Стратиевский Д.В. Еще раз к вопросу о коллаборационизме

 

В январе 2020 г. газета «Комсомольская правда» опубликовала так называемый «Рейтинг предательства» (название редакции) или «Индекс коллаборации» (заголовок авторов), представленный Фондом «Историческая память». Соответствующие публикации появились на сайте Пятого российского канала и в некоторых других СМИ. В группе журнала «Историческая экспертиза» в сети Фейсбук возникла оживленная дискуссия об отдельных сегментах этого «индекса» и о его соответствии историографической методологии в целом. Пять рекомендаций авторам «индекса»:

  1. Понятие «коллаборационизма». В литературе существует немало определений этого феномена применительно к военному периоду. Все определения сходятся на одном важнейшем факторе коллаборационизма: сотрудничество с враждебной державой (оккупационной и/или державой, против которой ведутся военные действия) во вред интересам своего государства. «Своим» является государство, гражданством которого обладает коллаборационист, или которое до начала военного конфликта являлось местом его постоянного проживания. (В последнем случае возникают сложности с принадлежностью коллаборационистов, эмигрировавших из страны происхождения и проживавших на непостоянной основе в различных странах без получения гражданства, в первую очередь, эмигрантов из России после 1917 г.) Крайне проблематичным (и в то же время решающим для указанного «индекса») является предлагаемое в некоторых публикациях различие между «военным» и «невоенным» коллаборационизмом. Известно, что в расчете одного зенитного орудия, особенно в завершающий период войны, нередко находился как военнослужащий вермахта, так и коллаборационист-«хиви». При этом «хиви» мог выполнять не только функции подносчика снарядов, что также фактически являлось участием в военных действиях, но и сам вести огонь из орудия. В свою очередь, полицейские формирования в оккупированной сельской местности СССР действовали на основе мультифункциональности. Они могли привлекаться не только к охране инфраструктурных объектов (по некоторым определениям «невоенный коллаборационизм»), но и принимать участие в акциях против партизан, организовывать кольцо оцепления во время карательных операций и выполнять другие «военные» функции. С другой стороны, далеко не все коллаборационисты, вступившие в национальные легионы вермахта, принимали участия в военных действиях. Часть военнослужащих привлекались к работам в тылу, например, на строительстве и укреплении Атлантического вала. Наконец, в мировой историографии, к примеру, в германской, те лица, которые подготавливали идеологическую почву для преступных акций либо участвовали в их подготовке, наделяются не меньшей степенью ответственности, чем их «боевые» исполнители. В связи с перечисленным, было бы целесообразно учитывать всех лиц, сотрудничавших с противником, в качестве коллаборационистов.
  2. Понятие «государств». Наряду со странами, временно утратившими свою государственность в виду оккупации Германией в смысле совокупности правовых институтов и осуществления суверенитета в рамках признанных границ, например, Польшей, в «индексе» приведены ряд частично признанных государств периода Второй мировой войны. К таким государствам относится «Первая Словацкая республика» (1939-1945 гг.), признанная не только Германией и ее союзниками, но и, к примеру, СССР, Ватиканом и нейтральной Швейцарией, и, с некоторыми поправками, «Независимое государство Хорватия» (1941-1945 гг.). Оба государства, несомненно, патронировались Германией, но обладали при этом соответствующими государственными атрибутами. Это проявлялось и в военных действиях. Например, к хорватским соединениям, принимавшим участие в войне против СССР, понятие коллаборационизма неприменимо. И Словацкий экспедиционный корпус, отправленный на Восточный фронт в июне 1941 г. не может быть оценен как коллаборационистское формирование. В марте-апреле 1939 г. недавно провозглашенная «Словацкая республика» вела боевые действия против Венгрии в споре за Закарпатскую Украину. В марте 1939 г., в ходе переговоров с Берлином о формулировках договора о границе между Словакией и Венгрией, глава «Словацкой республики» Йозеф Тисо потребовал от Германии поставок оружия. В ответ было предложено согласовать пункт о введении германских войск в Восточную Словакию как гаранта словацкой государственности. Это предложение было отвергнуто Тисо.  Даже в советской историографии Словакия и Хорватия указанного периода фигурировали в качестве марионеточных, но отдельных и враждебных Советскому Союзу государств. Они указывались в списке стран, участвовавших в агрессии против СССР. Например, «Советская историческая энциклопедия» 1961-1976 гг. пишет об «участии правительства Тисо в войне против Советского Союза». В шеститомнике «Великая Отечественная война Советского Союза» (т.1., 1960 г.) на карте «Подготовка фашистской Германии к нападению на СССР» Хорватия и Словакия указанного периода окрашены в цвета «Государств, присоединившихся к блоку агрессоров или союзные Германии». В англоязычной, германской и словацкой историографии период с марта 1939 по июль 1944 гг. оценивается как «относительная независимость» или «сохранение возможности автономных действий». При этом режим Йозефа Тисо и Войтеха Туки характеризуется как авторитарный, профашистский и сателлитный Германии. Требует объяснения и статус Вишистской Франции, которая с июля 1940 г. и как минимум до ноября 1942 г. обладала ограниченным суверенитетом и была первоначально признана СССР и США. Вашингтон и Лондон активно контактировали с вишистами, стремясь тем самым не допустить переход Анри Петена на полностью прогитлеровские позиции, признавая их стороной переговоров. Таким образом, коллаборационистами можно считать сотрудничавших с Германией жителей оккупированных территорий (европейских районов СССР, Балкан за исключением Хорватии, Болгарии, Румынии и Турции, «Протектората Богемии и Моравии», «Генерал-губернаторства», стран Бенилюкса и Скандинавии и т.п.), но не военнослужащих подразделений частично признанных государств. В ином случае, «коллаборационистами» пришлось бы считать представителей любого государства, союзного Германии в годы Второй мировой войны, т.к. Берлин оказывал значительное влияние на политику всех своих союзников, а в различные периоды времени на территории всех европейских стран, союзных Германии, находились контингенты немецких войск.   
  3. Границы государств и их жители. В августе 1940 г. был завершен процесс присоединения Литвы, Латвии и Эстонии к СССР. На момент нападения Германии на Советский Союз Москва считала прибалтийские республики частью своей территории, закрепив это в Конституции и в ряде других нормативно-правовых актов. Жители данных территорий, включая тех, кто не успел получить советский паспорт, рассматривались Москвой в качестве советских граждан. В «индексе» эти три республики по неназванным причинам фигурируют отдельно от остального СССР, в то время как территории  Восточной Польши, Бессарабии и Северной Буковины, присоединенные к СССР в тот же исторический период, воспринимаются как неотъемлемая часть Советского Союза. «Раздельный» подсчет коллаборационистов в балтийском регионе и в остальном СССР ошибочен и потому, что он создает дополнительные сложности. К июню 1941 г. уже полным ходом шла советизация Балтии. На территории республик находились значительные контингенты РККА и войск НКВД. Охрану границ осуществляли советские пограничники. В города прибыло немало партийных и комсомольских работников, управленцев, служащих, инженеров, строителей. В абсолютном большинстве они не являлись уроженцами данных территорий. После нападения Германии многие из них имели потенциальную возможность пойти по пути коллаборационизма. С другой стороны, жители Литвы, Латвии и Эстонии сражались в рядах Красной Армии. 15 литовцев (из них семеро партизаны), 12 латышей и 9 эстонцев стали Героями Советского Союза. Единственно верный путь – это учитывать государства в сформировавшихся границах на момент их вовлечения в войну с Германией и странами Оси.
  4. «Учет» жителей СССР. Применительно к СССР, государству, включавшему в себя значительные по площади регионы в Азии, необходимо учитывать только граждан, обладавших потенциальной возможностью сотрудничества с Германией, соприкасавшиеся с ее представителями. Это военнослужащие РККА в период их участия в военных действиях, советские военнопленные, жители оккупированных территорий и граждане СССР, угнанные на принудительную работу в Германию или другие подконтрольные ей государства. Даже теоретическое вовлечение в прогерманский коллаборационизм граждан Советского Союза, проживавших на Южном Кавказе, в Казахстане, Средней Азии, на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке, а также эвакуированных в эти регионы из зоны боевых действий и оккупации, а это в совокупности более половины населения СССР, за исключением редких случаев шпионажа, было равно нулю.
  5. Возраст и национальный состав. Предложенный подход по вычислению «индекса» заставляет применять сложные демографические вычисления, которые вряд ли возможно осуществить на практике. Дети до определенного возраста не обладали возможностью участвовать в коллаборационизме. Национальный состав можно рассмотреть на примере Польской республики. Перед началом Второй мировой войны в Польше проживало 3.350.000 евреев. Почти 90% из них были убиты в Холокосте. Население Польши в 1939 г. составляло около 35.000.000 человек, т.е. 9% жителей страны по состоянию на 01.01.1939 г. не могли стать коллаборационистами. После вступления войск РККА в Восточную Польшу и последующего присоединения территорий к УССР и БССР часть населения Польши стало де-факто советскими гражданами. Также происходили миграционные процессы, к примеру, этнические немцы получили возможность выехать в Германию. Переселялись (добровольно либо принудительно) и граждане других национальностей. По понятным причинам, в период Второй мировой войны статистический учет населения не проводился, поэтому в разные периоды с 1939 по 1945 гг. необходимо брать за основу различное (неизвестное) общее количество населения территорий, что делает подсчет невозможным. 

Стратиевский Дмитрий – д-р истории (Германский исторический институт в Москве)    Dmitri.Stratievski@dhi-moskau.org

182

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь