Батшев М.В. Забытый Пушкин

 

Рец.: Пушкин в забытых воспоминаниях современников [составление, вступительная статья, подготовка текстов и коммент. С.В. Березкиной] – Санкт-Петербург: Дмитрий Буланин, 2020 – 368 с. 

Рецензируется комментированное издание ранее малоизвестных воспоминаний современников об А.С. Пушкине.

The commented edition of the previously little-known memoirs of contemporaries about A.S. Pushkin is reviewed.

Ключевые слова: А.С. Пушкин, современники Пушкина, мемуары

Key words: A.S. Pushkin, Pushkin's contemporaries, memoirs 

 

Пушкинский дом (ИРЛИ РАН) вернулся к своему старому проекту – собиранию и публикации всего комплекса мемуарных свидетельств современников о А.С. Пушкине. Во вступительной статье к рецензируемому изданию упоминаются выполнявшиеся в стенах Института проекты издания четырёх- и даже десятитомного собрания воспоминаний современников о поэте.

Данное издание представляет собой публикацию корпуса текстов о поэте, «забытых» составителями двухтомного издания «Пушкин в воспоминаниях современников». У каждого интересующегося эпохой Пушкина возникает вопрос – а почему их не включили («забыли») в то знаменитое двухтомное издание XX века, которое было потом и переиздано с небольшими изменениями? [1] Составитель нынешнего издания отвечает на этот вопрос так: ведь это были тексты «менее значимые, или же, что важно, противоречащие общей концепции личности Пушкина» (С.7). Кроме того, по её мнению, на отбор текстов в упомянутое издание сильное влияние оказала тогдашняя идеология.

В рецензируемом издании собраны тексты, которые представляют нам великого поэта как личность совершенно оригинальную и ни на кого из современников не похожую.

Публикация «Воспоминаний» выстроена по хронологическому принципу в соответствии с годами жизни поэта.

Авторами включённых в книгу текстов являются люди не относившиеся к кругу близких друзей поэта. Мы встречаем здесь тексты его однокашников, родственников, а также авторов, которых жизнь эпизодически сталкивала с Пушкиным. В последнем случае толчком к написанию документального текста становилось впечатление от встречи с поэтом.

В сборнике собраны мемуарные свидетельства, вышедшие не только до революции, но и напечатанные сравнительно недавно.  Это, в частности, записки Л.Н. Павлищева «Из Воспоминаний об А.С. Пушкине», которые были впервые опубликованы в издании «Фамильные бумаги», выпущенном в конце XX века в Санкт-Петербурге.

Одним из самых интересных источников, включенных в сборник, нам представляется впервые полностью опубликованный мемуарный текст «Из заметок старого лицеиста» М.А. Корфа, который был написан им по просьбе П.В. Анненкова, причем сам автор его публиковать не планировал. В комментарии к этой публикации составитель пишет, что впервые фрагменты из этого произведения были опубликованы в 1880 году П.А. Вяземским в газете «Берег» (С.245). Непонятно, как он мог это сделать, если он умер в 1878 году.

Данное произведение представляется нам значительно более глубоким, нежели просто фиксация сохранившихся юношеских воспоминаний об однокашнике. Модест Андреевич излагает здесь, отталкиваясь от своего пристрастного видения Пушкина, как должен выглядеть и как себя вести в обществе русский образованный бюрократ первой половины XIX века. Он начинает это описание с речи и стиля общения: «Пушкин ни на школьной скамье, ни после, в свете не имел ничего любезного и привлекательного в своём стиле общения. Беседы, ровной, систематической, сколько-нибудь связной, у него совсем не было, как не было и дара слова, были только вспышки: резкая острота, злая насмешка, какая-нибудь внезапная поэтическая мысль; но всё это лишь урывками, иногда в добрую минуту, большею же частью или тривиальные общие места, или рассеянное молчание» (С.51). В отличие от любви поэта к шуткам и смеху, идеал должен быть всегда серьёзен: «В нём не было ни внешней, ни внутренней религии, ни высших нравственных чувств, и он полагал даже какое-то хвастовство в отчаянном цинизме по этой части: злые насмешки – часто в самых отвратительных картинах над всеми религиозными верованиями и обрядами, над уважением к родителям, над родственными привязанностями, над всеми отношениями, общественными и семейными – это было ему ни по чём, и я не сомневаюсь, что для едкого словца он иногда говорил даже более и хуже, нежели в самом деле думал и чувствовал» (С.52). Мемуарист обращает внимание и на внешний вид: «Вечно без копейки, вечно в долгах, иногда почти без порядочного фрака, с беспрестанными историями, с частыми дуэлями, в близком знакомстве со всеми трактирщиками, непотребными домами и прелестницами петербургскими, Пушкин представлял тип самого грязного разврата» (С.52). И завершает картину отрицательных свойств, нарисованных Корфом, неблагодарность по отношению к правительству: «Ни несчастье, ни благотворенья императора Николая его ни исправили: принимая одною рукой щедрые дары монарха, он другою омокал перо для щедрой эпиграммы» (С.52).

Рассказывая во вступительной статье про мемуарный текст Корфа, С.В. Берёзкина обращает внимание на то, что мемуарист, описывая смех Пушкина, употребляет эпитет «ржание». Она пишет: «Это было непривычно для русского человека, который должен был проживать свою жизнь серьёзно» (С.8). Но при этом она не обращает внимание на очень интересное и, как представляется, гармоничное описание особенностей салонной речевой коммуникации поэта и его смеха как части этой коммуникации, зафиксированное в «Воспоминаниях» А.Д. Блудовой: «А вот и Пушкин, с своим весёлым, заливающимся ребяческим смехом, с беспрестанном фейерверком остроумных, блистательных слов, а потом растерзанный, измученный, убитый жестоким легкомыслием пустых, тупых умников салонных, не постигших ни нежности, ни гордости его огненной  души» (С.65).

Во включённом в издание фрагменте из воспоминаний П.Х. Граббе содержатся интересные наблюдения относительно манеры Пушкина перескакивать в разговоре с одного языка на другой: «К досаде моей Пушкин часто сбивался на французский язык, а мне нужно было его чистое, поэтическое русское слово! Русской плавной, свободной речи от него я что-то не припомню; он как будто сам в себя вслушивался» (С.211)

Один из ближайших друзей А.С. Пушкина Павел Нащокин – в центре «Воспоминаний» И.В. Кулакова. Здесь перед читателем предстаёт многогранный образ этого выдающегося человека.

Довольно странен, на наш взгляд, выбор фрагмента из мемуарного наследия Д.Н. Свербеева, который помещён в сборник. Это фрагмент из мемуарного очерка Свербеева «Воспоминания о Петре Яковлевиче Чаадаеве» с рассказом о помощи Пушкину, которую ему оказал Чаадаев, когда поэту грозило наказание за вольнолюбивые стихи. В комментариях составитель не указывает, что это отдельный мемуарный очерк о Чаадаеве, а ставит ссылку на II том «Записок» Свербеева. Хотя данный очерк печатался ещё в «Русском Архиве» задолго до выхода «Записок» [1]. Также он опубликован как отдельное произведение во втором издании «Записок» Д.Н. Свербеева [2].

В основном тексте «Моих Записок» Свербеева встречаются любопытные упоминания об отношении мемуариста к Пушкину. Также Пушкин фигурирует в «Дневнике» супруги Дмитрия Николаевича Екатерины Александровны [3].

Интересна статья М.М. Попова «Александр Сергеевич Пушкин», которая представляет собой пример официальной контрпропаганды против «Полярной Звезды» А. И. Герцена в предреформенную эпоху. Подготовленный в 1856 году авторский материал должен был представить А.С. Пушкина как верного слугу императора Николая I, а не певца свободы, каким его представлял А.И. Герцен в своих изданиях.

Крайне важны «Воспоминания» А.Г. Хомутовой о Пушкине. Данный рассказ является самым ранним из известных фиксаций рассказа поэта о его свидании с императором Николаем I в Москве после возвращения из ссылки в Михайловском. Данный рассказ был опубликован в «Русском Архиве» ещё в 1867 году и по непонятной причине был проигнорирован составителями выше названного двухтомника «Пушкин в воспоминаниях современников».

Статья Н.И. Тарасенко-Отрешкова освещает историю несостоявшегося издательского проекта Пушкина 1832 года по выпуску газеты «Дневник».

В фрагменте из воспоминаний В.А. Сафоновича уделяется внимание личным качествам и характеру Пушкина. Из-за малого количества, по мнению автора, записанных воспоминаний о поэте «личность Пушкина останется навсегда неопределённой» (С.202). Этот же мемуарист приводит интересные подробности относительно салона знаменитой графини Загряжской, у которой часто бывал Пушкин и записывал её рассказы.

С неожиданной стороны предстаёт Александр Сергеевич в кратком мемуарном отрывке Н.А. Безобразова. Данный мемуарист приводит слышанные им лично пространные рассуждения поэта относительно языковых заимствований. Так, в деятельности Шишкова Пушкин видит как смешные стороны, так и правильные. При языковых заимствованиях Александр Сергеевич предлагал руководствоваться следующими принципами: «Всё, что мы ни выговариваем, выражает – или имя собственное, или название предметов, или понятия. Имена собственные следует переводить как можно звукоподражательнее. На это чрезвычайно способен наш язык. Названия предметов могут быть иногда удержаны и иностранные. Как скоро, при введении в употребление для него нового предмета, не прибрано для него приличного названия – употребляйте чужестранное; употребляйте его до той поры, пока у кого-нибудь с языка не сорвётся счастливое выражение, которое без натяжки, войдёт в общее употребление. Что же касается [понятий] … О! … это совсем иное дело. Понятия суть принадлежность разума. Кто выражает суть какое-либо понятие иностранным словом, тот или свидетельствует о собственном своём невежестве … тогда не смей браться за перо; или порочит разум своего народа, доказывая, что этот разум не только не был в состоянии выразить общечеловеческую принадлежность, но и не был в силах подготовить это выражение. Это уже слишком обидно!» (С.207).

Составитель справедливо упрекает коллег, составлявших сборник «Поляки в Петербурге», в отсутствии научного комментария к рассказу о роковой дуэли Пушкина, который содержится в воспоминаниях С.Моравского «В Петербурге».

Данный сборник является интересным явлением в издательской практике и позволяет читателю увидеть великого поэта глазами самых разных его современников, а не только его близких друзей, как в уже упоминавшемся выше двухтомнике.

Хочется надеяться, что Пушкинский дом продолжит выпуск мемуарных сборников свидетельств современников о поэте.

Библиографический список

  • Пушкин в Воспоминаниях современников. В 2-х томах. М., 1985 (1 издание); Пушкин в Воспоминаниях современников. В 2-х томах. СПБ., 1999 (2- издание);
  • Свербеев Д.Н. Воспоминания о Петре Яковлевиче Чаадаева // Русский Архив 1868 Вып.6. Стб. 976-1001;
  • Воспоминаня о Петре Яковлевиче Чаадаеве / Свербеев Д.Н. Мои Записки. М., 2014 С. 518-533.

4) Дневник Е.А. Свербеевой за 1833 год// Памятники Культуры. Новые открытия. 1997. М., 1998. С.7-37

321

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь