Батшев М.В. Россия глазами немецкого «экспата» конца XVIII века


Рец.: «У меня и в Москве есть повод быть довольным». Переписка Христиана фон Шлёцера с семьёй. Жизненные миры университариев, трансфер знаний и культуры в России начала XIX века / Введение комментарии, общая редакция А.Каплуновского; пер. с нем. К.Левинсона. – М.: Новое литературное обозрение, 2018.- 576 с.: ил. (Серия «История науки»).


 

Издательство «Новое Литературное Обозрение» публикует эго-документы не только в известной и любимой многими серии «Россия в мемуарах», но и в других. В серии «История науки» недавно вышла переписка знаменитого профессора Христиана фон Шлёцера с семьёй. Вошедшие в публикацию письма относятся к периоду 1796-1824 годов. Кроме писем в издании представлены и другие документы, связанные с различными обстоятельствами жизни Христиана Шлёцера.

Публикации предшествует написанное составителем и автором комментария А. Каплуновским обстоятельное предисловие, название которого своим многословием перекликается, на мой взгляд, с традицией многословных названий книг XVIII – начала XIX веков: «”Я в России во всех отношениях выиграл”: жизненные миры учёных и культурный трансфер в России начала XIX века в частной переписке Христиана (фон) Шлёцера с семьёй». Предисловие довольно обширное и занимает в издании с 14 по 103 страницы. А объём всего издания 576 с.

Предисловие разбито Каплуновским на 11 глав, для каждой из которых автором подобрано название в виде цитаты из писем. Мне хотелось бы остановиться на последней главе «”См. Архив Христиана”: археографические пояснения и техника публикации документов в настоящем издании». Составитель подробно рассказывает об особенностях своей работы с архивными документами при подготовке данного издания. Пишет и о трудностях, с которыми столкнулся: «В силу обстоятельств семейной истории архив, оставшийся от Христиана Шлёцера, хранится в двух разных местах: в архиве ганзейского города Любека и в Нижнесаксонской государственной и университетской библиотеке в Гёттингене. Если Гёттингенское собрание документов Христиана (MS Schlozer-Stifrung IV A 1-42, IV B 43-68) в составе семейного фонда Шлёцеров в целом хорошо описано, то часть фонда в Любекском городском архиве, принадлежавшая Христиану и состоящая практически полностью из его писем (Familienarchiv von Schlozer 5.5.1-5), лишь грубо разложена хронологически по пяти папкам» (С.97). Указав на недостаточную обработанность личных документов Шлёцеров, составитель упоминает и про трудности их прочтения: «Почерк оказался крайне неразборчив или почти вовсе не поддавался прочтению, а бумага сильно повреждена» (С.98). Упомянув о трудностях текстологических, с которыми он столкнулся, Каплуновский затрагивает и ещё одну проблему: «Когда удалось частично расшифровать содержание этих текстов, выяснилось, что документы, хранящиеся в Любеке (Familienarchiv von Schlozer 5.5-5), представляют собой фрагменты подготовительных материалов для написанной Христианом Шлёцером биографии его отца» (С.99).

В процессе работы над книгой составителем продемонстрированы оригинальные публикаторские приёмы. Авторская самобытность проявилась, в частности, в передаче некоторых текстологических особенностей писем Шлёцера. Имеются в виду отметки о сделанных Шлёцером вставках в текст писем. Каплуновский передаёт эти вставки в виде квадратных скобок [ ], в которых написано – «вставка над строкой» и «конец вставки». Сам текст авторской вставки приводится публикатором между этими отметками без скобок.

Кроме неординарного отмечания вставок в оригинальной рукописи составитель предлагает и другое новшество – знаком II он отмечает окончание страницы. Не понятно, какой смысл в отмечании окончания страницы в переводе, если не представлены тексты писем на языке оригинала?

В предисловии Каплуновский упоминает о своём намерении показать исторические контексты, в каких писались и бытовали тексты «Семейной переписки Шлёцеров». Однако, как только мы обращаемся к текстам конкретных писем Шлёцера, это стремление автора реконструировать контекст их написания куда-то пропадает. Примером этого может служить комментарий к письму из Гамбурга от 5-7 августа 1796 года. Рассказывая отцу о своей поездке, Христиан Шлёцер упоминает, что между его попутчиками начался разговор о Дитцеле. Это не самая, как представляется, известная персона немецкой культуры XVIII века, и было бы любопытно узнать о нём из комментария составителя. Каплуновский сообщает о нём в комментарии следующее: «Речь идёт об известном судебном процессе Августа Людвига Шлёцера против главного почтмейстера города Норгейм Дитцеля в 1793 году, который стал поводом для временного введения цензуры и прекращения в 1794 году издания журнала Statsanzeigen, выпускавшегося А. Шлёцером» (С.109), Как нам кажется, здесь было бы важнее написать, в каком из многочисленных немецких государств того времени происходил процесс, как это повлияло на введение цензуры и чего же хотел почтенный почтмейстер от профессора, т.е. следовало дать в комментарии тот самый контекст, о котором  писал в предисловии составитель. Вместо этого он отсылает нас к монографии другого автора.

Рассказывая в предисловии о биографии Шлёцера, составитель упоминает о взаимоотношениях автора писем с попечителем Московского учебного округа М.Н. Муравьёвым (С.78). При этом, повествуя об их  отношениях, он ссылается на письмо Шлёцера к Муравьёву, хранящееся в известном только ему архиве РГАЯЛ, который в словаре сокращений, имеющемся в данном издании, расшифровывается как Российский государственный архив языка и литературы (С.529). На него же даётся ссылка в списке использованных источников (С.533). Непонятно только почему, кроме уважаемого составителя, про этот архив никто больше не слышал.

Перейдём теперь к текстам эпистоляриев Шлёцера.

События, зафиксированные в текстах самих опубликованных писем, начинаются с путешествия Шлёцера в Россию. Целью его приезда в Россию было получение места профессора в Московском Университете. В финале публикации речь идёт о его возвращении в Германию в конце жизни. Публикуемые письма представляют собой взгляд экспата рубежа XVIII-XIX веков на Россию.

Знакомство автора писем с новым местом жительства происходит не напрямую, а через уже существовавшие к концу XVIII века многочисленные немецкоязычные «анклавы» в Санкт-Петербурге, Москве и Прибалтике. Главную информационную ценность в письмах Шлёцера представляют содержащиеся в них подробности повседневной жизни различных членов университетской корпорации, а также немецких общин Москвы и Санкт-Петербурга.  

Москва очень понравилась Шлёцеру. В одном из писем родителям он с восхищением пишет: «Москва – один из главных городов мира, изобилующий великолепными дворцами и чистыми улицами, нисколько не уступающий богатством и роскошью какому-нибудь Лондону или Парижу» (С.217). Описывая жизнь немецкой общины в Москве, Шлёцер приводит подробности, связанные с загородными усадьбами московских немцев, которые не часто можно встретить в других источниках. Он подробно описывает загородную усадьбу врача Андреаса фон Фрезе, которая находилась на территории современных подмосковных Химок (С.225-230).

Большой интерес представляет и подробное описание путешествия Шлёцера из Москвы в Прибалтику, которое содержится в статье «Россия около 1801 года» (С.431-485). Ставя перед собой цель рассказать европейским читателям правду о России, Шлёцер пишет: «Пожалуй, ни об одной другой стране у остальной Европы нет таких ошибочных понятий, как о России. Причины этого не надо долго искать. Мало кто из путешественников приезжает в эту страну с намерением наблюдать. Поэтому существует вообще мало книг, описывающих путешествия [в Россию], а среди них редко попадаются такие, которые могли бы дать читателю наглядное представление о ней» (С.431). В данной статье автор описывает не просто свою поездку в Россию, а путешествие из Москвы в Дерпт и Ригу, предпринятое им в конце 1800 – начале 1801 годов с целью выяснения перспективы педагогической деятельности в открывавшемся дерптском университете.

Информационное богатство представленных в данной публикации источников должно быть осмыслено исследователями, она должна занять своё место среди других публикаций нарративных источников о России рубежа XVIII-XIX веков.

Ключевые слова: письма, русско-немецкие отношения, источниковедение,  Московский Университет

 

Максим Владимирович Батшев, Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва (Москва).

Научный сотрудник Отдела документации наследия и информационных технологий

204

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь