Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Алин Зирп: "Ассоциация исследований памяти надеется стать по-настоящему всемирным объединением, способствующим выдающимся исследованиям и научному обмену"

Алин Зирп (Aline Sierp), профессор Европейских исследований в Маастрихтском университете, соучредитель и сопредседатель Ассоциации исследований памяти и Европейского совета исследований в области транснациональной памяти и идентичности в Европе.

Защитила докторскую диссертацию в области сравнительного изучения европейской политики и истории в Сиенском университете.

До перехода в Маастрихстский университет, была научным сотрудником мемориального комплекса концентрационного лагеря Дахау. Исследовательские интересы включают коллективную память в обществах, переживших нарушение прав человека, а также вопросы идентичности и европейской интеграции. Автор монографии «History, Memory and Transeuropean Identity: Unifying Divisions» (Routledge, 2014, 2017).

 Беседовал С.Е.Эрлих

  

 

 

 

 

Соучредители Ассоциации исследователей памяти (Memory Studies Association) Джеффри Олик (Jeffrey Olick),

Алин Зирп (Aline Sierp), Дженни Вюстенберг (Jenny Wüstenberg)

 

 

 

Почему Вы решили стать исследователем памяти?

 

Частично это связано с моим происхождением. Я выросла в Германии, где, как известно, память играет огромную роль. Я всегда интересовалась историей и коммеморацией Второй мировой войны. Когда я переехала в Италию, то убедилась, что итальянцы вспоминают о войне не так как немцы. Различие подходов к памяти о войне в Италии и Германии стало темой моей магистерской диссертации. В докторской диссертации я собиралась исследовать тему евроскептицизма, попытаться ответить на вопрос, почему молодые граждане Евросоюза во все большей мере становятся евроскептиками. В процессе исследования мне пришлось вернуться к теме моей магистерской диссертации, и я поняла, что именно эта область исследований увлекает меня по-настоящему. Тогда я поменяла тему и стала писать докторскую диссертацию по проблемам коллективной памяти. С тех пор я продолжаю специализироваться в этой области.

 

Я тоже поразился специфике итальянской памяти о Второй мировой войне. Например, в Вероне довелось видеть лишь несколько памятников, посвященных партизанам-антифашистам и жертвам Холокоста. Множество памятников, поставленных после войны, посвящены представителям различных родов войск: морякам, летчикам, танкистам и т.д. Большинство из них сопровождается «нейтральными» надписями: «Военным водителям», например. Но дизайн памятников очевидным образом отсылает к реалиям времен Муссолини. На этом фоне выделяется мемориальная доска, посвященная «Итальянским героям Эль-Аламейна». Особенно меня возмутил памятник саперам, снабженный списком рек, форсированных этими мужественными солдатами, в котором фигурировали Днепр и Дон. Известно, что в североафриканской и русской кампаниях фашистская Италия была верным союзником нацистской Германии. В современной Германии подобные памятники невозможны. Не могли бы Вы рассказать о причинах, по которым итальянская память о войне столь разительным образом отличается от памяти в других странах – лидерах Евросоюза?

 

Чтобы раскрыть этот сложный вопрос мне бы потребовалось несколько часов. Вкратце могу сказать, что специфика итальянской памяти определяется тем, что в 1943 году страна разорвала союз с нацистской Германией и перешла на сторону ее противников. Это позволило сосредоточиться исключительно на последних двух годах войны и изображать себя исключительно, в качестве жертв нацистской оккупации и борцов сопротивления, которые освободили страну собственными руками. Вторая причина - специфика политической ситуации в Италии, где на протяжении почти 50 лет у власти находилась Христианско-демократическая партия, которая «заморозила» рамки памяти.

 

Могли бы вы рассказать, как возникла Ассоциация исследователей памяти (Memory Studies Association)?

 

Ассоциация возникла в Филадельфии в 2016 году в ходе дискуссий Европейского совета исследований в области транснациональной памяти и идентичности, заседания которого возглавляли мы с Дженни Вюстенберг (Jenny Wüstenberg) и в которых участвовал Джеффри Олик (Jeffrey Olick). Но идея зародилась намного раньше, около десяти лет назад, во время товарищеского ужина в Гессене Джеффри Олика, Астрид Эрл (Astrid Erll) и Энн Ригни (Anne Rigney). Эти десять лет вместили множество дискуссий. Многие исследователи, участвуя в них, помогали сформировать наш проект. Прежде всего обсуждалась проблема в значительной мере пересекающихся многочисленных организаций и исследовательских сетей, возникших за последние два десятилетия, в центре внимания которых находятся либо региональные темы, либо различные аспекты коллективной памяти. Эти сети в значительной мере содействуют научному диалогу. В то же время их разобщенность и порой временный характер, часто приводят к фрагментации дискуссий. Более того в ходе развития исследований памяти, как особой дисциплины с дебатами по ключевым вопросам, общей литературой и пересекающимися концепциями, возникло ощущение, что происходит «умножение сущностей без необходимости». С одной стороны, растет число концепций и понятий. С другой стороны, одни и те же термины наделяются сильно различающимися смыслами. Кроме того, постоянно приходится сталкиваться с «изобретением колеса». Можно ли найти способ, чтобы превратить эти разрозненные беседы в общий диалог, не стремясь при этом к единообразию?

 

Цель нашей Ассоциации протянуть руку существующим и достаточно часто исчезающим сетям и малым исследовательским группам, работающим над проблемами памяти, а также «обеспечить жилплощадью» практиков и политических функционеров, ориентированных на исследовательскую работу. Создание сетей и научный обмен будут ключевыми вопросами наших ежегодных конференций, воркшопов и других встреч исследователей. Мы надеемся, что люди, которые прежде не работали вместе, смогут начать сотрудничать. По крайней мере, может возникнуть «перекрестное опыление» и интеллектуальная дружба поверх дисциплин, регионов и направлений исследований. Наша Ассоциация надеется стать главным мировым междисциплинарным форумом для тех, кто интересуется исследованиями памяти. Ее цель – дальнейшее упрочение и расширение статуса исследований памяти, их институционализация как направления, позволяющего предоставить фундаментальное знание о значимости и функциях публичной и приватной сфер памяти. Разумеется, существуют и другие близкие исследовательские проекты, в том числе и с давней историей. Среди них ассоциации по изучению культурного наследия, устной истории, архивов, музеологии, исторических травм и тому подобные объединения. Не стоит забывать также об историографии, не говоря уже об исследованиях памяти в рамках биологии и психологии. Нашей целью не является конкуренция и подавление подобных ассоциаций. Мы также не собираемся конкурировать с действующими сетями и центрами социальной и культурной памяти. Мы стремимся умножить и согласовать сильно отличающиеся подходы и сети, существующие в их рамках. Наше глубочайшее убеждение состоит в том, что различные проекты не только в ряде случаев радикально отличаются между собой по форме, месту, средствам осмысления и репрезентации нашего существования во времени. Мы можем достичь многого, спрашивая себя, когда, где и каким образом разнообразные мнемонические продукты и практики, собранные под «зонтичным брендом» памяти, влияют друг на друга. Мы надеемся, что Ассоциация обнаружит многие подобия и прояснит важные различия этих продуктов и практик. В одних случаях это приведет к продуктивным слияниям, а в других – к обоснованному и, мы надеемся, уважительному размежеванию. Начало деятельности Ассоциации было символизировано конференцией в Амстердаме, на которой присутствовали более 200 исследователей и практиков. Наша организация была зарегистрирована в качестве научной ассоциации в Нидерландах. Получение юридического статуса произошло при поддержке Маастрихтского университета, сотрудником которого я являюсь. Мы создали веб-сайт (www.memorystudiesassociation.org), который должен стать главным хранилищем, обеспечивающим доступ к информации, ресурсам и возможностям для дебатов по проблемам памяти. Ассоциация объявила о приеме членов, которым мы признательны за многочисленные вопросы, внимание и финансовую поддержку. Вторая конференция уже официально зарегистрированной Ассоциации состоялась в Копенгагене 14-16 декабря 2017. Мы надеемся, что будущие конференции будут более доступны для коллег из-за пределов Европы. Ассоциация исследований памяти (MSA) надеется стать по настоящему всемирным объединением, способствующим выдающимся исследованиям и научному обмену.

 

Назовите, пожалуйста, основные задачи Ассоциации?

 

В число наших основных задач, которые мы предлагаем «подвергнуть ревизии» и список которых мы предлагаем расширить, входят:

 

  1. Выйти за пределы европо- и англо- центризма, с точки зрения которых, хотя и не исключительно, происходит развитие проблемного поля нашей дисциплины. Мы нацелены на то, чтобы пригласить к общему столу представителей различных регионов. Одним из механизмов для этого должно стать проведение наших конференций в разных частях света. Мы также надеемся, что членство в Ассоциации с помощью онлайн-ресурсов и с доступом к специальным рабочим межрегиональным группам станет средством для установления контактов между учеными со всех концов света и для новых возможностей интеллектуального обмена, независящего от физического со-присутствия.

 

  1. Вовлекать практиков памяти, представителей искусства и политических функционеров. Превратить Ассоциацию не только в форум для научных дебатов, но и в место, с помощью которого ученые могут взаимодействовать со сферой практики, а практики и производители памяти могут получать информацию о современном состоянии исследований памяти.

 

  1. Изучить возможности и ограничения междисциплинарной работы и обмена. На наших ежегодных конференциях мы предложим серию учебных семинаров (например, о передовых практиках методологии и о плодотворном взаимодействии мнемонических подходов гуманитарных, социальных и естественных наук), а также соберем круглые столы с участием ведущих ученых – представителей разных дисциплин для дебатов по поводу поиска точек соприкосновения и сотрудничества.

 

  1. Продолжить исследование границ между социальными/культурными и психологическими/нейрологическими концепциями памяти. Мы будем сотрудничать с академическими сообществами, которые каждые пять лет проводят Международную конференцию по памяти на базе журнала «Memory». Наша цель перейти от пустых слов о междисциплинарности к практическим мероприятиям по взаимному обмену и обучению, не предоставляя привилегированного положения ни одной из дисциплинарных точек зрения.

 

  1. Привлекать к сотрудничеству, строя мосты и предоставляя «жилплощадь», такие направления-«сестры» как исследования культурного наследия, устной истории, переходной юстиции, архивов и другие дисциплины, которые внесли столь важный вклад в нюансированное понимание прошлого.

 

  1. Представлять интересы исследований памяти как профессионального сообщества, включая вопросы профессионального развития и сервисы для карьерного роста. Активно развивать дисциплину, путем институционального строительства и обучения новых поколений исследователей посредством программ наставничества для студентов, специализирующихся в исследованиях памяти, и учебных аспирантских тренингов в ходе ежегодных конференций.

 

  1. Увеличивать привлекательность исследований памяти как для государственных, так и для частных фондов, поддерживающих академические исследования и деятельность по их популяризации, а также для издательств. Этот шаг является ключевым не только для повышения институционализации и устойчивости нашей научной отрасли. Он также приведет к увеличению карьерных возможностей молодых исследователей памяти. Многие из них сталкиваются с тем, что занятие исследованиями памяти требует намного больших усилий для успешной академической карьеры в сравнении с исследованиями в рамках давно устоявшихся дисциплин. Увеличение популярности исследований памяти повысит перспективы получения университетских позиций и карьерного роста для представителей нашей дисциплины и в итоге приведет к тому, что они смогут вносить больший вклад как в ее развитие, так и в практически ориентированные направления коммеморации.

 

  1. Осуществлять экспертизу по затрагивающим политику вопросам памяти, которые поднимаются в публичном пространстве и в этических дебатах. Мы считаем, что память в широком смысле – это проблема, которая приобретает все большее значение во внешней и внутренней политике, и заслуживает нашего участия в обсуждениях в качестве публичных интеллектуалов. Исследовательская перспектива с ее способностью видеть события в их долговременном развитии позволяет вносить уникальный вклад как в осмысление, так и в ход современных дебатов.

 

  1. Превратить Ассоциацию в организацию, которая остается открытой для участия всех заинтересованных сторон и сохраняет восприимчивость ко всем существенным изменениям, позволяющим развивать и расширять сферу исследований памяти.

 

Расскажите, пожалуйста, о последней конференции Ассоциации, которая состоялась 14-16 декабря в Копенгагене. Как Вы оцениваете ее результаты?

 

В Копенгагене собрались более 600 участников из более, чем 40 стран. Были представлены все пять континентов. Участвовали опытные и начинающие ученые, исследователи и практики, представители университетов и те, кто не принадлежат к их числу. Программа включала 77 исследовательских панелей и круглых столов (https://www.memorystudiesassociation.org/copenhagen-conference-2017-program/). Кроме того, того было восемь «турбо-сессий» на которых выступили порядка 80 человек. Пять «постер-сессий» включали 69 презентаций. У нас также были практикумы по методологии, преподаванию и карьере в сфере исследований памяти. Были организованы кинофестиваль и книжная ярмарка. И конечно было много возможностей для общения в ходе обедов, перерывов на кофе и двух вечерних приемов. Такие ключевые фигуры в исследованиях памяти как Мариан Хирш (Marianne Hirsh) и Ян Гросс (Jan Gross), а также режиссер Джошуа Оппенхаймер (Joshua Oppenheimer) выступали со специальными лекциями. Астрид Эрл, Анн Ригни, Кэрол Глак (Carol Gluck), Патрик Хаттон (Patrick Hutton) и Пако Фернандиз (Paco Ferrandiz) участвовали в круглом столе «Горизонты исследований памяти» В работе конференции участвовали такие ведущие ученые в области исследований памяти как Дэниэль Леви (Daniel Levy), Ян Кубик (Jan Kubik), Уильям Хирст (William Hirst), Шиобан Каттаго (Siobhan Kattago), Джефри Олик и Вульф Канштайнер (Wulf Kansteiner). Об успехе конференции мы можем судить по огромному числу отзывов и благодарностей, полученных после окончания ее работы. В ходе конференции многие участники подходили к нам с восторженными восклицаниями: «Я никогда не был на такой огромной конференции, посвященной памяти!» Я думаю, что главный итог конференции состоит в том, что люди, представляющие разные научные дисциплины: социологию, психологию, политологию и т.д. – почувствовали, что наша Ассоциация предоставляет общий дом для всех исследований памяти.

 

Когда планируется провести следующую конференцию Ассоциации?

 

Следующая конференция состоится в Мадриде в июне 2019, т.е. через полтора года. Мы перенесли ее на лето, потому что складывается впечатление, что нашим коллегам проще найти время для участия в конференции в июне, чем в декабре, да и погода в июне лучше. Это дает нам больше времени на подготовку. Это особенно важно в связи с тем, что мы ожидаем намного больше участников, чем собралось в Копенгагене, хотя и там их было очень много. Уже создан местный организационный комитет. 27-29 января мы встречались с ними в Мадриде, чтобы подготовиться, проверить места сбора участников будущей конференции и посмотреть, что мы сможем им там предложить. Для этого необходимо будет учесть опыт организации конференций в Амстердаме и Копенгагене. Мы постараемся получить больше административной поддержки на этот раз, так как наша команда в Копенгагене была слишком мала и это создало большие сложности при организации конференции. Надеемся, что в июне 2019 к нам присоединится больше народу для участия в подготовке. Также надеемся, что наш бюджет позволит отдать на аутсорсинг многие из тех задач, которые мы решали сами в ходе последней конференции.

 

«Манифест» Ассоциации был опубликован в «Memory Studies Journal». Каким образом Ассоциация сотрудничает с этим журналом?

 

 

У нас есть специальное соглашение с издательством SAGE, которое издает «Memory Studies Journal». Согласно ему, члены Ассоциации получают бесплатный доступ к публикациям журнала. Кроме того, первый выпуск каждого года будет издаваться под редакцией членов Ассоциации. Мы уже решили, что следующий выпуск будет редактироваться двумя местными организаторами конференции в Копенгагене Теа Синдбек Андерсен (Tea Sindbæk Andersen) и Джессикой Ортнер (Jessica Ortner). Мы бы хотели поблагодарить их за самоотверженную волонтерскую работу, и я уверена, что они подготовят специальный выпуск «Memory Studies Journal» наилучшим образом. Кроме того, SAGE собирается финансировать премии за лучшую книгу и за лучший доклад членов Ассоциации. Мы запустим премиальные процедуры в этом году, и я надеюсь, что церемония награждения состоится в ходе конференции в Мадриде.

 

В ходе недавней конференции Ассоциации мы обсуждали проблемы многоязычия в ее деятельности. Что Вы могли бы сказать по поводу этого важного для любой международной организации вопроса?

 

Мы прекрасно осведомлены, что не все владеют английским и что на других языках публикуются важные исследования. Мы бы хотели включать в свои ряды как можно больше исследователей. Для этого не надо отталкивать их тем, что вся информация у нас представлена только на английском. Эта важная проблема подразделяется на две задачи. Прежде чем переводить на другие языки, надо определиться с их, так сказать, иерархией. Мы опасаемся, что, выбрав один или два языка, мы оставим другие языки не представленными. Прежде чем тратить деньги на перевод, необходимо убедиться, что ни одна большая языковая группа не была проигнорирована. Эта тема обсуждалась в Копенгагене, и я думаю, что мы нашли оптимальное решение охватить по меньшей мере те языки, на которых говорит много народу: испанский, французский и русский. Эти три языка покрывают значительную часть языкового пространства. Вторая проблема - это ресурсы. У нас очень ограниченный бюджет. Проблема осложняется тем, что материалы для нашего веб-сайта надо не только перевести один раз, но и необходимо переводить все обновления. Я думаю, что мы начнем постепенно переводить те части нашего сайта, которые не подвержены постоянным обновлениям. Я надеюсь, что в ближайшем будущем мы сможем представить информацию на большем числе языков, чтобы люди, не владеющие английским, могли участвовать в нашей работе.

 

Я должен подтвердить, что команда «Исторической Экспертизы» берется переводить информацию веб-сайта Ассоциации бесплатно.

 

Это замечательная идея! Мы будем очень признательны за это. Надеюсь, что русский раздел веб-сайта нашей Ассоциации появится очень быстро.

 

Каким образом российские ученые могут принять участие в деятельности Ассоциации? Какие преимущества они приобретут, став членами Ассоциации?

 

Прежде всего, члены Ассоциации получают доступ к ресурсам различного типа. На нашем сайте есть разделы доступные только членам Ассоциации. Среди них рекомендации для чтения специальной литературы. У нас есть лист рабочих вакансий в сфере исследований памяти. Действуют несколько дискуссионных форумов. Создан раздел рекомендаций по поводу карьерного роста, который особенно важен для молодых исследователей.

У нас есть и раздел обучающих ресурсов, где желающие могут разместить свои учебные планы. Мы даем возможность приобрести многие книги со скидкой, в том числе все серии исследований памяти издательства «Palgrave». Я уже говорила про свободный доступ к публикациям «Memory Studies Journal». Мы предлагаем гранты на транспортные расходы для желающих участвовать в ежегодных конференциях. Есть награды за лучшую книгу и лучший доклад, представленный на конференции Ассоциации. Это все материальные «бонусы». Я думаю, что намного важнее этого – возможность получить доступ к огромной сети. В Копенгагене в нашей конференции участвовали более 600 исследователей. В Мадриде ожидается более тысячи. У нас уже более 500 участников, оплативших членские взносы, данные о которых внесены в справочник членов Ассоциации. Например, если вы хотите начать проект или семинар по поводу травмы и ее коммеморации в Аргентине, то вы сможете найти на нашем сайте людей, занимающихся этой темой. Я думаю главное преимущество членства в нашей Ассоциации состоит в участии в сети, которая дает возможность контактировать и взаимодействовать.

 

Большинство российских исследователей памяти не получают финансовой поддержки от своих учреждений для участия в конференциях, и путешествие за границу для них является слишком дорогостоящим. Есть ли у Ассоциации возможности для предоставления грантов этим исследователям?

 

Мы знаем, что такая проблема существует. С ней сталкиваются многие исследователи и не только из России, Центральной и Восточной Европы и глобального Юга. Я сама должна была оплачивать участие в конференции в Копенгагене из своего кармана, несмотря на то, что являюсь одним из ее организаторов. Поэтому мы очень хорошо понимаем с какими сложностями сталкиваются те исследователи, у кого нет доступа к фондам, и кто получает относительно низкие зарплаты. Существует большая разница между исследователями, не получившими финансирование для участия в конференции, из Германии и, скажем, из Африки. Для участия в конференции в Копенгагене мы смогли выделить более трех тысяч евро на такие гранты. Любой мог обратиться к нам с заявкой, и мы предоставили эти гранты, прежде всего, молодым ученым, которые не получают зарплаты. Наш бюджет очень ограничен. Мы начинали с нуля. У нас нет оплачиваемых сотрудников. Все делается на волонтерской основе. Наш бюджет зависит от числа членов. Если число членов Ассоциации будет расти, если мы сможем вовлечь в наши ряды большее число «поддерживающих членов», которые платят немного больше других, если мы найдем больше людей, способных помочь нам в поиске грантов, тогда мы сможем выделить большее число грантов для участия в конференции в Мадриде в следующем году.

 

Планирует ли Ассоциация открывать свои национальные отделения? Журнал «Историческая Экспертиза» объединяет более двухсот авторов. Как Вы считаете, возможно ли создать российское отделение на базе нашего журнала? И что мы должны делать для этого?

 

Я считаю, что это замечательная идея. Я думаю, что подобные предложения поступят из многих стран. Мы уже получили запросы от коллег из Великобритании и Польши. Мы приветствуем подобный путь развития Ассоциации. Я думаю, что национальные и региональные отделения несомненно получат нашу поддержку. Местные и другие подразделения должны помочь исследователям из разных регионов установить контакты между собой и позволить им участвовать в различных локальных мероприятиях: конференциях, воркшопах и т.д. Я считаю, что если есть запрос и желание российских исследователей создать свое отделение, они конечно могут рассчитывать на нашу поддержку. Мы сейчас думаем каким образом это организовать наилучшим образом и приветствуем любые идеи в этом направлении. Я думаю, что если «Историческая Экспертиза» сможет способствовать этому, например, предоставляя слово и содействуя сотрудничеству, мы конечно будем это горячо приветствовать.

 

Спасибо огромное, за насыщенное информацией интервью.

 

368