Медведев А.Д. Память о коллаборационизме на страницах газеты «Франс-суар» (1944-1948 гг.)


Аннотация. Представлен контент-анализ и дискурс-анализ материалов номеров французской ежедневной газеты «Франс-суар», выходивших с 1944 по 1948 года, в период активного роста тиражей издания и создания властями голлистского мифа о Сопротивлении. Основанная усилиями борцов Сопротивления, газета представляет собой уникальный пример реконструкции военного прошлого, достигаемой с помощью данных, взятых из настоящего. Исследование, представленное в статье, определяет вклад «Франс-суар» в формирование представлений французской нации о коллаборационистах Второй мировой войны.

 

Ключевые слова: Вторая мировая война, режим Виши, коллаборационизм, культурная память, Сопротивление, Франс-суар.

 

В контексте исследования культурной памяти газета «Франс-суар» однажды уже становилась объектом изучения. Так, специалист в области СМИ С. Кит анализировала опубликованные во французских газетах, в том числе «France-Soir», фотографии, посвященные освобождению Парижа, чтобы проследить, как коллективная память отображается в привязанной к юбилеям журналистике, освещающей тему войны. В своей статье С. Кит утверждает, что коллективная память об освобождении на протяжении шестидесяти лет благодаря СМИ строится на представлениях о Франции как о сообществе героических освободителей и вытесняет визуальную информацию о немцах и французских коллаборационистах, а также о роли американских союзников [25, p. 134-146].

Дж. А. Эди, исследователь опосредствованной памяти, в своей статье доказывает, что каждое использование прошлого имеет важные последствия для коллективной памяти. Однако будничное повествование, типичное для новостных репортажей, может не подтолкнуть читателей к оспариванию значения прошлого. Дж. А. Эди полагает, что в ходе споров о прошлом и создаётся конструкция социальной памяти. И журналистика может стать местом споров, когда «гегемоническое» (по его определению) понимание прошлого ещё не сформировано. Только памятные даты — и здесь точки зрения С. Кит и Дж. А. Эди явно сходятся — способны предоставить дискурсивное пространство для осмысления прошлого, поскольку обычно журналисты не заботятся о построении и поддержании коллективной памяти [17, p. 71-85]. 

Согласно исследователю публичной истории Дж. де Гру, это можно объяснить тем, что вокруг одного события накапливается множество гибридных дискурсов, и при припоминании события средствами массовой информации оно неизбежно претерпевает метаморфозу — из исторического факта превращаясь в товар [14, p. 13]. Эта идея находит некоторую поддержку и в работе классика исследований памяти А. Ассман, которая, говоря о кризисе связи времён, утверждает: «...прошлое и будущее есть ныне нечто, фабрикуемое в настоящем и на потребу настоящему» [1, с. 215].

Поэтому, как утверждает историк медиа-культуры М. Зирольд, изучение влияния журналистики на формирование коллективной памяти требует институционального подхода. Согласно данному подходу, который и будет применен в настоящей статье, требуется определить роль институтов власти в создании медийной продукции, тем самым обозначив того, кто имеет «право на память» [44, p. 341].

Определение источника социального заказа, исполнение которого ожидается от такого, по выражению специалистов медийных технологий А. Эрл и Э. Ригни, диахронного измерения культурной памяти, как медиация [18, p. 2], является одной из первостепенных задач изучения социальной памяти. Ведь «медиа памяти», согласно ученому Э. Ландсбергу, способны порождать «эмпатию и социальную ответственность» [26, p. 21]. То есть газетная журналистика имеет возможность напрямую воздействовать на общество как носитель общественной этики.

Следовательно, такая технология коммуникации, как газета, — особенно массовая и таблоидная типа «Франс-суар» 1944-48 гг., — согласно  Д. Гарде-Хансену, занимает ведущую роль в формировании индивидуальной и коллективной памяти [21, p. 54-60].

Цель данной статьи — исследовать особенности использования ретроспективной и проспективной памяти газетой «Франс-суар» в 1944-1948 годы при формировании коллективных представлений французских граждан о коллаборационизме.

Следовательно, необходимо выполнить три основные задачи.

Первая задача состоит в том, чтобы показать исторические условия создания, легализации и функционирования «Франс-суар».

Вторая задача заключается в определении целевой аудитории, специфики выразительных средств и изменений содержания газеты, её положения относительно других конкурирующих изданий и потенциальной эффективности транслируемого контента о коллаборационизме.

Третья задача, — используя в качестве объекта исследования выпуски «Франс-суар», выявить взаимосвязь деятельности публичной власти и редакционной политики газеты.

Поставленные задачи полностью соответствуют цели исследования, поскольку понимание всякой культурной памяти, согласно концепции исследователя медиа-памяти Лоры Басу [8] и, соответственно, Мишеля Фуко, требует учёта стратегии силовых отношений, поддерживающих знания о прошлом и поддерживаемых этими знаниями, а также анализа «сказанного и не-сказанного» по поводу совместного прошлого и общего будущего [5, с. 175-191], то есть решения трёх вопросов диспозитива памяти — темпоральности («когда»), медиации («как») и политики («кто»).

Соответственно, в ходе исследования необходимо использовать метод контент-анализа и метод дискурс-анализа.

Выбор хронологических рамок исследования (1944-1948 гг.) обусловлен, главным образом, тремя факторами.

Во-первых, в данный послевоенный период формируется голлистский миф о Сопротивлении.

Во-вторых, начатые в 1944 г. стихийные и организованные чистки коллаборационистов сменяются процессами реабилитации и амнистии в 1948 г., когда Шарль де Голль публично отдает честь Петену как герою Первой мировой, «великому лидеру Великой войны» [15].

В-третьих, именно за эти четыре года, по данным историка СМИ Патрика Эвено, ежедневная газета «Франс-суар» обретает популярность, увеличивая тираж с 265 000 до 630 000 экземпляров [19], что позволяет ей стать одним из самых востребованных среди французских читателей новостных источников, и, следовательно, увеличить собственное влияние на целевую аудиторию при формировании повестки дня.

Значимость количественного и качественного анализа выпусков ежедневной газеты «Франс-суар» периода 1944-1948 гг. в контексте изучения культурной памяти о коллаборационизме и сопротивлении во Франции заключается в том, что именно повестка дня, задаваемая ведущими СМИ (коим, несомненно, являлась «Франс-суар»), как утверждает исследователь проспективной памяти К. Тененбойм-Вайнблатт, воплощает в себе ориентацию на будущее, где и будут сформированы коллективные представления об общем прошлом [42, p. 215]. В свою очередь, эти представления непрерывно конструируют национальную идентичность и определяют дальнейшее развитие конкретного общества в целом.

Для выполнения поставленных задач сначала обратимся к историческим условиям создания, легализации и функционирования «Франс-суар».

25 августа 1944 года Шарль де Голль прибыл на вокзал Монпарнас, где его встретил командующий французскими войсками Леклерк и передал ему акт о капитуляции фон Хольтица, в котором немецкий генерал приказал «командирам опорных пунктов прекратить огонь и поднять белый флаг» [46]. Затем де Голль направился к ратуше, чтобы объявить Францию «освобожденной своим народом с помощью армии Франции, при поддержке и помощи всей Франции, которая сражается» [24]. В этой речи генерал высказал первые оценки участия граждан в войне, разделив общество на большинство, коими являются отважные «сыновья и дочери» нации, и на меньшинство, состоящее из «нескольких несчастных предателей, которые сдались врагу и сдали ему других, и которые знают и будут знать строгость законов» [30, p. 1]. По сути, акт капитуляции и пламенная речь лидера Сопротивления знаменуют собой последний этап борьбы с оккупантами и коллаборационистскими силами.

Сразу после восстановления республиканской власти Шарль де Голль и другие французские политики, а также французское общество, делали попытки выхода за рамки памяти о сотрудничестве. Акцент на сопротивлении и его роли в войне был главным средством для этого: отмечались моральный авторитет Франции, героизм перед лицом оккупации и присущая Франции демократическая система как нечто противопоставленное фашистским коллаборационистским ценностям. Однако, как утверждает историк Анри Мишель, частью вооруженного подпольного движения было лишь меньшинство населения Франции, в рядах которого к тому же иногда «возникали острые конфликты» [37, p. 5-6].

Де Голль и его консервативное политическое движение в 1944 г. приняли противоположную концепцию. Осенью 1944 г. был спонтанно сформирован Комитет по истории освобождения Парижа и его региона, состоящий из ученых, архивистов и библиотекарей [10, p. 5-19]. Через год первый комитет будет объединен с Комиссией по истории оккупации и освобождения Франции, созданной 22 ноября 1944 г. указом Министерства национального образования. В него будут включены историки, архивисты и борцы сопротивления. В 1946 году будет организован Комитет по истории войны, который выдвинет на передний план историю Франции военного времени, подчеркивая как роль союзников, так и роль движения Сопротивления в освобождении страны [26, p. 171-182]. Таким образом, сразу после окончания войны во Франции формируется правовая база, которая послужит опорой голлистского мифа о Сопротивлении.

В своем диссертационном исследовании философ Одри Маллет доказывает, что миф о Сопротивлении насаждался властями, в частности, «в ответ на опасение городов по поводу стигматизации и остракизма» [34, p. 3]. Следом историк Дэвид Мессенджер справедливо утверждает, что Франция летом 1944 года стояла на пороге гражданской войны между коллаборационистами и сопротивленцами [36, p. 124]. В той атмосфере  насильственное пострижение женщин во время освобождения являлось общим феноменом для всей Франции. Он, этот феномен,  имел место быть в нескольких коммунах, городах и деревнях Алье (Ганна, Монлюсон, Изёр, Трето, Тронсе, Домпьер-сюр-Бебр). Таким образом пятнадцать-двадцать женщин были заклеймены в Виши и Кюссе при освобождении [23].

Иными словами, организованные чистки, ставшие возможными благодаря ликвидации режима Виши и установлению власти сопротивленческих сил в лице де Голля, создали условия для интенсивной реализации исторической политики, которая создавала и пропагандировала образ французских граждан, в большинстве своем преданных идеям Освобождения. Данный концепт был призван сформировать однородные представления французов о единстве нации в военные годы.

Немаловажно отметить также и тот факт, что одной из причин интенсивной реализации данных дискурс-практик стали последствия насущных проблем, с которыми столкнулось французское население в послевоенное время. Так, восстановление курортной индустрии в конце 1940-х годов в Виши привело к тому, что местная элита выбрала молчание и забвение о коллаборационизме и сопротивленческом прошлом как наиболее выгодную для развития туристического региона стратегию [34, p. 217-218]. Чтобы противостоять данной тенденции забывания, французская власть использовала, в частности, правовые механизмы контроля за деятельностью средств массовой информации.

Так, закон от 30 сентября 1944 года о временном регулировании периодической печати на освобожденной территории за подписью Ш. де Голля запрещал газетам и периодическим изданиям, которые с 19 июня 1940 года содействовали врагу или властям, де-факто называвшим себя Французским правительством (то есть, режиму Виши), продолжать свою деятельность. Остальные печатные издания должны были удовлетворять многочисленным условиям, установленным министром информации Пьером-Анри Теженом. Главное предназначение данных условий, прописанных в статьях вышеуказанного закона, заключалось в идеологической санации существующих журналистских и литературных объединений [39, p. 851-852].

В итоге, по подсчетам историка СМИ Франции Патриса Эвено, 188 из 206 ежедневных газет, выпускаемых до 1939 года, были запрещены. Собственность закрытых издательских компаний передавалась новым газетам, издаваемым участниками Сопротивления и легальными политическими партиями. И к 1945 году во Франции выходило уже 179 ежедневных газет, разрешенных в результате тщательного отбора [20]. Среди популярных газет, получивших право продолжать свою деятельность, были «Франс-суар» и «Паризьен либере» [13]. Данные издания, по утверждению исследователя эволюции массовой газеты во Франции М.В. Захаровой, «продолжали славные традиции своих предшественниц, не получивших разрешение на выход» [2]. И если остальные газеты пострадали от потери такого важного преимущества массовой газеты, как низкая цена, то, в частности, «Франс-суар» обладал надежным капиталом [2].   

Наряду с «France-Soir» в послевоенной Франции (конкретно — в рассматриваемый нами период) издавались, помимо вышеупомянутой «Le Parisien libéré» (выпускает новости с 1944 г.), такие газеты сопротивленческого толка, как «L'Aurore» (выпускалась с 1943 по 1985 гг.) [28], «Combat» (1941-1974 гг.) [11] и «Franc-Tireur» (1944-1957 гг.) [29]. Средний тираж «Комбата» (не более 150 000 экз.) и «Фран-тирёр» (370 000 экз.) к 1948 г. в совокупности составлял около 520 000 экземпляров. «Орор» среди них являлся наиболее массовым изданием — по подсчетам историков французской прессы, в данный период тираж газеты составлял 400 000 экз. [22, p. 267]. Однако газета «Франс-суар» имела больше возможности, чем другие «journal de la résistance», диктовать повестку дня по поводу событий военных лет. Согласно органу межпрофессионального взаимодействия «L'Écho de la presse et de la publicité» («Эхо прессы и рекламы»), 14 июля 1948 года «Франс-суар» реализовала 641 000 экземпляров, за что была названа самой продаваемой газетой во Франции. То есть газета «Франс-суар» являлась одним из самых популярных СМИ в стране, поскольку, например, по подсчетам исследователей телевидения 1945-1974 гг. Э. Коэн и М-Ф. Леви, в 1949 году телевидение было доступно небольшому числу французов — всего 297 семей имели телевизоры [12, p. 8].         

Таким образом, «Франс-суар» представляет исследовательский интерес в контексте изучения культурной памяти о режиме Виши, поскольку в изучаемый период (1944-1948 гг.) эта газета имела финансовую базу, позволяющую стабильно выпускать номера относительно крупными тиражами; она имела право заниматься журналистской деятельностью, данное государством из идеологических соображений; и имела в числе редакторов и журналистов приверженцев голлистской идеи о Сопротивлении. Перечисленные факторы особенно подчеркивают мотивы и цели газеты голлистского толка.   

С помощью автоматизированной обработки Национальной библиотекой Франции было оцифровано и выложено в открытый доступ на сайте библиотеки (gallica.bnf.fr) 1245 выпусков газеты «Франс-суар» за период 1944-1948 гг. В них нами было выявлено 514 упоминаний режима Виши и 263 упоминания лидера режима — Филиппа Петена. Чаще всего о временном правительстве и маршале редакция упоминала в 1945 г. (149 и 124 упоминаний  соответственно) и 1946 г. (133 и 44 соотв.).

Однако в данной статье предметом исследования являются номера газеты, в которых прямо упоминаются такое явление войны, как «коллаборационизм» и сотрудничавшие с нацистами лица, названные «коллаборационистами» или «коллаборантами». Всего за изучаемый период данные понятия фигурировали только в восьми номерах газеты. Причём ни в одном из этих номеров не упоминались вишистское государство и Ф. Петен.

Отметим лишь то, что прямое высказывание о сотрудничестве граждан с оккупантами является приоритетным в исследовании обозначенной проблемы, поскольку данный вид высказываний, в отличие от косвенных, — перефразируем Дж. Р. Сёрля, — преследует явное выражение действительной цели, минимизируя интерпретации при их восприятии [4, с. 195-222].

В выпуске от 5 декабря 1944 г. в рубрике «По всему миру», где редакция лаконично, в нескольких предложениях сообщала о международных политических новостях, упоминается эмиграция министра Бельгии Анри де Мана в Швейцарию [7]. Историк бельгийского социализма Н. Наив назвал А. де Мана «могильщиком партии», который «открыто восхвалял быструю победу Германии» [38]. Речь идет о манифесте 28 июня 1940 года, где А. де Ман как председатель Бельгийской рабочей партии заявил, что после прихода немецкой армии миссия партии закончилась.

Журналисты «Франс-суар», вероятно, подразумевая данный факт биографии А. де Мана, иронично называли его министром «по делам коллаборационизма» [7]. Безусловно, ирония как иносказательная форма в данном случае используется с целью выражения газетой своей субъективной оценки деятельности министра в военный период.

Примечателен тот факт, что остальные две новости, расположенные до и после упоминания о пособнике нацистов, даны без каких-либо исторических коннотаций, цитируем их в фактическом порядке: «Югославские лидеры в Белграде и Лондоне заявляют о своем согласии претендовать на остров Триест. <...>. Господин Герсти назначен министром иностранных дел Швейцарии» [7].

Таким образом, в редакционной политике «Франс-суар» мы можем выделить две потенциальные тенденции — во-первых, журналисты «Вечерней Франции», стилистически сопоставляя новости о коллаборационизме с новостями о других политических явлениях, открыто выражают свое негативное отношение к лицам, сотрудничающим с оккупантами; во-вторых, «Франс-суар» в данном выпуске осуществляет стигматизацию, безапелляционно и без аргументов в обличительной форме увязывая образ предателя и врага народа с именем публичного лица.

Подтверждение реальности данных тенденций можно найти в сравнении с другим сообщением о международных событиях от 11 декабря 1947 г., где рассказывается о «Невезучем короле» Бельгии, Леопольде III, которого «обвинили в том, что запросил аудиенцию с Гитлером» [31]. Авторы данного текста в подробностях рассказывают о характере, главных фактах биографии этого монарха и, — главное, — о причинах недоверия к нему со стороны правительства [31]. То есть, несмотря на таблоидный стиль газеты, редакция в отдельном случае прибегает к развернутому повествованию о лице, сотрудничающем с гитлеровским правительством. Соответственно, возможно предположить, что редакция выборочно определяла, к какому событию прописать комментарии, а какое событие передать читателю в сжатом, словно заголовок, виде.

Бульварная манера передачи новостей, лишенная подробностей и пояснений, видна также в выпуске от 18 декабря 1944 г., в котором газета сообщает о боксерском поединке, победителем которого стал Жермен Перес. Затем редакция одной репликой обращается к прошлому спортсмена, рассказывая о прошлогоднем поражении Переса в бое с Ивом Надалем, «который сейчас находится в тюрьме за свою коллаборационистскую деятельность» [16]. Упоминание о коллаборационизме в нетематической рубрике является одной из особенностей припоминания недавнего прошлого редакцией «Франс-суар». Таким образом, изначально неполитическая повестка дня принимает политическую окраску и увеличивает потенциальное вовлечение читателей «Франс-суар» в политический дискурс.

Применяя герменевтический метод анализа текста, мы считаем нужным также отметить, что данная новость о боксёрах создаёт положительный образ послевоенной Франции, где прошлый победитель предан суду, а новый победитель, пройдя сложный, травмирующий путь, взошел на пьедестал.

В целом пример текста данной новости отражает тезис историка Пархитько Н.П, который в своей статье о жанровой специфике спортивной журналистики доказывает, что «спортивная журналистика является неотъемлемой частью информационной политики, проводимой как внутри государств, так и на международной арене» [3, с. 194-205].

Подобное припоминание коллаборационистского прошлого происходит и в новостном номере от 30 сентября 1945 г. В частности, редакция сообщает о казни сержанта вооруженных сил французского патриотического антинацистского движения (F.F.I.) Бергере. Словно напоминая читателю о персоне Бергера, журналисты сообщают о его жене, в которую «стреляли после того, как он обвинил ее в коллаборационизме» [32]. Комментариев о причине казни, последствиях стрельбы и о предполагаемом сотрудничестве жены Бергера с нацистами авторы новостного текста не дают, предлагая читателю самостоятельно интерпретировать текст.

Согласно М. Фуко, данный текст в некотором роде являет собой пример уничижительной (пейоративной) парресии, которая заключается в построенном от лица правды нарративе о чем-либо без всяких оговорок [6, с. 190-191]. С позиции Фуко, который утверждал, что властные механизмы представляют собой не «репрессию», а «производство», новостные сообщения с вольным упоминанием коллаборационистов на страницах «Франс-суар» представляют собой производство представлений о «нескольких несчастных предателях», которые предали страну и неизбежно несут наказание от закона. Таким образом, словесные приёмы редакции полностью соответствуют стратегии исторической политики, выбранной де Голлем после войны.

В выпуске от 26 февраля 1946 г. находят свое отражение правовые процессы, начатые 30 сентября 1944 года, когда был издан закон о регулировании периодической печати. Лишённая косвенных высказываний, эта новость сообщала о «продлении чистки» — «ликвидации коллаборационистской прессы» путем продления вышеуказанного акта «до 1 января 1947 г.» [40]. Согласно инициативе одного из депутатов парламента, активы нацистских газет должны перейти к печатным органам Сопротивления. Текст данной новости содержит подробное перечисление государственных органов, таких как Учредительное собрание (Ассамблея), суды, гражданские палаты, и их ролей в процессе регуляции коллаборационистской прессы [40]. Таким образом, новость раскрывает заинтересованность государства в установлении нового справедливого порядка в стране.

Главную особенность текста этой новости возможно определить, сравнив её с другими сообщениями о работе государственных органов по делу о сотрудничестве граждан с оккупантами.

Так, в выпуске от 23 января 1946 г. репортер газеты «Франс-суар» повествует о суде над Жаном Люшером, сын и брат которого состояли в рядах Ваффен СС, и который «разрешил своим младшим и старшим дочерям обручиться с немецким офицером» [33]. Автор статьи, несмотря на то, что судебный процесс еще продолжался, не имел сомнений: «сделано это было для того, чтобы создать впечатление, что он [Ж. Люшер] является немцем» [33]. Таким образом, в очередной раз при упоминании лица, подозреваемого в коллаборационизме, статья носит обличительный характер по отношению к самому лицу и к его ближнему кругу, как, например, в проанализированном выше выпуске от 20 сентября 1945 г., содержащем информацию о сержанте Бергере и его жене [32].

В другой статье о судебном разбирательстве над пособниками нацистов, опубликованной в выпуске от 19 января 1947 г., журналист описывает внешность подозреваемого, используя красочные выражения с явно негативным оттенком. «...Этот человек с серым цветом лица, который прячет глаза за огромными очками с лунными стеклами, и у которого есть только одна непроизвольная элегантность в виде копны белых волос над серединой лба…», — так автор газеты описывает портрет Гая Крузе, который обвиняется в том, что оказывал услуги газете Жана Люшера «Les Nouveaux Temp», до 17 августа 1944 г. являвшейся инструментом пропаганды коллаборационизма [35]. Вместе с текстом сообщения опубликована фотография Крузе с подписью: «Гай Крузе ищет аргументы» [35]. Таким образом, впервые при прямом высказывании о коллаборационизме и коллаборационистах во «Франс-суар» был представлен снимок, на котором изображен подозреваемый в пособничестве оккупантам. 

Главное различие между новостным сообщением о пролонгировании закона о прессе и статьями о делах Люшера и Крузе заключается в том, что при упоминании действующих государственных лиц и органов власти редакция газеты выбирает нарочито нейтральный, практически официальный стиль изложения, когда при упоминании коллаборационистов использует оценочные лексические выразительные средства и визуальные источники информации, выражая тем самым негативное отношение к героям новости и раскрывая личность подозрительных лиц перед многотысячной аудиторией.

Также необходимо отметить тот факт, что в статье от 23 января говорится о замке Зигмаринген, где Петен проводил последние дни режима Виши [33]. Однако о предназначении резиденции репортер не сообщает, равно как и не упоминает маршала и временное правительство. Видимо, подразумевалось, что читатель знает историю Зигмарингена, либо не должен о ней знать, либо подробностям не было места в физических рамках данного новостного текста. 

Таким образом, можно сделать вывод о том, что «Франс-суар» выражает солидарность по отношению к действиям властей и прямо осуждает лиц, уличенных в пособничестве гитлеровцам, прибегая к созданию негативного образа «несчастных предателей» в сознании читателя.

Наконец, в номере от 11 января 1948 г. публикуется репортаж с собрания «жертв чистки» или, как гласит заголовок, «национальных негодяев и жертв освобождения», проходившего близ коммуны Френ [9]. Состав участников включал в себя «журналистов без газет, писателей без редакторов». Целью собрания было создание «Ассоциации свободных писателей и журналистов». Автор статьи, Жан Морис, не скрывает своего отношения к событию. В частности, он высказывает возмущение по поводу приглашения на собрание, в «тексте которого говорилось о “силовом перевороте 1944 года (!) и чрезвычайных законах генерала де Голля”» [9]. Затем автор статьи описывает участников «как горстку жалких мужчин», которые читают статьи, «которые они не смогли опубликовать» [9].      

Упоминание де Голля в контексте события, связанного с деятельностью коллаборационистов, подчеркивание малочисленности группы коллаборантов («Союз независимых журналистов» включает 60 человек [9]) и наличие подписи автора под текстом являются отличительными особенностями данного новостного сообщения. Причем автор статьи недвусмысленно демонстрирует свое одобрение политики, проводимой лидером страны после войны.  

Подводя итоги исследования, сделаем выводы, согласно поставленным задачам.

Ежедневная газета «Франс-суар» в условиях формирования голлистиского мифа о Сопротивлении, который условно разделил общество на большинство, боровшееся с оккупантами, и меньшинство, помогавшее врагу, играла значительную роль. Для установлении официальной версии истории войны правительство с 1944 по 1948 гг., идеологически мотивируя принимаемые меры, создавало правовые барьеры с целью цензурирования неугодных СМИ и формировало социальные институты, членами которых являлись историки, библиотекари, архивисты и участники сопротивления, для сохранения памяти об освободительной войне.   

Специалист по истории французской прессы Патрик Эвено утверждает, что целевой аудиторией газеты «Франс-суар» являлась определенная часть  рабочего класса [19]. Согласно всеобщей переписи населения Франции от 10 марта 1946 года, в республике насчитывалось 3 млн. 563 тыс. 759 работников производства конструкционных материалов, легкой и пищевой промышленности, что составляло 17,37% от всей реальной рабочей силы страны (от 20 млн. 520 тыс. 466 работников) [41, p. 74-45]. Таким образом, имея к 1948 году ежедневный тираж до 641 000 экземпляров (в последующие годы выпуск газеты увеличился, по меньшей мере, в два раза, достигнув предела к 1957 году – 1 350 000 экз.) [19]), газета «Франс-суар» была способна охватить пятую часть своей потенциальной аудитории. При условии существования на рынке, на входе в который государством были установлены определенные идеологические барьеры, и при условии конкуренции с другими изданиями «Франс-суар» имела статус ведущего СМИ. Имея в виду не скрываемую редакцией газеты субъективную позицию по отношению к военному прошлому, мы можем утверждать, что газета выполняла функцию лидера в формировании общественного мнения и — зачастую при помощи агрессивных приемов журналистики — была способна оказывать реальное влияние на представления активных французских граждан о военном прошлом.

Используя контент-анализ и дискурс-анализ при изучении номеров газеты, в которых напрямую сообщается о коллаборационизме и коллаборационистах (коллаборантах), мы пришли к следующим выводам относительно специфики выразительных средств и изменений содержания газеты:

1) в пяти номерах данные новостные сообщения опубликованы на первой странице и в трёх номерах — на второй и третьей страницах, что свидетельствует о выборе редакцией повестки дня о пособниках нацистов как о приоритетной и важной для потенциального читателя;

2) на страницах газеты открыто выражалась негативная оценка деятельности коллаборационистов, а также и в отношении лиц, подозреваемых в коллаборационизме;

3) обличительная манера передачи информации о деяниях публичных лиц являла собой стигматизацию, прямо влияющую на репутацию героев новостей;

4) редакция выбирала таблоидный стиль изложения или стиль развернутого нарратива, в зависимости от конкретного содержания новости;

5) редакция имела свойство политизировать рекреационную часть газеты;

6) на страницах газеты конструировался образ победившей Франции, которой в прошлом пришлось противостоять многочисленным внутренним врагам. Параллельно, с помощью художественного описания и фотодокумента, формировался образ бывшего врага, который в настоящем знает или которому в будущем предстоит узнать о строгости закона. При этом применяемый для передачи смыслов описанный стиль письма резко отличается от сдержанных и крайне информативных текстов, сообщающих о деятельности настоящих государственных лиц и государственных органов. 

Особенностью использования ретроспективной памяти о деяниях коллаборационистов на страницах «Франс-суар» являлись апеллирование авторов заметок к недавней истории с целью разоблачения граждан, сотрудничавших с оккупантами, и оправдания чисток по отношению к этим и другим гражданам. Подобный способ реконструкции военного прошлого, несомненно, имел потенциал для формирования мифа о Сопротивлении и провоцирования населения на стихийное насилие по отношению к лицам, которых уличили или подозревали в предательстве родины.

Последующие меры правительства в области исторической политики по объединению граждан вокруг персоны Петена во многом связаны с негативными последствиями деятельности, в том числе, газеты «Франс-суар». Конфронтация общества по поводу травматических событий 1940-1944 годов, которая выливалась в неконтролируемую войну «победителей» против «неугодных», требовала решительных мер со стороны государства.

Данные результаты исследования позволяют нам противопоставить нашу позицию тезису исследователя медиа-памяти Дж. А. Эди, которая утверждала, что журналистов в будничной деятельности не заботит построение коллективной памяти. На примере работы «Франс-суар», которая выполняла заказ власти Франции сконструировать миф о единстве страны во время войны, используя при этом специфические средства передачи новостей, мы пытались показали, что журналисты осознанно, вне зависимости от юбилейных дат, влияют на коллективные представления отдельных сообществ о прошлом.     

 

Источники и литература

  1. Ассман. А. Распалась связь времен? Взлет и падение темпорального режима Модерна. М.: Новое литературное обозрение, 2017. С. 215.
  2. Захарова М. В. Эволюция массовой газеты во Франции. М., 2013.
  3. Пархитько Н.П. Жанровая специфика спортивной журналистики // Теории и проблемы политических исследований, 8 (5А), 2019. С. 194-205. http://publishing-vak.ru/file/archive-politology-2019-5/22-parkhitko-martynenko.pdf (дата обращения: 27.03.2021).
  4. Сёрл Дж. Р. Косвенные речевые акты // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XVII. М., 1986. С. 195-222 [Электронный ресурс] URL: https://www.booksite.ru/fulltext/novoe_v_zarub/text.pdf (дата обращения: 27.03.2021).
  5. Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет. М.: Касталь, 1996. 448 с.
  6. Фуко М. Речь и истина. Лекции о парресии. (1982–1983) / Мишель Фуко; пер. с фр. Д. Кралечкина; под науч. ред. М. Маяцкого. М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2020. С. 12; С. 190-191. 384 с.
  7. A travers le monde // France-soir. — 1944/12/05 (A4, N140). [Электронный ресурс] URL: https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k4745755h.r=collaborationnisme?rk=64378;0 (дата обращения: 28.03.2021).
  8. Basu L. Ned Kelly as Memory Dispositif Media, Time, Power, and the Development of Australian Identities. Berlin; New York: De Fruyter, 2013 [Электронный ресурс] URL: https://www.proquest.com/docview/2131138227/2A1551D2611F45DBPQ/2 (дата обращения: 24.03.2021).
  9. C'etait hier le meeting des indignes nationaux... Victimes de la Libération! // France-Soir. — 1948/01/11 (A7, N1072). [Электронный ресурс] URL: https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k4746690x/f3.item.r=collaborationnisme (дата обращения: 28.03.2021).
  10. Chabord M-Th. Le Comité d'histoire de la Deuxième guerre mondiale et ses archives // La Gazette des archives, n°116, 1982. P. 5-19 [Электронный ресурс] URL: https://www.persee.fr/doc/gazar_0016-5522_1982_num_116_1_2790 (дата обращения: 20.03.2021).
  11. Combat (Paris. 1941) [Электронный ресурс] URL: https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/cb34501455d/date (дата обращения: 23.03.2021).
  12. Cohen É., Lévy M-F. La télévision des Trente Glorieuses. Culture et politique Paris, CNRS Éd., coll. CNRS Histoire, 2007. 318 p.
  13. Daville D. P. La liberté de la presse n'est pas à vendre. Paris : Éditions du Seuil, 1978.
  14. De Groot J. Historians and Heritage in Contemporary Popular Culture. New York: Routledge, 2009. P. 13.
  15. Discours prononcé à Verdun (Meuse), place de la Libération: brouillon manuscrit autographe, première épreuve annotée, deuxième épreuve annotée (20 vues numériques) // Allocutions et discours de Charles de Gaulle (1944-1969). Archives nationales. Online catalogue [Электронный ресурс] URL: https://www.siv.archives-nationales.culture.gouv.fr/siv/media/FRAN_IR_054957/c-72rcz7opn--w6n0kum24vrz/FRAN_0145_0763_L (дата обращения: 19.03.2021).
  16. Dogniaux frappe bas Germain Perez est déclaré champion de France // France-Soir. — 1944/12/18 (A4, N152BIS). [Электронный ресурс] URL: https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k47457684/f2.item.r=collaborationnisme (дата обращения: 28.03.2021).
  17. Edy J. A. Journalistic Uses of Collective Memory // Journal of Communication, V. 49, Iss. 2, 1999. 71–85 [Электронный ресурс] URL: www.cwanderson.org/wp-content/uploads/2013/04/j.1460-2466.1999.tb02794.x.pdf (дата обращения: 25.03.2021).
  18. Erll A., Rigney A. Introduction: Cultural Memory and its Dynamics // Mediation, Remediation, and the Dynamics of Cultural Memory. Berlin; New York: De Gruyter, 2009. P. 2.
  19. Eveno P. "France Soir", déclin d'un journal populaire. Le Monde. 10 avril 2006 [Электронный ресурс] URL: https://www.lemonde.fr/idees/article/2006/04/10/france-soir-declin-d-un-journal-populaire-par-patrick-eveno_760099_3232.html (дата обращения: 19.03.2021).
  20. Eveno P. La presse quotidienne nationale. Fin de partie ou renouveau? Paris: Vuibert, 2008.
  21. Garde-Hansen. Media and Memory. Edinburgh: Edinburgh University Press, 2011.
  22. Histoire générale de la presse française / publié sous la direction de Claude Bellanger, Jacques Godechot, Pierre Guiral et Fernand Terrou. Tome IV. De 1940 à 1958. P. 267.
  23. Fabre M-A. Dans les prisons de la milice. Un mois au château des Brosses // Vichy: imprimerie Wallon, édité par le M.L.N., 13 octobre 1944, 1944 [Электронный ресурс] URL: https://www.abebooks.fr/rechercher-livre/titre/dans-les-prisons-de-la-milice-un-mois-au-chateau-des-brosses/auteur/fabre-marc-andre/ (дата обращения: 09.01.2021).
  24. fr (1944). La libération de Paris [новостной репортаж] // CLCF. 1er septembre 1944. 24 m. 13 s. — 25 m. 15 s. URL: https://fresques.ina.fr/de-gaulle/fiche-media/Gaulle00005/la-liberation-de-paris.html (просмотрено: 20.03.2021).
  25. Keith S. Collective Memory and the End of Occupation: Remembering (and Forgetting) the Liberation of Paris in Images // Visual Communication Quarterly. 17(3), 2010. P. 134-146 [Электронный ресурс] URL: https://www.researchgate.net/publication/233272461_Collective_Memory_and_the_End_of_Occupation_Remembering_and_Forgetting_the_Liberation_of_Paris_in_Images (дата обращения: 25.03.2021).
  26. La politique des Archives de France à l’égard de l’histoire de Vichy // Archives, Vingtième Siècle. Revue d'histoire, vol. 102, no. 2, 2009, pp. 171-182 [Электронный ресурс] URL: https://www.cairn.info/revue-vingtieme-siecle-revue-d-histoire-2009-2-page-171.htm (дата обращения: 20.03.2021).
  27. Landsberg A. Prosthetic Memory: The Transformation of American Remembrance in the Age of Mass Culture. New York: Columbia University Press, 2004. 240 p.
  28. L'Aurore: organe de la résistance républicaine [Электронный ресурс] URL: https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/cb34371852k/date&rk=21459;2 (дата обращения: 23.03.2021).
  29. Le Franc-tireur (Paris) Mouvement de libération nationale (France) [Электронный ресурс] URL: https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/cb32777201w/date (дата обращения: 23.03.2021).
  30. L’ennemi n’est pas encore abattu, il reste sur notre territoire. Mais il ne suffira pas que nous l’ayons, avec le concours de nos chers et admirables alliés, chassé de chez nous, pour que nous nous tenions pour satisfaits, nous voulons, sur son territoire, entrer, comme il se doit, en vainqueurs // Ce soir: grand quotidien d'information indépendant. Publisher: Paris. Nomère 915. Publication date: 1944-08-27. P. 1 [Электронный ресурс] URL: https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k76353876.r (дата обращения: 20.03.2021).
  31. Léopold III — roi de la malchance — est disposé à remonter sur le trône de Belgique // France-Soir. — 1947/12/11 (A6, N1045). [Электронный ресурс] URL: https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k47466631.r=collaborationnisme?rk=21459;2 (дата обращения: 28.03.2021).
  32. Le sergent F.F.I. Berger a été exécuté // France-Soir. — 1945/09/30 (A5, N396). [Электронный ресурс] URL: https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k47460132.r=collaborationnisme?rk=21459;2 (дата обращения: 28.03.2021).
  33. Luchaire et Abetz en présence cet apiés-midi // France-Soir. — 1946/01/23 (A5, N494). [Электронный ресурс] URL: https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k47461105.r=Collaborationnisme?rk=42918;4 (дата обращения: 28.03.2021).
  34. Mallet A. Vichy against Vichy: History and Memory of the Second World War in the Former Capital of the État français from 1940 to the Present. P. 217-218 [Электронный ресурс] URL: https://core.ac.uk/download/pdf/211519546.pdf (дата обращения: 18.03.2021).
  35. Mercenaire au rabais de la presse collaborationniste. Crouzet affirme à ses juges: «Je trouvais intects les journaux de zone nord» // France-soir. — 1947/01/19 (A6, N794). [Электронный ресурс] URL: https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k4746411m.r=collaborationnisme?rk=42918;4 (дата обращения: 28.03.2021).
  36. Messenger D. War and Public Memory: Case Studies in Twentieth-Century Europe, University of Alabama Press, 2020. 124 [Электронный ресурс] URL: https://ebookcentral.proquest.com/lib/maxweberstiftung-ebooks/detail.action?docID=6001496 (дата обращения: 18.03.2021).
  37. Michel H. Histoire de la Résistance, Paris, PUF, coll. Que Sais-je ? 1950, P. 5-6 [Электронный ресурс] URL: https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k9684919x.texteImage (дата обращения: 20.03.2021).
  38. Naïf N. Les partis socialistes de Belgique. Entre conquêtes, compromis et renoncements: 120 ans de réformisme [Электронный ресурс] URL: https://books.openedition.org/pur/4205 (дата обращения: 13.03.2021).
  39. Ordonnance du 30 septembre 1944 relative à la réglementation provisoire de la presse périodique en territoire métropolitain libéré // Journal officiel de la République française. Lois et décrets (version papier numérisée) n° 0086 du 01/10/1944. P. 851-852 [Электронный ресурс: защищенный доступ] URL: https://www.legifrance.gouv.fr/jorf/id/JORFTEXT000000511736 (дата обращения: 19.03.2021).
  40. Prolongation de l'épuration. Liquidation de la presse collaborationniste // France-Soir. — 1946/02/26 (A5, N518). [Электронный ресурс] URL: https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k47461350.r=Collaborationnisme?rk=21459;2 (дата обращения: 28.03.2021).
  41. Tableau VIII. Population active selon l'activité collective (31 groupes) et la profession individuelle (26 groupes). Ensemble de la population active // Recensement général de la population du 10 mars 1946. Etat civil et activité professionnelle de la population présente. Premiers résultats détaillés. Éditeur: Insee, 1949. 217 p. [Электронный ресурс] URL: https://www.epsilon.insee.fr/jspui/handle/1/104487 (дата обращения: 20.03.2021).
  42. Tenenboim-Weinblatt K. Journalism as an Agent Prospective Memory // On Media Memory: Collective Memory in a New Media Age, edited by M. Neiger, et al., Palgrave Macmillan UK, 2011. 215 [Электронный ресурс] URL: http://ebookcentral.proquest.com/lib/maxweberstiftung-ebooks/detail.action?docID=713277 (дата обращения: 24.03.2021).
  43. Wallon, édité par le M.L.N., 13 octobre 1944, 1944 [Электронный ресурс] URL: https://www.abebooks.fr/rechercher-livre/titre/dans-les-prisons-de-la-milice-un-mois-au-chateau-des-brosses/auteur/fabre-marc-andre/ (дата обращения: 09.01.2021).
  44. Zierold M. Mass Media, Media Culture and Mediatistation // Travelling Concept for the Study of Culture / ed. by B. Neumann, A. Nünning. Berlin; Boston: De Gruyter, 2012. P. 341.
  45. Garde-Hansen. Media and Memory. Edinburgh: Edinburgh University Press, 2011. 184 p.
  46. 25 août 1944. Convention de reddition de Von Choltitz // Musee de La Resistance en Ligne [Электронный ресурс] URL: http://www.museedelaresistanceenligne.org/media4844-Convention-de-reddition-de-Von-Choltitz#zoom-tab (дата обращения: 20.03.2021).

 

Медведев Алексей Дмитриевич, магистрант факультета исторического и правового образования Волгоградского государственного социально-педагогического университета.

214

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь