился список источников и появились две ссылки на исследования: автореферат диссертации о князе Э.Э. Ухтомском и публикацию на весьма патриотичном сайте «Око планеты» (Ромашов 2013a). В конечном счете, приобретя благодаря указанным статьям необходимые три «ваковские» публикации, и разместив еще две работы в сомнительных сборниках, индексируемых в РИНЦ (Ромашов 2013b; Ромашов 2013c), Ю.В. Ромашов защитил диссертацию по специальности «Теория и история культуры» на тему «Образ южных славян и идея славянского единства в панславистских концепциях России второй половины XIX – начала ХХ вв.». На деле работа ограничивается временем русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Автор проследил формирование образов «своих» и «чужих» в сознании русского общества. Однако сомнительной кажется заявленная новизна следующего утверждения: «Впервые выявлено, что взаимовосприятие русских и южных славян отличалось глубокой стереотипизированностью, что было обусловлено незнакомством русских с культурой и бытом балканских славян и той ролью, которую сыграли русские войска в освобождении Балкан от турецкого гнета» (Ромашов 2013d: 7). Новизну второй свежести можно списать на требования ВАК, а в последующем этот автор в статьях по истории Балкан замечен не был, что, впрочем, вряд ли стало для науки катастрофической потерей. Примечательно, что в том же Саратове в то же время вышли основанные на широчайшем круге источников книги, а затем и была защищена диссертация С.А. Кочукова об отношении и восприятии русским обществом Балкан и русско-турецкой войны 1877–1878 гг. (Кочуков 2011, 2012a, 2012b). В своих статьях Ю.В. Ромашов их не использует, хотя упоминает в автореферате диссертации.

В перечисленных работах совсем не встречается указаний на литературу на сербском языке, что, видимо, обусловлено кажущейся сложностью этого языка. Болгарский же язык из южнославянских является самым близким к русскому, имеет ту же графику, и вот уже специалисты из смежных сфер готовы блеснуть на ниве болгаристики. Так, В.В. Михайлов из Санкт-Петербурга опубликовал статью о начале «болгарского лета» – напряженных переговорах по перетягиванию Болгарии на одну из сторон Первой мировой войны в 1915 г. (Михайлов 2016). С источниками ситуация по сравнению с предыдущими авторами разительно отличается в лучшую сторону: использованы даже документы из Научного архива Института истории Болгарской АН, хотя тема предполагала бы скорее обращение к фонду 176К Центрального государственного архива Болгарии (фонд МИД). Но в то же время В.В. Михайлов счел допустимым проигнорировать существующую болгарскую историографию проблемы (можно упомянуть относительно недавние работы академиков И. Илчева и Г. Маркова), и даже российскую: работы ведущего российского специалиста по Болгарии в Первой мировой войне – Г.Д. Шкундина, в том числе и его монографию (Шкундин 2007), а также коллективный труд сотрудников Института славяноведения РАН, посвященный Балканам в той войне (За балканскими фронтами 2002). Однако этот пример, при всех его недостатках, в отличие от нижеприведенных образцов, также по необъяснимой причине касающихся Первой мировой войны, все же являет собой научную работу.

Краснодарская исследовательница болгарской церкви XIX в. В.В. Бондарева тоже обратилась к этой проблематике, разразившись в журнале с названием в духе «Любой каприз за ваши деньги в РИНЦ» статьей с безграничным по своей широте заглавием: «Болгария в Первой мировой войне 1914–1918 гг. Падение режима Фердинанда», в которой, ссылаясь лишь на российского дипломата Г.Н. Трубецкого, называет причиной отречения болгарского царя в 1918 г. лишь то, что монарх и его народ друг друга взаимно не любили. А «основной тенденцией внешнеполитического развития» Болгарии начала ХХ в. автор считает русофобию, которая «определяла внутриполитическую направленность в историческом развитии болгарского государства». Однако «русофобы» своими действиями приносили родине лишь беды, «позабыв о том, что именно европейские державы расчленили Великую Сан-Стефанскую Болгарию, рожденную в результате победоносной русско-турецкой войны». И, как констатирует В.В. Бондарева, болгары не сумели извлечь уроки из своей истории начала прошлого столетия и, «повторив ошибки во Второй мировой войне, выступили на стороне Германии, вновь противопоставив себя своей освободительнице России» (Бондарева 2015a: 52–53). Столь громкие и звучные выводы автор делает, опираясь в том числе на «Советскую историческую энциклопедию» и учебник «История южных и западных славян». В списке литературы мы не найдем современной историографии вопроса (хотя сам перечень производит приятное впечатление), но обнаружим, что 5 из 23 пунктов – статьи и книга В.В. Бондаревой, причем все они касаются болгарского духовенства в XIX в. В самоцитировании, естественно, нет ничего зазорного. Нередко автор вынужден делать отсылки на свои работы, уточняющие и расширяющие представление о проблеме, а часто его труды составляют неотъемлемую часть историографии вопроса. Но в данном случае налицо влияние наукометрических причуд, идущих из министерства – таким нехитрым способом за одну статью в не самом серьезном издании пресловутые цитирования в РИНЦ выросли на 5 пунктов. В том же году в схожем издании вышла статья В.В. Бондаревой о югославянских народах в Первой мировой войне. Необоснованного самоцитирования в ней нет, но незнание сербо-хорватского языка фактически сводит работу к пересказу опубликованных русскоязычных трудов, что делает ее не исследовательской, а реферативной (Бондарева 2015b). Всего же В.В. Бондарева в своей краткой автобиографии указывает более 50 сочинений, почти все из которых вышли в различных изданиях Кубанского государственного университета либо журналах «Синергетика науки» и «Альманах современной науки и образования». В последние годы, судя по всему, она стала активно изучать культурную революцию в Китае и советский кинематограф 30-х гг.[5] Такое разнообразие ее интересов объяснимо, ведь она известный ученый. По крайней мере, имеет сертификат о том, что она включена в интернет-энциклопедию РАЕ «Известные ученые России»[6]. Стоимость получения этого сертификата, как пишут на сайте, 4290 рублей[7].

Теперь же хотелось бы упомянуть еще не известного ученого – аспиранта Воронежского государственного университета А.А. Фоменко. В 2017 г. он в двух разных изданиях опубликовал фактически одну и ту же статью, в которой в рамках всего четверти авторского листа попытался продемонстрировать модернизацию болгарской армии в начале ХХ в. и оценить ее готовность к Первой мировой войне (Фоменко 2017a, 2017b). Естественно, такая попытка вряд ли могла увенчаться успехом, к тому же автор был не знаком со специальными исследованиями[8] и даже использование 4 книг на болгарском языке не создает впечатление глубокого знакомства с вопросом. Оставляя сомнение в новизне и значимости этих работ, перейдем к более интересным трудам А.А. Фоменко, ярчайшим образом демонстрирующим все три вышеназванные недостатка подобных «исследований»[9]. Например, напоминающая своим стилем скорее конспект лекции, а не связный текст, статья «Проблематика понятия “нация” в контексте болгарской идентичности». Приведя всего полторы страницы эмпирического материала из одного сборника статей, автор на этой основе посчитал возможным констатировать: «У болгар доминирует идея богоизбранности народа. Соседние народы изображаются отрицательно, как виновники происходящих в Болгарии бед» (Фоменко 2016b[10]). Вершиной творчества А.А. Фоменко на сегодняшний день, пожалуй, стоит считать его статью «Историографический аспект в изучении болгаристики», в которой говорится, впрочем, лишь об исторической болгаристике. Работа касается дореволюционного изучения Болгарии (начиная со второй трети XIX в.), влияния на историографию социалистического переворота в стране в 1944 г. и даже состояния названной науки в СССР (Фоменко 2016a). Всё это автор сумел удивительным образом поместить на 5 страницах текста, правда, вся болгаристика советского времени ужата лишь до рассказа о Л.Б. Валеве, который при всем его несомненном вкладе в науку являлся далеко не единственным в СССР специалистом по истории Болгарии, и с его смертью в 1981 г. изучение этой страны не закончилось. Парадоксально при этом, что автор ссылается лишь на две работы – сборник трудов Б.Н. Билунова и статью Т.В. Волокитиной и Е.Л. Валевой, которых почему-то не упомянул в своем произведении, возможно, даже не потрудившись узнать, что это ведущие российские болгаристы. Вдобавок в одной из статей тот же аспирант ссылается на книгу Р.П. Гришиной, но этого известного исследователя он также почему-то в своей названной статье 2016 г. не счел необходимым отнести к миру болгаристики. Впрочем, когда мы имеем дело с аспирантским творчеством, можно сделать, конечно, скидки на исследовательскую незрелость и предъявить претензии скорее к научному руководителю, санкционировавшему публикацию незрелой статьи.  

Третьим большим тематическим блоком являются международные отношения на Балканах. Здесь крупнейшим по размаху специалистом стоит признать А.А. Болтаевского, аффилиация которого не совсем ясна[11]. Если странности работ А.А. Фоменко можно опять-таки списать на недостаточное научное руководство аспирантом, то в данном случае речь идет об отлаженной системе работы с наукометрическими показателями. Список работ А.А. Болтаевского примечателен. Тут есть статьи с заголовками: «Формирование советской политической элиты: от смерти Ленина до триумфа Сталина», «Городские водоемы: роль гидрообъектов в формировании биосферносовместимого (?!) городского пространства», «Проституция как современная форма торговли людьми», «Российская деревня: трудный путь к возрождению». Немало у него работ, посвященных Балканам и их судьбам, правда эти, судя по названиям, скорее историософские, нежели исторические произведения невелики по объему. Так, уроки Первой мировой войны уместились всего в 20 тысячах знаков (Болтаевский 2014), судьбы всего славянского мира в ХХ в. вместе со списком литературы в освещении А.А. Болтаевского и его регулярного соавтора И.П. Прядко заняли полтора авторских листа, эссе о Балканах в начале ХХ в. – потребовало 12 тысяч знаков, а размышление под заголовком «Балканы на перекрестках миров: славянский “узел истории” (конец XIX – начало XX вв.)» – 32 тысячи (Болтаевский, Прядко 2015b, 2015a, 2017). Перечисленные статьи опубликованы в различных журналах одного и того же издательства, всего же в нем за последние три года у А.А. Болтаевского вышло 30 работ только по интересующей нас проблематике. Попытка же описать все творческое наследие этого необычайно плодовитого автора – достойная задача не просто для отдельной статьи, но, наверно, и для докторской диссертации. Согласно базе портала elibrary.ru, в РИНЦ у этого мыслителя 186 публикаций (из них 156 за 2013–2017 гг.) при 817 цитированиях (правда, огромное их количество – в сборниках работ студентов тех вузов, где А.А. Болтаевский преподавал). Под стать такой активности и пресловутый индекс Хирша, составляющий 21. Для сравнения, у такой бесспорно огромной научной величины, как недавно скончавшийся академик А.А. Зализняк, этот показатель равнялся 22. Труды А.А. Болтаевского сложно укорить в незнании российской историографии – списки литературы велики и обильны, но порядка в них нет: не встречаются указания на разработки балканских ученых, ссылки на первоисточники отсутствуют вовсе. К тому же не ставятся новые вопросы, не применяются передовые методы исторических исследований, и в итоге статьи носят сугубо реферативный характер, что лишает их научной значимости. Однако и в нишу научно-популярных или учебных материалов невозможно их поместить в силу избранной автором установки уместить ответы на огромные исторические вопросы в сжатых рамках небольших статей. Примечательно, что идеей публикации работ о Балканах А.А. Болтаевский, видимо, заразил и своего коллегу по работе В.И. Бакланова, выпустившего статью «Балканы как “захолустье” Европы (вторая половина XIX века)», которая представляет собой все тот же реферат из чужих статей, при том не очень внимательный: так, известный сербский историк Латинка Перович из ученой дамы превратилась в ученого мужа по имени Латинкой (Бакланов 2015: 11)...

Приведенные примеры иллюстрируют перечисленные выше недостатки такого типа трудов. Эти работы не являются антинаучными – выводы не противоречат принятым точкам зрения, факты не извращаются и не подтасовываются, в них, как правило, нет некорректных заимствований, и потому, казалось бы, они не наносят вреда науке. Но названные образчики исторических произведений не являются исследованиями – они не отвечают главной цели науки – приращению знания. Переливая из пустого в порожнее, пользуясь известными и легкодоступными источниками[12], авторы добиваются своих целей. Для кого-то это обретение заветной корочки кандидата наук (а, возможно, прежде всего, – военного билета, право на который дает эта корочка). В таком случае выбираются вестники региональных вузов, редакции которых либо недостаточно компетентны в славистике, чтобы оценить значимость работы, либо не желают идти на конфликт с научным руководителем соискателя, который в свою очередь стремится не попасться на глаза действительным специалистам в данной области[13]. Диссертация тихо и спокойно, без скандалов защищается в уютном междусобойчике. При таком положении дел происходит скрытая девальвация самих ученых степеней.

Второй вариант появления статей, чья эвристическая функция стремится к нулю, вытекает из современной логики управления наукой. Выходят такие опусы в изданиях, приглашениями в которые полна папка «Спам» электронной почты любого научного сотрудника. Но публикация в них позволяет рапортовать о высоких показателях. Чиновное начальство редко лезет выяснять, что стоит за числом в отчете – академические журналы или частные «альманахи чего-то там». В итоге научный сотрудник, потративший время на поиски, чтение и анализ источников, подготовивший прорывную работу по узкому вопросу, оказывается в заведомо проигрышном положении перед автором, в год компилирующим из трудов других исследователей по 20 или 30 статей с громогласными названиями. Возможно, перечисленные персонажи – хорошие люди, прекрасные преподаватели и добрые семьянины, загнанные начальством в такое положение. Но как бы то ни было, достигнутые подобным образом показатели оказывают влияние на финансирование работ, учитываются при предоставлении грантов и в конкурсах. В итоге, вполне возможно, что через некоторое время реальная исследовательская наука будет вынуждена стать маргинальной, а главными принципами станут – «много» и «красиво звучит».

Понятно, что приведенные примеры – это пока отклонения от нормы, не создающие картину отечественной балканистики. И в Москве, и в регионах есть настоящие ученые, кто-то из них уже создал себе имя, кто-то – только в начале своего научного пути, и пока их большинство. Тем не менее, бороться с псевдоисследованиями нужно. Однако что можно сделать, кроме как вслух попричитать? Формальным критериям научных работ такие произведения отвечают. Единственная возможность – отслеживать появление таких статей и диссертаций и писать на них гневные отзывы и отклики, благо, желая попасть в РИНЦ, авторы вместе со своими опусами оказываются на просторах интернета. И в то же время это будет лишь им на руку. Ведь упоминая в своих статьях такие произведения в любом контексте, мы ссылаемся на них, отчего пресловутые цитирования в РИНЦ заодно с индексом Хирша у псевдоисследователей растут. В чем заключается и главный грех этой статьи.

 

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Бакланов 2015 – Бакланов В.И. Балканы как «захолустье» Европы (вторая половина XIX века) // Современная научная мысль. 2015. № 1.

Болтаевский 2014 – Болтаевский А.А. Сараевский кризис: уроки Первой мировой войны // Genesis: исторические исследования. 2014. № 3.

Болтаевский, Прядко 2015a – Болтаевский А.А., Прядко И.П. Полуостров конфликтов: Балканы в начале XX века. // Genesis: исторические исследования. 2015. № 5.

Болтаевский, Прядко 2015b – Болтаевский А.А., Прядко И.П. Судьбы славянского мира в XX веке // Социодинамика. 2015. № 3.

Болтаевский, Прядко 2017 – Болтаевский А.А., Прядко И.П. Балканы на перекрестках миров: славянский «узел истории» (конец XIX – начало XX вв.) // Genesis: исторические исследования. 2017. № 3.

Бондарева 2015a – Бондарева В.В. Болгария в Первой мировой войне 1914–1918 гг. Падение режима Фердинанда // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы Теории и практики. 2015. № 8 (58): в 3-х ч. Ч. II.

Бондарева 2015b – Бондарева В.В. Югославянские народы в период Первой мировой войны. Идея югославизма и рождение «первой Югославии» // Альманах современной науки и образования. 2015. № 7 (97).

Българската армия 2015 – Българската армия в Първата световна война 1915–1918 г. София, 2015.

За балканскими фронтами 2002 – За балканскими фронтами Первой мировой войны / Отв. ред. В.Н. Виноградов. М., 2002.

Ковтунова 2017 – Ковтунова Ю.В. Женское образование в Сербии в последней трети XIX–начале XX века в описаниях русских путешественников // Вестник магистратуры. 2017. № 1-1 (64).

Кочуков 2011 – Кочуков С.А. Русско–турецкая война 1877–1878 гг. в освещении периодической печати России. Саратов, 2011.

Кочуков 2012a – Кочуков С.А. «За братьев-славян»: Русско-турецкая война 1877–1878 гг. в восприятии общества, власти и армии Российской империи. Саратов, 2012.

Кочуков 2012b – Кочуков С.А. Общество, правящая элита, армия Российской империи и Русско-турецкая война 1877–1878 гг.: дисс. ... докт. ист. наук. Саратов, 2012.

Лаптева 2014 – Лаптева Л.П. Владимир Иванович Ламанский (1833–1914) (К столетней кончине знаменитого слависта) // Славянский мир в третьем тысячелетии: Человек, общество, народ в истории, языке и культуре. М., 2014.

Михайлов 2016 – Михайлов В.В. Начало «болгарского лета»: дипломатическая коллизия 23 мая – 14 июня 1915 г. // Клио. 2016. № 10 (110).

Ромашов 2012a – Ромашов Ю.В. Балканы в восприятии русских во второй половине XIX века: славянское единство и отчуждение // Известия Саратовского университета. 2012. Т. 12. Сер. История. Международные отношения. Вып. 3.

Ромашов 2012b – Ромашов Ю.В. Геополитика России на Балканах и идея славянского единства // Вестник СГТУ. 2012. № 4 (68).

Ромашов 2013a – Ромашов Ю. Кризис идеи славянского единства в конце XIX – начале ХХ в. в российском обществе // Власть. 2013. № 2.

Ромашов 2013b – Ромашов Ю.В. Впечатления русских путешественников от Сербии и ее городской жизни // Альманах современной науки и образования. 2013. № 10 (77).

Ромашов 2013c – Ромашов Ю.В. Сербы в восприятии русских в последней четверти XIX в. // Приволжский научный вестник. 2013. № 8-1 (24).

Ромашов 2013d – Ромашов Ю.В. Образ южных славян и идея славянского единства в панславистских концепциях России второй половины XIX – начала ХХ вв.: автореф. дисс. ... канд. ист. наук. Саратов, 2013.

Селезнев 2012 – Селезнев Р.С. «Нет, ты Сербин, ты этого сам не знаешь…» – сербская национальная идентичность накануне и после освобождения (вторая половина XIX века) // Вестник НГУ. Сер.: История, филология. 2012. Т. 11. Вып. 8: История.

Селезнев 2013a – Селезнев Р.С. Задруга и вестернизация: сербская община в условиях догоняющей модернизации (вторая половина XIX – начало ХХ вв.) // Вестник КемГУ. 2013. № 2 (54). Т. 1.

Селезнев 2013b – Селезнев Р.С. Положение сербской женщины в условиях догоняющей модернизации (вестернизации) глазами русских наблюдателей (вторая половина XIX в.) // Сербские научные исследования 2012. М., 2013.

Фоменко 2016a – Фоменко А.А. Историографический аспект в изучении болгаристики // Современные проблемы гуманитарных и общественных наук. 2016. № 2 (10).

Фоменко 2016b – Фоменко А.А. Проблематика понятия «нация» в контексте болгарской идентичности // Современные проблемы гуманитарных и общественных наук. 2016. Т. 9. № 1.

Фоменко 2017a – Фоменко А.А. Модернизация болгарской армии и степень её подготовленности к ведению боевых действий в годы Первой мировой войны. Причины поражения // Современные проблемы гуманитарных и общественных наук. 2017. Т. 15. № 2.

Фоменко 2017b – Фоменко А.А. Проблемы модернизации болгарской армии в 1903–1918 годах // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: История. Политология. Социология. 2017. № 3.

Шемякин 2004 – Шемякин А.Л. Традиционное общество и вызовы модернизации. Сербия последней трети XIX – начала XX в. глазами русских // Человек на Балканах и процессы модернизации. Синдром отягощенной наследственности (последняя треть XIX – первая половина XX в.). СПб., 2004.

Шемякин 2009 – Шемякин А.Л. В плену у традиции: русские путешественники о Сербии и сербах (вторая половина XIX – начало XX в.) // Политическая культура и международные отношения в новое и новейшее время. Нижний Новгород, 2009.

Шемякин 2010 – Шемякин А.Л. Особенности политического процесса в Сербии глазами русских (последняя треть XIX – начало XX века) // Славяноведение. 2010. № 5.

Шемякин 2011 – Шемякин А.Л. Русские очевидцы о специфике политического процесса в независимой Сербии (1878–1914) // Человек на Балканах глазами русских. СПб., 2011.

Шемякин 2012 – Шемякин А.Л. Сербия и сербы накануне Балканских войн глазами русских (к дискуссии о «современном» государстве) // Модернизация vs. война. Человек на Балканах накануне и во время Балканских войн (1912–1913). М., 2012.

Шемякин 2013 – Шемякин А.Л. Московский профессор о независимой Сербии. Платон Андреевич Кулаковский в Белграде (1878–1882) // Родина. 2013. № 12.

Шемякин 2017 – Шемякин А.Л. Сербские сочинения П.А. Ровинского (первичное осмысление и перспективы исследования) // Славяноведение. 2017. № 3.

Шкундин 2007 – Шкундин Г.Д. Разделяй и властвуй! Вопрос о сепаратном мире с Болгарией в политике держав Антанты (октябрь 1915 – март 1916 г.). София, 2007.

 

 

REFERENCES

Baklanov V.I. Balkany kak «zakholust'e» Evropy (vtoraia polovina XIX veka). Sovremennaia nauchnaia mysl', 2015, no. 1.

Boltaevskii A.A. Saraevskii krizis: uroki Pervoi mirovoi voiny. Genesis: istoricheskie issledovaniia, 2014, no. 3.

Boltaevskii A.A., Priadko I.P. Poluostrov konfliktov: Balkany v nachale XX veka. Genesis: istoricheskie issledovaniia, 2015, no. 5.

Boltaevskii A.A., Priadko I.P. Sud'by slavianskogo mira v XX veke. Sotsiodinamika, 2015, no. 3.

Boltaevskii A.A., Priadko I.P. Balkany na perekrestkakh mirov: slavianskii «uzel istorii» (konets XIX – nachalo XX vv.). Genesis: istoricheskie issledovaniia, 2017, no. 3.

Bondareva V.V. Bolgariia v Pervoi mirovoi voine 1914–1918 gg. Padenie rezhima Ferdinanda. Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i iuridicheskie nauki, kul'turologi i iskusstvovedenie. Voprosy Teorii i praktiki, 2015, no. 8 (58): Ch. II.

Bondareva V.V. Iugoslavianskie narody v period Pervoi mirovoi voiny. Ideia iugoslavizma i rozhdenie «pervoi Iugoslavii». Al'manakh sovremennoi nauki i obrazovaniia, 2015, no. 7 (97).

Balgarskata armiia v Parvata svetovna voina 1915–1918 g. Sofia, 2015.

Za balkanskimi frontami Pervoi mirovoi voiny. Moscow, 2002.

Kovtunova Iu.V. Zhenskoe obrazovanie v Serbii v poslednei treti XIX–nachale XX veka v opisaniiakh russkikh puteshestvennikov. Vestnik magistratury, 2017, no. 1-1 (64).

Kochukov S.A. Russko–turetskaia voina 1877–1878 gg. v osveshchenii periodicheskoi pechati Rossii. Saratov, 2011.

Kochukov S.A. «Za brat'ev-slavian»: Russko-turetskaia voina 1877–1878 gg. v vospriiatii obshchestva, vlasti i armii Rossiiskoi imperii. Saratov, 2012.

Kochukov S.A. Obshchestvo, praviashchaia elita, armiia Rossiiskoi imperii i Russko-turetskaia voina 1877–1878 gg.: diss. ... dokt. ist. nauk. Saratov, 2012.

Lapteva L.P. Vladimir Ivanovich Lamanskii (1833–1914) (K stoletnei konchine znamenitogo slavista). Slavianskii mir v tret'em tysiacheletii: Chelovek, obshchestvo, narod v istorii, iazyke i kul'ture. Moskva, 2014.

Mikhailov V.V. Nachalo «bolgarskogo leta»: diplomaticheskaia kolliziia 23 maia – 14 iiunia 1915 g. Klio, 2016, no. 10 (110).

Romashov Iu.V. Balkany v vospriiatii russkikh vo vtoroi polovine XIX veka: slavianskoe edinstvo i otchuzhdenie. Izvestiia Saratovskogo universiteta, 2012, vol. 12, Ser. Istoriia. Mezhdunarodnye otnosheniia, vyp. 3.

Romashov Iu.V. Geopolitika Rossii na Balkanakh i ideia slavianskogo edinstva. Vestnik SGTU, 2012, no. 4 (68).

Romashov Iu. Krizis idei slavianskogo edinstva v kontse XIX – nachale XX v. v rossiiskom obshchestve. Vlast', 2013, no. 2.

Romashov Iu.V. Vpechatleniia russkikh puteshestvennikov ot Serbii i ee gorodskoi zhizni. Al'manakh sovremennoi nauki i obrazovaniia, 2013, no. 10 (77).

Romashov Iu.V. Serby v vospriiatii russkikh v poslednei chetverti XIX v. Privolzhskii nauchnyi vestnik, 2013, no. 8-1 (24).

Romashov Iu.V. Obraz iuzhnykh slavian i ideia slavianskogo edinstva v panslavistskikh kontseptsiiakh Rossii vtoroi poloviny XIX – nachala XX vv.: avtoref. diss. ... kand. ist. nauk. Saratov, 2013.

Seleznev R.S. «Net, ty Serbin, ty etogo sam ne znaesh'…» – serbskaia natsional'naia identichnost' nakanune i posle osvobozhdeniia (vtoraia polovina XIX veka). Vestnik NGU. Ser.: Istoriia, filologiia, 2012, vol. 11, vyp. 8: Istoriia.

Seleznev R.S. Zadruga i vesternizatsiia: serbskaia obshchina v usloviiakh dogoniaiushchei modernizatsii (vtoraia polovina XIX – nachalo XX vv.). Vestnik KemGU, 2013, no. 2 (54), vol. 1.

Seleznev R.S. Polozhenie serbskoi zhenshchiny v usloviiakh dogoniaiushchei modernizatsii (vesternizatsii) glazami russkikh nabliudatelei (vtoraia polovina XIX v.). Serbskie nauchnye issledovaniia 2012, Moscow, 2013.

Fomenko A.A. Istoriograficheskii aspekt v izuchenii bolgaristiki. Sovremennye problemy gumanitarnykh i obshchestvennykh nauk, 2016, no. 2 (10).

Fomenko A.A. Problematika poniatiia «natsiia» v kontekste bolgarskoi identichnosti. Sovremennye problemy gumanitarnykh i obshchestvennykh nauk, 2016, vol. 9, no. 1.

Fomenko A.A. Modernizatsiia bolgarskoi armii i stepen' ee podgotovlennosti k vedeniiu boevykh deistvii v gody Pervoi mirovoi voiny. Prichiny porazheniia. Sovremennye problemy gumanitarnykh i obshchestvennykh nauk, 2017, vol. 15, no. 2.

Fomenko A.A. Problemy modernizatsii bolgarskoi armii v 1903–1918 godakh. Vestnik Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriia: Istoriia. Politologiia. Sotsiologiia, 2017, no. 3.

Shemiakin A.L. Traditsionnoe obshchestvo i vyzovy modernizatsii. Serbiia poslednei treti XIX – nachala XX v. glazami russkikh. Chelovek na Balkanakh i protsessy modernizatsii. Sindrom otiagoshchennoi nasledstvennosti (posledniaia tret' XIX – pervaia polovina XX v.). Saint-Petersburg, 2004.

Shemiakin A.L. V plenu u traditsii: russkie puteshestvenniki o Serbii i serbakh (vtoraia polovina XIX – nachalo XX v.). Politicheskaia kul'tura i mezhdunarodnye otnosheniia v novoe i noveishee vremia. Nizhnii Novgorod, 2009.

Shemiakin A.L. Osobennosti politicheskogo protsessa v Serbii glazami russkikh (posledniaia tret' XIX – nachalo XX veka). Slavianovedenie, 2010, no. 5.

Shemiakin A.L. Russkie ochevidtsy o spetsifike politicheskogo protsessa v nezavisimoi Serbii (1878–1914). Chelovek na Balkanakh glazami russkikh. Saint-Petersburg, 2011.

Shemiakin A.L. Serbiia i serby nakanune Balkanskikh voin glazami russkikh (k diskussii o «sovremennom» gosudarstve). Modernizatsiia vs. voina. Chelovek na Balkanakh nakanune i vo vremia Balkanskikh voin (1912–1913). Moscow, 2012.

Shemiakin A.L. Moskovskii professor o nezavisimoi Serbii. Platon Andreevich Kulakovskii v Belgrade (1878–1882). Rodina, 2013, no. 12.

Shemiakin A.L. Serbskie sochineniia P.A. Rovinskogo (pervichnoe osmyslenie i perspektivy issledovaniia). Slavianovedenie, 2017, no. 3.

Shkundin G.D. Razdeliai i vlastvui! Vopros o separatnom mire s Bolgariei v politike derzhav Antanty (oktiabr' 1915 – mart 1916 g.). Sofia, 2007.

 

 

Гусев Никита Сергеевич – кандидат исторических наук, научный сотрудник Института славяноведения РАН.

 

For Whom the Shredder Buzzes: contemporary scientific (pseudo)research on the history of Bulgaria and Serbia late XIX – early XX centuries.

In this paper we consider a number of illustrative articles on the history of Bulgaria and Serbia late XIX – early XX centuries, published in periodical from the list of HAC and included in the RSCI. The author draws attention to their noresearch character and identifies three typical features: a loud name, lack of sources, ignorance of historiography.

Bulgaria, Serbia, science, scientometric indicators.

 

[1] Статья написана при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, проект № 18-59-18002

[2] В 2017 г., однако, вышла двухстраничная публикация магистрантки Р.С. Селезнева, где речь шла о Сербии рубежа веков, и которой были присущи все свойства первой статьи ее научного руководителя (Ковтунова 2017). Но по понятным причинам анализ студенческих работ выходит за рамки темы настоящей статьи.

[3] Декана истфака Кемеровского госуниверситета уволили из-за голых первокурсников // URL: https://lenta.ru/news/2016/09/07/kgu/ (Дата обращения 15.08.2018).

[4] Например, см. обширную литературу о В.И. Ламанском, наименее известном более широкому кругу читателей из этих троих, в: Лаптева 2014.

[5] URL: https://nsportal.ru/viktoriya-viktorovna-bondareva (Дата обращения 15.08.2018).

[6] URL: https://famous-scientists.ru/14994 (Дата обращения 15.08.2018).

[7] URL: https://famous-scientists.ru/about/order.html (Дата обращения 15.08.2018).

[8] Например, из последнего: Българската армия 2015.

[9] Также здесь мы не рассматриваем его статьи о понятии «Нация» в современной конструктивисткой историографии, т.к. это выходит за рамки нашей темы.

[10] Указать страницу, на которой можно прочесть этот вывод, не получится. Как это ни странно, но редакция данного серийного издания, видимо, не утруждает себя не только редакторской работой с авторами, но и расстановкой номеров страниц.

[11] Согласно порталу elibrary.ru, он работал в Московском государственном строительном университете, Международном славянском институте, а ныне трудится в Московском университете пищевых производств и Российском университете кооперации.

[12] Не заключается ли причина популярности первого тома «Русских о Сербии и сербах» в том, что книга давно размещена в интернете, и нет необходимости ходить за ней в библиотеку? Недавно в сети появился второй том антологии, завершается работа над подготовкой к изданию третьего тома, которую А.Л. Шемякин при жизни успел довести практически до конца. Время покажет, будут ли они столь же популярны.

[13] В этом плане А.А. Фоменко – счастливое исключение, поскольку он обращался в Институт славяноведения РАН по вопросу поиска оппонента диссертации, что в свою очередь свидетельствует о благих помыслах, что вкупе со сказанным о его работах говорит о недостаточном понимании им на сегодняшний день принципов научной деятельности.

648