Memory landscapes in (post)Yugoslavia Edited by Milica Popović, Sciences Po CERI and University of Ljubljana and Natalija Majsova, University of Ljubljana


Ландшафты памяти в (пост)Югославии.
Редакторы раздела - Милица Попович (Центр международных исследований Института политологии (Париж) и Университет Любляны) и Наталия Майсова (Университет Любляны)

 

  1. The case of Republic of Serbia. Jelena Đureinović: “If we take Serbian historiography as an example, we can see that the revisionist historians, whose agency was decisive for post-2000 memory politics, are actually fewer than five people. However, their work resonates widely because they receive media attention, have access to media and agreed to act as agents of state-sanctioned memory politics.” https://istorex.ru/Novaya_stranitsa_88
  2. Республика Сербия. Елена Джурейнович: «Работы малочисленной группы историков-ревизионистов получают огромный резонанс в медиа, поскольку они выступают агентами санкционированной государством политики памяти». https://istorex.ru/Novaya_stranitsa_86
  3. The case of Slovenia. Mitja Velikonja: “The transitional decades have been marked by a rather schizophrenic situation, where political rejections of the socialist Yugoslav period of Slovene history coexist with a (pop)cultural fond or at least nuanced acceptance of this part of this same history.” https://istorex.ru/New_page_4
  4. Словения. Митя Великоня «Переходные десятилетия характеризуются во многом шизофренической ситуацией, когда политическое отторжение социалистической Югославии сосуществует с поп(культурным) приятием этого же периода словенской истории или, по меньшей мере, более нюансированным отношением к нему». https://istorex.ru/New_page_3
  5. The case of Republic of Croatia. Sanja Horvatinčić: “The story of Yugoslavia is used as a lesson on the acceptable version of socialism without its ‘negative sides’”. https://istorex.ru/New_page_46
  6. Хорватия. Саня Хорватинчич «История Югославии используется, как урок о возможности создать приемлемую версию социализма без его “отрицательных сторон”». https://istorex.ru/New_page_45
  7. The case of Republic of Bosnia and Herzegovina – City of Mostar.  Monika Palmberger: “There are practices of ‘border crossing’ and acts of solidarities before, during and after the war.” https://istorex.ru/New_page_53
  8. Республика Босния и Герцеговина – город Мостар. Моника Палмбергер: «Практики “пересечения границ” и проявления солидарности существовали до, во время и после войны». https://istorex.ru/New_page_52
  9. Miloš Vukanović: “The descendants of Montenegrin Chetniks were extremely pro-American in the 1960s-1980s. Now, they are pro-Russian with equal vigour, emphasizing Russia’s status as a bastion of Orthodox Christianity and anti-globalism” https://istorex.ru/New_page_58
  10. Милош Вуканович: «В 1960-е – 1980-е духовные наследники черногорских четников придерживались сугубо проамериканских антикоммунистических позиций. Сейчас они с той же страстью поддерживают Россию как бастион православия и антиглобализма» https://istorex.ru/New_page_57
  11. Elife Krasniqi: “Kosovar Albanian historiography reflects a long history of oppression, which conditioned this focus on political narratives” https://istorex.ru/New_page_88
  12. Элифе Красничи: "Историография албанских косоваров представляет собой описание долгой истории угнетения, в результате она сосредоточена на политических нарративах" https://istorex.ru/New_page_87
  13. Senka Anastasova: “Anticipatory memory practices as a potentially potent tool in the fight against capitalism today” https://istorex.ru/New_page_109
  14. Сенка Анастасова: «Практики предчувствующей памяти могут стать мощным оружием в борьбе с современным капитализмом» https://istorex.ru/New_page_107
106

Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь