Лескинен М.В. Рец.: А.И. Федута. Следы на снегу. Минск, 2018. 328 с. (Библиотека «Наш XIX век»)

 

Научные работы белорусского литературоведа, доктора гуманитарных наук по специальности «литературоведение» (степень получена в Ягеллонском университете в 2017 г.) А.И. Федуты хорошо известны российским филологам и культурологам – в частности, полонистам и исследователям пушкинской эпохи. Он давно и плодотворно занимается изучением биографий и взглядов польских деятелей культуры и национального движения в первой половине XIX в., оказавшихся в России, и не всегда по своей воле. Книга «Следы на снегу» представляет собой сборник 24 авторских очерков, посвященных биографиям и творчеству поляков, ‒ как выдающихся (например, Адама Мицкевича, Марии Шимановской, Генрика Ржевусского, Эвы Фелиньской), так и менее известных широкой российской публике. Сборник был издан к юбилеям – 195-летию следствия по делу филоматов и 220-летию со дня рождения Адама Мицкевича. Каждый очерк представляет собой законченное исследование, точнее, расследование одного или нескольких сюжетов-историй из жизни избранных автором исторических персонажей.

Многие из вошедших в издание статей публиковались ранее, но были значительно переработаны и дополнены. Жанр очерков точно определить трудно, так как А.И. Федуте удается органично соединить несоединимое – публикацию и комментарий к впервые издаваемым архивным документам с характеристикой художественного и исторического контекстов; биографическое, наполненное фактами и датами повествование о перипетиях судьбы неугодного или обласканного властями поляка в Российской империи представить в новеллическом жанре. В историко-культурном поле под пером Федуты персонажи, знакомые читателю по энциклопедически-лапидарным заметкам, обретают плоть и кровь, и, главное – голос. При этом научный анализ вписывает их в эпоху, которую принято именовать пушкинской, – эпоху, в которой и «польский вопрос», и отношения к Польше и полякам, и личные контакты деятелей культуры, занимали гораздо более значимое место, чем об этом принято было писать в российских учебниках и в XIX, и в XX, и в первой четверти XXI в.

Однако если для российского читателя, неискушенного в полонистической проблематике, польское происхождение отдельных персонажей является либо неоспоримым, либо, напротив, несущественным, то для А.И. Федуты их идентичность – не только этническая, но и региональная, значимы. Все они – выходцы из той части бывшей Речи Посполитой, которая именовалась Великим княжеством Литовским, и которая в течение 30 лет не раз включалась в состав Российской империи.

Несмотря на то, что в центре внимания Федуты оказываются прежде всего обстоятельства биографий А. Мицкевича и Ф. Малевского, автор принципиально не ограничивается исключительно героическими персонажами – патриотами, пострадавшими за участие в восстаниях или причастными к процессу филоматов (такими как В. Будревич, Ю. Ежовский, Я. Янковский или Ф. Зан). Его интересуют и совсем другие, преуспевшие в российской служебной карьере деятели – Генрик Ржевусский (Г. Жевуский) и Осип Пржецлавский (Ю. Пшецлавский), очерки о которых помещены в раздел с красноречивым заголовком «Мои любимые жабы», а также менее известные люди, вклад которых в культуру и просвещение был значительнее, чем их формальный статус. Например, К. Сербинович, автор одного из первых прозаических переводов на русский язык фрагмента поэмы А. Мицкевича «Конрад Валленрод». Или адъюнкт Виленского университета К. Контрым и помощник Е. Чарторыйского В. Анастасевич, переписку которых анализирует исследователь.

Мнение Г. Ржевусского о Ноябрьском восстании и его участниках, которое Федута реконструирует по обнаруженным в Архиве внешней политики России документам, дополняется совсем другой характеристикой исторических и политических взглядов автора «Воспоминаний Соплицы» (1839), представленных в любопытном (резко отрицательном) отзыве цензора о рукописи писателя «Об отношении литературы к истории», публикация которой была в результате запрещена как «вредная». В другом, редком с точки зрения выбора источников очерке «“Не то беда, что ты поляк” (Два примера читательской рецепции)» проанализированы карандашные пометки внимательных читателей на полях двух книг (брошюры «Калейдоскоп воспоминаний Ципринуса» (1874) (т.е. цензора О. Пржецлавского), и труда А.Л. Погодина о Мицкевиче (1912)). В нем подробно рассмотрены отмеченные в тексте фрагменты и комментарии к ним.

Очерк «“Бульварный роман”: жизнь и смерть Семена Малевского» ‒ рассказ об обстоятельствах жизни и смерти племянника жены Адама Мицкевича, урожденной Шимановской, застреленного возлюбленной в Петербурге в 1861 г. И само убийство, и последовавший за ним судебный процесс произошло в духе плохих популярных романов того времени, а столичная газетная хроника позволила Федуте не только рассмотреть образ жизни и идеалы второго поколения поляков в столице, но и выявить истоки сюжетных и языковых штампов «бульварной» литературы.

Очерк «Приближение Бога… (Импровизация как случайность и закономерность)» посвящен такому известному благодаря пушкинской повести «Египетские ночи» и исчезнувшему в 1860-е годы жанру как публичная поэтическая импровизация, мастерством исполнения которой прославился и Адам Мицкевич. Автор рассматривает ее правила, каноны и формы, оценки и реакцию слушателей и соперников.

Ранее А.И. Федута писал о «литературном быте» эпохи. Не полемизируя с этим понятием, отметим лишь, что нынешние очерки не затрагивают данную проблематику напрямую, если не считать исследования такого важного для истории культурной антропологии аспекта, как функционирование определенной социокультурной группы, объединенной происхождением, образованием, общностью интересов, – она объединяет многих персонажей, упоминаемых в книге. Их нельзя назвать интеллектуальной, художественной или властной элитой; это и не узколитературная или чиновничья среда. Люди, о которых идет речь, – неопределенная с точки зрения четкой исторической стратификации группа, которую можно определить как «общий круг» – среда, члены которой были соединены сетью разнообразных связей и контактов. Сборник А.И. Федуты, как и другие его публикации, убедительно показывает многие аспекты функционирования культурной жизни дореформенного российского общества – на примере польско-российского взаимодействия разного уровня.

Эта книга позволяет как профессиональному историку и литературоведу – и полонисту, и русисту, так и читателю, неискушенному в перипетиях литературно-художественных и политических коллизий первой половины столетия, погрузиться в самые запутанные, но не выдуманные, а реальные интриги, хитросплетения судеб, совпадения жизненных и творческих линий, приоткрывая любопытные особенности работы ученого-исследователя. Ему недостаточно просто обнаружить письма, донесения, записки и мемуары (очень хорошо переведенные). Для их анализа и интерпретации нужны знания и эрудиция, опыт многолетних трудов. Квалификации и искренний интерес автора к своему предмету позволяют услышать голоса и интонации многих людей – разного социального происхождения, образования, положения в обществе, разных статусов и дарований. А.И. Федута направляет читателя, позволяя точнее интерпретировать и адекватнее трактовать впечатления от многочисленных текстов. Даже в кажущихся на первый взгляд скучных фрагментах деловой официальной переписки чиновников, прошениях, реляциях и ходатайствах содержится, как показывает автор, важнейшая информация. Не только расширяющая фактографию, но и по-новому освещающая историю коммуникативных практик эпохи. Собранные из такой мозаики мнения, поступки и действия в отношении десятков поляков создают очень яркую, но далекую от однозначности и непротиворечивости картину польско-российских связей и культурных стереотипов в Российской империи. Выявляют они и различные стратегии в инонациональной среде – от физического выживания до взлета по карьерной лестнице, от согласия с образом и ролью несчастной жертвы до дерзко-настойчивого и энергичного протеста, неожиданно приводящего не только к преодолению такого статуса, но и обретению нового.

А.И. Федута – специалист в области исследования читательской аудитории, автор монографии «“Кто б ни был ты, о мой читатель... ”. Проблема читателя в литературе пушкинской эпохи» (Минск: Лимариус, 2015). И в этой его книге, следует подчеркнуть, читатель играет очень важную роль. В сущности, она посвящена вдумчивому и внимательному Читателю: он – один из персонажей, медленно и тщательно, с карандашом в руках прочитывающий как переписку близких друзей, так и неприятные докладные записки, он – сам автор, дотошно и деликатно цитирующий страницы писем и газетных репортажей, он – незримо присутствующий в тексте восторженный почитатель Мицкевича и Шимановской, поклонник польской культуры. И, конечно, он – один из тех, кого заинтересует эта книга, с ним автор ведет открытый диалог, призывая разделить радость открытий и новых исторических фактов, и их небанальных интерпретаций, коих немало.

 

© 2021 г. М.В. Лескинен

 

Лескинен Мария Войттовна – д.и.н., внс Института славяноведения РАН

154

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь