Свиридонова А.И. Из истории идентификации и погребения останков семьи последнего императора

https://avatars.mds.yandex.net/i?id=2a0000016ffaf0afc2a1ca4e008f66c68d79-904041-fast-images&n=13

 

Как известно, в ночь на 17 июля 1918 г. по решению руководства Уральского областного Совета были расстреляны бывший император Николай Романов и его близкие (жена Александра, дети Ольга, Мария, Анастасия, Татьяна и Алексей) и их приближенные: лейб-медик Е.С. Боткин, лейб-повар И.М. Харитонов, комнатная девушка А.С. Демидова и камердинер полковник А.Е. Трупп [Шубин, 2019].

В июле 1991 г. в Ганиной Яме, недалеко от Екатеринбурга, под насыпью Старой Коптяковской дороги группа геофизиков А.Н. Авдонина и Г.П. Васильева вскрыла захоронение и извлекла 9 скелетов, полагая, что это останки убитых в 1918 г. членов императорской семьи [Кочергин, 1991]. Останки были очищены и переданы на хранение в Свердловское бюро судебной медицины. 22 июля 1991 г. глава администрации Свердловской области Э.Э. Россель направил в ООН и ЮНЕСКО предложения об участии в экспертизе свердловских останков. При раскопках было извлечено около 500 костных фрагментов, которых было недостаточно для восстановления девяти скелетов (скелет человека содержит в себе 206 костей, т.е. для девяти человек должно было быть найдено 1854 костных фрагмента). Раскопки пришлось возобновить, было найдено еще около 300 костных фрагментов, 13 зубов, 11 пуль и другие материалы [Митров, 2016].

23 октября 1993 г. была создана Комиссия по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков императора Николая II и членов его семьи [Распоряжение Правительства, 1993], которую возглавлял заместитель председателя Правительства РФ Ю.Ф. Яров. Состав комиссии был следующим: доктор геолого-минералогических наук А.Н. Авдонин, член-корреспондент РАН В.В. Алексеев, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН С.А. Беляев, заместитель министра культуры РФ В.И. Брагин, руководитель Государственной герольдии при Президенте РФ Г.В. Вилинбахов, художник И.С. Глазунов, общественный деятель А.К. Голицын, первый заместитель министра иностранных дел И.С. Иванов, советник Президента РФ С.Н. Красавченко, директор ГАРФ С.В. Мироненко, заместитель министра финансов И.П. Молчанов, министр правительства Москвы А.И. Музыкантский, заместитель директора ФСБ О.М. Особенков, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, писатель Э.А. Радзинский, губернатор Свердловской области Э.Э. Россель, заместитель начальника Экспертно-криминалистического центра МВД В.Г. Савенко, заместитель Руководителя Аппарата Правительства РФ А.Е. Себенцов, заместитель министра здравоохранения В.И. Стародубов, директор Республиканского центра судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ В.В. Томилин, академик А.А. Фурсенко, губернатор Санкт-Петербурга В.А. Яковлев. В 1997 г. по должности комиссию возглавил первый вице-премьер Б.Е. Немцов. Одним из советников Немцова в тот период работал А.В. Шубин, благодаря личному архиву которого в наши дни есть возможность уточнить некоторые подробности работы Комиссии.

В связи с тем, что для установления личностей погибших, обстоятельств смерти требовалось проведение экспертных исследований, Генеральной прокуратурой Российской Федерации 19 августа 1993 г. было возбуждено уголовное дело. За дело взялся следователь-криминалист Прокуратуры В.Н. Соловьев, который интересовался этим вопросом с 1991 г. Ознакомившись с материалами предыдущих следствий, Соловьев пришел к выводу о подлинности останков. Однако, Соловьев был недоволен тем, как расследование велось в 1991-1993 гг.: «первые раскопки проводились вне рамок уголовного дела. Проводила их прокуратура. Это называли материалом проверки. В прокуратуре, а сейчас и в следственном комитете, работают в целом неплохие специалисты. Но это точно не специалисты в области археологии... Вскрыто захоронение, прямо скажем, было действительно не очень. Возможности были все: предоставили солдат, палатку, освещение. Надо было археологу проявить некую волю и сказать, что не надо торопиться. Но сделано было все очень быстро за два дня — с обеда 11 июля по середину дня 13 июля 1991 года. Откопали и вывезли эти кости в течение двух дней. Потом оказалось, что чего-то не дорыли. И на протяжении нескольких месяцев судебные медики потом проводили там еще раскопки. Они вытащили всю землю и промыли ее...» [Пушкарев, 2017]. Член госкомиссии по идентификации царских останков академик РАН, проф. В.В. Алексеев не удержался от того, чтобы упрекнуть в этом специалистов прокуратуры, и счесть это весомым аргументом против подлинности останков: «радость обретения останков страстотерпцев омрачилась варварским способом их извлечения из болотной хляби Поросенкова Лога» [Алексеев, 2015]. Следователю Соловьеву было, что ответить своему главному критику: «Так кто виноват, что плохо вскрыли? Я думаю, что академик Алексеев, который отвечал за деятельность своего института. Археолога я не буду называть. Но академик забыл как-то, что на тот момент именно он был руководителем ответственного за работы учреждения» [Пушкарев, 2017].

Подлинность останков сразу же стала подвергаться сомнению. Член госкомиссии по идентификации царских останков С.А. Беляев, горячо подогревавший общественную дискуссию, предполагал, что хоронить собираются семью екатеринбургского купца. Этот вывод он сделал на основании рассказа участника расстрела, некоего Парамонова, заявлявшего, что «ради сокрытия истинного места ее захоронения они расстреляли и закопали поблизости купеческую семью - примерно того же состава по полу и возрасту» [Историк Беляев сомневается... 2008]. Е.В. Клещенко отмечает: «Следственная группа проверила и эту версию. В Екатеринбурге на тот момент проживало около 50 000 человек, и среди богатого купечества, служащих и мещан не было семей с детьми, подходящими по возрасту» [Клещенко, 2019]. Критики подлинности останков больше доверяли выводам «законного» расследования 1919 г., в соответствии с выводами которого останки были полностью уничтожены большевиками [Соколов, 1925].

Со слов советника Немцова В.В. Аксючица, «с конца 80-х существовала так называемая зарубежная комиссия, занимающаяся останками императорской семьи», которая подливала масла в огонь: «Руководители этой комиссии были сотрудниками различных спецслужб США. Они пытались вбить клин и развести Русскую православную церковь и российскую власть. Зарубежная комиссия всячески пыталась опровергнуть наше расследование. Кстати, следствие было закончено в 1995 году, и все экспертизы уже подтвердили принадлежность останков к царской семье. Но тут в Россию приехали члены зарубежной комиссии, а с ними О.Н. Куликова-Романова – жена родного племянника Николая II. И она сказала, что генетические исследования биоматериалов ее мужа и останков не совпали. Хотя это была ложь. И Синод почему-то поверил этой группе» [Голованов, 2018]. Позиция Куликовой-Романовой может вызвать лишь улыбку.

На заседании Комиссии 15 ноября 1995 г. были суммированы результаты предыдущих исследований и сформулированы вопросы, требующие дальнейших исследований. Однако в дальнейшем работа Комиссии фактически приостановилась до 3 ноября 1997 г. После прихода в Правительство Б.Е. Немцова работа Комиссии возобновилась и вышла на финишную прямую. На этом примере и Б.Е. Немцов, и стоявший за ним президент Б.Н. Ельцин надеялись продемонстрировать деловитость первого вице-премьера, его способность решать сложные запутанные проблемы.

На заседании Комиссии 3 ноября были приняты решения о том, что необходимо для завершения работ. После этого состоялась пресс-конференция, на которой были подтверждены предварительные итоги экспертиз о принадлежности останков семье Романовых и предложена дата захоронения – 25 февраля 1998 г., на которую выпадало Прощеное воскресенье. Местом погребения был выбран Екатерининский притвор Петропавловской крепости [Проект доклада... 1998].

Церковь находилась между двух факторов влияния - с одной стороны, верующие, считавшие останки орудием некоего заговора против памяти Николая II или ошибки, а с другой стороны – Кремль, стремившийся поскорее закончить это дело.

К встрече Патриарха и председателя правительственной комиссии Б.Е. Немцова, которая должна была состояться в январе 1998 г., комиссией и В.Н. Соловьевым, был подготовлен документ «Ответ на десять вопросов Патриархии. Письмо Святейшему Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II», который должен был убедить руководство РПЦ в подлинности останков. В «Ответах» содержались ответы на вопросы, заданные руководством РПЦ на заседании комиссии 15 ноября 1995 г. [Журналы заседания... 1997]: результаты стоматологической экспертизы и антропологического исследования костных останков, снятие расхождений результатов отечественной экспертизы и заключения профессора У. Мейплза по вопросу идентификации останков великих княжон, анализ выводов следствия Правительства Колчака, сопоставление результатов следствия 1918-1924 гг. и современного следствия, «записка Юровского», экспертиза костной мозоли на черепе Николая Романова, выяснение судьбы останков Алексея и Марии Романовых, в том числе, возможности их полного уничтожения, ритуальный характер убийства, отчленение головы Николая Романова [Покаяние, 1998]. После предоставления документа Соловьев и Немцов рассчитывали на поддержку Алексия II.

Республиканский центр судмедэкспертизы Минздрава РФ пришел к следующим выводам:

  • костные объекты являлись останками девяти человек (4 мужчин и 5 женщин);
  • все скелеты значительный срок (не менее 50-60 лет) находились в условиях одного захоронения;
  • пять скелетов принадлежали лицам, составляющим одну конкретную семейную группу, а именно: скелет № 4 - Романову Николаю Александровичу, № 7 - Александре Федоровне, № 3 - Ольге Николаевне, № 5 - Татьяне Николаевне, № 6 - Анастасии Николаевне;
  • не принадлежащие к одной семье скелеты являлись останками: № 1 - Демидовой Анны Степановны, № 2 - Боткина Евгения Сергеевича, № 8 - Харитонова Ивана Михайловича, № 9 - Труппа Алоизия Егоровича;
  • останки Романовой Марии Николаевны и Романова Алексея Николаевича среди исследованных костных объектов найдены не были;
  • повреждений шейных позвонков, свидетельствующих о возможном отторжении голов, не обнаружено [Покаяние, 1998].

30 января 1998 г. состоялось очередное заседание Комиссии по исследованию и захоронению останков царской семьи. На него не прибыл Э.Э. Россель. Русскую Православную церковь представлял митрополит Ювеналий Крутицкий и Коломенский, который заявил: «В настоящее время не нахожу оснований не отнестись с доверием к изложенной позиции Генеральной прокуратуры и судмедэкспертов. Одновременно считаю, что вся научная, историческая и нравственная ответственность целиком ложится на авторов заключения, которые представили в Комиссию свои выводы... При захоронении "екатеринбургских останков", если и будут наличествовать сомнения, принадлежат ли они Царской Семье, или впоследствии наука изменит сделанные сегодня выводы, для России все равно будет важно существование даже символической могилы в память о последнем Российском Императоре, Его Семье и их верных слугах, принявших мученическую кончину, где будут совершаться и молитвы, и которая станет символом покаяния. Дабы избежать любых недоразумений, считаю необходимым заявить, что мое данное мнение не является выражением официальной позиции Русской Православной Церкви в этом вопросе» [Покаяние, 1998]. В качестве явных противников подлинности останков выступили старший научный сотрудник ИВИ РАН С.А. Беляев и член-корреспондент академии директор Института истории археологии Уральского отделения РАН В.В. Алексеев, которые сочли уровень проведения экспертиз крайне низким [Максимова... 1998].

Дискуссионным стал вопрос о месте захоронения – из вариантов были озвучены следующие: Москва (Новоспасский монастырь, где покоятся первые Романовы; главными инициаторами предложения были мэр Ю.М. Лужков и префект ЦАО г. Москвы А.И. Музыкантский), Екатеринбург (версия Э. Росселя), Санкт-Петербург (Петропавловский собор). Советники первого вице-премьера Б.Е. Немцова в записке ему так комментировали возможные места захоронения останков расстрелянных: «Достоинства предложений: хоронить в Петербурге - значит соблюсти традицию, идущую от петровских времён. Кремлёвское захоронение подчеркнёт историческую связь эпох.

Недостатки захоронения в Петербурге - достаточно критическая позиция тамошней общественности, нехватка места для девяти гробов. Такая же нехватка места и в Кремле. Храм Христа Спасителя плох тем, что не имеет никакого отношения к историческим захоронениям российских правителей. Екатеринбургский проект связан с проблемой канонизации. Однако прямой зависимости между проблемой канонизации и захоронения не существует» [Об останках... 1998]. Позиция президента была такова: «Для меня же как раз все было ясно: фамильный склеп семьи Романовых находится в Петербурге, в Петропавловской крепости, в кафедральном соборе Св. Петра и Павла. Тут двух мнений быть не могло: могилы предков должны быть священны для любой семьи» [Ельцин... 2008].

Обсуждение даты прошло более спокойно, что позволило назначить погребение на июль 1998 г. – к 80-летию расстрела. В докладе президенту были приведены следующие цифры: большинство членов Комиссии (16 человек) считают, что захоронение должно быть осуществлено в Петропавловском соборе в Санкт-Петербурге. В пользу захоронения в Москве высказался 1 человек, в пользу захоронения в Екатеринбурге - 4 человека. Большинство членов Комиссии (12 человек) считают, что останки должны быть захоронены 17 июля. В пользу захоронения 1 марта («Прощеное Воскресение») высказалось 9 человек. 1 член Комиссии, считает, что захоронение должно произойти не позднее шести месяцев со времени принятия решения [Проект доклада... 1998].

Однако вердикт о захоронении решено было вынести позже: в прессе вовсю писали о том, что в феврале планируется обсуждение вопроса останков президентом Ельциным и патриархом Алексием II тет-а-тет [Решение о захоронении... 1998].

15 января 1998 г. в резиденции Патриарха в Чистом переулке состоялась встреча Его Святейшества и председателя правительственной комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков российского императора Николая II и членов его семьи Б.Е. Немцова. Во встрече участвовали также его советники А.В. Шубин и В.В. Аксючиц, следователь В.Н. Соловьёв. Патриарху были переданы результаты следствия Генеральной прокуратуры, два тома с историческими и судебно-медицинскими материалами. «Его Святейшество внимательно прочитал записку, просмотрел материалы, задал уточняющие вопросы. Затем патриарх отодвинул от себя папки, положил на них руку и сказал: “Вы меня убедили. Этот вопрос можно считать решенным. Обсудим место и время захоронения”» [Аксючиц, 2016]. Помимо участия РПЦ в похоронах обсуждались и другие вопросы сотрудничества Церкви и государства, в частности – ситуация с борьбой за храмы на Украине [Шубин, 2017].

26 февраля 1998 г. состоялось очередное заседание Священного Синода, на котором был заслушан доклад Преосвященного митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, члена Государственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи, о завершительном этапе работы Комиссии.

По имевшимся суждении постановили: «1. Принять к сведению информацию о решениях Государственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи, от 30 января 1998 г.

  1. Оценка достоверности научных и следственных заключений, равно как и свидетельство об их незыблемости или неопровержимости, не входит в компетенцию Церкви. Научная и историческая ответственность за принятые в ходе следствия и изучения выводы относительно «екатеринбургских останков» полностью ложится на Республиканский центр судебно-медицинских исследований Минздрава России и Генеральной прокуратуры Российской Федерации.
  2. Решение Государственной Комиссии об идентификации найденных под Екатеринбургом останков как принадлежащих семье Императора Николая II вызвало серьезные сомнения и даже противостояния в Церкви и в обществе. Вместе с тем, есть основания считать, что обнаруженные останки принадлежат жертвам богоборческой власти. Известно, что многие из таких жертв были мучениками, исповедниками и страстотерпцами, которые ныне нашей Церковью причисляются к лику святых по мере установления их личностей, биографий и обретения соответствующих житийных материалов. Затянувшаяся процедура криминалистической экспертизы привела к тому, что екатеринбургские останки остаются без христианского погребения в течение недопустимо долгого времени.
  3. В связи с этим Священный Синод высказывается в пользу безотлагательного погребения этих останков в символической могиле-памятнике. Когда будут сняты все сомнения относительно «екатеринбургских останков» и исчезнут основания для смущения и противостояния в обществе, следует вернуться к окончательному решению вопроса о месте их захоронения.
  4. Одобрить работу Преосвященного митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия в Государственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи, за весь период ее деятельности» [Заседание Священного Синода... 1998].

Таким образом, руководство Русской Православной Церкви отказывалось признать, что останки принадлежат Николаю Романову и его близким, и прямо выступило против проведения церемонии в Петропавловском соборе. Это был неожиданный удар по планам Ельцина и Немцова.

Относительно причин такого решения высказывались различные мнения.

Так, советник Б.Е. Немцова – монархист В. Аксючиц видит причину во внутренних интригах церковного руководства. Он считает, что после заседания Синода 26 февраля Патриарх остался с тем же мнением, которое сформировалось у него по итогам встречи с Немцовым. Однако прежний союзник правительственных сил митрополит Ювеналий мог доложить членам Синода нечто иное. «Трудно сказать… Быть может, им руководила обида за то, что он не был приглашён на итоговую встречу с Патриархом. Но мнение Патриарха на этом заседании Синода оказалось в меньшинстве. Синод отметил, что не дело Церкви решать проблему идентификации. А заключение государственной комиссии вызывает серьёзные сомнения и разномыслия в Церкви и в обществе» [Аксючиц, 2015].

На наш взгляд, активность противников подлинности останков не могла сыграть решающей роли в изменении позиции руководства РПЦ, так как их аргументы уже были хорошо известны Патриархии и раньше. Также сомнительно, что позиция Ювеналия в дальнейшем могла кардинально измениться от неприглашения на одну встречу.

Советник вице-премьера А.В. Шубин считает, что одной из причин стало невыполнением Немцовым договорённостей на встрече с Патриархом. После обсуждения вопросов, связанных с идентификацией останков, Патриарх «вдруг завёл разговор на другие темы. Его волновало, что на Западной Украине униаты отбирают храмы у православных, просил Немцова посодействовать решению этой международной проблемы. Немцов, может быть, скоропалительно, но твёрдо согласился посодействовать. Патриарх, словно получив то, что хотел, вернулся к теме похорон. Он согласен с нами и готов обсудить срок церемонии… Но когда мы обсуждали итоги встречи… были уверены, что дело в шляпе. Я скорее в порядке рутины напомнил, что необходимо предпринять какие-то заметные для РПЦ меры давления на Украину по поводу церквей. Немцов кивнул, но конкретных заданий мы не получили...» [Шубин, 2017]. После того, как на заседании Синода 26 февраля РПЦ вынесла вердикт о непризнании останков, что, соответственно, снимало вопрос об участии Патриарха в церемонии похорон, Шубин решил, что причиной этого стало невыполнение Немцовым обещания по украинским делам, однако по словам Шубина, люди, приближенные к Патриарху, рассказывали, что Алексей II «не был энтузиастом канонизации Николая II» и попытка привлечь его к участию в церемонии могла быть «одним из многих факторов в колебаниях руководства РПЦ начала 1998 года» [Шубин, 2017].

Советниками Немцова были подготовлены компромиссные предложения: «На наш взгляд, компромисс, позволяющей Патриархии “сохранить лицо” перед верующими и, вместе с тем, провести захоронение на достойном уровне, возможен на следующих условиях:

  1. Патриархия публично не подтверждает, но и не отрицает идентичность “екатеринбургских останков” на том основании, что все вопросы уже разъяснены Священным Синодом.
  2. Патриарх и члены Священного Синода воздерживаются от публичных заявлений о том, что захоронение “екатеринбургских останков” вносит раскол в ряды верующих, раздор в общество и служат сиюминутным политическим целям.
  3. В церемонии захоронения “екатеринбургских останков” принимает участие иерарх не ниже викарного епископа Санкт-Петербурга» [О положении с захоронением... 1998]. Однако в итоге отпевание в Петропавловском соборе проводил протоиерей В. Сорокин.

Из-за позиции РПЦ некоторые видные государственные и политические деятели от участия в траурной церемонии отказались, как писал «Коммерсантъ», «практически все - от Егора Строева и Геннадия Селезнева до Юрия Лужкова и Эдуарда Росселя, которые еще совсем недавно устраивали чуть ли не публичные разборки за право похоронить останки именно в своих городах» [Тимакова, 1998].

Ветвь «Кирилловичей» (т.н. Гогенцоллерны) не присутствовала на церемонии, по причине непризнания их главенства в Доме Романовых [О письме Великой... 1998]. Из записки советников Немцова ясно, что российская пресса нанесла «существенный урон репутации этого семейства (документальное доказательство отсутствия каких-либо прав на престол, беспринципности и т.п.).», из-за чего «Леонида и ее семейство публично заявили об отказе» участвовать в официальных мероприятиях, а исключительно в Московских, организованных мэром Ю.М. Лужковым. Было принято решение реагировать на это следующим образом: «целесообразно оставить Леониду и потомков Лужкову и воздержаться от направления письма» [О письме Леониде... 1998].

Ельцин решил не уступать давлению со стороны РПЦ и двигаться прежним курсом. 2 марта 1998 г. пресс-секретарь президента Ельцина С. Ястржембский объявил официальную позицию власти: похороны назначены на 17 июля 1998 г. в Санкт-Петербурге [Максимова, 1998].

19 мая 1998 г., в 130-летний юбилей Николая Романова, Комиссия по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи приступила к утверждению сценария церемонии захоронения останков царской семьи. Начало траурной церемонии должно было состояться в Царском селе у Александровского дворца, далее кортеж должен был отправиться непосредственно в Санкт-Петербург, где в Исаакиевском или Петропавловском соборе предполагалось провести панихиду. Само захоронение намеревались произвести в склепе, в полу Петропавловского собора [Соколов, 1998]. После реставрации 1993 г. собор еще не был доступен посетителям, и сам Екатерининский придел еще пустовал. Выбор придела был обоснован статусом захораниваемых лиц: Николай Романов отрекся от престола и за себя, и за сына Алексея, что превращало их в частных нецарственных особ. Кроме того, в едином склепе предполагалось произвести погребение слуг и доктора Боткина – людей, никогда не обладавших царственным статусом [Логунова, 2018].

Неоднократно подчеркивалось, что «похороны должны носить скромный характер и совершиться в течение одного дня. Необходимо избежать длительного прощания, помпезных шествий и т.п.» [Концепция церемонии... 1998]. Скромный характер был обусловлен и скромным бюджетом похорон, ограниченным 50 млн. рублей, сформированным на долевом участии из федерального бюджета и бюджета Санкт-Петербурга и Свердловской области. В связи с такой концепцией финансирования, зарубежным гостям были разосланы приглашения, в которых говорилось с сожалением, что «правительство Российской федерации не располагает средствами для финансирования прибывающих на церемонию гостей. Надеемся, что Вам удастся изыскать необходимые средства» [Шаблоны приглашений, 1998]. Также было решено провести реставрационные работы в предполагаемом месте погребения останков и прилегающей к нему местности («восстановительных работ требует брусчатая мостовая, идущая от Кронверкского моста до Штольских ворот. Ее ремонт влечет за собой приведение в порядок летних вдоль мостовой газонов. Необходимо восстановить систему наружного освещения и подсветки памятника в целом… Екатерининский придел, иконостас, фасад собора… витраж Великокняжеской усыпальницы…»), которые обошлись государству в 17 млн. деноминированных рублей [Распоряжение министра... 1998].

Церемония погребения должна была проходить по четко оговорённому плану [Предложения по церемониалу... 1998]. 15 июля в храме Вознесения Господня в Екатеринбурге в 17 часов начинается заупокойное Всенощное бдение. При вносе гробов в храм начинается колокольный звон. Также для участников церемонии была запланирована широкая культурная программа до 21 часов.

16 июля в 8 часов начинается Литургия, причем доступ для приглашенных на церемонию открывается в 10 часов. В 11 часов производится три одиночных оружейных выстрела, чем объявляется начало панихиды по усопшим. По окончании панихиды гробы загружаются в автокатафалки, доставляются в аэропорт и в 14 часа вылетают в Санкт-Петербург, с приземлением в «Пулково». В плане был подробно расписан маршрут движения автокатафалков от аэропорта до Троицкой площади, с указанием мест, где должны были производиться орудийные выстрелы, а также порядок музыкального и строевого сопровождения. Траурная процессия начинается на Иоанновом мосту Петропавловской крепости. В 17 часов рота почетного караула покидает собор и начинается Всенощное бдение. Каждый час у постаментов с гробами меняется караул. Все это время вплоть до 11 часов 18 июля доступ в собор для посторонних будет закрыт [Предложения по церемониалу... 1998].

Гробы находились в центре собора на специальном постаменте: на нижней ступени - с останками слуг и доктора, на средней – дочерей Романовых, на верхней – Николая Романова и его жены Александры. Дубовые гробы были орнаментированы православными крестами (за исключением католика А.Е. Труппа), а гроб Николая Романова – еще и моделью офицерской сабли с ножнами образца 1909 г. [Логунова, 2018].

17 июля в 8 часов состоялась Литургия, в 11 часов вместе с колокольным звоном началась официальная церемония похорон. В 12 часов после трех выстрелов началась заупокойная панихида, затем опускание гробов в установленном порядке в место захоронения в приделе. Для символического предания земле рядом со склепом была установлена чаша с песком на треножнике.

На церемонии присутствовали политики, общественные и культурные деятели, «более полусотни членов рода Романовых и их родственников со всех уголков мира - из Австралии, Северной и Южной Америк и Европы. Из Великобритании прилетел принц Майкл Кентский, а из Германии - члены династии Ольденбургов, тесно связанной с Романовыми» [Логунова, 2018]. Торжественной речью панихиду открыл президент Б. Ельцин.

Закончив символически бросать землю на гробы, родственники уступили дорогу президенту и другим деятелям политики и культуры, приглашенным на церемонию. Затем началась процедура укладки плит поверх гробов. Вторая плита оказалась рыхлой и сорвалась с крюка. Она могла проломить гробы со всеми вытекающими последствиями, но к счастью упала ровно в то место, куда должна была быть уложена. Большинство присутствующих ничего не заместило. Плиты уложили, постелив сверху временную имитацию мрамора и надгробие [Похороны царя, 1998].

По воспоминаниям очевидцев событий, «не обошлось и без протестующих против похорон, однако их не пропустили даже на Иоанновский мост, ведущий в крепость со стороны Троицкой площади» [Логунова, 2018].

Так 17 июля 1998 г. останки Николая Романова и членов его семьи были погребены в склепе Петропавловского собора.

В 16 часов все участники церемонии были приглашены на официальный прием в Георгиевском зале Зимнего дворца. В 17 часов те же лица направляются на поминальную трапезу в зал памяти Александра III Музея этнографии народов России. Штандарты с гробов Николая II и Александры Федоровны были переданы на вечное хранение в Государственный музей истории Санкт-Петербурга [Логунова, 2018].

Надежды на то, что после похорон исчезнут все противоречия, снимутся все вопросы, и общество услышит единую точку зрения светских и духовных властей, рухнули. Для высшего руководства Русской православной Церкви могила так и осталась символической. Главный научный сотрудник Государственного музея истории Санкт-Петербурга и исследователь истории погребения царских останков М.О. Логунова, вспоминая свои личные впечатления от присутствия на церемонии погребения, считает, что участие президента Б.Н. Ельцина в церемонии похорон обусловлено убеждениями академика Д.С. Лихачева, без которого бы государственное посещение погребения не состоялось [Логунова, 2018]. Однако, нам это мнение кажется не обоснованным, так как изначально президент Ельцин был заинтересован в этом вопросе как в одном из направлений культурной и мемориальной политики государства.

Вице-премьеру Б. Немцову удалось справиться с поставленной задачей, но избежать скандала и неприятного для власти конфликта с РПЦ не удалось.

В 2006 г. сообщалось о находке останков Алексея и Марии Романовых, тела которых по прежне версии были сожжены. Но это уже совсем другая история.

Аксючиц В. Раскрыл тайну предвзятого отношения РПЦ к царским останкам // Партия Родина [Электронный ресурс]. М., 2016. URL: https://rodina.ru/novosti/statii/Viktor-Aksyuchic-v-MK-raskryl-tajnu-predvzyatogo-otnosheniya-RPC-k-carskim-ostankam (дата обращения — 09.01.2019).

Аксючиц В. Реабилитация и захоронение останков семьи Николая II – это наш гражданский долг // Партия Родина [Электронный ресурс]. М., 2016. URL: https://rodina.ru/novosti/statii/Aksyuchic-Reabilitaciya-i-zaxoronenie-ostankov-semi-Nikolaya-II-ehto-nash-grazhdanskij-dolg (дата обращения — 09.01.2019).

Алексеев В. Без исторических документов подлинность царских останков не определить // Православие [Электронный ресурс]. М., 2019. URL: https://pravoslavie.ru/88154.html (дата обращения — 09.01.2019).

Голованов Р. Почему не признавали царские останки: все дело в сокровищах Николая Второго? Интервью с В. Аксючицем // АО ИД «Комсомольская правда» [Электронный ресурс]. М., 2019. URL: https://www.krsk.kp.ru/daily/26855/3897637/ (дата обращения — 09.01.2019).

Ельцин Б.Н. Президентский марафон: Размышления, воспоминания, впечатления. М., 2008.

Журналы заседания Священного Синода от 17 июля 1997 года // Официальный сайт Московского Патриархата [Электронный ресурс]. М., 2005-2019. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4971881.html (дата обращения — 09.01.2019).

Заседание Священного Синода 26 февраля 1998 г. Протокол // Русская Православная Церковь. Отдел внешних церковных связей [Электронный ресурс]. М., 1997-2019. URL: https://mospat.ru/archive/1998/05/sr260281/ (дата обращения — 09.01.2019).

Историк Беляев сомневается, что найденные под Екатеринбургом останки принадлежат царской семье // NEWSru.com [Электронный ресурс]. М., 2000-2018. URL: https://www.newsru.com/russia/23jun2008/ostanki.html (дата обращения — 09.01.2019).

Клещенко Е. ДНК и её человек : краткая история ДНК-идентификации. М., 2019.

Концепция церемонии похорон последнего российского императора Николая II, членов его семьи и лиц из их окружения, расстрелянных в ночь с 16 на 17 июля 1918 г. в г. Екатеринбурге. Проект // Личный архив Шубина А.В. Папка 1997-1998.

Кочергин К. Останками императора займется ООН // Коммерсантъ Власть. 1991. № 30. С. 2.

Логунова М. Как прошли «самые странные похороны XX века» // Санкт-Петербургские ведомости [Электронный ресурс]. М., 2014-2019. URL: https://spbvedomosti.ru/news/nasledie/tochka_ne_nbsp_postavlena/ (дата обращения — 09.01.2019).

Максимова Э. Кого будем хоронить. Свято-Данилов монастырь и Белый дом не находят общего языка // Известия. 1998. № 39 (25139). С. 3.

Максимова Э. Неожиданностей более не ожидается. Вердикт об останках царской семьи и их захоронении наконец-то вынесен (интервью с В.Н. Соловьевым) // Известия. 1998. 3 февраля. С. 3.

О письме Великой княгине Леониде // Личный Архив Шубина А.В. Папка 1997-1998.

О письме Леониде // Личный Архив Шубина А.В. Папка 1997-1998

О положении с захоронением останков Николая II // Личный архив Шубина А.В. Папка 1997-1998.

Об останках Императорской Семьи // Личный архив Шубина А.В. Папка 1997-1998.

Покаяние : Материалы Правительств. комис. по изучению вопр., связанных с исследованием и перезахоронением останков Рос. имп. Николая II и членов его семьи : Избр. док. М., 1998.

Похороны царя // Личный Архив Шубина А.В. Папка 1997-1998.

Предложения по церемониалу прощания с останками императора Николая II, его Августейшей семьи, их верных слуг и переноса останков к поезду на Санкт-Петербург. Сокращенный вариант. // Личный Архив Шубина А.В. Папка 1997-1998.

Проект доклада Комиссии Президенту "Об идентификации останков Николая II, членов его семьи и слуг (результаты работы Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков российского императора Николая II и членов его семьи)"// Личный архив Шубина А.В. Папка 1997-1998.

Протоиерей Митров О. Следствие о гибели царской семьи и лиц из их окружения // Interfax [Электронный ресурс]. М., 1991-2019. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=analysis&div=218 (дата обращения — 09.01.2019).

Пушкарев И. «Сейчас я раскрою некоторые секреты». Следователь Соловьев в Екатеринбурге рассказал подробности дела об убийстве Николая II // Информационное агентство "Znak" [Электронный ресурс]. М., 2013-2019. URL: https://www.znak.com/2017-10-02/sledovatel_solovev_v_ekaterinburge_rasskazal_podrobnosti_dela_ob_ubiystve_nikolaya_ii (дата обращения — 09.01.2019).

Распоряжение министра культуры РФ Н. Дементьевой №755-01-28 от 30.04.1998 (копия) // Личный архив Шубина А.В. Папка 1997-1998.

Распоряжение Правительства РФ от 23.10.1993 N 1884-р «О создании комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков императора Николая II и членов его семьи» // КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. М., 1997-2019. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=EXP&n=226892#05969942208294783 (дата обращения — 16.11.2018).

Решение о захоронении будет принято в феврале // Известия. 1998. 6 февраля. С. 1.

Соколов Н.А. Убийство царской семьи. Берлин, 1925.

Соколов Ю. Рассматривается сценарий царских похорон. Известия. 1998. № 91 (25191). С. 1.

Тимакова Н. Все на похороны! // Коммерсантъ. 1998. № 128. С. 1.

Шаблоны приглашений // Личный архив Шубина А.В. Папка 1997-1998.

Шубин А.В. 1918 год. Революция кровью омытая. М., 2019.

Шубин А.В. Как мы царя хоронили // Федеральный портал «История. РФ» [Электронный ресурс]. М., 2019. URL: https://histrf.ru/biblioteka/b/kak-my-tsaria-khoronili (дата обращения — 21.03.2018).

 

 

Свиридонова Анна Игоревна, аспирант кафедры вспомогательных исторических дисциплин и археографии Историко-архивного института РГГУ

381

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь