Эдельштейн М.Ю.: «Матвеев – не исключение, а правило, лишь чуть гротескно заостренное»


Мне кажется, отрицание Холокоста – самая очевидная и, в общем-то, малоинтересная часть этой истории с Матвеевым. Важно понять, что у этого казуса есть второй план и он, по-моему, гораздо важнее, поучительнее и печальнее.

Нам показали крупным планом на одном-единственном примере, что происходит в социальных и гуманитарных науках, если отойти на несколько метров в сторону от нашего уютного пятачка. Ни предмета, ни языка, ни методологии – ничего. Люди выучили несколько формул и кое-как их воспроизводят – без понимания, без всякого смысла, просто как заклинание. Обратите внимание, Матвеев несколько раз произносит словосочетание – «архивные данные». Нет, мол, архивных данных про Холокост, про 6 миллионов погибших. Какие «архивные данные», какое житие твое? Этот человек когда-то работал в архивах с документами периода Второй мировой? В его работах есть архивные ссылки? Он вообще знает, как выглядит архив изнутри? Конечно, нет, но он усвоил, что положено упоминать архивы, так солиднее звучит.

При этом у Матвеева, как он сам пишет, более 300 научных работ, из них 17 монографий. За последние 5 лет он опубликовал 136 работ общим объемом 1315 (!) печатных листов (впрочем, вероятно, он просто не знает, чем отличаются печатные листы и журнальные страницы). Последний по времени труд, указанный в его библиографии, – «Особенности перехода на удаленную работу в связи с пандемией и ее перспективы после снятия ограничительных мер». Все прочее имеет к науке примерно такое же отношение. Но это не мешает ему быть членом двух докторских диссертационных советов и председателем редколлегии научного журнала.

Историк Игорь Петров обнаружил работу Матвеева 2015 года, где тот рассказывает, как евреи и англосаксы с самого начала 1920-х «грамотно вели» «Адольфа Алоизовича» через «сонм экстрасенсов» во главе с Алистером Кроули. Мало того – тут же выяснилось, что даже этот горячечный бред профессор списал (слово в слово, со всеми ошибками и опечатками) из блога какого-то неонациста. И еще раз мало того – Матвеев оказался не просто плагиатором, но и своего рода теоретиком плагиата. В другой работе он пишет, что некорректно называть плагиатом заимствование фрагментов чужих работ без ссылок на источник. Это, мол, просто ошибка, а плагиат – это только когда чужой текст воруют целиком.

То есть совершенная феерия, цирк пополам с зоопарком. На этом фоне  вопрос, как комитету по образованию Ленинградской области удалось пригласить отрицателя Холокоста на вебинар к Дню памяти жертв Холокоста, оказывается вполне второстепенным. Куда интереснее понять, каким образом вот это много лет преподавало в двух не последних питерских университетах, заседало в диссоветах, издавало журнал? Кто вообще решил, что военный инженер-радиоэлектронщик без знания иностранных языков должен читать курсы «Внешняя политика стран Северной Европы» или «Международный терроризм и мировое сообщество»? Как человек, путающий рейх с вермахтом, полагающий, что Палестина расположена на Синайском полуострове, а Библия написана на древнегреческом, превратился в эксперта-международника?

А главное, если бы не эта цепочка случайностей – Матвеева пригласили выступить на вебинаре, он согласился, кто-то из участников возмутился и передал запись в прессу, – он так бы и преподавал, заседал, издавал. Как продолжают преподавать, заседать, издавать сотни, тысячи его двойников (я сейчас, разумеется, не про политические взгляды, а про научный уровень). Девять из десяти докладов на девяти из десяти конференций по социологии, политологии, экономике, философии, истории, литературоведению, психологии – абсолютно матвеевоподобны. Этот случай не уникален, он типичен. Матвеев – не исключение, а правило, лишь чуть гротескно заостренное.

На самом деле это вопрос не о личностях, а об институтах. Об университетах, которые на самом деле не университеты, а диссеродельные комбинаты. О коррумпированных диссертационных советах. О самозванных академиях (Матвеев числится академиком то ли трех, то ли четырех таких контор). О такого же качества журналах. И, главное, о мире, где все это живет, процветает и воспроизводится.

И последнее. Мне очень не нравятся активно звучащие в последние дни призывы обратиться в прокуратуру, возбудить против Матвеева дело и т.д. Судить за слова – плохая идея даже в Европе, где есть независимый суд и действующие экспертные институты. В нынешней же России это идея катастрофическая. Статья 354.1 («Реабилитация нацизма») должна быть как можно скорее выведена из Уголовного кодекса РФ, как и все прочие «идеологические» статьи. И никаких компромиссов, вроде – давайте оставим ее для таких как Матвеев, а хороших людей трогать не будем – здесь быть не может.

 

Михаил Юрьевич Эдельштейн, публицист, литературный критик, исследователь Холокоста и еврейского сопротивления времен Второй мировой войны, кандидат филологических наук, преподаватель журфака МГУ

 

 

852

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь