Сак К.В., Соловьев С.М. Неопубликованное сообщение Чрезвычайной государственной комиссии о производстве мыла из человеческого жира

 

Памятная табличка на здании Медицинской академии в Гданьске с упоминанием экспериментов с изготовлением мыла

 

В статье публикуется ранее неизвестный проект сообщения ЧГК 1945 г. о производстве мыла из человеческого жира в лаборатории проф. Р. Шпаннера в г. Данциге. Авторы раскрывают предысторию создания этого документа - от проведения расследования сотрудниками ЧГК до хождения проекта постановления по различным советским инстанциям (ЦК ВКП(б), НКИД). Авторы анализируют, почему в итоге проект сообщения так и не был опубликован, и приходят к выводу, что это могло быть связано, как с бюрократической волокитой, так и с желанием усилить пропагандистский эффект от этого преступления на Нюрнбергском процессе.

Ключевые слова. ЧГК, мыло из человеческого жира, ЦК ВКП(б), НКИД, Нюрнбергский процесс.

 

“Soap from human fat production” – one unpublished report of the Extraordinary State Commission

A previously unknown draft report of the Extraordinary State Commission on the production of soap from human fat in the laboratory of prof. R. Spanner in Danzig is published in the article. The authors reveal the background to the creation of this document - from the investigation to the circulation of the draft resolution in various Soviet instances (Central Committee of Communist Party of the Soviet Union, Ministry of Foreign Affairs). The authors issue why the draft message was never published, and come to conclusion that there were two possible reasons.  The first one was bureaucratic red tape and the second was the desire to strengthen the propaganda effect of this crime at the Nuremberg trials.

Keywords. The Extraordinary State Commission, soap from human fat, Nuremberg trial.

 

Чрезвычайная государственная комиссия (ЧГК) с ноября 1942 г. занималась сбором данных и расследованием преступлений нацистов на оккупированных территориях СССР. Эта грандиозная работа была проделана для того, чтобы, прежде всего, зафиксировать и подсчитать материальный ущерб. В то же время, полученные материалы широко использовались в пропагандистских целях – создания образа безжалостного гитлеровца, потерявшего человеческий облик. По мере продвижения Красной Армии на Запад открывались чудовищные преступления нацизма, совершенные в концлагерях в отношении военнопленных и мирного населения. Сбор данных о них также входил в сферу деятельности комиссии. Отдельные сообщения ЧГК о нечеловеческих условиях содержания узников и истреблении их изощренными способами публиковались в отечественной и зарубежной прессе. Осенью 1944 г. в газете «Правда» появилось сообщение ЧГК о зверствах в Майданеке [3]. 7 мая 1945 г. в советской печати вышла публикация о преступлениях нацистов в Освенциме [4]. В этих, как и во многих других комиссиях по расследованию преступлений оккупантов в концлагерях, участвовал представитель ЧГК Д.И. Кудрявцев. Он же готовил сообщение о производстве мыла из человеческого жира и выработке человеческой кожи в польском городе Данциге (Гданьске).

13 мая 1945 г. при осмотре Данцигской Медицинской академии и Анатомического института сотрудники комиссии по расследованию немецких преступлений в Польше, представители польских властей и общественности обнаружили подозрительную – заваленную человеческими телами и костями – лабораторию. В ней, по словам случайно встретившегося сотрудника, изготовлялось мыло из человеческого жира. По этому делу началось расследование, длившееся около месяца. 28 июня 1945 г. Д.И. Кудрявцев, инспектировавший также лагеря смерти, подал докладную записку с результатами расследования Н.М. Швернику, председателю ЧГК. Комиссия пришла к ужасающему выводу: «Таким образом, на основании показаний свидетелей Мазура, Опинского, Пипер и Клозе, осмотра сохранившегося инвентаря и оборудования, изготовленного мыла и заключения судебно-медицинской экспертизы, комиссия считает установленным, что в Данцигском Анатомическом Институте под непосредственным руководством профессора Шпаннера производилась утилизация трупов на изготовление мыла и кожи» [1, Л. 5]. На основе этой записки, с добавлением некоторых цитат из показаний свидетелей, Кудрявцев составил проект сообщения для публикации в прессе. При этом он опустил все спорные моменты и противоречия, имевшиеся в деле. Так, подтвердить производство мыла не смог никто, кроме главного обвиняемого, описание производства не вполне соотносилось с рецептом, не все показания свидетелей соответствовали действительности (подробнее об этом можно прочитать в статье К. Сак «Мыльная фабрика профессора Шпаннера, или было ли мыло из людей?» на сайте «Исторической экспертизы» URL: https://istorex.ru/New_page_23).

Шверник получил и одобрил проект, однако обнародование шокирующих подробностей производства мыла из человеческого жира, которые несли в себе колоссальный пропагандистский заряд, в советской прессе затормозилось (хотя, например, в Польше в ходе расследования уже было опубликовано в местной газете несколько статей). В середине июля 1945 г. по сложившейся традиции председатель ЧГК отправил текст сообщения и фотографии с места преступления на утверждение начальнику Управления агитации и пропаганды ЦК ВКП(б) Г. Ф. Александрову, секретарю ЦК Г.М. Маленкову и наркому иностранных дел В.М. Молотову. Александров внес незначительную стилистическую правку и в конце июля утвердил проект сообщения. По-видимому, утвердил его и Маленков, поскольку 8 августа Шверник повторно отправил проект на рассмотрение Молотова, отметив, что он «согласован с товарищами Маленковым Г.М. и Александровым Г.Ф.» [2, Л. 1]. Отсутствие реакции со стороны наркома иностранных дел, до этого лично правившего некоторые сообщения ЧГК, объяснялось тем, что в это время он был в Лондоне и занимался подготовкой Международного военного трибунала. 7 сентября Шверник получил ответ из министерской канцелярии с предложением решить вопрос о публикации с Маленковым [5, Л. 3]. 13 сентября 1945 г. Шверник посылает еще одну записку Маленкову, в которой просит разрешить напечатать сообщение без резолюции Молотова. Однако на следующий день приходит ответ, адресованный Александрову: «Прилагаемый материал без указаний т. Маленкова не опубликовывать», подписанный Д.Н.  Сухановым, помощником Маленкова [5, Л. 1].

Как дело развивалось дальше – неизвестно, но сообщение так и не вышло в печати. Это можно объяснить как бюрократической волокитой, так и намерением создать эффект неожиданности и использовать это громкое дело на Нюрнбергском процессе. Уже в конце октября для международного трибунала был подготовлен фильм о преступлениях нацистов, куда вошел и сюжет о производстве мыла в лаборатории профессора Шпаннера. В записке на имя Д.И. Кудрявцева помощник заместителя народного комиссара иностранных дел СССР М.А. Харламов делился своими впечатлениями: «Был просмотрен фильм о мыловаренной фабрике в Данциге, где из человеческих трупов немцы изготовляли мыло. Этот фильм производит сильное впечатление. Однако его необходимо озвучить и затем уже послать в Нюрнберг» [3, Л. 48].

Дело о мыловарении в лаборатории профессора Шпаннера, поставленное в один ряд с преступлениями в Бухенвальде, разбиралось на заседании международного трибунала 14–19 февраля 1946 г. Озвученные на суде факты произвели на присутствовавших неизгладимое впечатление. Вот как писал об этом советский журналист Борис Полевой: «А между тем советский обвинитель продолжал свою речь. Теперь он предъявлял суду показания некоего Зигмунда Мазура, “ученого”, сотрудника одного из научно-исследовательских институтов в Кенигсберге (так в тексте – К. Сак, С. Соловьев). Спокойным, я бы сказал, даже техническим языком он рассказывал, как в лабораториях этого института решалась проблема разумной промышленной утилизации отходов гигантских фабрик смерти – человеческого мяса, жира, а также кожи /.../ В первый раз я видел, как все трое Кукрыниксов сидят над своими раскрытыми папками и ничего не рисуют – так они ошеломлены. “После этого Дантов ад – просто увеселительное заведение”, – шепотом говорит кому-то Юрий Корольков, но стоит такая тишина, что мы слышим его через два ряда» [6]. Так слухи о производстве мыла из человеческого жира, ходившие еще со времен Первой мировой войны, получили в Нюрнберге реальные очертания. Нужный пропагандистский эффект был достигнут – история эта долгие годы продолжала обрастать невероятными подробностями, вызывая много горячих споров и по сей день.

Проект сообщения ЧГК о производстве мыла из человеческого жира в г. Данциге

[г. Данциг]                                                                    Не ранее 28 июня 1945 г.

 

Сообщение Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников

Об изготовлении немецкими “учеными” мыла и выделки человеческой кожи из трупов замученных и убитых в немецких концлагерях и тюрьмах граждан СССР, Польши и других государств

 

После освобождения Красной Армией от немецких захватчиков оккупированных стран Европы в Чрезвычайную Государственную Комиссию стали поступать различные сведения о зверствах немецких властей, воинских соединений и немецких «ученых» над советскими гражданами, находившимися в многочисленных концлагерях и тюрьмах Германии. Поступили также сведения о том, что в Анатомическом институте Данцигской медицинской академии, возглавляемой доктором медицинских наук, профессором Шпаннером Рудольфом, изготовляется мыло из трупов замученных и убитых людей различных стран и выделывается человеческая кожа.

Поступившие об этом сведения казались неправдоподобными, ибо такие учреждения, как Данцигская медицинская академия и ее Анатомический институт призваны к разрешению научных проблем, связанных с здравоохранением народа. В связи с тем, что сведения об изготовлении мыла из человеческих трупов и о выделке человеческой кожи находили все новые и новые подтверждения, Чрезвычайная государственная комиссия поручила расследование этих фактов специальной комиссии в составе ответственных работников Чрезвычайной государственной комиссии  Кудрявцева Д.И. (председатель), Семенова С.В. и Кузьмина С.Т.[1], представителя прокуратуры Союза Тарасова-Родионова П.И.[2], полковника Зименкова А.И.[3] и прокурора фронта Баранова П.В[4].

Специальная комиссия произвела в Данциге тщательное расследование, допросила сотрудников Анатомического института медицинской академии и их родственников, провела судебно-медицинское исследование трупов и полуфабрикатов, изготовленных из них, осмотрела производственные помещения[5].

Расследованием неопровержимо установлено, что в Анатомическом институте Данцигской медицинской академии производились изготовление мыла и выделка человеческой кожи из трупов замученных и убитых в немецких концлагерях и тюрьмах граждан СССР, Польши и других государств.

 

Немецкие «ученые» профессор Шпаннер и доцент Вольман - изобретатели производства мыла и выделки человеческой кожи из трупов убитых людей

 

Используя Анатомический институт Данцигской медицинской академии, профессор Шпаннер и доцент Вольман в 1943 году организовал производство мыла из трупов людей и выделку человеческой кожи. Для этой цели во дворе Анатомического института в середине 1943 года было построено специальное каменное одноэтажное здание из трех отделений, предназначенное якобы для изготовления скелетов и кремации остатков препарированных трупов.

При осмотре помещения Анатомического института комиссией было обнаружено 148 человеческих трупов, заготовленных для переработки на мыло, из них 126 трупов мужских, 18 женских и 4 детских. 80 мужских и 2 женских трупа оказались обезглавленными. Было также обнаружено 89 отсеченных человеческих голов. Все трупы и отсеченные головы хранились в металлических чанах в спиртно-карболовом растворе[6].

Судебно-медицинская экспертная комиссия в составе: главного судебно-медицинского эксперта северной группы войск Шабанова Н.Д., судебно-медицинского эксперта армии Атлера В.М., патолого-анатома армии Любинского Е.Н., хирурга Федорова И.П. и эксперта-криминалиста Центральной судебно-медицинской лаборатории Красной Армии Герасимова Н.И. исследовала человеческие трупы и отсеченнные головы, обнаруженные в Анатомическом институте, и пришла к выводу, что «большинство трупов поступило в анатомический корпус после насильственной смерти в виде механического отсечения головы острорежущим предметом, а также умерщвления другими способами»[7].

На некоторых трупах в области груди, плеч и предплечья экспертная комиссия обнаружила различные татуировки, изображающие пятиконечную звезду, польские национальные флаги, названия кораблей.

Изготовление мыла и выделка человеческой кожи в Анатомическом институте производилась из подобных трупов казненных людей различных национальностей, доставлявшихся в институт из Штуттгофского концентрационного лагеря, Данцигской и Кенигсбергской тюрем.

Следствием установлено, что изготовление мыла из человеческих трупов было поручено препаратору Анатомического института германскому подданному – поляку Мазуру Зигмонду, рецепт же на приготовление мыла был составлен профессором Шпаннером Рудольфом. Допрошенный по этому делу препаратор Анатомического института Мазур Зигмунд показал: «Подготовка к мыловарению из человеческих трупов началась в конце 1943 года, когда профессор Шпаннер дал приказание сотрудникам института Рейхерту и Боркнеру собирать человеческий жир с трупов. В феврале 1944 года профессор Шпаннер приказал мне приступить к мыловарению и собиранию для этой цели человеческого жира и передал мне при этом рецепт приготовления мыла. По этому рецепту в феврале месяце началась работа по изготовлению мыла из человеческого жира. В качестве сырья для этого производства использовались трупы людей, поступавшие в Анатомический институт якобы для научной и педагогической цели. Трупы доставлялись из различных мест заключения – из тюрем городов Кенигсберга, Данцига и из лагеря Штуттгоф. Значительная часть трупов была доставлена в Анатомический институт с отрезанными головами. Это были трупы казненных путем гильотинирования. Вследствие принятых профессором Шпаннером мер по собиранию трупов, в институте скопился большой запас их в количестве 400. Трупы хранились в чанах в спирто-карболовом растворе… В тюрьму за трупами в город Данциг я ездил 4-5 раз. Из лагеря Штуттгоф Боркнер привез 4 трупа русских людей - мужчин… К каждому трупу, поступавшему в Анатомический институт, прилагалась карточка с указанием фамилии, года рождения казненного и даты казни. Судя по зарегистрированным фамилиям, среди казненных, трупы которых были использованы для приготовления мыла, были представители различных национальностей, но преобладали поляки, русские и узбеки»[8].

Специальная комиссия обнаружила в Анатомическом институте следующий рецепт по изготовлению мыла из человеческих трупов:

«Анатомический институт

Медицинской академии

Директор: профессор д-р Р. Шпаннер                              Данциг, 15.II-44 г.

                                                                                              Дельбрюкаллея, 7-б.

Производство мыла из остатков жиров.

10-12 фунтов жира.

10 литров воды.

1000 граммов раствора натрона (натро-летена) для мыла кусками или

1000 граммов калиумоксида для жидкого мыла.

1 пригоршня соды.

Варить в горшке 3 часа. Прибавить полную пригоршню поваренной соли, немного поварить и оставить застыть. Застывшую поверхность снять, разрезать и снова переварить от полутора до двух часов с одним–двумя литрами воды. Вылить в плоские миски и оставить застыть. Разрезать на куски для употребления. Раствор, который остается после первого остуживания, может употребляться в разбавленном виде для чистки. Чтобы устранить неприятный запах, можно добавить в мыло перед застыванием вещество для запаха, например, бензальдегид».

При осмотре помещения, где производилось мыловарение из человеческих трупов, комиссией было обнаружено оборудование, необходимое для изготовления мыла: автоклавы, ванны, эмалированные ведра, газовые горелки с подводкой газа, ванночки-формы, а также остатки готового мыла и полуфабриката мыла, изготовленного из человеческих трупов.

На чердаке здания этого мыловаренного предприятия обнаружено большое количество человеческих черепов и костей. Судебно-медицинская экспертная комиссия установила, что способ хранения и внешний вид костей и черепов также свидетельствуют о том, что они являются отходами процесса вываривания и обезжиривания трупов и не предназначались для изготовления скелетов для учебных целей.

В изготовлении мыла из трупов людей, кроме препаратора Мазура, принимали непосредственное участие старший препаратор Анатомического института фон Барген при помощи студентов, которым за это выдавалось приготовленное мыло. Распределением мыла ведали профессор Шпаннер и препаратор Мазур.

По вопросу об использовании готового мыла Мазур сообщил: «Лично для себя я взял 4 килограмма мыла, оно было использовано моей семьей. Этим мылом, приготовленным из человеческих трупов, пользовались также профессор Шпаннер, Рейхерт, Боргнер, фон Барген, Леон Пипер и лаборант Физиологического института Опинский Алексей. Это мыло давалось также некоторым особо доверенным студентам – немцам, помогавшим мне в работе, а именно: Герберту Лябуш, Гюнтеру Май, Георгу Надлер, Паулю Эберт»[9].

Показание Зигмунда Мазура подтвержено его сестрой Мазур Эдиой, заявившей: «Во время его работы в Анатомическом инстиуте в качестве лаборанта, Зигмунд однажды принес оттуда кусок мыла весом около килограмма, белого цвета, и отдал это мыло мне, а вслед за тем заявил, что это мыло изготовлено из человеческого жира…»[10].

Лаборант Физиологического института Опинский Алексей сообщил следственной комиссии: «В начале февраля 1945 года мне потребовалось мыло для стирки своего белья. Так как мыла у меня не было, то я обратился к коменданту здания Медицинской академии немцу Леону Пиперу с просьбой дать мне мыло. Леон Пипер сказал, что у него мыла нет, и направил меня к препаратору Анатомического института Мазуру, сказав, что “у Мазура есть мыло”. Я спросил у Мазура, есть ли у него мыло, и вошел в лабораторию. В эту лабораторию я попал впервые. Там я увидел следующую картину: Мазур был в белом халате и там же препаратор Боркнер тоже в белом халате. Оба стояли в первой комнате и что-то мешали в белых эмалированных ведрах, которые подогревались специальными газовыми горелками. Перемешивание они производили металлическими мешалками. Рядом на столе лежали в этой же комнате остатки человеческих тел - мягких тканей с жиром, освобожденных от костей. В комнате был очень неприятный запах. Я заинтересовался. В углу был автоклав с людскими костями, это я видел, так как открыл крышку автоклава. В другом углу, в ящике, также были человеческие кости. Около стола стоял ящик на полу, в котором была человеческая кожа, уже засохшая, твердая. Я прошел во вторую комнату, там на столе было наложено мыло белого цвета, готовое, большими кусками примерно по килограмму. Я спросил Мазура: “Что это, вы из человеческих тел приготовляете мыло?” Мазур ответил: “У нас такой приказ от профессора Шпаннера”. Мазур мне предложил большой кусок мыла, но я взял небольшой кусок. Это было готовое мыло без неприятного запаха»[11].

Помимо изготовления из человеческих трупов мыла, в Анатомическом институте Данцигской медицинской академии, под руководством профессора Шпаннера и его заместителя доцента Вольмана, производилась выделка человеческой кожи. При осмотре помещений, где производилось мыловарение, комиссией был обнаружен металлический ящик с 134 кусками человеческой кожи и стеклянная банка, в которой оказался 31 кусок полувыделанной человеческой кожи. Обнаруженные 165 кусков кожи, размером от 12 на 20 сантиметров до 70 на 87 сантиметров, являются человеческой кожей, снятой с различных частей тела человека: спины, живота паховой области, бедер, подмышечных областей, поверхности грудной клетки, плеч.

Судебно-медицинская экспертная комиссия установила, что в Анатомическом институте, «возглавляемом профессором Шпаннером и доцентом Вольманом, производилась выделка человеческой кожи»[12].

Допрошенный по этому вопросу Мазур сообщил: «В 1943 году профессор Шпаннер приказал, кроме человеческого жира, собирать человеческую кожу, которой было набрано 2 ящика. Обработкой человеческой кожи занимался профессор Шпаннер сам лично вместе со старшим препаратором фон Баргеном… Я знаю, что кожа подвергалась обезжириванию. Я видел окончательно выделанную человеческую кожу»[13].

Допрошенный комиссией в качестве свидетеля директор Данцигской хирургической клиники доктор медицины, профессор Клозе Генрих показал: «В конце 1944 года при производстве тяжелой операции раненого военнослужащего немецкой армии ассистирующий военный врач, фамилии которого я не помню, рассказал мне, что якобы профессор Шпаннер использует человеческий жир для варки мыла… Я, как ученый, могу это расценить только как бесчеловечный акт, ничем не оправданный, так как никакой научной ценности этот эксперимент не имеет. И я просто не могу понять, как человек, тем более профессор, мог допустить подобные действия»[14].

 

Бывшие министр просвещения Германии Руст и министр здравоохранения Конти – соучастники профессора Шпаннера

 

Производства мыла из человеческого жира и выделка человеческой кожи были организованы в Данцигском анатомическом институте с ведома гитлеровских правителей и сохранялись в строжайшем секрете.

Допрошенный по этому вопросу Мазур показал: «Профессор Шпаннер предупреждал меня, что производство мыла из человеческих трупов надо держать в большом секрете. Работами по производству мыла из человеческих трупов, как мне известно, интересовалось гитлеровское правительство. В Анатомический институт приезжали министр просвещения Руст[15], министр здравоохранения Конти[16]. Гауляйтер гор. Данцига Альберт Форстер[17] приезжал в Анатомический институт в 1944 года, когда уже происходила варка мыла. Он осматривал все помещения Анатомического института, я считаю, что Форстр знал о производстве мыла из человеческих трупов»[18].

Комендант Данцигской медицинской академии немец Леон Пипер показал: «Я знал, что в том помещении, где сжигали трупы, производилось мыло. Производство мыла было строго секретным. В это помещение никого из посторонних не допускали и даже я, как хаузмейстер, не имел туда доступа»[19].

 

К суровому ответу мастеров мыловарения из трупов людей и выделывателей человеческой кожи

Чрезвычайная государственная комиссия установила, что виновниками в утилизации человеческих трупов замученных, умерщвленных и казненных людей различных национальностей для переработки на мыло и выделки человеческой кожи являются: гаулейтер города Данцига Форстер, министр просвещения гитлеровского правительства Руст, министр здравоохранения Конти, директор Анатомического института Данцигской медицинской академии доктор медицинских наук, профессор Шпаннер, заместитель директора Анатомического института доцент Вольман, работники института фон Барген, Боркнер, Маузер, Рейхерт, студенты института – Герберт Лябуш, Гюнтер Май, Георг Надлер, Пауль Эберт и другие, принимавшие участие в этом чудовищном преступлении.

 

Все они должны предстать перед судом народов и понести заслуженную кару.

 

ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 116. Д. 175. Л. 26-36. Машинопись (экз. В.М. Молотова). Подписи-автографы Кудрявцева Д.И., Семенова С.В., Зименкова А.И., Тарасовым-Родионова П.И., Кузьмина С.Т.; Там же. Л. 3-13. Машинопись (экз. Г.Ф. Александрова). Рукописные правки простым карандашом; Там же. Д. 176. Л. 2-12. Машинопись; РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 328. Л. 5-15. Машинопись.

 

Источники:

  1. ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 109. Д. 1.
  2. ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 116. Д. 176.
  3. ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 149. Д. 68.
  4. Коммюнике Польско-Советской Чрезвычайной комиссии по расследованию злодеяний немцев, совершенный в лагере уничтожения на Майданеке в городе Люблин. Опубликовано в газете «Правда» №233 от 15 сентября 1944 г.
  5. О чудовищных преступлениях германского правительства в Освенциме. Правда № 109 от 7 мая 1945 г.
  6. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 328.
  7. URL: https://modernlib.net/books/polevoy_boris/v_konce_koncov/read/ (дата обращения: 14.07.2020)

 

Сведения об авторах: Сак Ксения Васильевна, кандидат исторических наук,

ведущий специалист ГА РФ; Соловьев Сергей Михайлович, кандидат философских наук, главный специалист РГАСПИ, ведущий научный сотрудник ф-та политологии МГУ им. М.В. Ломоносова

ORCID 0000-0003-4708-8516.

 

[1] Кузьмин С.Т. представитель ЧГК в Польше, участвовал в расследовании по Освенциму.

[2] Тарасов-Родионов Петр Игнатьевич (1997-1955), следователь, в 1949-1952 гг. заместитель директора ВНИИ криминалистики Прокуратуры СССР.

[3] Зименков Алексей Ильич (1911-1952), с 3 октября 1944 г. полковник Государственной безопасности.

[4] Баранов Павел Владимирович (1905-1988), член ВКП(б), прокурор 2 Белорусского фронта.

[5] Материалы расследования отложились в фонде Чрезвычайной государственной комиссии. ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 109. Д. 1-5.

[6] В протоколе осмотра трупов было сказано, что они хранятся в соответствии с нормами анатомических институтов. Ф. Р-7021. Оп. 109. Л. 23 об.

[7] Акт осмотра составлен и подписан в нескольких экзеплярах. Л. 19-24 об. Процитированная часть документа – ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 109. Д. 1. Л. 23 об.

[8] Цитаты взяты из третьего допроса З. Мазура от 7 июня 1945 г. ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 109. Д. 1. Л. 57-61.

[9] Там же. Д. 1. Л. 60.

[10] Показания Эдиты Юзефовны Мазур от 13 июня 1945 г. Л. 69-69 об. Далее Эдита рассказывает, что не поверила брату, что это мыло из человеческого жира.

[11] Там же. Л. 63-65. Показания Алексея Опинского от 28 мая 1945 г. Копия. Составители сообщения умолчали, что в тот же день была проведена очная ставка Опинского с Л. Пипером, на которой выяснилось, что мыло дал свидетелю не Мазур, а Пипер (Л. 114-115).

[12] Там же. Д. 1. Л. 85-86 об. Акт судебно-медицинской экспертизы по выделки кожи.

[13] Там же. Л. 61. Показания Мазура от 7 июня 1945 г.

[14] Там же. Д. 1. Л. 110. Протокол допроса свидетеля Г.О. Клозе от 7 июня 1945 г.

[15] Руст Бернгард (1883–8 мая 1945), в 1934-1945 гг. рейхсминистр Имперского министерства науки, воспитания и народного образования; покончил жизнь самоубийством.

[16] Конти Леонардо (1900–6 октября 1945), с 1939 г. Имперский руководитель здравоохранения; был задержан американскими войсками, 6 октября 1945 г. покончил жизнь самоубийством в Нюрнбергской тюрьме.

[17] Форестер Альберт (1902-1952), в 1939-1945 г. гауляйтер и рейхсштатгальтер рейхсгау Данциг–Западная Пруссия; был задержан британскими войсками и передан польским властям. 29 апреля 1948 г. в Гданьске прошел суд, который приговорил его к смертной казни через повешенье. Приговор приведен в силу 28 февраля 1952 г.

[18] Там же. Л. 54. Все эти лица перечислены в допросе от 28 мая. На первом допросе от 12 мая Мазур говорил, что не знает, было ли производство мыло организовано по заказу немецкого правительства или являлось личной инициативой Шпаннера. В допросе от 7 июля фигурирует как знавший о производстве мыла только Форстер (там же л. 60).

[19] Там же. Л. 70-71. Протокол допроса Л.И. Пипера от 28 мая 1945 г.

688

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь