Хавкин Б.Л. Еврейские организации в нацистской Германии

Немецкие евреи стали одной из первых жертв нацизма и объектом Холокоста. Однако при всем внимании современных исследователей к теме Холокоста[1], история еврейских организаций, существовавших в Германии после прихода нацистов к власти в 1933 г., не достаточно изучена историографии ФРГ и практически не известна в России.

Вопреки нацистскому террору, немецкие евреи и в Третьем рейхе сохранили религию и культуру: они имели свои социокультурные, религиозно-образовательные, спортивные организации, самоуправляемые, но подконтрольные нацистским властям.

В январе 1933 г. было создано «Имперское представительство немецких евреев» («Reichsvertretung der deutschen Juden»), во главе с председателем «Общего союза раввинов в Германии» («Allgemeiner Rabbinerverband in Deutschland») берлинским раввином и философом д-ром Лео Беком[2]. «Имперское представительство немецких евреев» в первые годы нацистской диктатуры явно недооценивало нарастающей опасности. В начале 1934 г., когда нацистский антисемитизм уже проник во все сферы жизни Германии, один из лидеров этой организации Отто Хирш выступал против «поспешной эмиграции»; но верил, что в «новой Германии» евреи смогут вести достойное существование[3]. В 1935 г. организация вынуждена была изменить название на «Имперское представительство евреев в Германии» («Reichsvertretung der Juden in Deutschland»): по «Нюрнбергским законам» евреям было отказано в праве быть немцами.

Отношения этой организации  с сионистским движением были весьма напряженными. Если сионисты призывали евреев без промедления переселяться в Палестину, то их противники называли такую эмиграцию «преждевременной» и даже, как сказал один из руководителей существовавшей с 1893 г. старейшей и самой крупной еврейской организации Германии, «Центрального объединения немецких граждан еврейской веры» («Central-Verein deutscher Staatsbürger jüdischen Glaubens») Альфред Хиршберг, «преступлением против сионизма»[4]. «Центральное объединение немецких граждан еврейской веры» боролась против нацизма и антисемитизма, за гражданские права немецких евреев вплоть до своего запрета нацистами 9 ноября 1938 г.

Последняя из еврейских организаций, «Имперское объединение евреев в Германии» («Reichsvereinigung der Juden in Deutschland»), существовавшая под полным контролем министерства внутренних дел и гестапо с 4 июля 1939 г. до 10 июня 1943 г., была, по существу, «ликвидационной комиссией по делам немецких евреев»; ее руководители во главе с Лео Беком были депортированы в концлагерь Терезиенштадт. Лидер немецкой консервативной оппозиции Карл Гёрделер просил Лео Бека подготовить доклад об уничтожении нацистами евреев, который участники заговора против Гитлера собирались опубликовать поле государственного переворота. Однако доклад не был написан, а военный путч против Гитлера провалился 20 июля 1944 г.

До Второй мировой войны в Германии действовали еврейские благотворительные общества‚ которые оказывали помощь нуждающимся за счет местных пожертвований и поступлений от американской благотворительной организации «Джойнт». Благотворители разносили по домам продовольствие и одежду‚ опекали стариков и больных‚ создавали курсы переквалификации для тех‚ кому нацисты не позволяли работать по специальности.

В июле 1933 г. в Берлине был основан «Еврейский культурбунд» («Kulturbund Deutscher Juden», с апреля 1935 г. «Jüdische Kulturbund») - ассоциация, созданная в связи с увольнениями еврейских деятелей культуры из государственных учреждений в соответствии с «арийским параграфом» закона от 7 апреля 1933 г. «О восстановлении профессионального чиновничества» с целью вынужденной изоляции еврейской культуры от «арийской» и организации независимой еврейской культурной жизни. Проект создания союза деятелей еврейской культуры разработали ассистент режиссера Курт Бауман и невролог и музыковед Курт Зингер. Первоначально в 1933 г. «Еврейский культурбунд» насчитывал более 1300 мужчин и 700 женщин художников, музыкантов, актеров, уволенных из немецких государственных институтов культуры. «Культурбунд» создавал симфонические и народные оркестры‚ хоры‚ камерные ансамбли‚ театральные труппы‚ устраивал выставки, концерты и литературные вечера‚ предоставляя работу актерам и музыкантам‚ которые могли теперь выступать только перед еврейскими зрителями. В 1935 г. существовало уже 36 региональных отделений «Еврейского культурбунда» в 100 немецких городах; организация насчитывала около 70000 членов. Ко времени ликвидации этой организации в ней состояло до 180000 человек[5].

11 сентября 1941 г. распоряжением гестапо «Еврейский культурбунд» был закрыт, за исключением издательского отдела, переданного в «Имперское объединение евреев в Германии».

Центром еврейской жизни Германии был Берлин: в 1933 г. нем жили более 160000 евреев[6]. «В городе выходили книги и газеты на идиш и иврите‚ существовали благотворительные‚ спортивные‚ студенческие еврейские общества‚ детские дома‚ школы‚ больницы. В Берлине работали евреи – знаменитые на весь мир писатели‚ художники‚ режиссеры и ученые‚ не мыслившие себя вне немецкой культуры и науки». В 1933 г. в Берлине был открыт еврейский театр: «его актеры‚ режиссеры‚ художники и гримеры‚ осветители и капельдинеры‚ его зрители были евреями‚ а немцам запрещалось посещать их спектакли. В Высшей школе иудаизма занимались студенты‚ изгнанные из университетов‚ и преподавали уволенные профессора. Философ М. Бубер стал директором Центра еврейского образования для взрослых‚ где читали лекции по еврейской культуре и традициям народа. Был создан Народный еврейский университет‚ в Берлине работала раввинская семинария; евреи шли в синагоги‚ даже те‚ кто позабыл туда дорогу‚ – там можно было найти поддержку‚ почувствовать себя среди своих. Молодежные сионистские организации устраивали экскурсии, фестивали песен, сборы у костра, спортивные соревнования и театральные представления, отмечали еврейские праздники. Молодежь обучалась на фермах сельскохозяйственным работам‚ готовясь к переезду в Эрец Исраэль; в многочисленных кружках слушали лекции по еврейской истории и изучали язык иврит»[7].

Попытки немецких евреев приспособиться к национал-социализму окончились печально. В этом плане показательна история «Союза национально-немецких евреев» («Verband national-deutscher Jüden»).

 

 «Союз национально-немецких евреев»

Ни одна из еврейских организаций Германии не была темой стольких еврейских анекдотов, как «Союз национально-немецких евреев». В начале 1930-х годов о членах этой организации в шутку говорили, что они участвуют в нацистских шествиях под лозунгами «Бей нас!», «Долой наше иго!», «Мы — наше несчастье» (по аналогии с антисемитским высказыванием немецкого историка ХIХ в. Г. фон Трейчке «Евреи — наше несчастье»). Словом, эта организация, созданная в 1921 г., заслуженно пользовалась дурной славой «еврейских нацистов». Однако члены союза воздерживались от изображения свастики, пения нацистского гимна «Хорст Вессель» и нацистского приветствия. На митингах «Союза национально-немецких евреев» возвышались портреты рейхспрезидента Гинденбурга, реяли имперские черно-бело-красные флаги, звучала «Песня немцев» - «Германия, Германия превыше всего».

Основателем организации был Макс Науман, юрист по образованию и капитан по воинскому званию, участник Мировой войны, кавалер двух Железных крестов. Науман был воспитан в семье, придерживавшейся правоконсервативных взглядов, состоял в умеренно-правой Немецкой народной партии и был ярым антикоммунистом. Еще в 1920 г. Науман опубликовал статью «О национально-немецких евреях», где отверг постулат сионизма о том, что все евреи связаны узами религии и истории и составляют единый народ, который должен выйти из стран рассеяния и собраться на горе Сион. Науман считал, что в Германии есть национально-немецкие евреи, патриоты немецкого отечества, и есть сионисты, преданные еврейской нации; большинство же немецких евреев — это «промежуточники», не решающиеся избавиться от пережитков еврейского «племенного чувства». Коренные немецкие евреи, утверждал Науман, расово близки немцам-арийцам и могут войти в немецкую «народную общность». Но из этой общности исключаются три группы: «ост-юден» (евреи-иммигранты из стран Восточной Европы, составлявшие 1/5 всех немецких евреев); сионисты, которые сами отказались от членства в немецкой нации; и евреи-левые, от социал-демократов и коммунистов до художников-авангардистов, ибо приверженность левым взглядам и космополитизм — это не немецкая черта.

«Союз национально-немецких евреев» не был большой и влиятельной организацией: в нем никогда не было больше 3500 членов. Отношение Наумана и его сторонников к религии не было последовательным. С одной стороны, «Союз национально-немецких евреев» не принимал крещеных евреев и безбожников, чтобы не прослыть организацией выкрестов. С другой стороны, Науман заявлял, что Бог Израиля не существует для национально-немецкого еврея, который должен верить в «немецкого бога». Что касается культурной общности, «Союз национально-немецких евреев», видел свою задачу в том, чтобы «углублять чувство укорененности в немецкой почве и укреплять связь с немецкой культурой».

В августе 1932 г., в преддверии выборов в рейхстаг, Науман заявил, что партия Адольфа Гитлера — единственная политическая организация, способная возродить немецкую нацию, и призвал евреев голосовать за нацистов, игнорируя «досадные побочные проявления» нацистского антисемитизма. Он считал, что антисемитизм — это средство, которым Гитлер пользуется для мобилизации масс, и лишь только «национальная консервативная революция» закончится, у нацистов не будет причин исключать национально-немецких евреев из своего движения.

Письма и телеграммы Наумана нацистским вождям начались в 1933 г., как только Гитлер был назначен рейхсканцлером. Апогея «писательской активности» Науман достиг в марте 1935 г., когда в нарушение Версальского договора был издан закон об обороне, предусматривавший введение всеобщей воинской повинности в Германии. Науман направил письмо к Гитлеру, где он поздравлял правительство с принятым решением и выражал тревогу по поводу того, что планируется «исключить всех неарийцев из участия в воинской обязанности». Науман уверял Гитлера, что национально-немецкие евреи все как один готовы выполнить свой воинский долг; он призвал различать национально-немецких евреев и иностранных. В качестве эксперта, способного отличать «настоящих» немецких евреев от восточноевропейских, он предложил себя. Гитлер не ответил Науману: он никогда не отвечал евреям.

Даже после бойкота еврейских магазинов в апреле 1933 г. и антисемитской кампании в печати, сторонники Наумана призывали евреев, «несмотря на отдельные проявления антисемитизма в стране, неуклонно придерживаться немецкого образа мыслей», поддерживать новый режим и «национальное пробуждение» Германии.

После того как 14 ноября 1935 г. вступил в силу нюрнбергский закон об имперском гражданстве, все еврейские организации, настаивавшие на принадлежности евреев к немецкой «народной общности» и агитировавшие против эмиграции евреев, попали в число противодействующих этому закону. 20 ноября 1935 г. приказом гестапо «Союз национально-немецких евреев» был распущен. Макс Науман был арестован и помещен в тюрьму гестапо. В мае 1939 г. Науман умер. Часть членов его организации вошла в «Союз евреев-фронтовиков».

 

 «Имперский союз евреев-фронтовиков»

«Имперский союз евреев-фронтовиков» («Reichsbund jüdischer Frontsoldaten») был основан в 1919 г. и существовал до 1939 г. Союз насчитывал до 55000 членов; его возглавлял выдающийся немецкий химик и физик, кавалер Железного креста I-й степени капитан д-р Лео Лёвенштайн (изобретение, за которое он получил Железный крест – звуковая разведка, т.е. определение местонахождения артиллерийского орудия по звукам выстрелов). Органом Союза был еженедельник «Щит»[8].

Факт существования в Германии столь крупной организации евреев-ветеранов Первой мировой войны опровергал провокационные утверждения нацистов, что во время Первой мировой войны немецкие евреи в большинстве своем отсиживались в тылу. Неумолимая статистика говорила об обратном: с 1914 по 1918 годы в кайзеровской армии было 96 тыс. евреев, из них 80 тыс. сражались на фронте. 10 тыс. евреев ушли в армию добровольно, 2000 было произведено в офицеры, 19 тыс. – в унтер-офицеры. В армии служили 30 военных раввинов[9].

Немецкие евреи были не меньшими патриотами Германии, чем сами немцы. Во время Первой мировой войны 35 тыс. немецких евреев-воинов были награждены орденами и медалями, из них 18 тыс. – Железным крестом (1 тыс. - Железным крестом 1-го класса и 17 тыс. - Железным крестом 2-го класса). Точно таким же, каким был награжден и ефрейтор Адольф Гитлер, награду которому вручал его командир - лейтенант Хуго Гутман, еврей и кавалер Железных крестов 1-го и 2-го класса. Интересно отметить, что за 6 лет военной службы Гитлер так и не стал унтер-офицером. «У ефрейтора Гитлера не было никаких качеств руководителя», - отмечал его командир.

Кавалерами Железного креста были евреи-асы кайзеровских люфтваффе: Вильгельм Франкль, Фриц Бекхардт, Вилли Розенштейн, Фридрих Рюденбург, Бертольд Гутман. Летчик лейтенант Йозеф Цюрндорфер, погибший в бою 19 сентября 1915 г., в завещании писал: «Я пошел на войну как немец, чтобы защитить мою страну, попавшую в беду. Но также и как еврей, чтобы добиться полного равноправия моих братьев по вере»[10].

На фронтах Первой мировой войны за свою родину-Германию погибли 12 тыс. немецких солдат и офицеров-евреев и еще 32 тысячи получили тяжелые ранения или были отравлены газами (это больше, чем погибло евреев во всех войнах, которые вел Израиль).

В задачу союза евреев-фронтовиков входило возведение памятников и уход за могилами павших на войне евреев, забота о здоровье ветеранов, их материальная поддержка, помощь вдовам и детям погибших солдат, особенно о сиротам, а также социальная защита участников войны. Однако главная задача Союза состояла в том, чтобы говорить правду об участии евреев в Мировой войне, разоблачать миф о том, что евреи нанесли Германии «удар ножом в спину». В 1932 г. Союз опубликовал "Книгу памяти", в которой были названы имена, даты и места рождения всех 12000 погибших на войне немецких солдат-евреев.

Евреи-фронтовики протестовали против антисемитских акций нацистов. В городе Бремерхафен председатель местного отделения Союза Дагоберт Кан в апреле 1933 г. направил рейхспрезиденту генерал-фельдмаршалу П. фон Гинденбургу, покровительствовавшему ветеранским организациям, письмо протеста против организованного нацистами бойкота «еврейских товаров». Во время погрома Дагоберт Кан в офицерском мундире, украшенном Железным крестом 1-го класса и другими боевыми наградами, встал в витрине своего текстильного магазина. Штурмовики не посмели его тронуть; намалевав на стекле витрины звезду Давида, они удалились. Дагоберта Кана арестовали в «Хрустальную ночь». Он был отправлен в концлагерь Дахау, где вскоре погиб.

Члены Союза считали оскорбительным отстранение нацистами немецких граждан-евреев от воинской службы и лишение их гражданских прав. Однако ответные действия Союза были весьма умеренными: это были поиски компромисса. В апреле 1933 г. Левенштайн составил на имя Гитлера послание по еврейскому вопросу в Германии, написанное в верноподданническом национал-патриотическом духе, в котором предложил, что Союз евреев-фронтовиков возьмет на себя допризывную подготовку еврейской молодежи. Лёвенштайн даже отправил в дар Гитлеру "Книгу памяти".

Министерский советник Винштайн «с почтением» ответил Левенштайну, что г-н рейхсканцлер поручил ему подтвердить получение письма и книги. Через две недели руководитель рейхсканцелярии Генрих Ламмерс даже принял делегацию евреев-фронтовиков, но после этого все контакты правительства с евреями-фронтовиками были прекращены. Власти взяли за правило не отвечать на письма еврейских организаций и игнорировать любые их обращения[11]. Евреям запрещалось носить военные награды, инвалиды войны были лишены государственных пособий. К 31 декабря 1935 г. все евреи, даже герои Первой мировой войны, были изгнаны из армии.

9 октября 1936 г. Союзу были запрещены все виды деятельности, кроме заботы о евреях-инвалидах войны. 4 ноября 1939 г. гестапо распустило «Имперский союз фронтовиков-евреев»; все его имущество, оцененное в 17,7 млн. рейхсмарок, было «ариизировано», т.е. конфисковано и обращено в собственность «арийского» государства. Лео Левенштайн, несмотря на свои многочисленные связи и заслуги, был депортирован в концлагерь Терезиенштадт. Ему повезло: он выжил, после войны из ставшей ненавистной Германии уехал в Швейцарию. Лео Левенштайн умер в 1956 г. во время поездки в Израиль. В 2006 г. в ФРГ был создан «Союз еврейских солдат», продолжающий традиции «Имперского союза евреев-фронтовиков».

 

 «Черный отряд»

Еврейская молодежная организация «Черный отряд» («Schwarzes Fenlein») была организована в мае 1932 г. В нее вошли юноши в основном из состоятельных семей, которых из-за еврейского происхождения не принимали в нацистскую молодежную организацию Гитлерюгенд и другие «арийские» полувоенные организации. Члены «Черного отряда» (их было более 400 человек) сохранили некоторую атрибутику и терминологию этих организаций. Например, словом «фенляйн» (отряд) назывались подразделения Гитлерюгенда. Командиром «Черного отряда» был Гюнтер Баллин, племянник гамбургского пароходного магната Альберта Баллина. Члены отряда носили голубые шорты, темно-синие рубашки и армейские ремни с надписью «С нами Бог» на пряжке, а до 1933 г. также и ножи. Воспитывая себя как немецко-еврейскую молодежь нового типа, «аристократическую по выправке и по убеждениям», черноотрядники надеялись, что им позволят служить в возрождавшейся немецкой армии. Они посылали петиции в имперскую канцелярию, устраивали демонстрации — все было, разумеется, напрасно. Тщетные попытки черноотрядников сблизиться с нацистами привели только к изоляции этой организации. «Рядовые члены организации были подростками, которые не понимали целей режима, тем не менее «Черный отряд» как еврейская организация не разделяла нацистского расизма, и, создавая еврейскую альтернативу нацистскому молодежному движению, противостояла ему. Мальчишек увлекала внешняя романтика — песни, костры, имитация армейской жизни в лагерях и походах. Возвращаясь в школу после лета, проведенного в лагере «Черного отряда», подростки-евреи с удовлетворением обнаруживали, что они не менее крепки, отважны и сноровисты, чем их «арийские» соученики, которые провели лето в лагерях Гитлерюгенда. Руководители «Черного отряда» быстро поняли, что их отряд раздражает нацистов более, чем любая другая еврейская организация. Дело в том, что нацисты насаждали образ еврея как существа не способного к военному делу, слабого, трусливого и непатриотичного; а «Черный отряд» стремился доказать, что евреи ни в чем не уступают немцам. Тем самым он подрывал идеологическую основу нацизма – миф об арийском расовом превосходстве. В конце 1934 г. нацисты распустили «Черный отряд». Часть его членов перешла в другие молодежные движения, в том числе и к сионистам. Немногие остались в Германии и, из-за того, что их родители не сумели эмигрировать, стали жертвой Холокоста[12].

Считать «Имперский союз фронтовиков-евреев», «Черный отряд» и подобные им организации частью еврейского антигитлеровского Сопротивления, конечно, нельзя. Это были скорее попытки приспособиться к «новому порядку». Но многие участники еврейского Сопротивления прошли через эти организации.

 

Молодежные группы левых сионистов

Специфической еврейской формой Сопротивления была деятельность левых сионистских групп «Хэшомер Хэцэр» («Молодежная охрана»), «Хэбоним Дрор» («Свободные строители»), «Верклёйте» («Трудящиеся люди»). Участники этих групп находились под сильным влиянием движения «разведчиков»-бойскаутов, основанного британским генералом Робертом Баден-Пауэллом, и немецкого молодежного туристского движения «Вандерфогель» («Перелетные птицы»), в котором существовала еврейская группа «Блау-Вайс» («Сине-белые» - цвета Израиля). В отличие от не еврейских бойскаутов и «Перелетных птиц», «Сине-белые» изучили сионизм, социализм, еврейскую историю и культуру[13].

В 1933 г. нацисты объявили вне закона все молодежные организации, независимые от Гитлерюгенда и Союза немецких девушек. Однако этот запрет прежде всего коснулся коммунистических и социал-демократических объединений; христианские и еврейские молодежные группы просуществовали до 1936 г. К деятельности сионистов нацисты сначала относились терпимо: еврейская эмиграция из Германии пока отвечала их интересам – до «окончательного решения еврейского вопроса» было еще далеко.

 «Сине-белые» стали частью сионистского молодежного движения и готовили еврейскую молодежь к иммиграции в Палестину. В 1934 г. первая группа немецких молодых сионистов выехала в «Эрец Исраэль»; в 1936 г. они основали киббуц «Хазорея». Еврейские молодежные организации составляли «Немецко-еврейское молодежное сообщество» («Deutsch-Jüdische Jugendgemeinschaft»), которое в 1934 г. вошло в «Союз немецкой еврейской молодежи» («Bund Deutsch-Jüdischer Jugend»), объединявший до 6000 человек. Этот союз был распущен гестапо 30 декабря 1936 г.

Остававшиеся в Германии молодые левые сионисты из «Хэшомер Хэцэр», «Хэбоним Дрор», «Верклёйте» участвовали, наряду с другими антифашистами, в акциях по изготовлению и распространению антинацистских листовок. Одни молодые сионисты сотрудничали с коммунистами, другие – с социал-демократами, третьи действовали самостоятельно, как, например, «Хуг Халузи» («Круг пионеров») директора берлинской еврейской школы «Алия» Ицхака Шверзенца и его подруги Эдит Вольф, которые помогали еврейской молодежи бежать из нацистской Германии и спасали своих учеников, пряча их в 1942-1943 гг. в садоводческой школе в Берлин-Ванзее[14]. «Круг пионеров» была единственной подпольной сионистской группой Германии.

Направленное против системы власти гитлеровской партии-государства внутриполитическое еврейское Сопротивление в узком смысле - активное и пассивное, индивидуальное и коллективное Сопротивление немецких евреев было относительно невелико[15]. Но было бы неверно видеть в этом проявление политического конформизма немецких евреев, их чрезмерной готовности к приспособлению. Нацисты предприняли все возможное, чтобы отнять у немецких евреев возможность самовыражения, лишить их гражданских прав, имущества, источников к существованию, культурно-образовательных учреждений, свободы собраний и прессы, заставить балансировать на грани жизни и смерти, а затем отнять и саму жизнь.

 

[1] Арад И. Холокаст. Катастрофа европейского еврейства (1933-1945). Иерусалим, 1990; Bauer Y. A history of the Holocaust. New York, 2001; Михман Д. Катастрофа европейского еврейства. Тель-Авив, 2001; Холокост. Убийство евреев в 1933-1945 гг. Документы. Свидетельства. Литература. Антология. Иерусалим, 2003; Альтман И.А. Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР. М., 2002; его же. Анатомия холокоста. Жертвы ненависти. М., 2002; Холокост. Энциклопедия. М., 2005; Холокост на территории СССР. Энциклопедия. М., 2011.

[2] В 1955 г. в Нью-Йорке был основан Институт имени Лео Бека, (Leo Baeck Institute), занимающийся изучением истории немецких евреев. Отделения Института есть в Берлине, Лондоне и Иерусалиме. Архив института включает 25 тыс. фотографий, 2 тыс. неопубликованных мемуаров и множество редких изданий преимущественно на немецком языке, содержащих сведения о жизни евреев Германии, Австрии и других европейских стран за последние пять веков. 3,5 млн страниц оцифрованных документов архива Института находятся в свободном доступе в библиотеке «DigiBaeck».

[3] Беркович Е. Смятение умов: свастика и звезда Давида // Заметки по еврейской истории, 2008, №8 (99).

[4] Margalioth A. Zwischen Rettung und Vernichtung. Studien zur Geschichte des deutschen Judentums 1932-1938. Jerusalem, 1990.

[5] Geschlossene Vorstellung: Der Jüdische Kulturbund in Deutschland 1933–1941, Akademie der Künste (ed.), Berlin, 1992.

[6] 19 мая 1943 г. Берлин был объявлен нацистами «юденфрай» - территорий, полностью «очищенной» от евреев. - Jüdische Geschichte in Berlin. Bilder und Dokumente. Hrsg. Reinhard Rürup. Berlin, 1995.

[7] Кандель Ф.С. Очерки времён и событий из истории российских евреев [том 4] (Уничтожение еврейского населения, 1941 - 1945). Иерусалим, 2005, очерк 45, п. 5. - https://profilib.com/chtenie/140007/feliks-kandel-ocherki-vremen-i-sobytiy-iz-istorii-rossiyskikh-evreev-tom-4-unichtozhenie-9.php Писатель и историк Феликс Кандель под псевдонимом Феликс Камов был соавтором сценария знаменитого советского мультфильма «Ну, погоди!». Его имя было удалено из титров фильма после того, как Кандель в 1977 г. эмигрировал в Израиль.

[8] Der Schild, Zeitschrift des Reichsbundes jüdischer Frontsoldaten. Berlin 1921–1938. http://sammlungen.ub.uni-frankfurt.de/cm/periodical/titleinfo/4911661

[9] Segall J. Die deutschen Juden als Soldaten im Kriege 1914–1918, Berlin 1921.

[10] Черкасский Я. Евреи, сражавшиеся за Германию. – Русская Германия, 2014, № 27.

[11] Беркович Е. Смятение умов, или Как интеллигенция встречает исторические катаклизмы?// Слово, 2013, №80.

[12] Matthias Hambrock. Die Etablierung der Aussenseiter: der Verband nationaldeutscher Juden 1921-1935. Köln, 2003. S. 610-611.

[13] Dertinger A. Weiße Möwe, gelber Stern. Das kurze Leben der Helga Beyer. Berlin - Bonn 1987; Klönne I. Deutsch, Jüdisch, Bündisch. Erinnerung an die aus Deutschland vertriebene jüdische Jugendbewegung. Puls 21. Witzenhausen, 1993; Trefz B. Jugendbewegung und Juden in Deutschland. Eine historische Untersuchung mit besonderer Berücksichtigung des Deutsch-Jüdischen Wanderbundes Kameraden. Frankfurt am Main 1999; Bergbauer K., Schüler-Springorum S. „Wir sind jung, die Welt ist offen“. Eine jüdische Jugendgruppe im 20. Jahrhundert. Haus der Wannsee-Konferenz, Berlin 2002.

[14] Schwersenz J. Die versteckte Gruppe. Ein jüdischer Lehrer erinnert sich an Deutschland. Berlin, 1988; Möller L. Widerstand gegen den Nationalsozialismus von 1923 bis 1945. Wiesbaden, 2013. S. 164-165.

[15] Хавкин Б.Л. Расизм и антисемитизм в гитлеровской Германии. Антинацистское Сопротивление немецких евреев. М., 2018, с. 113.

 

Хавкин Борис Львович – доктор исторических наук, профессор ИАИ РГГУ, редактор отдела журнала «Новая и новейшая история» 

181

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь