Молодяков В.Э. Шарль Моррас и “Action française” в современной французской историографии

           После осуждения французским судом в начале 1945 г. и до конца ХХ в. писатель и публицист Шарль Моррас (1868-1952), окончательно ставший политически одиозным персонажем, редко привлекал внимание представителей французской системной (академической и университетской) науки, а если привлекал, то преимущественно в не-политических аспектах своей деятельности – как писатель и критик, провансальский регионалист и «знатный земляк» (отдельная тема – отношения с католической церковью)[1]. За пределами системной науки апологеты-роялисты пропагандировали Морраса как теоретика монархии и интегрального национализма и указывали на несправедливость его обвинения в «сотрудничестве» с нацистами в годы Второй мировой войны[2]. Противники, в основном «слева», акцентировали внимание на поддержке Моррасом маршала Петэна и сотрудничестве с режимом Виши, на антисемитизме и выступлениях против республики, объявляя его «фашистом»[3]. Огромный объем наследия Морраса, охватывавшего почти семь десятилетий, позволял подобрать цитаты почти к любому из утверждений, особенно если игнорировать эволюцию его идей и не придавать значения контексту.

            Следует признать, что в прошлом веке наиболее значимые аналитические работы о Моррасе написаны его сторонниками, прежде всего «поздними моррасианцами» (Анри Массис, Пьер Бутен, Жан Мадиран, Пьер Паскаль, Роже Жозеф)[4]. Мимо их книг, где много внимания уделено изложению и анализу политических идей Морраса, не должен пройти ни один исследовтель, хотя необходимо помнить о тенденциозности авторов. В сравнении с ними книги критиков Морраса, включая диссидентов «Action française», (Эмманюэль Бо де Ломени, Жан де Фабрег, Джеймс Мак-Керни)[5] проигрывают в отношении как фактической точности, так и глубины анализа, не говоря опять же о тенденциозности. Книга Ива Широна «Жизнь Морраса» (1991; доп. изд. 1999)[6] остается лучшей биографией, наиболее полной и точной в фактическом отношении.

            На рубеже веков положение стало меняться: системная наука обратила внимание на политические идеи Морраса и продемонстрировала стремление анализировать их «без гнева и пристрастия». Первой ласточкой процесса по реабилитации политического наследия Морраса как допустимой темы исследований, без необходимости «извиняться» за обращение к нему, но с неизбежной критикой его отдельных положений, можно назвать книгу доктора истории Бруно Гойе «Шарль Моррас» (2000)[7], выпущенную престижным издательством «Presses de Science Po», хотя как биография она заметно уступает работе Широна. Эссеист и философ, доктор литературы Стефан Жоканти, посвятивший диссертацию Моррасу как деятелю провансальской литературы, анализировал его идеи в книге «Моррас. Хаос и порядок» (2006; 2008)[8]. Лоран Жоли, исследователь из университета Кан-Нормандия, специализирующийся на истории режима Виши и французского антисемитизма, выпустил тщательно документированную, хотя и спорную в отдельных выводах монографию «Рождение “Action française”. Морис Баррес, Шарль Моррас и крайне-правые националисты на рубеже ХХ века» (2015)[9]. Cимпатизирующий Моррасу историк и философ Аксель Тиссеран опубликовал его ценную в историческом и интеллектуальном отношении переписку с учителем и старшим другом, аббатом, позднее епископом Жаном-Батистом Пеноном (2007), составил вместе с С. Жоканти посвященную Моррасу антологию в серии «Cahier de l'Herne» (2011) и выпустил книгу «Актуальность Шарля Морраса. Введение в политическую философию нашего времени» (2019)[10]. Упомяну также работу историка Франсуа Югенена, не принадлежащего к академической среде, «Action française. Интеллектуальная история» (2011)[11].  

            На новом этапе изучения Морраса и возглавлявшегося им монархического движения «Action française» особую роль сыграл профессор университета Сорбонна (ранее университета Поля Верлена в Меце) Оливье Дар, которого можно назвать если не руководящей, то направляющей и организующей силой современного французского моррасоведения. Под его руководством проведен ряд научных конференций и выпущены сборники статей по их итогам, включая посвященные идеологам французского национализма Жаку Бенвилю и Морису Барресу[12]. В 2013 г. Дар опубликовал книгу «Шарль Моррас. Вождь и действие», переизданную в феврале 2019 г. под заглавием «Шарль Моррас. Интегральный националист»[13]. В сентябре 2019 г. увидела свет монография профессора университета Лотарингии в Меце Мишеля Грюнвальда «От “Франции прежде всего” к “одной только Франции”. “Action française” перед лицом национал-соцализма и Третьего Рейха»[14], которую вместе с книгой Дара можно считать последним словом французской науки о Моррасе.

            Грюнвальд – специалист по германской культуре и германо-французским интеллектуальным связям, автор биографии и библиографии Клауса Манна, книги о политической философии Артура Мёллера ван ден Брука, со-редактор ряда сборников по данной проблематике. В предисловии он указал, что посвятил ее изучению около 30 лет, из которых 15 лет в «интенсивном и углубленном общении» с Даром. 

            Обращаясь к работе Грюнвальда, следует прежде всего уяснить, что «Action française» здесь означает не политическое движение, но его одноименную ежедневную газету, которую мы во избежание путаницы будем называть L'AF. Более точный подзаголовок книги мог бы звучать «Национал-соцализм и Третий Рейх на страницах “L'Action française”», поскольку она, кроме первой главы, представляет собой информативную, но далеко не исчерпывающую тематическую подборку цитат из газеты, комплект которой проработан исследователем. 

            Тематически и хронологически первая часть книги Грюнвальда «Перед лицом “дурного договора”. 1923-1939» (точнее, до поражения Франции в 1940 г.) частично совпадает с написанной независимо от нее монографией автора этих строк «Шарль Моррас и “Action française” против Германии: от кайзера до Гитлера» (М., 2020; вышла в ноябре 2019 г.). Выводы Грюнвальда: о неизменно антигерманской позиции «Action française» (не только газеты, но, добавим, и движения), о его постоянной кампании за перевооружение Франции, о неверности трактовки его позиции как «ультра-мюнхенской» и «пораженческой» в предвоенные годы и как «рупора петэнизма» в годы Виши, о поддерживавшемся им культе маршала как форме противостояния оккупантам, о его борьбе против создания единой партии по фашистскому или нацистскому образцу, – все они имеют тем большую ценность, что не просто опровергают расхожие утверждения, присутствующие и в российской литературе, но делают это на основании солидной доказательной базы. С выводами и аругментацией автора необходимо считаться. 

            Помимо «столпов» L'AF – самого Морраса, Леона Доде, Мориса Пюжо и Жака Бенвиля, Грюнвальд обильно цитирует обозревателей газеты Жана Дельбека и Жозе Ле Буше, но обходит вниманием идеи и высказывания молодых моррасианцев 1930-х годов Робера Бразийяка и Тьерри Монье, а также Анри Массиса, который вместе с Бенвилем редактировал журнал «La Revue universelle», «дочернее предприятие» движения. В соответствии с избранной методологией, французский историк оставил за пределами книги важные для понимания проблемы высказывания тех, кого можно назвать «попутчиками» движения (Анри Беро, Анри Бордо), или его критиков (Жорж Бернанос, Луи-Фердинанд Селин, не говоря о противниках «слева»).

            Главный недостаток книги Грюнвальда – отсутствие идейного и политического контекста эпохи. Чтобы понять, чем были вызваны те или иные высказывания и поступки ее героев, необходимо постоянно держать в голове подробности политической жизни Франции и Германии 1930-х годов или иметь под рукой обстоятельный справочник. Ученый проигнорировал такие ключевые для истории «Action française», да и всей Франции, события, как политический кризис 6 февраля 1934 г., запрет националистических лиг в начале 1936 г., гражданская война в Испании, отношения «Action française» с Ватиканом, а его реакцию на приход к власти Народного фронта фактически свел к личным нападкам на Леона Блюма. Об этом же говорит и использованная литература. В качестве базовой биографии Морраса, к которой он отсылает читателя, Грюнвальд использует книгу Дара, иногда Гойе и Жоканти, но игнорирует гораздо более информативную работу Широна. Базовым исследованием по внешней политике Франции 1930-х годов ему служит  книга Жана-Батиста Дюрозеля «Упадок. 1932-1939» (1979), однако исключительная опора на официозную версию (Дюрозель возглавлял правительственную комиссию по изданию дипломатических документов) сорокалетней давности представляется, мягко говоря, не лучшим выбором.

            Те же достоинства и недостатки присущи второй части «От поражения до Клерво. 1940-1952», которая не исчерпывает ни фактический материал, ни, тем более, проблемы, связанные с режимом Виши. Отрадно, что автор не ограничился периодом издания L'AF, т.е. до августа 1944 г., и продолжил исследование вплоть до смерти Морраса, который не прекращал борьбу не только против обвинений в «сотрудничестве с врагом», но и против «германизма». 

            Если монография Грюнвальда посвящена одной конкретной проблеме, то книга Дара претендует на обобщение. Как «первую книгу о Шарле Моррасе» для современного читателя-неспециалиста и как «введение в систему Шарля Морраса», если воспользоваться заглавием эссе Поля Валери, ее можно только приветствовать. Как биография она заметно уступает работе Широна (отметив, что этот автор «не скрывает эмпатии к своему предмету», Дар как будто старался пореже упоминать его), как анализ взглядов Морраса – сочинениям того же Бутена. Адресуясь к более широкому читателю, чем Грюнвальд, Дар, с одной стороны, использовал более доступные книжные издания сочинений Морраса, а не комплект газеты L'AF, с другой, старался поместить изложение в широкий контекст. Цель автора – по возможности охватить все сферы идей и деятельности Морраса, что в целом ему удалось. Однако обсуждение такой важнейшей проблемы, как «Моррас и германизм», Дар начал только в главе о Первой мировой войне, чем исказил картину эволюции взглядов Морраса. Германской теме историк уделил меньше места, чем отношениям «Action française» с Ватиканом. Существенным упущением является то, что Дар полностью обошел вниманием позицию Морраса по вопросу войны и мира в 1938-1939 гг., от «аншлюса» Австрии до начала войны, однако сделал правильный вывод: «Он остался неколебимым германофобом и противником нацизма, который считал самой крайней формой пангерманизма» (Р. 260-261). Важное достоинство книги – данный в заключительной главе анализ бытования идей Морраса в послевоенной Франции, включая споры потенциальных наследников.

            Написанная объективно и академично, ни в коей мере не являющаяся апологией, книга Дара уже в первом издании была принята неравнодушно. Неоморрасианцы из современного движения «Action française», претендующего на преемственность с историческим и выпускавшего газету «Action française 2000» (издание прекратилось в феврале 2018 г. из-за «финансовых проблем»; последний номер вышел под «шапкой» «Да здравствует Моррас!»), устраивали лекции и презентации автора, брали у него интервью по разным поводам. «Левая» общественность, для которой «Action française» – будь то историческое или современное – остается «наследственным врагом» (здесь это определение подходит как нельзя лучше), поспешила указать на одобрение им книги и высказываний профессора, чтобы выставить его апологетом «петэниста» и антисемита Морраса – опасное обвинение в современной Франции, особенно в адрес представителя системной науки[15].

Кульминацией «страстей по Моррасу» стала полемика вокруг включения его 150-летия в официальную «Книгу национальных памятных дат» на 2018 год, составленную Верховным комитетом национальных памятных дат и одобренную министром культуры. Это вызвало в январе-феврале 2018 г. шумную кампанию «левой» прессы против его якобы «реабилитации». Министр культуры Франсуаз Ниссен отменила собственное решение и распорядилась отозвать «Книгу» из обращения, чтобы изъять оттуда двухстраничную биографическую справку о Моррасе, написание которой поручили профессору Сорбонны Оливье Дару как ведущему специалисту по теме. Не подействовали разъяснения историков – членов комитета, что «вспоминать – не значит чествовать», и заявление Дара, что Моррас «был важной и представительной фигурой французской истории» даже с учетом его «глубокого и неизменного» антисемитизма (неупоминание антисемитизма в «Книге» стало одним из главных аргументов критики). 21 марта члены комитета в полном составе, кроме двух, подали в отставку, заявив в открытом письме министру: «Принятое вами решение исключить имя Шарля Морраса из длинного списка памятных дат, составленного нашим Верховным комитетом на 2018 г., – после того, как вы сами уже одобрили его хвалебным предисловием, – и остановить распространение “Книги национальных памятных дат” делает для нас невозможным, к нашему глубокому сожалению, дальнейшее пребывание в этом органе»[16].

            Полемика вокруг академических исследований о Шарле Моррасе и «Action française» показывает, что их идеи и деятельность не только представляют интерес для современных французов, но остаются интеллектуально и политически актуальными. В России их серьезное изучение делает лишь первые шаги.

 

[1] Léon S. Roudiez. Maurras jusqu’à l’Action française. Paris, 1957; Victor Nguyen. Aux origines de l’Action française. Intelligence et politique à l’aube du XXe siècle. Paris, 1991; Études maurrassiennes. Tomes 1-5 (6 vol.). Aix-en-Provence, 1972-1986. Исключением является книга об идеологии «Action française»: Colette Capitan-Peter. Charles Maurras et l’idéologie d’Action française. Paris, 1972 – ныне интереса не представляющая.

[2] Michel Mourre. Charles Maurras. Paris, 1953, 1958; Gérard Leclerc. Un autre Maurras. Paris, 1974; Georges-Paul Wagner. Maurras en justice. Étampes, 2002; Pierre Pujo. L’autre Résistance. L’Action française sous l’occupation. Paris, 2004; François-Marie Algoud. Actualité et présence de Charles Maurras. Tomes 1-3. Chiré, 2004-2008; Cahiers Charles Maurras. Nos. 1-60. 1960-1979 (здесь опубликовано много ценных материалов).

[3] Преимущественно в работах общего характера или в коллективных трудах. Из книг см.: Jean-Marc Fédida. L’affaire Maurras. Paris, 2015.

[4] Henri Massis. Maurras et notre temps. Entretiens et souvenirs / Édition définitive augmentée de documents inédits. Paris, 1961; Pierre Boutang. Maurras. La destinée et l’œuvre. Paris, 1993; Jean Madiran. Maurras. Paris, 1992; Pierre Pascal. Honori et vindictæ sacrum. Chiré, 1986; Roger Joseph, Jean Forges. Biblio-iconographie générale de Charles Maurras. TT. I-II. Roanne, 1953 (переизд.: Aix-le-Provence, 1980); Ériс Vatré. Charles Maurras, un itinéraire spirituel. Paris, 1978 (Ватре также автор книги о Л.Доде).

[5] Emmanuel Beau de Loménie. Maurras et son système. Vichy, 1953; Jean de Fabrègues. Charles Maurras et son Action française. Un drame spirituel. Paris, 1966; James MacCearney. Maurras et son temps. Paris, 1977.

[6] Yves Chiron. La vie de Maurras. Paris, 1999.

[7] Bruno Goyet. Charles Maurras. Paris, 2000.

[8] Stéphane Giocanti. Maurras. Le chaos et l’ordre. Paris, 2006, 2008 (он также автор книги о П.Бутене).

[9] Laurent Joly. Naissance de l’Action française. Maurice Barrès, Charles Maurras et l’extrême droite nationaliste au tournant du XXe siècle. Paris, 2015. 

[10] Dieu et le roi. Correspondance entre Charles Maurras et l’abbé Penon (1883-1928) / Présentée par Axel Tisserand. Toulouse, 2007; Cahier de l’Herne. Charles Maurras. Paris, 2011; Axel Tisserand. Actualité de Charles Maurras. Introduction à une philosophie politique de notre temps. Paris, 2019 (с последней я не имел возможности ознакомиться).

[11] François Huguenin. L’Action française. Une histoire intellectuelle. Paris, 2011 (первое издание: À l’école de l’Action française: un siècle de la vie intellectuelle. Paris, 1998). Ранее он выпустил ценное исследование под настоящей фамилией: François Maillot. Léon Daudet, député royaliste. Paris, 1991.

[12] Charles Maurras et l’étranger. L’étranger et Charles Maurras. Olivier Dard, Michel Grunewald (dir.). Berne, 2009; Le maurrassisme et la culture. L’Action française, culture, société, politique III. Olivier Dard, Michel Leymarie, Neil McWilliam (éds.). Villeneuve-d’Ascq, 2010; Jacques Bainville. Profils et réceptions. Olivier Dard, Michel Grunewald (dir.). Berne, 2010; Maurice Barrès, La Lorraine, La France et l’étranger. Olivier Dard, Michel Grunewald, Michel Leymarie, Jean-Michel Wittmann (éds.). Berne, 2011; Maurrassisme et littérature. L’Action française, culture, société, politique IV. Michel Leymarie, Olivier Dard, Jeanyves Guérin (éds.). Villeneuve-d’Ascq, 2012 и др.

[13] Olivier Dard. Charles Maurras. Le nationaliste intégral. Paris, 2019.

[14] Michel Grunewald. De la “France d’abord” à la “France seule”. L’Action française face au national-socialisme et au Troisème Reich. Paris, 2019.

[15] https://www.les-crises.fr/quand-olivier-dard-fait-preuve-dun-dangereux-laxisme-envers-maurras-antisemite-notoire/

[16] Olivier Dard. Charles Maurras. Le nationaliste intégral. Р. 5-7.

442

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь