Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Дашевский В. Ю. Рец.: Виктор Шнирельман. Колено Даново. Эсхатология и антисемитизм в современной России. М., Издательство ББИ, 2017, XIV + 617 с.

В. А. Шнирельман – известный российский учёный-этнолог, автор целого ряда научных трудов о ксенофобии, расизме и антисемитизме в современном мире и России1.  В названии его новой книги есть, на первый взгляд, нечто загадочное. Её потенциальные читатели, безусловно, знают, что антисемитизм – это «враждебное отношение к евреям»2. А вот о «колене Дановом» и значении термина «эсхатология» знают далеко не все. Между тем, в заглавие книги эти слова вынесены не случайно: без того, что за ними стоит, нельзя понять, что представляет собой именно современный антисемитизм и какую роль он играет в общественно-политической жизни России.

         В «Предисловии» к своей книге автор указывает, что, «судя по последним социологическим данным», в российском обществе сегодня – «относительно невысокий уровень антисемитских настроений», и он «имеет тенденцию к дальнейшему снижению». Поэтому «как власть, так и лидеры еврейских общин также не ощущают тревоги по поводу этого фактора». Однако, пишет далее В. Шнирельман, «как показывают многолетние социологические опросы (подчёркнуто мною. – В. Д.), общественное мнение столько же неустойчиво, как погода, и способно быстро сменить вектор» (с. Х). «Эсхатологические страхи, – отмечает автор, – нарастают в периоды глубоких экономических, социальных и политических кризисов» (с. 554). Рубеж ХХ – ХХI веков и стал для России таким периодом. Отчасти повторилась ситуация начала ХХ века – тогда произошло крушение Российской империи (со всеми известными трагическими событиями того времени). В конце ХХ века новый социально-политический кризис привел к распаду и исчезновению Советского Союза. На людей обрушились новые бедствия и невзгоды, хотя и не столь ужасные и кровавые, как столетие назад. Именно в таких исторических обстоятельствах в России в начале ХХ века сложился, а на рубеже ХХ – ХХI вв. с новой силой воскрес «современный антисемитский эсхатологический миф». В обществе возникли апокалипсические настроения, сопровождавшиеся в наши дни – «вспышками антисемитизма», тогда как в начале ХХ века – кровавыми погромами и убийствами евреев (см. сс. 25, 124-125, 522).

Хотя В. А. Шнирельман не даёт определение термину «эсхатология», но читатель его книги и без словаря поймёт, что речь идёт о христианском религиозном учении о «конце света»: «последних временах», пришествии антихриста, решающем поединке сил Бога и Сатаны и Страшном суде. В основе этого учения лежат различные богословские толкования «Откровения Иоанна Богослова» («Апокалипсис» – это «Откровение» по-гречески). Следует заметить (и в книге это показано), что в самом тексте « Откровения» (завершающей Библейской книге Нового Завета) никакого антисемитизма нет, да и быть не могло. Текст «Откровения» был создан во второй половине I в. н. э., не позднее 90-х годов. «Именно к этому времени относит создание Откровения Иоанна церковная традиция», – отмечала известный специалист по истории христианства И. С. Свенцицкая3. Напомним: христианство зародилось в Палестине среди евреев и первоначально (в I в. н. э.) было ещё одной религиозной группой «в рамках господствующей иудейской религии»4. Иоанн Богослов (он же – апостол Иоанн) сам был иудеем и в Иисусе Христе видел Мессию (спасителя), приход которого был предсказан ещё в «Ветхом завете» – Священном писании как для иудеев, так и для христиан. В. А. Шнирельман кратко и точно излагает содержание «Откровения Иоанна» в своей книге (см. сс. 43-44). Он констатирует, что «ряд ключевых понятий и символов... достались христианской эсхатологии от иудейской традиции» (с. 44).

Однако уже во II в. н. э. христианство отделилось от иудаизма, превратившись в отдельную религию, со временем ставшую одной из мировых религий. С этого времени (II - III вв.) в христианскую эсхатологию проникают «юдофобские настроения» (с. 47). Богослов и епископ Ириней Лионский (135-202) и его ученик Ипполит Римский (ок. 170-235) первыми сформировали «целостное учение об антихристе». К ним и «восходят представления о том, что антихрист будет евреем, связанным своим происхождением с коленом Дана, и что он станет царём, которого евреи признают своим Мессией. Однако затем многим иудеям суждено будет уверовать в Иисуса Христа и, тем самым, спастись (сс. 48-49).

Напомним: «колено Даново» – это, согласно Ветхому завету, одно из 12-ти израильских племён, происходивших от 12-ти сыновей патриарха Иакова. В текстах Ветхого завета «Дан иной раз выглядел далеко не лучшим образом» (с. 52). Ириней Лионский заметил, что в «Откровении Иоанна» «колено Даново» не упомянуто «в списке спасаемых», и предположил, что это – «следствие его тесной связи с антихристом...» (см. об этом подробнее на сс. 52-53).

Далеко не все христианские богословы (и в указанное время, и позднее) соглашались с Иринеем Лионским. Ведь в «Откровении» антихрист показан как «зверь с семью головами», и никаких указаний на его связь с «коленом Дановым» в этом тексте нет. Неудивительно, что св. Августин (354-430) «объявил “Откровение Иоанна Богослова” аллегорическим произведением... И рассуждения Иринея Лионского были забыты более чем на тысячу лет» (с. 49).

Кажется, тут бы и закончиться истории о «колене Дановом». Но не тут-то было! В 2012 г. в Нижнем Новгороде вышла «Книга о последних временах» – православное издание. В ней «подчёркивалось, что, по мнению как немалого числа священнослужителей, так и верующих», близится конец света. В книге «давался традиционный образ антихриста, причём отмечалось, что им будет еврей из колена Дана, который сядет на трон в Иерусалиме» (с. 171 – подчёркнуто мною. – В. Д.). И это только один пример из массы такого рода публикаций! В свете всего этого название книги В. Шнирельмана вполне понятно и звучит актуально. Жив «антисемитский эсхатологический миф»! И, как показывает исследование В. Шнирельмана, в России среди православных верующих (и не только их!) он укрепляет не только антисемитские, но и антизападнические настроения. В США, отмечает В. Шнирельман, также (и даже сильнее, чем в России) распространены эсхатологические взгляды, причем их носители в России и в США «в некоторых существенных моментах приходят к диаметрально противоположным выводам, что оказывает влияние даже на внешнюю политику» (с. XIII). Поэтому книга В. А. Шнирельмана о современной христианской эсхатологии и обо всём, что с ней связано, представляет интерес не только для специалистов (историков, этнологов, политологов), но и для всех, кто хочет понять современную общественно-политическую жизнь.

«В общей массе антисемитских построений, – отмечает автор, – выделяются... три главных мифологических конструкции, представленные мифом об антихристе, а также арийским и хазарским мифами» (сс. Х – ХI). Двум последним, как мы уже знаем, посвящены две предыдущие книги В. Шнирельмана, вышедшие в 2012 и 2015 гг. «Колено Даново», по сути, представляет собой последнюю часть этой трилогии (с. XII). И если в предыдущих книгах В. Шнирельман, как и другие специалисты, исследует «расовые и политические корни антисемитизма», то в последней работе во всех подробностях рассматривается именно «религиозно мотивированный антисемитизм» (с. 14). При этом главное внимание уделяется современному православному антисемитизму, его историческим корням и роли в современной политике (об антисемитизме с неоязыческими корнями В. Шнирельман подробно писал ранее – см. примечание 1).

Заметим, что данная книга вышла в свет в издательстве Библейско-богословского института св. апостола Андрея. Надо отдать должное руководству издательства, сумевшему по достоинству оценить объективность и оригинальность исследования В. Шнирельмана. В издательской аннотации справедливо отмечено, что акцент на расовых и политических формах антисемитизма «оттеснил его религиозные формы на второй план, и сегодня многие специалисты рассматривают их лишь в применении к эпохе средневековья» (с. IV). Но такой подход, в свете реальных событий сегодняшнего дня, неверен! Как пишет сам автор, его интересует, кто и как сегодня «создаёт религиозные версии истории, как в них представлено будущее человечества, в каком виде эта информация доходит до общественности, какие чувства она там вызывает и как она влияет на социальную мобилизацию. Такого рода исследования, начатые в США в 1980-1990-х гг., в России ещё не проводились» (с. 24). Известно, что эсхатологические настроения, представления о «конце света» влияют «на художественную литературу и искусство, кинопродукцию и музыку» (с. 25). Об этом писали и ранее. А вот сведения об эсхатологической тематике в Интернете, пожалуй, впервые приведены в исследовании В. Шнирельмана. Оказалось, что «на конец 2014 г. рубрика “конец света” содержала 3260 тыс. статей, “последние времена” – 1200 тыс. статей, “пришествие антихриста” – более 230 тыс. статей. Всё это говорит о большом спросе на такую информацию», – отмечает автор (с. 338). «Между тем, всё это пока не вызывает интереса у тех, кто изучает современные процессы в православном мире... Проблемы, поднятые мною в данной книге, их не волнуют», – констатирует В. Шнирельман, подтверждая свои слова ссылкой на конкретные публикации последних лет. Так, «авторы фундаментального издания, специально посвящённого эсхатологии в России, стыдливо обошли (подчёркнуто мною. – В.Д.) вопрос о том, как местные православные мыслители обсуждали роль евреев в контексте Апокалипсиса» (сс. 25, 26 – авторы и название указаны).

Надо прямо сказать: в своей работе В. Шнирельман не обходит «острые вопросы». Он исследует православный эсхатологический миф в его историческом развитии, во всех его связях и преломлениях, в «верхах» и «низах» российского общества. Он анализирует взгляды и действия и светских, и церковных властей как в историческом прошлом, так и в наши дни, сравнивает их позиции со взглядами, настроениями и действиями рядовых граждан. Сравнению эсхатологических настроений в современной России и в США посвящена отдельная (и весьма интересная!) глава его книги.

В краткой рецензии мы коснёмся только самых важных, по нашему мнению, аспектов исследования В. Шнирельмана. Каковы характерные, отличительные черты «антисемитского эсхатологического мифа» в России? Почему в настоящее время он приобрёл не только антисемитскую, но и антизападническую, и, прежде всего, антиамериканскую направленность? Что представляет собой современное «политическое православие», с какими общественно-политическими силами в России оно связано? И почему стал возможен «антисемитизм без евреев»? На эти (и не только эти!) вопросы в книге дан чёткий и обоснованный ответ.

«Мысль о губительной роли “колена Данова” пришла в Россию из Европы», – отмечает В. Шнирельман. Оттуда же пришёл и миф о жидо-масонском заговоре, впервые сформулированный католическими священниками в ответ на Французскую революцию. Однако «вплоть до рубежа XIX – XX вв. идея об участии иудеев в событиях “последних времён” мало привлекала русских богословов» (с. 123). Главными врагами России тогда «изображались турки и поляки». Но в начале ХХ в. и особенно в годы Первой российской революции (1905 – 1907) «эсхатологические настроения резко усилились» (с. 123). Накануне революции, в 1903 г., в России появились две публикации, идеи которых легли в основу современного религиозного антисемитизма в его российском православном варианте. Первая из них – это книга иеромонаха Пантелеимона «Начало и конец нашего земного мира». Вторая – ставшая впоследствии всемирно известной фальшивка «Протоколы сионских мудрецов». Её первым публикатором был П. Крушеван, один из организаторов кишинёвского погрома 1903 года, потрясшего тогда «общественное мнение всего мира»5.

В книге Пантелеимона утверждалось, что мир погубит «сын погибели из колена Данова» и при нём «евреи сделают всё возможное, чтобы искоренить христианство». Мало того – «евреи якобы с нетерпением ожидали антихриста, чтобы захватить власть над миром», – излагает В. Шнирельман главную мысль автора книги «Начало и конец...» Но и это не всё: у евреев, оказывается, есть «верные союзники» – масоны, а также протестанты, которые якобы «увлекаются Талмудом». И, наконец, «автор приводил убийственный довод – на его взгляд, “англосаксонская и германская расы” могли происходить из десяти колен Израиля». Тем самым, пишет В. Шнирельман, «версия “Апокалипсиса” обогащалась расовой идеей». При этом Пантелеимон «отождествлял “евреев” с “иудеями”, т. е. без расовой идеи и здесь не обошлось». Орудиями евреев автор называл «прессу и капитал, с помощью которых те якобы хотели подорвать государство... и установить своё господство» (сс. 72 – 73). Так Пантелеимон соединил средневековые превратные толкования «Апокалипсиса» с расистскими теориями, возникшими в XIX – XX вв. При этом, «вопреки учению отцов церкви о том, что власть антихриста будет всемирной, автор верил, что Великой России удастся избежать этой участи» (с. 74).

Книгу Пантелеимона могли бы забыть, но её «очень высоко оценил» знаменитый уже тогда церковный и общественный деятель протоиерей Иоанн Кронштадский, который «пользовался большим авторитетом в народе, и к его словам верующие прислушивались» (с. 75). Иоанн Кронштадский (годы жизни   – 1829 – 1908), как известно, придерживался монархических и притом крайне правых взглядов. Он верил, что «русскому царю дано... сдерживать силы, влекущие наступление Апокалипсиса». Самодержца он называл «удерживающим». Термин этот («катехон» по-гречески) православные богословы позаимствовали «из учения апостола Павла» (сс. 64, 74). После революции 1917 года и гибели царской семьи вера в «удерживающего» приобрела новую форму: оказывается, «таковыми могли стать русский народ, Россия в целом или даже “православная цивилизация”» (с. 588). «Так думал, например, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн, считавший “удерживающим” Россию в целом» (с. 584). Этот Иоанн (в миру – Снычёв) – наш современник (годы жизни – 1927 – 1995). Он стал духовным последователем Иоанна Кронштадского, сравнительно недавно – в 1990 году – канонизированного Русской православной церковью и ныне почитаемого как святого. Радикальные публикации митрополита Иоанна (Снычёва) попытался в январе 1993 г. запретить тогдашний патриарх Алексий II, но «это вызвало протесты у некоторых иерархов и православной общественности» (с. 23). А вот книга иеромонаха Пантелеимона (которую так высоко ценил Иоанн Кронштадский!) была в 1995 г. переиздана в России, и притом церковным издательством, сообщает В. Шнирельман (с. 72). Подводя итоги этой истории, он пишет: «...По русскому эсхатологическому мифу именно Россия призвана спасти мир от антихриста». Россия противостоит Западу, «охваченному разложением... Запад вместе с иудеями (и, разумеется, масонами) всеми силами расчищает путь антихристу. С этой точки зрения конфронтация России с Западом оказывается неизбежной... И если в советское время это объяснялось классовой борьбой...», то теперь «речь идёт о выполнении Россией миссии “удерживающего”» (сс. 558, 589). Радикальные сторонники таких взглядов призывают к насильственным действиям. Так, согласно наблюдению автора рецензируемой книги, протоиерей В. Чаплин «в августе 2016 г. в своём интервью на радиостанции “Эхо Москвы” заявил о необходимости физически уничтожить “внутренних врагов” и фактически оправдал массовые убийства...» Гуманизм он назвал «антихристианским мировоззрением» (с. 473).

В исследовании В. Шнирельмана показано, как в России эсхатологический миф превращается в «политическое православие», сторонники которого пытаются перейти от слов к делу. Один из таковых, «русский националист, отставной полковник ГРУ В. В. Квачков... совершил в 2010 г. неудачную попытку мятежа и был снова арестован» («снова»   – потому что ещё ранее он обвинялся в покушении на тогдашнего главу РАО «ЕЭС России» А. Чубайса). Квачков был осуждён и, «находясь в Лефортовской тюрьме, ...оформил свои мысли в книгу, где детально описал план ведения “национально-освободительной борьбы” и создания в стране “православного социализма”». Он объявил современную Россию «оккупированной страной», полностью находящейся под контролем «международного масонства», и призывал сбросить «иго» и установить «национальную власть». При этом евреев Квачков представил как «сатанинское племя», а США – как «чудовищного мутанта человеческой цивилизации» (сс. 472 – 476). В своей работе В. Шнирельман даёт точные ссылки на соответствующие страницы книги В. Квачкова, выпущенной в 2013 г. издательством «Алгоритм» под заглавием «Кто правит Россией».

Квачков, возможно, самый радикальный, но далеко не единственный представитель «политического православия». В. Шнирельман скрупулёзно анализирует взгляды и действия людей (в основном – мирян), которые «живут ожиданием Третьей мировой войны как реализации пророчеств о конце света». В устах некоторых из них (публицистов, журналистов, «гражданских активистов» и т.д.) «политическое православие» оказывается «ядерным православием» (сс. 484, 485). «Среди православных фундаменталистов встречаются подлинные самоубийцы, которым не терпится забрать с собой на тот свет как Россию, так вместе с ней и весь остальной мир» (с. 486). В. Шнирельман чётко формулирует, в чём заключаются политические устремления православных «национал-патриотов»: в области внутренней политики – это «авторитарный режим, мобилизационная экономика и автаркия»; в области политики внешней это – «геополитическая экспансия» ( с. 485). Дав подробный анализ выступлений на «международной конференции», которую провели в Москве в январе 2002 г. российские «национал-патриоты» (с участием американских антисемитов!), автор резюмирует: «Многие из них (т.е. “русских докладчиков” – В. Д.) не только не понимали сути происходящего в современном мире и плохо знали историю, но даже не владели азами христианства, к которому они постоянно апеллировали. По сути, они руководствовались не научным знанием, а мракобесными представлениями» (с. 433).

И здесь самое время вспомнить о «Протоколах сионских мудрецов» – второй из вышеназванных публикаций, заложивших основу современного антисемитского эсхатологического мифа. Известность «Протоколы» получили после своей второй публикации. В 1905 г. (через два года после П. Крушевана) их издал русский писатель-мистик С. Нилус, включив их текст в свою книгу об Антихристе. Об этой фальшивке существует огромная литература. Здесь важно отметить следующее: «”Протоколы сионских мудрецов” вызывают ужас у тех, кто верит в их подлинность. Ведь в них говорится о страшном плане захвата иудеями всего мира и обращении остальных народов Земли в рабство», – пишет В. Шнирельман. «Царь иудейский» (будущий правитель мира) – «это не кто иной, как антихрист». «Протоколы», отмечает исследователь, были сфабрикованы «в христианской среде», и притом «именно в русской консервативной по духу среде», которая была хорошо знакома с богословской трактовкой «Апокалипсиса» и реалиями православной и самодержавной России конца XIX – начала XX вв. (сс. 81, 82). Так в российскую христианскую эсхатологию вписались черносотенные идеи о всемирном «еврейско-масонском заговоре» (с. 84).

Как известно, впоследствии «Протоколы» широко использовались белогвардейцами в годы гражданской войны, затем они попали в Германию и стали там «стержнем нацистской пропаганды» (В. Шнирельман, «Лица ненависти», с. 192). В «Колене Дановом» исследователь показывает, как широко стали издаваться и распространяться «Протоколы» в современной России. За 20 лет (с начала 90-х гг.) на головы читателей обрушились более 150 тыс. экземпляров книги С. Нилуса «Близ есть, при дверех» – с его рассуждениями об Антихристе и полным текстом «Протоколов». В десятках тысяч экз. их печатал журнал «Молодая гвардия», их стали выпускать отдельными брошюрами. Само собой, их выложили в Интернет (сс. 145 – 146). Всего не перечислишь! Всё это сопровождалось пропагандой их содержания и публикацией измышлений современных российских авторов на тему эсхатологических «пророчеств» и «еврейско-масонского заговора». Стараниями «известного борца с масонами Олега Платонова» и ему подобных «в Россию вернулось богатое эпистолярное наследие авторов-шовинистов и черносотенцев дореволюционного времени» (сс. 147, 597). В. Шнирельман тщательно проанализировал творчество всех этих авторов – как покойных, так и ныне здравствующих. «Трудно сказать, чего здесь больше   – цинизма или дремучего невежества», – так характеризует исследователь это «творчество» (с. 409).

И хотя данная фраза относится к книге некого «полковника О. Н. Забегайло, преподавателя истории в Военном университете» (!), она отражает суть той «массовой псевдонаучной литературы», которая сегодня вытеснила «с полок крупных книжных магазинов труды профессиональных историков» (с. Х). Ярким примером такой литературы, пишет В. Шнирельман, являются книги упомянутого О. А. Платонова, создавшего в 2003 г. «Институт русской цивилизации» – издательский центр «для осуществления идей митрополита Иоанна» (Снычёва), о котором мы уже упоминали. Платонов, не имея исторического образования, смело брался за решение сложнейших исторических вопросов... «Протоколам сионских мудрецов» «Платонов бесконечно доверял». Чего стоит только его параноидальная вера в то, что «гитлеровское нашествие на нашу страну было попыткой иудейских владык уничтожить главное препятствие на пути к мировому господству»6.

В свете всего этого становится понятно, как сложились, откуда взялись те «мракобесные представления», которые бытуют среди сторонников «политического православия» в современной России. Не евангельские тексты и не богословские трактаты, а «Протоколы сионских мудрецов», сочинения черносотенных авторов начала ХХ века и их нынешних эпигонов в лице Платонова, Назарова, Воробьевского, Холмогорова, Душенова и прочих, – вот что питает и укрепляет эти настроения. В работе В. Шнирельмана это подробно и аргументировано изложено. Отсюда и возникновение такого феномена, как «антисемитизм без евреев». Тем, кто верил в эсхатологический миф о евреях – пособниках антихриста, кто усвоил и религиозные, и расистские антисемитские «теории», – тем реальных евреев не требуется. У таких людей антисемитские чувства и настроения возникают и при их (евреев) отсутствии, «хорошо соответствуя ситуации “антисемитизма без евреев”» (с. 591).

На современном этапе «политическое православие» в России пока не достигло успехов в том, что автор «Колена Данова» назвал «социальной мобилизацией», то есть обретением массовой поддержки в обществе и способностью организовывать массовые политические акции. Пожалуй, только выступления против «электронного рабства» (введение электронных документов, ИНН, микрочипов и т. д.) были довольно заметными. При этом поддержку «православным фундаменталистам» оказала КПРФ во главе с Г. Зюгановым. В. Шнирельман описывает митинг на Пушкинской площади 16 апреля 2012 г., где рядом с «православными хоругвеносцами» стояли коммунисты, «и в рядах участников православные иконы соседствовали с портретами Сталина, а хоругви перемежались с красными знаменами»; среди призывов был «Дать отпор антихристу» (с. 527). Этот эпизод далеко не случаен, и в работе В. Шнирельмана это показано. Недаром ещё в середине 90-х гг. члены комитета «Антихрист в Москве» во главе с протоиереем А. Шаргуновым, которые «объявили себя монархистами и антикоммунистами», вместе с тем призвали своих сторонников «голосовать за лидера коммунистов Г. А. Зюганова как патриота и государственника» (с. 303). Многих из православных «национал-патриотов» и сторонников Зюганова объединили антисемитизм и сталинизм. Православная газета «Русский вестник» ещё в начале 90-х гг. (как раз тогда образовалась КПРФ) оправдывала сталинский Большой террор 30-х годов (когда были расстреляны многие тысячи священников) тем, что «это был удар по Бунду и сионистам». Зам. редактора газеты В. Земцов увязывал православные ценности с «верой в самодержца». В Сталине он усмотрел «царственное, божественное и национальное» начало (сс. 199, 201).

Безусловной заслугой автора «Колена Данова» является то, что он отметил и подчеркнул этот «монархо-сталинизм» как одно из проявлений «политического православия» в России.

Что мешает укреплению позиций «православных фундаменталистов» в России? Опираясь на исследование В. Шнирельмана, можно отметить три обстоятельства. Во-первых, это официальная позиция руководства РПЦ. Церковная иерархия не поддерживает радикалов, разжигающих «апокалипсические настроения и межконфессиональные конфликты». Ей не нужны «массовые движения протеста», критика властей. А вот проявления антисемитизма руководство РПЦ зачастую «не замечает» или даже фактически поддерживает. В. Шнирельман подробно анализирует эти моменты во «Введении» (сс. 1 – 35), главе «Апокалипсис и церковная иерархия» (сс. 565 – 571) и других главах своего труда. Во-вторых, среди православных фундаменталистов-радикалов нет единства, у них нет харизматического лидера. «Все они упрекают друг друга в непонимании Писания, искажении истории церкви, измене Христу или обслуживании интересов российских или западных спецслужб» (с. 302). В-третьих (и это, пожалуй, главное), в России – невысокая религиозность населения (особенно по сравнению с США). Об этом в книге В. Шнирельмана приведены интереснейшие данные из различных источников, пожалуй, впервые сведённые воедино. «Социологические опросы показывают, – пишет автор, – что за 1989 – 2010 гг. число православных (в России – В. Д.) выросло с 30% до 70-75%. Но число... строго соблюдающих обряды оставалось на уровне 5%. Как выяснили социологи, более половины “православных” не могут считаться истинно верующими. Действительно, едва ли не треть из них вовсе не допускают существование Бога (подчёркнуто мною – В.Д.). Лишь 3-4% знают десять заповедей и символ веры. А половина “православных” никогда не держали в руках Евангелие» (с. 604). В «конец света» в России в 2012 г. верили и ожидали его от 9 до 12% респондентов. «Иными словами, громадное большинство населения, хотя и относит себя к православным, либо вовсе не интересуется библейскими пророчествами, либо скептически к ним относится» (сс. 549-550). Поэтому, делает вывод В. Шнирельман, «эсхатологическая пропаганда, ведущаяся православными фундаменталистами, мало эффективна...» (с. 605).

Однако не следует забывать: среди людей, которые верят этой пропаганде, – немало представителей «советского среднего класса, утративших свои позиции в результате революции 1991 г. Ими были, прежде всего, военные и инженеры – первые потеряли прежнее уважение и статус, а вторые – работу на огромных предприятиях военно-промышленного комплекса» (с. 586). Эти люди «тяготели к привычной для них авторитарной власти... В демократии они видели анархию, подрывавшую привычный для них порядок. Зато гарант такого порядка они усматривали в режиме личной власти... А бывшую коммунистическую идеологию им с лёгкостью заменили религиозные ценности» (с. 587).

Одним из таких людей и был бывший полковник ГРУ В. Квачков, о котором сказано выше. Этот пример показывает: человек может быть квалифицированным и образованным специалистом и в то же время обладать иррациональным мышлением, придерживаться безумных и общественно опасных взглядов. Антисемитизм в сочетании с антизападничеством может побудить таких людей к насилию, к принятию «суровых мер... вплоть до самых кровавых» (с. 601). Действия убеждённых фанатиков (особенно если они дорвутся до власти) могут привести к катастрофе. Поэтому рецензию на книгу В. А. Шнирельмана можно закончить словами его коллеги, учёного-этнографа и российского общественного деятеля, профессора М. А. Членова: «Антисемитизм – это огромная опасность не только и не столько для евреев, сколько для общества в целом. Свидетельство тому – 30 миллионов погибших во Второй мировой войне»7.

 

 

 

1.Только в последние годы вышли в свет такие его труды, как «Русское родноверие. Неоязычество и национализм в современной России», М., 2012; «Хазарский миф: идеология политического радикализма в России и её истоки», М., 2012; «Арийский миф в современном мире», т.т. 1,2, М., 2015. Как и его последняя работа, эти книги изданы под грифом Института этнологии и антропологии Российской академии наук. Чуть раньше, в 2011 г., под этим же грифом было издано его исследование «Порог толерантности: идеология и практика нового расизма (т. т. 1, 2).

  1. Таково самое краткое определение антисемитизма (см. Толковый словарь).
  2. И. С. Свенцицкая. «Раннее христианство: страницы истории». М., Политиздат, 1987, c. 197.
  3. Там же, с. 65
  4. Цит. по: «История еврейского народа», М., «Мосты культуры», 2002 г., с. 438. В. А. Шнирельман подробно пишет об истории появления, содержании и дальнейшей судьбе «Протоколов» в своей работе «Лица ненависти. Антисемиты и расисты на марше». М., 2010 г., с.с. 182 – 202.
  5. «Колено Даново», с. с. 399, 401, 405, 407. Фразу о «гитлеровском нашествии» В. Шнирельман дословно цитирует по книге О. Платонова «Тайна беззакония: иудаизм и масонство против Христианской цивилизации». Книга была написана в 1995-98 гг.
  6. М. А. Членов. «Антисемитизм в политике России» // Нужен ли Гитлер России, М., 1996, c. 153). Эту книгу В.А. Шнирельман упоминает в своей работе – см. «Колено Даново», с. 139.

 

 

664