Коноплянко К.С. Тоталитарное отрицание исторической памяти: придворные историографы, ура-патриоты и государевы слуги сплотились в борьбе против Мемориального комплекса «Медное»

Тоталитарное отрицание исторической памяти: придворные историографы, ура-патриоты и государевы слуги сплотились в борьбе против Мемориального комплекса «Медное»[1].

В тридцати километрах от сердца Верхневольжья, города Твери, по обе стороны Тверцы, левого притока Волги, расположилось село Медное. Некогда, через него проходил торговый путь Тверь-Торжок-Великий Новгород, а писатель Радищев посвятил этому месту целую главу своего «Путешествия из Петербурга в Москву». Однако своей известностью Медное обязано ни выгодной локации или природе, ни упоминанию в сочинении известного автора,  ни даже церкви Казанской иконы Божьей матери 18 века. Медное – одно из мест поистине мрачного сюжета истории XX века – Катынской трагедии. Здесь, в окружении плотной стены сосновых пейзажей, находится место памяти и скорби, – Мемориальный комплекс, – кладбище польских военнопленных и советских репрессированных. Два соседних народа, прошедшие разные исторические пути и государственные образования, обрели соседство на погосте. Их постиг единый удел: все они – жертвы террора советской власти и ее главного карательного органа – НКВД.

С момента открытия в 2000 г. Мемориальный комплекс пережил все свойственные музейному делу проблемы: нехватку финансирования, смену руководящих организаций (с 2003 – филиал Музея политической истории России в Санкт-Петербурге, с 2012 – филиал Центрального музея современной истории России), дирекции и кадрового состава. Основная экспозиция, посвященная истории репрессий в Калининской области, создавалась на основе архивных материалов в 1999-2016 годы командой научных сотрудников во  главе с Еленой Образцовой. В 2012 г. комплекс перешел в подчинение Государственного центрального музея современной истории России, а с 2015 г. началась реорганизация, целью которой стало планомерное пресечение научно-исследовательской работы. Параллельно с этим процессом в Твери, усилиями местного НОДа под покровительством областной и городской администраций, организуются круглые столы, посвященные пересмотру официальной версии Катынской трагедии. На них выступает  группа «экспертов» в числе которых публицист Анатолий Вассерман и представители военно-исторического общества (РВИО). Они утверждают, что никаких польских захоронений в Медном не было, а на их месте покоятся красноармейцы, на основании чего нынешняя музейная экспозиция «не соответствует исторической объективности»[2]. Летом 2017 года директором комплекса стала Елена Шевченко. Она охотно участвует в этих мероприятиях и заявляет, что собирается менять экспозицию. С 2018 г. ее усилиями территория комплекса стала площадкой для военно-полевых слетов организации «Юнармия», а 21 апреля 2018 года открылась выставка «Дорогами Афганистана», никак не соответствующая изначальной тематике музея.

Что происходит с мемориальным комплексом и почему так выборочно функционирует наша историческая память?

 

 

Историческая справка

Катынская трагедия – собирательное название серии массовых расстрелов польских военнопленных на разных территориях, проведенной органами НКВД по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. В результате этой операции было уничтожено около 22 тысяч граждан Польской Республики, взятых в плен во время вторжения Красной армии начиная с 17 сентября 1939 г., а также арестованных после этого дня на захваченных территориях Республики Польша. К апрелю 1940 г. из 22 тысяч 14,5 содержалось в Козельском, Старобельском и Осташковском лагерях НКВД  для военнопленных. Военнопленные принадлежали к офицерскому составу Войска Польского, а также к рядовому и офицерскому составу польской полиции, Корпуса охраны пограничья (КОП), Пограничной стражи, Тюремной стражи, к судейскому корпусу, государственным служащим, польским колонистам-осадникам. Остальные 7305 человек были арестованы на восточных землях Республики Польша – территориях западной Украины и Беларуси и содержались в тюрьмах. Необходимость проведения операции объяснялась в записке наркома внутренних дел СССР Берии в ЦК ВКП(б) Сталину тем, что пленные поляки могут вести антисоветскую деятельность: «Исходя из того, что все они являются закоренелыми, неисправимыми врагами советской власти, НКВД СССР считает необходимым: <...> дела о находящихся в лагерях военнопленных <...>, а также дела об арестованных и находящихся в тюрьмах <...> – рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания – расстрела» [3].

На сегодняшний день известны четыре группы массовых захоронений: в Катынском лесу, близ Медного, на окраине Харькова и около пос. Быковня под Киевом.

В феврале 1943 г. оккупационные власти Германии нашли захоронение в Катыни, а в марте-начале июня провели эксгумацию при участии Технической комиссии Польского Красного Креста, что позволило констатировать о захороненных там военнопленных Козельского лагеря НКВД[4]. До открытия новых архивных документов (материалов конвойных войск НКВД и «Пакета № 1») и эксгумационных работ 90-х годов было достоверно известно лишь о Катынском захоронении, поэтому за серией преступлений на разных территориях закрепилось название именно этой локации.

 

Медное – кость в горле силовиков и казенных патриотов

На стыке 80-х и 90-х, основатели тверского отделения общества «Мемориал», журналисты Сергей Глушков, Юрий Шарков и историк-славист Марэн Фрейденберг озаботились поиском захоронений польских узников Осташковского лагеря. Слух о захоронениях репрессированных в районе села Медное по словам Глушкова появился там, где его не ждали – из калининского областного КГБ. Тогда утечка вызвала в ведомстве беспокойство, полковник А.И. Тарасов интересовался откуда появилась информация и уверял, что на территории дач НКВД под Медным не может быть ничего[5]. После обнародования новых архивных материалов (а именно списков-предписаний конвойных войск НКВД и материалов особой папки Политбюро) в рамках следственных действий Главной военной прокураторы (ГВП) был допрошен Дмитрий Токарев, который в 1940-м руководил Калиниским УНКВД. Он и указал приблизительное место захоронений. Тогда же при содействии польских экспертов в Медном в 1991 г. была проведена частичная эксгумация, подтвердившая наличие захоронений польских военнопленных Осташковского лагеря[6]. В 1994-1995 гг. проводилась более полная эксгумация в рамках «Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Польша о захоронениях и местах памяти жертв войн и репрессий» от 22 февраля 1994 г. Польским экспертам во главе с Брониславом Млодзиевским удалось локализовать 23 ямы смерти[7]. На основнии постановления правительства РФ № 1247 от 19 октября 1996 г. было принято решение о создании мемориальных комплексов в Катыни и в Медном.[8]

Противодействие калининских силовиков по словам Глушкова в интервью «Радио Свобода» оказывалось перманентно, в основном путем отрицания наличия в Медном захоронений[9]. Во время путча ГКЧП руководство калининского КГБ требовало завершить эксгумацию, чему не подчинились ни сотрудники Главной военной прокуратуры (во главе с руководителем следственной группы полковником Александром Третецким), ни польские эксперты[10], затем, уже ФСБ «стремилось дать минимум информации и минимум общественного внимания к самому факту захоронений и к их масштабу»[11], в частности о количестве захоронений, которое им скорее всего было известно[12].

Не для кого не секрет, что катынская трагедия стала неудобным обстоятельством, дискредитирующим не одни лишь советские спецслужбы, но и всю тогдашнюю политическую систему, маховик которой уничтожал как чужих, так и своих граждан. Этот факт безусловно неприятен нынешним наследникам чекистов и многим персонам, раздираемым ностальгией по Советскому Союзу, любовью к сильной руке и этакой тоталитарной эстетике, превозносящей порядок вертикали над хаосом свободолюбия. Все это четко отражает знакомый многим с детства народный лозунг «Сталина на них нет!». Подобные настроения приобретают еще больший резонанс в контексте издавна непростых российско-польских отношений.

Одним из главных рупоров отрицания советской вины до недавних пор был Юрий Мухин, «исследования» которого в научном мире считаются ангажированными и маргинальными. Его «опусы» были в изобилии представлены в печати еще в девяностые-нулевые годы, но мало кто относился к ним серьезно. Недавно, идеи Мухина стали обретать последователей и пропагандироваться на широкую публику. Новая волна отрицания сосредоточилась в городе Тверь, куда еще с 2010 г. ездит публицист Анатолий Вассерман и рассказывает о том, что в Медном нет никаких польских захоронений, попутно оправдывая Сталина[13]. Этим выступлениям предоставляется площадка в ТвГУ и городской думе, а также освещение в местных СМИ.

О том откуда взялся тренд на отрицание вины СССР в катынской трагедии и почему именно медновский мемориалный комплекс не дает отрицателям покоя поясняет руководитель польской программы общества «Мемориал» Александр Гурьянов:

– Отрицание было всегда, начиная с первой же советской реакции на сообщение германского радио от 13 апреля 1943, последовавшей уже 15 апреля 1943 по московскому радио, и было окончательно оформлено в виде официального «Сообщения специальной комиссии по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров» под руководством академика Н.Н. Бурденко от 24 января 1944 г. Это изначальная советская позиция. Тенденция возникла 76 лет назад, а так называемые «патриоты» ее подхватили и пропагандируют. Пропаганда возможна лишь в информационном вакууме, по Медному результаты эксгумаций никогда на русском языке не публиковались. Готовящаяся нами к изданию книга «Убиты в Калинине, захоронены в Медном» – попытка заполнить этот вакуум.

Напомним, что перед экспертизой комиссии Бурденко, сталинское руководство провело мероприятие по уничтожению подтверждений вины НКВД и фабрикации подложных «доказательств», свидетельствующих об ответственности за это преступление нацистов. Этот процесс контролировали зам. наркома внутренних дел Круглов и нарком госбезопасности Меркулов. После предварительной подготовки, 13 января 1944 г. Политбюро создает Специальную комиссию под руководством Н. Бурденко, авторитет которой выступал прикрытием сфабрикованным НКВД материалам[14].

 То, что отсутствие публикаций по эксгумации делает Медное привлекательным местом для фальсификаторских построений отрицателей показывают слова коллеги Вассермана Алексея Плотникова, сказанные в эфире Вести-Тверь от 13 мая 2019 г.

– Все время замалчивают тот факт, что выложенные этим лживым ксендзом черепа, якобы с отверстиями, которых всего была одна десятая часть и так называемые вещдоки – пуговицы и прочая атрибутика по которым они сказали, что это поляки – они лежат в разных ямах; то есть эксгумированные останки человека не имеют отношения к этой яме. Поэтому я считаю, что сейчас в катынском вопросе на первое место выходит Медное и Тверь, потому что здесь фальсификация наиболее циничная и чудовищная[15].

 

Механизмы пропаганды

Если до 2014 г. основным рупором пропаганды отрицания был Вассерман, комментарии которого весьма одиноко звучали лишь в качестве одной из тем выступлений, то после в борьбу с медновским мемориалом активно включаются местные депутаты в компании общественников и журналистов. 17 апреля 2015 г. в Тверской городской думе состоялся круглый стол. Тема прямо таки захватывающая – «Искажение истории Второй Мировой войны - информационная агрессия против современной России». Среди участников тогдашний глава города Александр Корзин в сопровождении Николая Локтева и Сергея Мамонова – депутатов Тверской городской Думы[16]. Все трое, разумеется, единороссы. Место проведения мероприятия и присутствие на нем столь высоких чинов недвусмысленно намекает на то, что инициатива исходит сверху. Среди «экспертов» появляются новые люди – Алексей Плотников и Сергей Стрыгин, оба – «столичные штучки». Первый – доктор исторических наук, специалист, как ни странно, по российско-японским отношениям, в то время член экспертного совета по безопасности Госдумы РФ, а на сегодняшний день  сотрудник МГЛУ[17]. Второй, ныне покойный Стрыгин, – личность более интересная: автор проекта «Правда о Катыни» и по сути идейный лидер отрицателей, некогда вместе с Мухиным выступавший представителем внука Сталина Евгения Джугашвили в иске против «Новой Газеты» и одного из руководителей следственной группы ГВП Анатолия Яблокова[18]; по факту – апологет сталинизма. Некоторые другие участники также нуждаются в представлении. Это активистка движения «Суть времени» Ольга Кислякова, и координатор местного НОДа Максим Кормушкин. Последний уже отметился в ряде провокаций во время пребывания польской делегации на мемориале, о чем писали тверская газета «Караван+Я»[19] и издание 7*7[20]. Теперь Кормушкин является постоянным модератором круглых столов, и с помощью местных СМИ обрел статус исследователя и издателя[21].  Издательский труд его ограничился изданием книги американского «разоблачителя Катыни» профессора университета Монтклер Гровера Ферра, соавтора и единомышленника Мухина.

Как это видно в заголовках СМИ, круг обсуждаемых на круглых столах проблем особо не меняется. Зато квинтэссенция позиции изложена в вышедшем в 2015 г. фильме «Мифы Медного»[22], активно показываемом на площадках городской думы и ТвГУ[23].

О пропагандистском его характере свидетельствует совершенно неясная фактологическая и аргументационная линия сюжета: то подвергается сомнению цифра в 6295 расстрелянных, то утверждается, что поляков казнили немцы в 41-м, то вообще на месте польских могил в Медном появляются бойцы РККА. Все эти пассажи подкрепляются авторитетным мнением «экспертов», таких как Вассерман, Плотников, Стрыгин и даже лидер НОДа депутат госдумы РФ от «Единой России» Евгений Федоров.

– Невозможно придумать одну непротиворечивую версию, которая в нужном пропагандистам ключе опишет все известные факты о расстреле поляков. Медное в этом смысле кость в горле, потому что свалить вину на немцев здесь невозможно. Немцы в районе Медного были только 3 дня в условиях тяжелых боев, – говорит бывший сотрудник мемориального комплекса Медное Иван Цыков.

Слова Ивана уточняет медновский краевед Александр Лукьянов. По его словам, оккупация Медного длилась менее трех суток на фоне ожесточенных боев в окрестных населенных пунктах близ Ленинградского шоссе, как с. Поддубки и с. Новинки. В нашем материале мы приводим карты-схемы реконструкции боевых действий, одна из которых была составлена и нарисована лично Лукьяновым (см. Приложение 1). Также в личном архиве Лукьянова сохранились мемуарные записи Григория Сидоровича Плесенко, жителя Медного, заставшего оккупацию в юном возрасте. Вот что в них говорится: «Немецкие войска в Медное пришли пехота и танковые части 16 октября 1941 г. <…> 17 числа меня заперли в Медновский клуб (церковь) вместе со многими и туда же приводили пленных. Меня отпустили как маленького. <…> 18 октября немцы ушли с с. Медное, пехота пошла на с. Новинки, а техчасти на г. Тверь, стрельбы никакой не было, они гуляли, веселились. Никто в дни с 16 по 18 октября не погиб. Больше в с. Медное враг не пытался наступать».

При взгляде на содержание фильма в совокупности с излагаемыми участниками круглых столов (за все время существования этих мероприятий) постулатами и издаваемыми ими книгами, становится понятной «аргументационная база» отрицателей, на каких источниках она строится и кто в сущности является идеологом, а кто лишь озвучивает хорошо заученные «доказательные конструкты», подкрепляя это весом своей раскрученнности в СМИ или некогда полученной ученой степени.

Официальная версия трагедии в фильме именуется «геббельсовской». Почему именно так пояснил Александр Гурьянов:

– Отрицатели приклеивают ярлык «геббельсовской пропаганды» любым утверждениям о советской ответственности за убийство польских военнопленных, так как впервые это было заявлено немцами в официальном сообщении германского радио 13 апреля 1943 г. об обнаружении в Катынском лесу захоронений польских офицеров, расстрелянных ГПУ весной 1940 г. Этим эпитетом активно пользовался Стрыгин, и грозился потребовать у прокуратуры применить к нам статью 354.1 УК РФ об уголовной ответственности за реабилитацию нацизма[24].

Фильм начинается с историей о захороненных в Медном поляках Людвиге Маловейскоми и Юзефе Кулиговском, чьи жетоны были найдены украинскими и польскими археологами близ Владимира-Волынского в 2011 г. На основе этого делается совершенно априорный вывод о том, что поляков расстреляли не НКВД, а гитлеровцы в 1941 г.  Этот сюжет был взят из книги Гровера Ферра «Катынский расстрел. Опровержение официальной версии», изданной тверскими отрицателями в 2015 г. Общий объем книги – 102 страницы, где содержательная часть занимает страницы с 10 по 63, остальной объем составляют приложения в виде резолюций круглых столов отрицателей (на наш взгляд это единственная существенная и с информативной точки зрения значимая для исторической науки часть книги) и мнений «экспертов», чья титулатура призвана добавить веса к аргументации книги. В фильме же, как и в книге, совершенно не приводится каких-либо архивных поисковых данных в подтверждение изложенным постулатам и умалчивается, что жетоны были найдены в насыпном слое над захоронениями, т.е. не сопровождалась какими-либо человеческими останками[25]. Реальный же путь одного из обладателей жетона – Маловейского в Осташковский лагерь и на расстрел в Калинин прослеживается по архивным документам НКВД, хранящимся в РГВА (главным образом учетной карточке): после пленения во Владимире-Волынском, раненый Маловейский попал в Шепетовский приемный пункт НКВД, откуда был переведен в больницу в г. Шепетовка, а затем этапирован в Осташковский лагерь[26].

Далее фильм показывает историю с фальсификацией документов «Пакета № 1», также имеющуюся в книге Ферра, но не являющуюся его личным открытием. Родоначальником этой истории был Мухин, изложивший собственное «источниковедческое исследование» в своей книге[27]. Его дело в более изобретательном ключе развили Сергей Стрыгин и Владислав Швед, заявив о подделке документов в хрущевское, горбачевское или даже ельцинское время[28]. Стрыгин даже прибегнул к помощи «независимой» экспертизы от представителей МВД РФ, которая констатировала использование разных печатных машинок при написании письма Берии №794/Б[29]. В 2010 г.  идею выше обозначенных лиц подхватил депутат Госдумы РФ от КПРФ Виктор Илюхин, ссылаясь на слухи от анонимных осведомителей, якобы подтвердивших фальсификацию документов[30]. Профессиональные же исследователи, такие как Наталья Лебедева говорят о невозможности подделки Пакета № 1, хотя бы потому, что огромное количество документов из фонда особых папок Политбюро  РГАСПИ пронумерованы и располагаются по порядку[31]. В изданной в 2017 г. книге «Белые пятна – черные пятна» ведущими специалистами, разрабатывающими данную тематику, приведена полная и убедительная источниковедческая аргументация[32]. Попытка же обвинить в фальсификации архивных документов идеологов перестройки слаба хотя бы потому, что она никак не вяжется со стремлением горбачевского правительства найти противовес, «Антикатынь» после вынужденного признания вины за преступление. В распоряжении Горбачева от 3 ноября 1990 г. предлагалось уравновесить катынскую трагедию судьбами плененных поляками красноармейцев в 1919-1920 гг.[33]

Бывшая замдиректора по научной работе медновского мемориала Елена Образцова  так комментирует позицию отрицателей:

– Все аргументы отрицателей не выдерживают никакой научной критики. Это уровень средней школы. Вот взять например историю с поляками Маловейским и Кулиговским, похороненными в Медном. Их жетоны нашли во Владимире-Волынском и на этом отрицатели строят свои доказательства. Это делитантский подход людей, никогда не работавших с архивными документами. Совсем не понятно при телах ли эти жетоны. Откуда они там взялись? Могли обронить, поменяться, ведь донесения руководства Осташковского лагеря сообщают, что с поляками был полный бардак: они представлялись чужими именами, часть из них была без документов, они менялись помещениями в которых сидели, двое сбежали, а в туалете даже была найдена действующая граната. Все в Ниловой пустыни было заполнено этими поляками. Не было даже работников, чтобы на каждого завести карту. Эта путаница, учитывая что 12 тысяч прошло через лагерь. Начальник лагеря Павел Борисовец даже отказался принять 2 тысячи людей. Все это в доступе в конвойном фонде РГВА. В этих условиях утери могли быть элементарно. Или случай с этими экспертизами Пакета № 1. Они ведь проводили экспертизу по фотокопии! Архив никогда не дал бы им оригинала, а как возможно получить достоверные сведения без знакомства с реальным печатным документом?

Таким образом, «аргументационная база» фильма, если ее можно так назвать, сложена в единый нарратив из «изысканий» и придумок конкретно названных выше идеологов. Следует признать их откровенную заинтересованность и идейность, отчего и исходит их стремление прибегнуть к более изощренной аргументации дабы убедить свою аудиторию. Остальные же спикеры, такие как Вассерман или Плотников, по-видимому, подобными качествами не обладают, как не обладают и способностью к открытию новых методик обоснования, отчего и ограничиваются лишь повторением наработок более талантливых коллег, придавая еще большую убедительность их выводам с помощью своей медийности или статуса доктора исторических наук.

Среди спикеров в фильме присутствует представитель тверского Мемориала Сергей Глушков, человек, стоявший у истоков открытия медновских захоронений. Но если раньше он клеймил отрицателей фальсификаторами[34], то в фильме создается впечатление, что он разделяет их позиции. В действительности, его умозаключения о недостоверности показаний Токарева прибавили отрицателям уверенности. Нам удалось связаться с Глушковым, он заявил, что в фильме его процитировали выборочно, в факте расстрела польских военнопленных силами НКВД он не сомневается, как и в результатах первой эксгумации, которой был свидетелем. Сомнения его касались лишь количества жертв и прочих технических моментов.. Все это он пообещал изложить в отдельной статье для «Исторической экспертизы» с учетом новых публикаций «Мемориала». Подобный скепсис можно считать следствием отсутствия в то время полноценной русскоязычной публикации показаний Токарева, что подмечено в фильме. Третий том недавней публикации трехтомника «Убиты в Калинине, захоронены в Медном» репрезентативно приводит эти показания в контексте с архивными и эксгумационными данными.

Примеров откровенного вымысла в фильме достаточно, пожалуй самым вопиющим можно назвать комментарий Плотникова о катынской проблеме на Нюрнбергском процессе, повторяемый им в ряде СМИ:

– Существует единственная, зафиксированная в очень высоком международно-правовом акте решение о том, что катынское преступление – это преступление немцев. Это приговор Нюрнбергского трибунала[35].

Удивительно, как доктор исторических наук, который по собственному признанию уже 20 лет в этой теме[36], может не знать, что слушания по катынскому эпизоду на Нюрнбергском процессе не привели ко включению этого эпизода в приговор Международного трибунала, судившего нацистских преступников[37].

Дезинформация, произнесенная авторитетными для обывателя медийными персонами и недобросовестными учеными разбавляется замалчиванием очевидных фактов, переводом стрелок и пассажами, нацеленными вывести зрителя на эмоции. Так, вина СССР в катынской трагедии преподносится как акт внешнего воздействия «врагов России» для того, чтобы пробудить в «народе победителе» комплекс вины. Параллельно вбрасывается информация о сносе памятников советским воинам в Польше, скрывая то, что такой демонтаж не нарушает российско-польское соглашение, касающееся лишь монументов на захоронениях[38]. Для иллюстрации общемирового тренда на пересмотр официальной версии преподносится мнение зарубежных единомышленников, таких как Гровер Ферр. Примечательно, что ни в фильме, ни на круглых столах вообще не шло речи о репрессированных гражданах СССР, убитых во время Большого террора.

– Идет полный отход от линии правды и справедливости. Вся история переписывается, причем в извращенном виде. Все эти люди не имеют отношения к архивной работе. Про Катынь все ясно, пакет № 1 пролил свет на Медное, прекрасно известно, что убиты более 21 тысячи человек. Это не фальсификация. Как руководство страны может позволить себе отдать Польше непроверенные документы? Идеологи это понимают и лгут для внутреннего потребления. Это отчетливая позиция власти увести от репрессий, заставить слушать Вассермана, – комментирует эту ситуацию Елена Образцова.

Эту мысль разделяет исследователь репрессий Сергей Прудовский:

– Они пытаются размыть трагедию о репрессиях, отвлечь от них. Когда в Медное приезжала делегация Мемориала[39], региональное телевидение дает эфир Вассерману в этот же временной период.

Надо признать, промывка мозгов принесла свои плоды: комментарии к фильму изобилуют гневом по отношению к полякам, а некоторые жители Медного недовольны наличием мемориала, объясняя его ненужность сносом памятников в Польше. В 2015 г. житель Твери Михаил Бурлаков опубликовал петицию с призываом закрыть мемориал и на его месте возвести памятник воинам РККА. Нашлись правда и защитники, создавшие инициативную группу[40]. Также мемориал поддержало местное отделение партии «Яблоко»[41].

 

«Похоронен в лесу»: о красноармейцах в Медном

На круглом столе от 17 апреля 2015 г. была принята резолюция, опубликованная в ЖЖ Вассермана. Из 9 ее пунктов наиболее интересным выглядит пункт 3 – просьба к начальнику управления Минобороны РФ об «оказании содействия в установлении поименных списков и увековечении памяти военнослужащих РККА и НКВД СССР», которые по мнению подписавшихся находятся на территории мемориала, а также пункт 9: «Органам законодательной и исполнительной власти города Твери и Тверской области совместно с ветеранскими и военно-патриотическими организациями выйти с предложением к Министерству культуры РФ об использовании части средств, выделенных федеральным бюджетом на реконструкцию мемориального комплекса «Медное», на обустройство захоронений и установку памятных знаков (памятников) погибшим и умершим в 1941–44 гг. в госпиталях советским военнослужащим, похороненным на территории мемориального комплекса»[42].

23 июня 2019 г. на youtube-канале отрицателей «Медное. Ложь, ставшая историей» была опубликована запись, где руководитель тверского поискового отряда «Подвиг» Сергей Титков рассказывает о раскопках, якобы проведенных им на территории комплекса в 95-97 гг. По его словам, они показали, что в этих местах покоятся красноармейцы. На вопрос о фотографиях репрессированных Титков ответил так:

– Как в свое время не признавали, что это госпитальные захоронения, как мы говорили, а это признавалось как жертвы зверства нашего НКВД жертвы репрессий и мне кажется на основе этого стали просто вешать фотографии. Вот давайте все припишем репрессиям – тогда это было модно[43].

Через два дня после публикации видео с Титковым, на региональных телеканалах выходит сюжет о нахождении отрицателями похоронок двух бойцов РККА Сергея Куваева и Федора Беспалова, якобы захороненных на территории комплекса[44]. В комментарии ТРК «Тверской проспект» Максим Кормушкин в сопровождении Титкова и Александра Бутузова (заместитель председателя Общественной палаты Тверской области) заявил, что похоронки указывают четко на место дач НКВД села Медного[45].  

Действительно, в оцифрованных документах архива Минобороны указано это место[46], но формулировка «лес дачи НКВД» отнюдь не означает, что красноармейцы захоронены именно на территории комплекса.

О том могут ли быть захоронения на месте комплекса мнения специалистов разнятся. Елена Образцова считает, что такое невозможно как на польских, так и на советских частях кладбища:

– В 1999 году я приехала в музей и познакомилась с Титковым. На тот момент он возглавлял поисковый отряд «Эдельвейс», который якобы проводил раскопки. Я попросила показать материалы раскопок – он показал три маленьких листочка, на руки выдать отказался. В них меня поразило как время проведения – зима, так и метод работы – ручной бур в 6,5  см. Вот что им можно обследовать зимой? В документах присутствуют какие-то фрагменты костей, пуговицы. В любом нормальном обследовании проводится сканирование, где оно? Ни анализа почвы, ничего. Есть списки из военных госпиталей. А где документы, что их перевезли именно сюда, на территорию дач? Лично я не знаю ни одного документа, что дачи использовались как госпитали. Это могло быть, но документальных подтверждений этому нет. Достоверно известно, что поляки похоронены локально. Все красноармейцы разбросаны на огромной территории и вполне могут быть вокруг, но не на месте комплекса. Во всяком случае никто не подтвердил это какими-либо документами или костями.

Исследователь катынской трагедии Наталья Лебедева наоборот говорит о смешанном характере захоронений на советской части кладбища.

– Эти кладбища были треликими. Тогда старались хоронить в таких местах, где уже были захоронения, это характерно и для кладбища в Катыни. Перемешивание одних с другими – это способ увести от правды, думаю, что это делалось специально.

Александр Гурьянов также допускает возможность захоронений красноармейцев, но отмечает следующее:

– По-видимому, действительно госпитальные захоронения могут находиться в том лесу. Но это не входит в противоречие с результатами эксгумаций 1991 г. и 1995 г. (и зондировочных изысканий 1994 г. и 1995 г.). Территория дачного участка НКВД-МВД-КГБ у Медного большая. Эксгумации проводились лишь на сравнительно небольшой части этого участка в его северо-восточном углу. Эту часть в 1991 г. перед началом эксгумации Главной военной прокуратуры сотрудники калининского областного управления КГБ специально выгородили. Все раскопки в 1991 г. и в 1995 г. проводились только внутри этого ограждения. В 1995 г. бурение зондировочных скважин производилось вокруг этого ограждения в прилегающей к нему снаружи полосе шириной 16 м. Заключение об отсутствии любых захоронений относится только к этой 16-метровой внешней полосе, а заключение о том, что на исследованном участке есть только польские захоронения и нет каких-либо других относится только к выгороженной части территории дач. На остальной территории бывших дач находятся захоронения расстрелянных советских граждан, но неизвестно точно, где именно! И не исключено, что на остальной территории могут находиться также захоронения красноармейцев, умерших в эвакогоспитале № 1783 (и, возможно, в других эвакогоспиталях). Поиск и эксгумация могильных ям с останками расстрелянных советских граждан, а также захоронений красноармейцев никогда не производились. Судя по показаниям бывшего начальника УНКВД по Калининской области Дмитрия Токарева, могильные ямы для захоронения польских военнопленных были вырыты на опушке леса, а не в самом лесу, и это место было на расстоянии около 0,5 км от его дачи. Сейчас на участке польских захоронений находится лес, но он вырос за последующие десятилетия, а в 1940 г. на этом участке леса не было, была только опушка. В данных похоронках указано захоронение в 1942 г. в лесу. Я думаю, что это указывает на место, которое заведомо не совпадало с польскими захоронениями, но могло находиться неподалеку (если в 1940 г. на месте польских захоронений леса не было, то к 1942 г. он никак не мог там вырасти). В похоронке на Куваева я обратил внимание на то, что дачи НКВД названы в 1942 г. бывшими. Но мы знаем, что все послевоенные годы вплоть до 1991 там на самом деле находились дачи НКВД-МВД-КГБ. Получается, что во время войны эта территория не имела такого ведомственного статуса, если начальник и комиссар эвакогоспиталя назвали ее бывшими дачами НКВД (при этом они знали, что это дачи именно НКВД). Вероятнее всего сам эвакогоспиталь располагался в этих дачах.

Почему на территориях репрессированных ищут красноармейцев пояснил Иван Цыков:

– Еще в 90-е годы возникла легенда о том, что на территории бывших ведомственных дач НКВД (теперь мемориал) во время войны находились госпитали, и умерших бойцов хоронили прямо там. Впервые эта версия сформулирована в заключении Тверского ФСК (ныне ФСБ), это примерно 94-95 годы. Документ опубликован в книге «От ЧК до ФСБ» (Тверь, 1998), посмотрите[47]. Поэтому на памятнике выбита странная надпись: «Соотечественникам – жертвам войн и репрессий». Возможно это результат добросовестной ошибки. В селе Медное во время войны действительно были госпитали, но село находится в 2 км. от бывших дач НКВД.  В мое время никто из сотрудников мемориала не знал о существовании документов, подтверждающих, что госпитали были именно на территории дач. Вообще нет никаких достоверных сведений о дачах до конца 40-х годов. Что там и как было, какие постройки, если были, и как они использовались. Никто никогда не обследовал мемориал и его окрестности на предмет поиска могил красноармейцев. Что касается Титкова, ничего не могу сказать. Какие-то исследования он действительно проводил, но это был тихий междусобойчик. Я не ожидал, что кто-то вытянет эту историю на свет Божий, но вот она всплывает.

Ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН Михаил Робинсон обратил внимание на другие факты в этих документах:

– Меня поразила формулировка «в лесу». Складывается впечатление, что человека просто прикопали где было наиболее удобно. Это отписка для родственников, говорящая скорее об индивидуальных, а не о массовых могилах. Борцы с медновским мемориалом нашли два беспрецедентных случая и пытаются на их основе вытеснить историю с репрессиями, при этом они даже не подозревают, что такого рода захоронения скорее показывают совершенно халатное отношение отдельных членов советского командования к своим воинам.

Спекулятивные и провокационные намерения отрицателей подтверждает Иван Цыков:

– Со стороны НОДа и им подобных это чистой воды спекуляция. Они возлагали цветы и прикручивали таблички где попало – к заборчику, на пенек. С моральной точки зрения я отношусь к этим акциям очень плохо. Солдаты, погибшие на войне, это конкретные люди, у них есть имена и судьбы, даже если они забыты. И жертвы репрессий – конкретные люди. Нельзя подменить одного человека другим на том основании, что он умер. Жертвы репрессий для НОДовцев чужие покойники, а погибшие солдаты свои, вот они и предлагают считать места захоронения жертв репрессий воинскими мемориалами. Цель НОДа, РВИО и прочих не в том, чтобы выяснить истину, а чтобы закрыть одну историю другой.

То же говорит и Елена Образцова:

– Поиск красноармейцев на мемориале – это попытка вытеснить мрачную тематику победной. Сотрудники музея постоянно сталкивались с шабашами Кормушкина и компании. Сначала эти товарищи требовали поляков «убрать бесовское капище», оскорбляли и называли проплаченными стариков – потомков репрессированных, доводили их до слез. Если приходили в музей, то рассказывали где наша экспозиция врет, как это делал Плотников, проводя экскурсию для своих студентов[48]. Теперь появилась новая методика – ищут красноармейцев.

Жительница Медного Ирина Рассказова видела телевизионные сюжеты с НОДом на мемориале и комментирует это так:

– Это провокационная и политизированная пиар-компания. Мне это чрезвычайно неприятно, у меня дед был репрессирован, захоронен на российской части мемориала. В Медном немцы были всего три дня, их отсюда быстро выдавили; наши старики это помнили и так рассказывали. Госпитали были на территории медновской больницы, в дачах их быть не могло.

Локацию госпиталей в медновской больнице и школе подтверждает краевед Александр Лукьянов, также не имеюший никакой информации о размещении госпиталей в дачах.

В репортаже телеканала «Тверской проспект» торжественно сообщалось о «большой исследовательской работе по восстановлению исторической справедливости», которая предстоит открывателям похоронных записок. К ней обещает подключиться тверской филиал военно-исторического общества. Также, член совета депутатов Калиниского района Александр Бойков заявляет о намерении провести раскопки на территории мемориала:

– Мы надеемся, что нас услышат и разрешат проводить дальнейшие раскопки и увековечивания бойцов Красной Армии[49].

Обратим внимание на то, что «открыватели» новых документов либо не нашли, либо сознательно не упомянул того факта, что эти же воины значатся в опубликованной архивом Минобороны учетной карточке братского захоронения, расположенного в двух километрах от мемориального комплекса, в центре села Медное (номер захоронения в ВМЦ 69-192)[50]. И они же фигурируют в современном документе захоронения, любезно предоставленном нам администрацией сельского поселения (см. Приложение 2). Имена обоих воинов высечены также на мемориальных плитах возле Памятника павшему воину на братской могиле. Туда НОДовцы и их коллеги почему-то не ездят, не совершают траурных церемоний, возложений цветов. Во всяком случае, их не встречали там ни сотрудники администрации сельского поселения, ни руководство медновской школы, шефствующей над захоронениями. Все внимание наших «патриотов» приковано к медновскому мемориалу. Посему поиск красноармейцев является лишь инструментом целенаправленной борьбы с памятью о репрессированных. Теперь можно говорить о появлении целого направления: места, где есть репрессии ура-патриотическая общественность стремится перекопать в целях придания забвению чужих героев, павшие воины же используются не для памяти, а как средство. Государственная поддержка в этом гарантирована и появление РВИО тому явное подтверждение. Подобное наблюдается в Сандармохе: в то время как открыватель захоронения Юрий Дмитриев сидит в тюрьме по сфабрикованному делу, РВИО проводит раскопки[51].

Впрочем Александр Гурьянов не считает это окончательно оформленной тенденцией:

– Пока случай с реальным поиском красноармейцев на захоронениях репрессированных только один – Сандармох, – говорит Александр Гурьянов. – У этого кладбища нет международного статуса, который есть в Медном. Это внутренняя ситуация. Совершать же раскопки в Медном просто недопустимо и я полагаю, что никто этого делать не даст, иначе будет международный скандал.

 

Смена концепции. Парамилитарная романтика на кладбище

С 2012 г. Мемориальный комплекс «Медное» находится в подчинении Государственного центрального музея современной истории. Ученый секретарь музея Никита Аникин говорит, что в 2015 г. в целях реализации концепции по увековечению памяти жертв репрессий[52] медновскому мемориалу были выделены средства на ремонт здания и новую экспозицию[53]. Строительство, как показало издание «Тверская губерния», затянулось[54] и не завершено по сей день. Новая экспозиция же, разработанная музеем современной истории совместно с РВИО уже была апробирована в Катыни. Состав межведомственной рабочей группы по увековечению памяти жертв репрессий СПЧ отреагировал на нее негативно: историк Никита Соколов написал в фейсбуке пост с названием «Непотребство»[55], а председатель общества «Мемориал» Ян Рачинский сказал следующее:

– Экспозиция посвящена российско-польским отношениям, но акценты расставлены таким образом, что во всем виновата польская сторона. Так, представлено, что Катынь – это месть Сталина за красноармейцев, плененных поляками в 1919-1920 гг. (подобная модель строится по аналогии с распоряжением Горбачева, о котором мы говорили выше; о пленных красноармейцах в обсуждении Катыни вспоминал Путин в 2010 г. – К[56].), о секретных протоколах пакта Молотова-Риббентроппа не говорится ничего, как и о Варшавском восстании и Армии Крайовой, что имеет прямое отношение к обозначенной тематике. Ирина Великанова (директор Музея современной истории России, в подчинение которого входят мемориальные комплексы «Катынь» и «Медное». – К.) не скрывала, что это «наш ответ польской стороне». Такая экспозиция – попытка поддерживать патриотизм самого поганого свойства, – не любовь к родине, а ненависть к окружающим. Снаружи это не покупают и международную политику на этом не построишь. Министру культуры Мединскому позволяют это делать. Похоже, что то же самое планируется и в Медном.

 Экспозиция мемориального комплекса «Медное» состоит из двух залов и посвящена в основном эпохе «Большого террора» в Калининской области. Научную концепцию разрабатывала Елена Образцова, которая до своего сокращения в 2016 г. занимала должность замдиректора по научной работе. Работа ее отдела подразумевала изучение следственных дел, опрос пострадавших и их родственников, сбор экспонатов, подготовка выставок о репрессиях. Значительная часть экспозиции появилась благодаря экспедициям, в которых архивный материал подкреплялся личными вещами, фотографиями и пр.

С появлением средств реорганизация все же коснулась мемориала. Научный отдел, сотрудники которого на протяжении нескольких лет плодотворно трудились над созданием экспозиции, попал под ее маховик.

– До 2015 года головная организация мемориалов Медное и Катынь не проявляла к филиалам никакого интереса. Ключевое событие, которое запустило все остальные процессы – это назначение Ирины Великановой. В 2015 году началась реорганизация Медного, в результате которой научный отдел был разогнан, научно-исследовательская работа прекратилась. Тогда же Катынь была отдана РВИО и началась подготовка новой экспозиции. У нас в отделе было две категории сотрудников. Городские – жители Твери, с историческим образованием, и местные, жители села Медное. Исследовательской работой, разумеется, занимались городские. Несколько раз в неделю нас привозили в Медное, остальное время мы работали в архиве. Только в таком сочетании это имело смысл, иначе работа не приносила бы ни денег, ни морального удовлетворения. По инициативе головной организации мне понизили зарплату с 30 до 20 тысяч и отменили трансфер из города на служебном транспорте. Все изменения происходили чисто административным порядком, а не нормативным, – говорит Иван Цыков.

Слова Ивана подтверждает Елена Образцова:

– Это административное решение головной организации, которая подчиняется минкульту. Все это связано с назначением Великановой директором. Они специально убрали всех, кто имел отношение к архивам. Ровно то же было в Катыни. Великанова чиновник, что ей приказал минкульт, то она и сделала. Сейчас их интересует все, что угодно вокруг темы. Патриотическое воспитание, детские занятия на мемориале; масленица – пожалуйста, на это есть финансирование. Невозможно делать чего-то серьезного, все время какие-то ненужные вещи, отчеты – сколько детских занятий, сколько продано в сувенирном ларьке, все кроме истории как таковой. Книга памяти жертв репрессий отменена, Москва прекратила это дело при Великановой. Из годового плана это просто вычеркнули за ненадобностью. Важнее масленица.

В 2017 году директором медновского мемориала стала Елена Шевченко, до этого возглавлявшая комитет по делам культуры Тверской области. После кадровых перестановок областном правительстве из комитета ее уволили, но губернатор Игорь Руденя заявил, что «в региональном правительстве на нее много творческих планов»[57].

По-видимому, именно эти планы Шевченко бойко бросилась реализовывать.  Сначала она выдавила остатки научного отдела.

– С приходом Шевченко мне фактически запретили работать в архиве, и в 2017 г. я уволился, – сообщает Иван Цыков, – правда никакого формального запрета на работу в архиве не было, Шевченко просто приказала соблюдать трудовой распорядок и присутствовать на официальном рабочем месте 5 дней в неделю. Она дисциплинированный чиновник, что потребовало вышестоящее начальство, то и сделала. Собственной позиции у такого человека быть не может. Это человек очень низкой культуры. Едва ли она поняла смысл событий, в которых приняла участие.

4 июля 2018 г., в разгар «правления» Шевченко был подписан договор о «долгосрочном сотрудничестве» с организациями ветеранов «БОЕВОЕ БРАТСТВО», Тверское региональное отделение «Российский Союз Ветеранов Афганистана», Клуб «Красная Звезда», ВВПОД «Юнармия». Информация об этом доступна на сайте Общественной палаты Тверской области[58]. Сотрудничесвто подразумевает «проведение на территории комплекса всех полевых сборов для юнармейцев и школьников Тверской области»[59]. Мы пытались поговорить с куратором этих мероприятий, экспертом Общественной палаты Тверской области Сергеем Щукиным, но он на связь не вышел.

 

 

Сотрудничество с Юнармией прокомментировал замдиректора медновского мемориала Руслан Краснов:

– На захоронениях никаких мероприятий не проводится – память мы чтим. Я полагаю, есть некий плюс в том, что дети из Юнармии слушают наши экскурсии. Миссия музея и экскурсоводов – не военно-патриотическое, а гражданско-патриотическое воспитание. Это уважение к правам и свободам человека, в том числе жизни как высшей ценности. Экспозиция комплекса лучше всего раскрывает эти темы. Наши сотрудники учат увековечению памяти.

Однако по факту с памятью становится хуже. На сайте мемориала в базе данных реперссированных числятся три вымышленных имени[60]. В 2018 г. «День памяти и скорби», ежегодно проводившийся 2 сентября, заменили Днем открытых дверей. Правда Шевченко поведала о перенесении его на 30 октября, «День памяти жертв политических репрессий». Так, два мероприятия cложили в одно[61]. Зато льготные билеты полагаются членам РВИО[62], уже продемонстрировавшим свое отношение к памяти везде где только можно – в Катыни, в Сандармохе.

23 августа в Твери прошел переломный круглый стол отрицателей. Среди организаторов, как сообщается в отчете на youtube-канале присутствуют РВИО, Музей современной истории России, и мемориальный комплекс «Медное». Кроме завсегдатаев на нем присутствовали Денис Шполянский – сотрудник РВИО из Москвы и Елена Шевченко[63]. Модератор мероприятия Максим Кормушкин отметил:

– Сегодня у нас действительно особый формат, потому что раньше предыдущая администрация мемориала «Медное» игнорировала наши приглашения, а сегодня у нас присутствует новый директор, недавно назначенный, Шевченко Елена Владимировна и наконец-то у нас состоится не заочная, а очная полемика[64].

Удивительно, директор мемориала отзывается на приглашение людей, некогда устраивавших провокации в учреждении, которая она теперь возглавляет. Более того, она готова прислушиваться к их мнению и изменить экспозицию сообразно их предпочтениям:

– Я с благодарностью приняла приглашение поучаствовать в этом круглом столе, поскольку те люди – историки, общественники, политики, которые будут говорить на эти сложные вопросы истории сегодня, возможно дадут и мне советы или новые какие-то знания для того, чтобы провести в своем музее эту реновацию[65].

В интервью изданию «Караван+Я» Шевченко не рассказала о том как будет выглядеть экспозиция музея[66]. Краснов же уверяет в том, что смены экспозиции в планах нет и никаких сигналов сверху не поступало. Посещение Шевченко круглых столов он комментировать не стал.

Итак, с момента назначения Великановой научную работу планомерно стали замещать культмассовые мероприятия. И Шевченко с завидной покладистостью бросилась выполнять заданную парадигму в Медном. Место только выбрано не то. На кладбище не может быть ни синих ночей, ни высоких костров, ни торжественных пионерских клятв. Наличие же перечисленного вкупе с посещениями Шевченко псевдонаучных неосталинистских круглых столов говорит как о низком моральном и культурном уровне, так и о полной профнепригодности всей вертикали этой системы. Под таким дилетантским началом оставшиеся сотрудники вынуждены забыть о серьезной научной работе и переквалифицироваться в коллектив аниматоров. Это не нужно, опасно и преступно для истории, для памяти, для детей. В голову приходят строки Радищева: «Не мог дойти до хоровода. Уши мои задернулись печалию, и радостный глас нехитростного веселия до сердца моего не проник»…

Тем временем круглые столы продолжают собирать организаторов и участников разного масштаба. Их раскрутка в СМИ позволила Вассерману в эфире телеканала «Вести Тверь» заключить «о серьезных сдвигах в общественном мнении не только по данному вопросу, а вообще к советской эпохе»[67].

 

Вместо реабилитации жертв репрессий – реабилитация сталинизма

Ситуация с Медным, как ни странно, иллюстрирует множество проблем современной российской действительности: это состояние нашей памяти, что видно по количеству посетителей комплекса, преклонение перед вертикалью, которую демонстрируют чиновники, нарушенные репутационные механизмы в научной среде, недоработки ее в просвещении и общий обскурантизм населения, что показывают отсутствие критического мышления и доверие пропаганде.

Вот уже несколько лет общество «Мемориал» во главе с руководителем его польской программы Александром Гурьяновым борется за реабилитацию жертв катынской трагедии. Исход по понятным причинам однозначный: уголовное дело № 159 было прекращено в связи со смертью виновных, поименный список жертв не утвержден к реабилитации «за отсутствием материалов», а в числе обвиняемых не фигурирует имен Сталина, Молотова и прочих советских руководителей, принявших непосредственное участие в уничтожении польских граждан[68]. Так, на полпути дело закрыли и засекретили[69]. Квалификация действий виновных как «превышение власти» говорит о планомерной тенденции, преследующей интерес замалчивания неудобных нынешнему руководству РФ обстоятельств[70]. Это было тогда, в нулевые и в начале десятых годов.

Теперь же, тренд на скепсис замалчивание, или оправдание репрессий целесообразностью тогдашней внутренней обстановки становится наиболее явным и актуальным. Ярчайшее тому подтверждение появилось в 2017 г. в интервью директора ФСБ Александра Бортникова Российской Газете, где репрессии называются «перегибами на местах» и выставляются необходимым средством, которое оправдывает «чрезвычайность ситуации»[71].

– Это обеление сталинского режима, целенаправленная линия руководства страны, для того, чтобы погасить в обществе протестные настроения, отвлечь от темы репрессий, – говорит Елена Образцова,  – ведь никто не отменил того, что говорил Путин, если он в курсе Катынских документов и это продолжается, то значит это нужно.

Обновлению риторики власти способствовали события украинского кризиса, надолго определившие агрессивную парадигму ведения внешней и внутренней политики государства. Теперь почти из каждого утюга раздаются ура-патриотические вопли о «кольце врага», окружившем Россию, наряду с бесконечными поисками «национал-предателей», «пятой колонны» и манипулированием противопоставлениями свой – чужой. В этом смысле инициируемый сверху запрос современных властей на репрессии и чистки внутри страны своих оппонентов, к коим может принадлежать каждый, не разделяющий провластную агрессию, нуждается в обосновании. И тут власть действует двумя путями. Поскольку преступления тоталитарного прошлого уже неоднократно публично признавались со стороны высшего руководства РФ (признан факт Большого террора и Катынского расстрела), официальные представители государственной пропаганды, как министр культуры Мединский и его РВИО (учрежденное лично Путиным) не заявляют напрямую о своем скепсисе в отношении репрессий, а лишь стремятся минимизировать воспоминания о тоталитаризме путем подмены мрачных сюжетов истории воспоминаниями о великих победах, или же используют перевод стрелок, как это было в новой катынской экспозиции. Другой путь более реакционный – отрицание или оправдание репрессий и неприкрытое восхваление сталинизма проводится для внутреннего потребления через разных придворных идеологов, коих чествуют в качестве «экспертов» в федеральных и региональных СМИ. Подобная манипуляция фактами очень хорошо встраивается в видение истории Мединским. В своей «диссертации» он выставляет мерилом исторической истины «национальные интересы России».

– Современная власть на словах отказалась, а на деле нет, что ФСБ – наследники чекистов, прокуроры – наследники Вышинского. Ведь прокурорские тоже попали в репрессированные, но они все реабилитированы, так как реабилитацией занималась прокуратура. Если посмотреть все реабилитационные дела – там написано «по вновь открывшимся обстоятельствам». Теперешние судьи, выполняя такое веяние от власти, тоже сажают, понимая что раз предыдущие избежали наказания, то и им ничего не будет – скрываются за приказом. Они как и Мединский чувствуют куда дует ветер, – говорит Сергей Прудовский.

Запрос на инструментальное использование исторической науки подается и самым высшим руководством РФ. Неслучайно на встрече Путина с историками, проходившей по удивительному стечению обстоятельств в Центральном музее современной истории России 5 ноября 2014 г., несколькими месяцами после назначения Великановой, президент c одной стороны заявил об объективности истории как науки, а с другой высказал соображения идеологического и даже конспирологического свойства: «Мы видим, что предпринимаются попытки перекодировать общество во многих странах, в том числе и перекодировать общество нашей страны, а это не может быть не связано с попытками историю переписать, причесать её под чьи‑то геополитические интересы»[72]. Кто предпринимает эти попытки, а также кто кроме него (президента) замечает их наличие, президент не уточнил. Историк Никита Петров в эфире «Радио Свобода» вполне справедливо отметил крайнюю архаичность подобных мероприятий, которые носят «форму идеологического воздействия»[73].

Что ж, генеральная линия партии усвоена верно. Теперь, во имя изменчивых национальных интересов под вывеской истины стелется туман лжи и лицемерия. Вот такая она, загадочная русская память: одних стремимся забыть, других вспоминаем лишь утилитарно, – в целях удовлетворения комплекса ложного величия, демонстрации неясной мессианской роли, не несущей впрочем ничего кроме насилия. Все это пустят по телевидению, расскажут детям и с завидным упорством будут прививать этот агрессивно-патриотический дух милитари-романтики.

2019 год отмечен несколькими юбилейными датами истории, связанными с началом Второй мировой войны: это и дата заключения пакта Молотова-Риббентоппа 23 августа, и вторжение в Польшу гитлеровцев 1 сентября и вторжение в Польшу Красной Армии 17 сентября. Это не обошлось без ряда заявлений российских чиновников и ведомств, самым,  пожалуй, тяжеловесным из которых был вердикт МИД РФ: «Пакт Молоттова-Риббентроппа – вынужденный шаг советского руководства в целях отсрочки войны»[74]. Какие можно из этого сделать выводы?  Видимо история все же ничему не учит, во всяком случае, экзамен на ее знание российское руководство провалило. Оно уперто стремится замолчать или оправдать преступления прошлого, что неизбежно ведет к новым преступлениям. Так какие уроки извлечены из событий начала ВМВ? Можем повторить?

 

P.S.

За время написания этой статьи прошел ряд событий, связанных с мемориальным комплексом «Медное». 26-27 августа 2019 г., спустя три дня после очередного круглого стола[75], в Твери прошло выездное заседание Межведомственной рабочей группы (МРГ) СПЧ по увековечению памяти жертв политических репрессий[76]. Работа заседания по словам члена МРГ Александра Гурьянова сопровождалась провокациями местных отрицателей, которые были проигнорированы местными властями и поддержаны региональными СМИ. В СМИ, среди прочего, напрямую заявлялось, что экспозиция комплекса будет изменена[77]. На заседании МРГ особенно важным было выступление Великановой, которая, ссылаясь на «архивные находки» тверских ура-патриотов (в виде похоронок Куваева и Беспалова) анонсировала эксгумацию на российской части комплекса[78]. Эти намерения поддержали член СПЧ Михаил Федотов и член Совета Федерации Владимир Лукин[79]. Подробнее о намерениях проведения раскопок будет написано в другой работе. Сразу же после заседания МРГ, 3 сентября во время визита польской делегации произошли провокации с участием Юнармии, что преподносилось в сюжете «Вести Тверь» от 4 сентября 2019 г. как стремления польских гостей «сторонится потомков народа-освободителя»[80]. Количество же жертв НКВД в Медном c данном сюжете приводилось по эксгумации 1991 г. в таком контексте, что поляки не хотят принять эти официальные данные. Сюжет также был подкреплен избитым материалом о находках близ Владимира-Волынского.

Но есть и хорошие новости. 17 сентября общество «Мемориал» представило книгу памяти «Убиты в Калинине, захоронены в Медном». Книга представляет собой трехтомник. Первые два тома посвящены биограммам польских военнопленных, в третьем томе с названием «Что мы знаем о Медном» публикуется полная расшифровка показаний Токарева и два протокола допроса, а также материалы эксгумаций 1991 и 1995 гг. Все это сопровождается вступительными статьями Александра Гурьянова. По результатам обеих эксгумаций суммарная численность извлеченных человеческих останков составила не менее 2358 человек[81]. Обе эксгумации подтвердили не только наличие захоронений польских военнопленных Осташковского лагеря на указанной территории, но и «поименный состав казненных, а также сложившееся на основании архивных документов НКВД и показаний бывшего начальника УНКВД по Калининской области Д.С. Токарева представление о том, как проходила операция по отправке узников из лагеря, их расстрела в Калинине и захоронения близ Медного»[82].

Этот фундаментальный труд важен в контексте объявленных раскопок и смены экспозиции. Публикация этих материалов закрывает тот вакуум, в условиях которого можно было спекулировать на количестве жертв НКВД или заключать о намеренном введении Токаревым в заблуждение следователей. Также в книге представлен богатый иллюстративный материал, которым можно было бы снабдить новую экспозицию.

 

Приложение 1. Карты-схемы реконструкции боевых действий близ с. Медное.

 

 

 

Приложение 2. Учетная карточка воинского захоронения с. Медное.

 

 

 

[1] Сокращенный вариант данной статьи, рассчитанный на более широкую аудиторию, был опубликован в «Новой Газете» № 96 от 30.08.2019. под названием «Похоронная коммандо» URL:  https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/08/29/81770-pohoronnaya-komanda. (дата обращения: 25.09.19) В журнале «Историческая экспертиза» публикуется расширенный вариант статьи в академическом формате со сносками, справочно-библиографическим аппаратом, иллюстрациями и учетом новой информации по этой теме. Публикация данных материалов была бы немыслима без советов и замечаний коллег – А.С. Стыкалина, А.Э. Гурьянова, С.Е. Эрлиха, К.К. Мартынова, а также без спикеров и информантов, коим автор выражает огромную благодарность. Также автор признателен фотографу М.Г. Каковкину, который в сжатые сроки проделал огромную работу на высоком уровне: основные иллюстративные фотоматериалы для этой статьи сделаны им.

[2] https://www.afanasy.biz/news/society/?ELEMENT_ID=128433 (дата обращения: 12.08.19)

[3] Пленники необъявленной войны : Документы и материалы / сост. Н.С. Лебедева, Н.А. Петросова, Б. Вощинский, В. Матерский. М., 1999. С. 384–390.

[4] Убиты в Катыни. Книга памяти польских военнопленных-узников Козельского лагеря НКВД, расстрелянных по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года. / Сост. А. Гурьянов, А. Рачинский, А. Дзенкевич. М., Общество Мемориал, 2015. C. 62-63.

[5] Глушков С.В. Странные тайны захоронений под Медным // Независимый исторический журнал «Карта» (Россия), №№ 10-11, 1995.

[6] Лебедева Н.С., Пшевозьник А.  Катынское преступление // Белые пятна – черные пятна: сложные вопросы в польско-российских отношениях. М., 2017. C. 312-313

[7] Там же. С. 320.

[8] Российская газета, № 207, 29.10.1996

[9] https://www.svoboda.org/a/24202671.html (дата обращения: 12.08.19)

[10] Лебедева Н.С., Пшевозьник А.  Катынское преступление // Белые пятна – черные пятна: сложные вопросы в польско-российских отношениях. М., 2017. C. 312.

[11] https://www.svoboda.org/a/24202671.html (дата обращения: 12.08.19)

[12] Глушков С. В. Странные тайны захоронений под Медным // Независимый исторический журнал «Карта» (Россия), №№ 10-11, 1995.

[13] https://tvernews.ru/news/83572/ (дата обращения: 13.08.19); https://www.afanasy.biz/news/society/?ELEMENT_ID=19103&sphrase_id=40716378 (дата обращения: 13.08.19)

[14] Лебедева Н.С., Пшевозьник А.  Катынское преступление // Белые пятна – черные пятна: сложные вопросы в польско-российских отношениях. М., 2017. C. 297.

[15] https://vesti-tver.ru/tv/russia24/aktualnoe-intervyu/aleksey-plotnikov-i-anatoliy-vasserman-o-vozmozhnykh-falsifikatsiyakh-v-istorii-vov/ (дата обращения: 13.08.19)

[16] http://www.tverduma.ru/news/?ELEMENT_ID=3403&sphrase_id=27030 (дата обращения: 13.08.19)

[17] https://linguanet.ru/fakultety-i-instituty/fakultet-gumanitarnykh-nauk/kafedra-istoricheskikh-nauk/prepodavateli/ (дата обращения: 13.08.19)

[18] https://www.novayagazeta.ru/articles/2015/01/16/62657-dzhugashvili-snova-protiv-rossii (дата обращения: 13.08.19); https://www.novayagazeta.ru/articles/2009/10/16/40863-istoricheskiy-protsess (дата обращения: 13.08.19)

[19] http://www.karavan.tver.ru/gazeta/9278; http://www.karavan.tver.ru/gazeta/9278 (дата обращения: 13.08.19)

[20] https://7x7-journal.ru/articles/2019/05/23/ne-hvataet-odnogo-listka-bumagi-gde-napisany-familiya-cheloveka-i-chto-on-byl-rasstrelyan-kak-sohranyaetsya-pamyat-o-rasstrele-plennyh-polyakov-v-sele-mednom-tverskoj-oblasti (дата обращения: 13.08.19)

[21] https://vesti-tver.ru/dailynews/v-tveri-obsudili-problemy-uvekovecheniya-pamyati-pamyati-sovetskikh-soldat-v-mednom-/ (дата обращения: 13.08.19)

[22] https://www.youtube.com/watch?v=2GxSEguQKtc (дата обращения: 15.08.19)

[23] http://www.karavantver.ru/gazeta/13752 (дата обращения: 15.08.19)

[24] Такой же донос писал на Образцову и остальных сотрудников медновского мемориала Кормушкин.

[25] Siemińska D. Archaeological studies on World War II totalitarianism in the yard of a mediaeval hill fort in Volodymyr-Volynskyi, 
Ukraine // Materiality of Troubled Pasts. Archaeologies of Con icts and Wars / ed. by A.I. Zalewska, J.M. Scott and G. Kiarszys. Warszawa; Szczecin, 2017. P. 102, 104; Funkcjonariusze Komendy Wojewódzkiej Policji Państwowej w Łodzi – o ary Zbrodni Katyńskiej / opr. i red. naukowa P. Zawilski, T. Walkiewicz, T. Szczepański i J. Olbrychowski. Łódź, 2015. S. 300, 351; Гурьянов А.Э.  Книга Памяти: задачи и источники // Убиты в Калинине, захоронены в Медном. Книга памяти польских военнопленных-узников Осташковского лагеря НКВД СССР, расстрелянных по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. М., 2019. Т. 1. С. 79.

[26] Подробнее об этом см.: Гурьянов А.Э.  Книга Памяти: задачи и источники // Убиты в Калинине, захоронены в Медном. Книга памяти польских военнопленных-узников Осташковского лагеря НКВД СССР, расстрелянных по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. М., 2019. Т. 1. С. 78-81.

[27] Мухин Ю.И. Катынский детектив. М., 1995. C. 148-157;

[28] Швед В.Н. Тайна Катыни. М., 2007. C. 148-196.

[29] http://www.katyn.ru/index.php?go=Pages&in=view&id=946 (дата обращения: 27.09.19.)

[30] https://www.youtube.com/watch?v=2GxSEguQKtc (дата обращения: 27.09.19.)

[31] https://www.youtube.com/watch?v=VACpOITIYhU (дата обращения: 27.09.19.)

[32] Лебедева Н.С., Пшевозьник А.  Катынское преступление // Белые пятна – черные пятна: сложные вопросы в польско-российских отношениях. М., 2017. C. 289-290.

[33] Яжборовская И.С., Яблоков А.Ю., Парсаданова В.С. Катынский синдром в советско-польских и российско-польских отношениях. М., 2001. С. 418 .

[34] https://www.currenttime.tv/a/27094729.html (дата обращения: 18.08.19.)

[35] https://www.youtube.com/watch?v=2GxSEguQKtc (дата обращения: 18.08.19.)

[36] https://vesti-tver.ru/tv/russia24/aktualnoe-intervyu/aleksey-plotnikov-i-anatoliy-vasserman-o-vozmozhnykh-falsifikatsiyakh-v-istorii-vov/ (дата обращения: 18.08.19.)

[37] Лебедева Н.С. Катынский вопрос на Нюрнбергском процессе // Przegląd wschodni. T. XIII. Z. 2 (50). S. 588; Нюрнбергский процесс. Т. 8. М.,  1999.

[38] Гурьянов А.Э. О попытке российских ведомств оправдать Катынь // Историческая экспертиза. № 3(12)/2017. C 21-22. URL:  https://istorex.ru/page/guryanov_ae_o_popitke_rossiyskikh_vedomstv_opravdat_katin

[39] См.: https://7x7-journal.ru/articles/2019/05/23/ne-hvataet-odnogo-listka-bumagi-gde-napisany-familiya-cheloveka-i-chto-on-byl-rasstrelyan-kak-sohranyaetsya-pamyat-o-rasstrele-plennyh-polyakov-v-sele-mednom-tverskoj-oblasti (дата обращения: 18.08.19.)

[40] https://www.afanasy.biz/news/society/?ELEMENT_ID=89264&sphrase_id=40716378 (дата обращения: 18.08.19.)

[41] https://www.yabloko.ru/regnews/Tver/2015/09/01 (дата обращения: 18.08.19.)

[42] https://awas1952.livejournal.com/5262770.html (дата обращения: 19.08.19.)

[43] https://www.youtube.com/watch?v=rllIrUQmqc4 (дата обращения: 19.08.19.)

[44]https://vesti-tver.ru/dailynews/pod-tveryu-pochtili-pamyat-sovetskikh-soldat-pogibshikh-v-gody-voyny-/; https://www.youtube.com/watch?v=sbVcibmrKv8&t=430s (дата обращения: 19.08.19.)

[45] https://www.youtube.com/watch?v=sbVcibmrKv8&t=430s (дата обращения: 19.08.19.)

[46] ЦАМО. Ф. 58. Оп. 977529. №113. Л. 105-106; URL: https://pamyat-naroda.ru/heroes/memorial-chelovek_dopolnitelnoe_donesenie72581013/?backurl=%2Fheroes%2F%3Fadv_search%3Dy%26last_name%3D%D0%BA%D1%83%D0%BD%D0%B0%D0%B5%D0%B2%26first_name%3D%D1%81%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B9%26middle_name%3D%D0%B2%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87%26mesto_vibitiya%3D%D0%9C%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%B5%26group%3Dall%26types%3Dpamyat_commander%3Anagrady_nagrad_doc%3Anagrady_uchet_kartoteka%3Anagrady_ubilein_kartoteka%3Apotery_

doneseniya_o_poteryah%3Apotery_gospitali%3Apotery_utochenie_poter%3Apotery_spiski_zahoroneniy%3Apotery_voennoplen%3Apotery_iskluchenie_iz_spiskov%3Apotery_

kartoteki%3Apotery_vpp%26page%3D1; (дата обращения: 19.08.19.)

ЦАМО. Ф. 58. Оп. А-83627. № 3395; URL: https://pamyat-naroda.ru/heroes/memorial-chelovek_gospital61933968/?backurl=%2Fheroes%2F%3Fadv_search%3Dy%26last_name%3D%D0%BA%D1%83%D0%BD%D0%B0%D0%B5%D0%B2%26first_name%3D%D1%81%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B9%26middle_name%3D%D0%B2%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87%26mesto_vibitiya%3D%D0%9C%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%B5%26group%3Dall%26types%3Dpamyat_commander%3Anagrady_nagrad_doc%3Anagrady_uchet_kartoteka%3Anagrady_ubilein_kartoteka%3Apotery_doneseniya_o_poteryah%3

Apotery_gospitali%3Apotery_utochenie_poter%3Apotery_spiski_zahoroneniy%3Apotery_voennoplen%3Apotery_iskluchenie_iz_spiskov%3Apotery_kartoteki%3Apotery_vpp%26page

%3D1(дата обращения: 19.08.19.) ; ЦАМО. Ф. 58. Оп. 818883. № 531; URL: https://pamyat-naroda.ru/heroes/memorial-chelovek_donesenie50901787/?backurl=%2Fheroes%2F%3Fadv_search%3Dy%26last_name%3D%D0%B1%D0%B5%D1%81%D0%BF%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B2%26first_name%3D%D1%84%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D1%80%26mesto_vibitiya%3D%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%B5%26group%3Dall%26types%3Dpamyat_commander%3Anagrady_nagrad_doc%3Anagrady_uchet_kartoteka%3Anagrady_ubilein_kartoteka%3Apotery_doneseniya_o_poteryah%3

Apotery_gospitali%3Apotery_utochenie_poter%3Apotery_spiski_zahoroneniy%3Apotery_voennoplen%3Apotery_iskluchenie_iz_spiskov%3Apotery_kartoteki%3Apotery_vpp%

26page%3D1 (дата обращения: 19.08.19.)

[47] См.: Заключение УФСК и Прокуратуры Тверской области. Архив Тверского УФСБ. 9 февраля 1995 г. / В кн.: От ЧК до ФСБ. Тверь, 1998. C. 346-349.

 

[48] Сюжет с экскурсией Плотникова вышел в эфире «ГТРК Тверь» в 2015 г. см.: https://www.youtube.com/watch?v=N-YI5RJAtU8 (дата обращения: 19.08.19)

[49] https://www.youtube.com/watch?v=sbVcibmrKv8&t=430s (дата обращения: 19.08.19.)

[50] https://pamyat-naroda.ru/memorial/burial.php?id=261476015; https://pamyat-naroda.ru/heroes/memorial-chelovek_zahoronenie261476037/; https://pamyat-naroda.ru/heroes/memorial-chelovek_zahoronenie261476133/;

https://obd-memorial.ru/html/info.htm?id=261476015 (дата обращения: 19.08.19.)

[51] https://rvio.histrf.ru/activities/news/item-6524 (дата обращения: 22.08.19.)

[52] См.: http://president-sovet.ru/files/73/3d/733de2e296875c3538917ea679fa02d1.pdf (дата обращения: 22.08.19.)

[53] https://7x7-journal.ru/articles/2019/05/23/ne-hvataet-odnogo-listka-bumagi-gde-napisany-familiya-cheloveka-i-chto-on-byl-rasstrelyan-kak-sohranyaetsya-pamyat-o-rasstrele-plennyh-polyakov-v-sele-mednom-tverskoj-oblasti (дата обращения: 22.08.19.)

[54] https://tgnews.ru/articles/novosti/memorialnyy-kompleks-mednoe-zatyanuvshayasya-stroyka-stoimostyu-pochti-90-mln-rubley/ (дата обращения: 22.08.19.)

[55]https://www.facebook.com/notes/%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D1%82%D0%B0-%D1%81%D0%BE%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2/%D0%BD%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%B1%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE/2518506554828422/ (дата обращения: 22.08.19.)

[56] https://www.bbc.com/russian/international/2010/04/100407_katyn_putin (дата обращения: 22.08.19.)

[57] https://tverigrad.ru/publication/v-pravitelstve-tverskojj-oblasti-proizoshli-kadrovye-perestanovki (дата обращения: 22.08.19.)

[58] http://www.optver.ru/news/2823-2018-07-04 (дата обращения: 22.08.19.)

[59] http://www.optver.ru/news/2823-2018-07-04 (дата обращения: 22.08.19.)

[60] http://www.mk-mednoe.ru/baza-repressirovannyh-lits/ (дата обращения: 22.08.19.)

[61] http://www.karavantver.ru/news/24932 (дата обращения: 22.08.19.)

[62] http://www.mk-mednoe.ru/posetitelyam/stoimost-uslug/ (дата обращения: 22.08.19.)

[63] https://www.youtube.com/watch?v=AeS89dzJpus (дата обращения: 23.08.19.); Обратим внимание на то, что в данном видео говорится о проведении этого мероприятия на Историческом факультете ТвГУ. Мы созвонились с деканом факультета Татьяной Леонтьевой, которая опровергла эту информацию, сказав, что никто из администрации факультета не был ни среди организаторов, ни среди участников.

[64] https://www.youtube.com/watch?v=AeS89dzJpus (дата обращения: 23.08.19.)

[65] https://www.youtube.com/watch?v=AeS89dzJpus (дата обращения: 23.08.19.)

[66] http://www.karavantver.ru/news/24932 (дата обращения: 23.08.19.)

[67] https://vesti-tver.ru/tv/russia24/aktualnoe-intervyu/aleksey-plotnikov-i-anatoliy-vasserman-o-vozmozhnykh-falsifikatsiyakh-v-istorii-vov/?sphrase_id=93598 (дата обращения: 23.08.19.)

[68] https://www.novayagazeta.ru/articles/2010/05/26/3205-gluhar-v-katynskom-lesu (дата обращения: 24.08.19.)

[69] Петров Н.В. Награждены за расстрел 1940. М., 2016. С. 178-179; Гурьянов А.Э. «Катынская проблема» в современной России // 30 октября. 2010. № 97; Рачинский Я.З. Чтобы закрыть «Катынское дело», его надо открыть // Новая газета. 2010. 8 ноября; https://www.novayagazeta.ru/articles/2010/03/05/4401-kak-zasekretili-katynskoe-delo-kotorym-ya-zanimalsya (дата обращения: 24.08.19.)

[70] Подробнее см.: Петров Н.В. Награждены за расстрел 1940. М., 2016. С. 176-187.

[71] ФСБ расставляет акценты // Российская газета – Федеральный выпуск № 7454 (288). 20 декабря 2017 г. URL: https://rg.ru/2017/12/19/aleksandr-bortnikov-fsb-rossii-svobodna-ot-politicheskogo-vliianiia.html (дата обращения: 24.08.19.)

Это интервью встретило аргументированный критический комментарий от научного сообщества, осуществленный А.Б. Сусловым на страницах журнала «Историческая экспертиза», см.: Суслов А.Б. Акценты политиков как вызов для историков. Заметки на полях одного интервью (ФСБ расставляет акценты // Российская газета – Федеральный выпуск № 7454 (288). 20 декабря 2017 г.) // Историческая экспертиза. № 1(14)/2018. С. 1331-136.

[72] http://kremlin.ru/events/president/news/46951 (дата обращения: 27.09.19.)

[73] https://www.svoboda.org/a/26675801.html (дата обращения: 27.09.19.)

[74] https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5d878f209a79470573ccc048 (дата обращения: 27.09.19.); https://meduza.io/feature/2019/09/22/eto-spaslo-sotni-tysyach-zhizney-mid-zayavil-chto-sssr-byl-vynuzhden-zaklyuchit-dogovor-o-nenapadenii-s-gitlerovskoy-germaniey (дата обращения: 27.09.19.)

[75] https://vesti-tver.ru/dailynews/v-tveri-obsudili-problemu-uvekovechivaniya-pamyati-krasnoarmeytsev-zakhoronennykh-v-mednom/?sphrase_id=662487 (дата обращения: 27.09.19.)

[76] http://www.president-sovet.ru/presscenter/topics/read/9/ (дата обращения: 27.09.19.)

[77] https://vot69.ru/tverskaja-sensacija-jekspozicija-memorialnogo-kompleksa-mednoe-budet-izmenena.html?fbclid=IwAR3Nm0gqpYp2Ok2SNkzLYww7TCr83bCtlsyVWZyuJmYtMUI2GLnNYRMtRO0 (дата обращения: 27.09.19.); https://vot69.ru/tverskaja-katyn-istoricheskaja-sensacija-ili-ideologicheskaja-vojna.html (дата обращения: 27.09.19.)

[78] https://www.youtube.com/watch?v=A5-QGzcNWlU (дата обращения: 27.09.19.)

[79] https://vesti-tver.ru/dailynews/v-mednom-uvekovechat-pamyat-krasnoarmeytsev-zakhoronennykh-v-gody-velikoy-otechestvennoy-voyny-/?sphrase_id=662487 (дата обращения: 27.09.19.)

[80] https://vesti-tver.ru/news/novosti-raionov/delegatsiya-iz-polshi-pochtila-pamyat-svoikh-zemlyakov_-zakhoronennykh-v-mednom/?sphrase_id=662487 (дата обращения: 27.09.19.)

[81] Гурьянов А.Э.  Книга Памяти: задачи и источники // Убиты в Калинине, захоронены в Медном. Книга памяти польских военнопленных-узников Осташковского лагеря НКВД СССР, расстрелянных по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. М., 2019. Т. 3. C. 30.

[82] Там же. С. 55.

 

Коноплянко Константин Сергеевич, аспирант, младший научный сотрудник Института славяноведения РАН

745

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь