Макухин А. В. Экспресс-анализ хроники исторической политики за январь-март 2019

См.: О проекте "Мониторинг исторической политики"

Хроника исторической политики:

- 1-7 апреля 2019 (ссылка)

- март 2019 (ссылка)

- февраль 2019 (ссылка)

- январь 2019 (ссылка)

 

Александр Владимирович Макухин, кандидат политических наук, научный сотрудник Университета имени Адама Мицкевича в Познани (Польша), e-mail: alemacuhin@gmail.com

Alexandr Macuhin (Makukhin), PhD in political science. Research fellow at Adam Mickiewicz University in Poznan, Republic of Poland. e-mail: alemacuhin@gmail.com


Аннотация: Целью проекта является создание исторической хроники, описывающей использование тех или иных исторических фактов, а также их трактовки в политическом процессе, как внутри современной России, так и в международных отношениях с другими странами. В целом, политизация истории не является уникальным феноменом, однако, представляется крайне важным с научной точки зрения проследить объективные тенденции и закономерности в использовании исторических фактов и их трактовок. Кроме того, создание подобного хроники может стать важным практическим инструментом для множества последующих исторических и социологических исследований, в особенности связанных с проблемой «исторической памяти».

Ключевые слова: историческая память, контент-анализ СМИ, медиатизация политики, исторические трактовки.  

Abstract: The main aim of the project - is to create a historical chronicle, which describes the usage of certain historical facts and their interpretation in the political process. It also takes into consideration internal political process, as well as foreign relations of Russia with any other countries. In general, the politicization of history is not a unique phenomenon, however, it is extremely important from a scientific point of view to trace the objective trends and patterns in the use of historical facts and their interpretations. Furthermore, creation of this chronicle makes it potentially an important practical tool for many historical and sociological studies, especially related to the problem of “historical memory”.

Key words: historical memory, media content analysis, mediatization of politics, historical interpretations.

 

Данная выборка была сделана на материалах новостных агрегаторов Google-News и Яндекс-Новости по основным публикациям в СМИ (не блогах и тд, только что что официально - СМИ) , которые касаются «исторической памяти» и какого-то либо политического контекста. Некоторые в итоговой версии сознательно убрал - т.к. они короткие и типовые, вида «проект Историческая Память открыл выставку в очередном городе/деревне/районе». Как правило, там совсем малоприоритетные новости, и нет никого из политиков даже местного уровня, только партийные активисты.

В целом, рискну сделать несколько поверхностных, и вероятно, крайне дискуссионных выводов:

  1. «Историческая память» сама по себе в новостных агрегаторах и следовательно - в сколько-нибудь охватывающих СМИ появляется не раньше 20 января. Достаточно символично, до этого времени повестка, вероятно, сознательно формируется празднично-бытовая. Кроме того, в региональных изданиях под словосочетание «Историческая память» чаще всего подпадает одноименный проект политической партии Единая Россия (https://er.ru/projects/istoricheskaya-pamyat/). При этом, подобных проектов (по крайне мере, со скольким-нибудь серьёзным уровнем присутствия в региональных СМИ, нет ни у КПРФ, ни у «Патриотов России», ни у других медийно заметных политических партий страны.
  2. Огромный процент, подавляющее большинство индексированных публикаций так или иначе связано с проектом ЕР «Историческая память». Помимо чисто технических моментов агрегации всё же можно заметить, что география проекта действительно охватывает большую часть России. Правда, реализация дальше ВОВ не идет вообще (из больших публикаций только две связаны, например, с памятью о Холокосте).
  3. В международном аспекте относительно исторической памяти все стабильно-консервативно, давняя история относительно судьбы советских воинских памятников и захоронений в Польше и странах Балтии. Из этого стабильного контекста выделяются только две публикации. Это, прежде всего, приснопамятная статья в «Süddeutsche Zeitung» по которой прошлись все. Что любопытно - явная инертность в анализе новостной повестки - ВСЕ, кто прошелся по SZ, вспоминают недобрым словом Францию, хотя весь контекст там задает российский профессор, в оригинале французский автор ничего подобного немецкому автору из SZ, не утверждает.

Второе заметное событие - это история с празднованием годовщины освобождения Аушвица, но чаще всего вперед выделяется один аспект – последние места для российской делегации, и заявление о том, что «нас официально не приглашали». Как кажется, последние места и не пригласили - должны быть связаны, но никто про это не говорит.

  1. Единственное внешнеполитическое действие вне контекста «сносят памятники» и вечного выяснения отношений на эту тему - это приглашение спикером ГД РФ словацкой делегации со спикером во главе на парад, сделанное в середине февраля, причем очень аккуратное и комплиментарное. Удивительно здесь то, приглашенный словацкий спикер А. Данко - вообще-то председатель Словацкой Национальной Партии, которая называет себя наследником «глинковцев» и стремится к реабилитации пронацистского лидера Словакии Йозефа Тисо. Несколько странное приглашение, которое, как кажется, надо списать скорее на плохую работу протокола.
  2. Наконец, присутствует резкий диссонанс между новостной повесткой о дате 23 февраля в общероссийских СМИ и тех, что сфокусированы на республиках Северного Кавказа, в частности – Чечни и Ингушетии. Если для «некавказских» регионов это общий тренд на победу во Второй Мировой Войне, то для Северного Кавказа - это категорически траурная дата, и цитируя один из материалов «кто считает иначе, тот не из нас».
  3. «Традицию конфликта» вокруг оценок и трактовок исторического наследия и исторической памяти продолжил резкий обмен комментариями между представителями МИД РФ и МИД Польши относительно публичного события международного значения – годовщины начала Второй Мировой войны, на которую российские представители официально приглашены не были. Однако, достаточно лаконичный и выдержанный в нейтральной тональности доклад о приоритетах польской дипломатии на 2019 год, представленный министром иностранных дел Польши Я. Цапутовичем, практически не нашел отражений в российской прессе и не вызывал никаких официальных дискуссий.
  4. Традиционно (как и в предыдущие годы) во второй половине марта активизируется историко-политическая дискуссия относительно авиаударов НАТО по Союзной Республике Югославия. Как правило, общий контекст связан с текущими конфликтами между Россией и НАТО в текущий исторический момент, а также тематикой российско-сербской дружбы, однако все больше проецируемой исключительно в мифически-исторический контекст, без практического (экономического, стратегического и т.д.).
  5. Исторические «воспоминания» о советско-китайском воинском конфликте вокруг острова Даманский в российской прессе представлено крайне лаконично и при этом – в крайне примирительном контексте, цит. «может стоит оставить этот конфликт только в памяти?». Такое сравнение «югославского» - «не забудем» и «китайского» - «лучше забудем во имя дружбы и мира» контекстов исторической оценки события представляется достаточно символичным.  

 

179

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь