Абдулаев Э.Н. Чему равен ИКС? Размышления участника заседания РИО

При цитировании ссылаться на печатную версию: Абдулаев Э. Н. Чему равен ИКС? Размышления участника заседания РИО // Историческая экспертиза. 2016. № 4. С. 133-136.

1 ноября 2016 г. состоялось заседание[1] Российского исторического общества, на которое я был приглашен как главный редактор журнала «Преподавание истории в школе». Так, увы, сложилось, что попытки организовать профессиональное сообщество учителей истории снизу и сделать Ассоциацию учителей истории и обществоведения органом, способным представлять интересы и взгляды действительно широкого учительского сообщества, организовывать его и реально влиять на принимаемые в профессиональной сфере решения, не увенчались успехом. Я не буду сейчас анализировать причины этого печального, но во многом закономерного явления. Как правило, решения по важным профессиональным вопросам, существенно влияющим на работу массы учителей и методистов, вынужденных их выполнять, принимаются наверху, а профессиональное сообщество лишь ставится перед фактом принятого решения. В силу сложившейся практики весьма интересно было бы услышать мнение верхов по ряду существенных вопросов, для чего я и принял решение использовать приглашение и посетить заседание РИО. Мне, безусловно, была любопытна историческая часть выступлений, и я с интересом и большим вниманием прослушал доклад А. Г. Звягинцева о Нюрнбергском процессе, к 70-летию которого приурочено заседание РИО. Но как учителя и методиста меня более интересовала оценка образовательной деятельности общества, с кратким отчетом о которой выступил академик А. О. Чубарьян.

Тезисно:

Одна из основных заслуг РИО — разработка ИКС (историко-культурного стандарта по истории Отечества).

Планируется проведение совместной с Ассоциацией учителей истории и обществоведения конференции (расширенного заседания) по итогам года преподавания по ИКС.

В планах — содействие министерству образования и науки в совершенствовании образовательного процесса (было упомянуто обсуждение новой концепции по обществоведению), а также совершенствование программ для высшей школы.

Я очень ждал продолжения образовательной темы, но его, увы, не последовало. Вопросов же в образовании, которые касаются РИО, гораздо больше, чем ответов. Но интересующей меня информации озвучено не было. Попробую перечислить вопросы, ответы на которые я надеялся получить, но так и не услышал.

Вопрос об ИКС. Он был затронут в выступлении А. О. Чубарьяна, но его скупое освещение породило лишь новые вопросы. С ИКС по отечественной истории существует много проблем. Значительная, я бы сказал, подавляющая, часть учителей-практиков считают ИКС по истории сильно перегруженным и нереализуемым в преподавании. Это, на мой взгляд, происходит потому, что составлением ИКС занимаются прежде всего ученые-историки, а преподаватели, методисты, учителя, т. е. те, кто должен его реализовывать, как правило, или находятся на вторых ролях, или вовсе отодвинуты в сторону. Тем не менее важно понимать один психологический момент. Дело в том, что историки идут в своей работе «от частного к общему», из деталей восстанавливая целостную картину исторического периода или явления. Для них частности сверхважны, им от них крайне трудно бывает отказаться, а преподаватель идет в своей работе от уже имеющейся общей картины, которую он должен сформировать в головах своих учеников. Частности для него не столь важны и существенны. И там, где историк впишет десять частностей, преподавателю достаточно двух-трех. Но последнее слово — за историками, и от этого и происходит «перегруз стандарта». Надо принимать во внимание и наличие регионального лобби, для которого «делом чести, доблести и геройства» является вставить в ИКС «своих» героев. И на будущее нужно учитывать, что обсуждение ИКС по истории с реальным учетом мнений учительского сообщества может привести к признанию того факта, что в нынешнем виде он нереализуем, и его нужно или существенно сокращать (и менять программы), или существенно увеличивать количество часов на преподавание истории в школе. Интересно было бы заранее знать мнение РИО по этому вопросу: готово ли оно менять формат разработки ИКСов или же готово выступить с инициативой (и последовательно добиваться ее исполнения министерством образования) об увеличении количества часов на преподавание истории? Кстати, ничего не было сказано ни про проблемы с разработкой ИКС по обществоведению, ни про колоссальные проблемы с ИКС по всеобщей истории, которые изначально, как сказал один из участников совещания по их обсуждению, были просто чудовищны. Вообще в последнее время всё чаще и чаще наблюдается печальная тенденция: программы, ИКСы и прочие важные документы для образовательной сферы принимаются абсолютно не теми, кто их должен будет реализовывать в классах и аудиториях. А это серьезно влияет на качество и содержания документов, и принимаемых по ним решений. Декларации должны подкрепляться практическими решениями, а у нас в профессиональном сообществе нет общей точки зрения на то, что такое системно-деятельностный подход в обучении истории на практике, и как он должен реализовываться в конкретных программах и учебниках. Впрочем, об учебниках чуть ниже. Кроме того, в своем выступлении А. О. Чубарьян сказал, что РИО собирается подводить итоги первого года преподавания по ИКС совместно с Ассоциацией учителей истории и обществоведения, что тоже вызывает резонный вопрос о том, какие эмпирические материалы и исследования будут положены в основу этого обсуждения. Желательно услышать ответ на этот вопрос не в день открытия соответствующей конференции и заседания. Пользуясь случаем, хочу сказать, что наш журнал «Преподавание истории в школе» готов публиковать практико-ориентированные материалы по этой теме.

Вопрос о взаимодействии РИО и Ассоциации учителей истории во многом связан с предыдущим вопросом. На последнем, III съезде Ассоциации планировалось создать постоянно действующие рабочие группы по ряду актуальных для учительского сообщества проблем. Это, как писалось выше, проблема участия профессионального учительского сообщества в разработке ИКС, проблема контроля над разработкой и совершенствованием КИМов ЕГЭ по истории, проблема разработки и апробации учебников нового поколения и ряд других, не менее актуальных проблем. Однако идея создания рабочих групп не была реализована на практике. Это, на мой взгляд, лишает как РИО, так и профессиональное сообщество учителей возможности оперативно взаимодействовать и учитывать мнение не только ученых-историков, но и практикующих учителей и методистов. Однако проблемам взаимодействия РИО с Ассоциацией учителей истории и обществоведения тоже не было уделено ни слова. А ведь именно учителям отводится многотрудная функция реализации на практике многих исторических концепций и проектов.

Так называемые трудные вопросы истории. Институт всеобщей истории совместно с ГАУГН и Ассоциацией учителей истории начал реализовывать довольно мощный проект, направленный на научно-методическую проработку проблемных вопросов в рамках нового ИКС, который мог бы оказать помощь учителям в преподавании. Выпущен целый ряд небезынтересных пособий, разработанных учеными-историками и методистами совместно. Однако работа над этим проектом позволила накопить опыт, выявивший не только достижения, но и проблемы в этой области, которые касаются прежде всего взаимодействия историков и методистов в рамках данного проекта, а также тиражей выпускаемых пособий и вариантов их широкой апробации. В решении этих проблем роль РИО с его возможностями трудно переоценить.

Один из самых главных и самых болезненных вопросов — это вопрос о трех новых линейках учебников по истории, разрабатываемых и выпускаемых издательствами «Просвещение», «Дрофа» и «Русское слово». Просматривая материалы к общему собранию Российского исторического общества, полученные перед заседанием, я прочел весьма заинтересовавшую меня фразу: «По итогам апробации новых учебников в школе Комиссия РИО приняла решение рекомендовать линию учебников под редакцией академика А. В. Торкунова (т. е. линейки учебников издательства “Просвещение”) в качестве учебника РИО». Учитывая тот факт, что учебник «Просвещения» (как, впрочем, и учебники двух других издательств, допущенных к изданию учебников истории) неоднократно критиковался профессиональным сообществом, что вполне понятно и объяснимо, а апробация и ее критерии и формат остались неизвестными для большей части профессионального сообщества, мне бы хотелось узнать поподробнее, на основании чего РИО сделало выбор в пользу учебника под редакцией А. В. Торкунова, являющегося сопредседателем Российского исторического общества? Важен и актуален вопрос, когда и как будет проходить лицензирование новых линеек учебников, которые готовятся издательствами. Авторами и методистами неоднократно поднимался вопрос о предоставлении издательствам большего периода времени на разработку и о перенесении жестких сроков лицензирования, но, к сожалению, проблема учебников осталась за рамками выступления, а формат заседания не предусматривал возможности задать вопросы, а уж тем более устроить дискуссию. Расспросы «в кулуарах» лишь подтвердили, что решение РИО по учебнику «Просвещения» было принято, но подробностей добиться так и не удалось. Проблема учебников осложняется еще и тем, что с методической точки зрения (которая по умолчанию или по другим, неведомым мне причинам выносится за рамки обсуждения РИО) они лишь формально соответствуют тем принципам, которые заложены во ФГОСы нового поколения и это может серьезно снизить их роль в решении проблемы модернизации исторического образования. Сформулировать мнение, что такое учебник нового поколения не только с точки зрения содержания, но и с точки зрения методики, сейчас, на мой взгляд, необходимо. Так как РИО участвует в экспертизе учебников, то его позицию и мнение по данному вопросу тоже было бы интересно узнать.

В заключение хочу сказать, что, понимая, какую важную роль играет РИО в организации и развитии исторического и обществоведческого образования и принятии решений в его рамках, очень желал бы видеть новые возможности для более интенсивного, а главное, продуктивного диалога между Российским историческим обществом и остальными членами профессионального сообщества.

What is X equal? Reflections of the participant of the meeting of RHS

Abdullaev Enver N. — Chief editor of the journal “Prepodavanie istorii v shkole” (Moscow)

 

[1]© Абдулаев Э. Н., 2016

Абдулаев Энвер Нажмутинович — главный редактор журнала «Преподавание истории в школе» (Москва); enver_abdulaev@bk.ru

667

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь