Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Зубко О.Е. Рец.: Судьбы демократического социализма в России: сб. материалов конф. / Науч.-информ. и просвет. центр "Мемориал"

 

Рец.: Судьбы демократического социализма в России: сб. материалов конф. / Науч.-информ. и просвет. центр «Мемориал», Постоянно действующий семинар «Левые в России: история и современность», Фонд Розы Люксембург. Фил. в РФ; отв. ред. К.Н. Морозов, А.Ю. Суслов. М.: Издательство им. Сабашниковых, 2014. 360 с.

 Согласно Википедии, «демократический социализм» — вид социализма, подчёркивающий свою демократичность. Сторонники этой идеологии считают, что общественная собственность и контроль за средствами производства должны комбинироваться с демократией. В плане экономики взгляды сторонников демосоциализма варьируются от поддержки смешанной экономики до передачи всех средств производства в распределённую среди трудовых коллективов собственность [Демократический социализм]. Особенно часто этим термином пользуются социалисты — члены парламента, которым парламентаризм дороже социализма. В силу этого они выступают против насильственного изменения существующего строя. Толковый политологический словарь под общей редакцией доктора экономических наук Осадчей И.М. обращает внимание на то, что термин «демократический социализм» более определенный, чем «социал-демократия» (social democracy), поскольку социал-демократов в разное время рассматривали то как сторонников «ревизии» ортодоксального марксизма, то как группировку социалистических партий на правом фланге [Андерхилл, Барретт и др., 2001].

Разобраться конкретнее и полнее, что же такое демократический социализм как термин в научной и политической практиках; какова его история в России в первой трети ХХ века; какова реализация идей демократических социалистов (в первую очередь, представителей партий социалистов-революционеров, социал-демократов и народных социалистов) и, собственно, как формировался и эволюционировал образ российского социалиста в исторической науке и массовом сознании, была призвана прошедшая 20‒21 сентября 2013 года в Москве научная конференция «Судьбы демократического социализма в России». Конференция была организована не только благодаря Научно-информационному и просветительскому центру «Мемориал», но и при поддержке Филиала Фонда Розы Люксембург в Российской Федерации и постоянно действующего семинара «Левые в России: история и современность» (руководитель — д. и. н., профессор К.Н. Морозов). В работе конференции приняли участие исследователи из Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, Омска, Красноярска, Саратова, Тамбова, Воронежа, Екатеринбурга, Новосибирска, а также Израиля, Литвы и Италии.

Сборник материалов конференции — скрупулезный труд более трех десятков ведущих исследователей, разработки которых можно, по нашему мнению, условно разделить на три группы.

«Первая группа» докладов — теоретическая. Доклады этой группы были посвящены: уточнению терминов «демократический социализм», «революция», «парламентско-представительная демократия» (доклад П.М. Кудюкина); вкладу партии российских социалистов-революционеров в концепцию демократического социализма в целом (доклад К.Н. Морозова); сходству и различиям социализма и анархизма (доклад В.М. Дамье); эволюции идей демократического социализма в ХХ веке (доклад А.В. Гусева). Это позволило сделать следующие выводы: 1) ведущей идеологией прошедшего ХХ века, к счастью или же к не счастью, был социализм, пришедший в Россию из Европы. В Европе социализм был связан с парламентаризмом, что было обусловлено выходом на политическую арену новых социальных сил в лице т. н. «низших классов», прежде всего — мелкой буржуазии и рабочего класса и в гораздо меньшей степени — крестьянства, являвшегося классом добуржуазного общества и в новом (индустриальном, буржуазном) обществе обреченного на исчезновение. Крестьянство не было способно к осознанию своего политического интереса, предполагающего не только понимание своих непосредственных нужд, но и их соотнесение с интересами других социальных групп. В то же время «низшие классы» индустриального общества (рабочий класс, мелкая буржуазия) к середине ХIХ века уже довольно хорошо осознавали свои если не политические, то социальные интересы, однако по-прежнему оставались отстраненными от непосредственного участия в политической жизни. Именно этот «зазор» между потребностью в отстаивании своих политических интересов и отсутствием условий для ее удовлетворения и создавал благодатную почву для появления внепарламентских организаций, обладающих всеми признаками политических партий. Такие организации были созданы в Западной Европе в середине ‒ второй половине ХIХ века в рамках социалистического движения. Организационное оформление левого фланга политического спектра стран Западной Европы поставило остальные его части перед необходимостью выработки собственных политических программ и создания развернутых организационных структур. Тогда как в России, гегемония социализма была ярко выражена потому, что формирование политических партий социального толка, при полном запрете любых независимых от власти политических организаций, а также полном отсутствии каких бы то ни было представительных органов, было возможно только в той части политического спектра, которая отличалась безусловной оппозиционностью к власти.

2) Партия социалистов-революционеров (эсеров) придерживалась более общего варианта социализма, который в российских условиях неизбежно приобретал заметный «крестьянский» оттенок. Принятая на I-м съезде ПСП (декабрь 1905 — январь 1906) программа конечной целью партии объявляла достижение социализма, понимаемого как обобществление собственности и хозяйства, уничтожение классов и эксплуатации, осуществление «планомерной организации всеобщего труда». Программа признавала, что развитие России совершается в капиталистических формах, но считала, что российский капитализм имеет особенности, позволяющие вести с ним борьбу «по частям», опираясь прежде всего на крестьянство. Первым ударом по капитализму, по мнению эсеров, должно было стать изъятие земли из товарного обращения и превращение ее в общенародное достояние («социализация») c уравнительным распределением земельных участков между крестьянами. Зародыш же настоящего социализма эсеры видели в крестьянской кооперации. Программа ПСР включала также требования установления республики, введения политических свобод, национального равноправия, всеобщего избирательного права, принятия рабочего законодательства. После победы над самодержавием допускалось установление и сохранение на неопределенное время власти либеральной буржуазии. Эсеры отстаивали также: самоценность человеческой жизни, ее политические свободы, социалистическую этику и самоуправление, а также впоследствии концепцию «триединого рабочего класса» — органического взаимодействия социалистической интеллигенции, пролетариата индустрии и трудового крестьянства.

3) Анархистское движение занимало крайнюю позицию на левом фланге политического спектра России. Основными требованиями анархистов были непосредственный переход к коммунизму и уничтожение любой государственной власти. В годы первой российской революции существовало два главных течения в движении анархистов: «анархисты-коммунисты» (последователи П.А. Кропоткина) и «анархисты-синдикалисты». Анархо-синдикалисты сосредоточивали свои усилия на работе в профсоюзах, которые считали ячейками будущих производственных коммун. Анархистам было свойственно отрицание парламентаризма и пренебрежение к демократическим свободам. Главным в их деятельности был индивидуальный террор. Но, в отличие от эсеров, анархисты являлись противниками централизации в этом деле и выступали за «разлитый», массовый террор, который они считали способом выражения свободы личности. Применяли анархисты и т. н. «экономический индивидуальный террор», понимая под ним покушение на хозяев предприятий, мастеров и т. п. После поражения первой российской революции организации анархистов были практически полностью ликвидированы охранным отделением. Несколько оживилась их деятельность только в 1915‒16 гг. Анархисты, так же как и прочие левые организации, пережили размежевание на «оборонцев» (сторонники П. Кропоткина) и «пораженцев», выступавших с позиций, близких к большевистским, и призывавших превратить войну «империалистическую» в «гражданскую войну против власти и капитала». Связующими звеньями между социализмом и анархизмом были: мировоззренческие аспекты — человеческие ценности и приоритеты; экологический критерий — ликвидация угнетения и подавления со стороны привилегированных групп и слоев общества.

4) Концепция демократического социализма стала основой принятия после Второй мировой войны Декларации принципов восстановленного Социалистического Интернационала на его Франкфуртском конгрессе в 1951 году, а также в 1989 году на Стокгольмском конгрессе — обновленной основой Декларации принципов Социнтерна.

«Вторую группу» исследовательских разработок — «тактическо-стратегическую» — составляют доклады: М.И. Леонова, А.В. Сыпченка, Лутца Хефнера, Э.Р. Кадикова, В.М. Рынкова, Л.Г. Прайсмана, Андреа  Паначчионне. Доклады этой группы затрагивают вопросы социальной и аграрной доктрины эсеров, их политической культуры.

Так, например, доктор исторических наук, профессор Самарского государственного университета М.И. Леонов отмечает: «<…> Социалистическое общество виделось эсерам технологическим, с планомерно организованным производством, прямым продуктообменом на основе коллективного производства и обобществления средств и орудий производства, социально ровным при регулируемых обществе, семье, жизни индивидуума. Они, в духе бернштейнианской парадигмы, предполагали, что экономика социалистического общества является сочетанием государственного производства и распределения в широкой сети коопераций и ассоциаций, воплотит вековые чаяния трудового народа, обеспечит прогресс человечества, всестороннее и гармоничное развитие личности, ее жизненное благополучие <…>» [Судьбы демократического…, 2014: 61].

Итальянский историк Андреа Паначчионне акцентирует внимание на понятии политической культуры эсеров: «<…> Понятие “политическая культура” — более емкое и предполагает не только разделение подходов к достижению определëнных целей и единства взглядов на организацию общества, но и одинаковые позиции по целому ряду вопросов: понятии о истории и, собственно, роли в мировом пространстве, о поле деятельности и его границах, об обоснованности и оправдании используемых средств <…>» [Судьбы демократического…, 2014: 338].

Наиболее количественной, но не менее качественной, по нашему мнению, является «третья группа» материалов, так называемая «личностная», включающая в себя 20 докладов. Ее, в свою очередь, можно подразделить условно на две подгруппы.

В первую подгруппу вошли доклады: А.П. Ненарокова, Г.Н. Мокшина, А.Ю. Морозова, О.В. Коновалова, Е.И. Фролова, С.В. Сайтанова, Б.И. Колоницкого, Марка Янсена, А.Б. Сосинского, Т.А. Семëновой, Л.Л. Касаткина, Я.В. Леонтьева, В.Э. Семеновой-Флюр (Шаскольской), А.В. Антошина. Названия докладов — «Мой дед эсер В.М. Чернов» А.Б. Сосинского; «Мои родители Л.Л. Касаткин и М.Г. Касаткина-Опескина» Л.Л. Касаткина; «Демократический социализм: иллюзия или реальность? Особое мнение эсера Ивана Калюжного» Е.И. Фролова и другие — говорят о том, что данную подгруппу научных разработок объединяют в большинстве случаев «личные» — «домашние» архивы, позволяющие познакомиться с определëнным периодом в жизни той или иной личности, с ее (личности — О. З.) политическими позициями и взглядами, с мировоззрением в целом или участием (личности — О. З.) в каких-либо политических акциях (событиях).

Скажем, доклад кандидата физико-математических наук А.Б. Сосинского (Независимый Московский университет) подкупает с первых же строчек упоминанием о том, что «он, (А.Б. Сосинский), по-видимому, является единственным живущим в России человеком, который имел возможность лично общаться с Виктором Михайловичем Черновым, лидером и главным идеологом Партии социалистов-революционеров» [Судьбы демократического…, 2014: 256].

Доктор филологических наук Л.Л. Касаткин (Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН (Москва)), рассказывая о своих родителях — узниках соловецких политскитов в 1923‒1937 годах, опирается в докладе как на воспоминания матери, так и на воспоминания ещë одной узницы соловецких политскитов Екатерины Олицкой. Присутствуют в докладе также личные воспоминания автора: «<…> Наша маленькая квартирка во Фрунзе в 1937 году в одноэтажном доме с камышовой крышей и земляным полом поступила в распоряжение НКВД. Как рассказывали мне потом соседи по двору, все наши вещи вывозили на грузовике. Картины отца не помещались и сотрудники ногами утаптывали их в машину. В художественном музее Бишкека недавно мне рассказали, что после ареста Касаткина все его картины сняли и велели уничтожить. Кто-то хотел их сохранить и закопал их в саду возле музея. Прошло столько лет, и где это, никто не знает, да и не могли они там сохраниться….» [Судьбы демократического…, 2014: 278].

А вот петербургский журналист и писатель Е.И. Фролов, благодаря биографии российского эсера Ивана Ивановича Калюжного, затронул эмиграционный период истории российских эсеров в междувоенной Чехословакии (1921‒1939 гг.). В частности, его (Калюжного — О. З.) участия в январско-февральской Теоретической конференции 1931 года в Праге, посвященной судьбе демократического социализма в России, его (демократического социализма — О. З.) успехам и поражениям. Так, Е.И. Фролов отметил, что акцент в конференционном реферате И.И. Калюжный сделал на личном понятии интегрального социализма, предполагая в его основе создание общества полностью экономически и идеологически раскрепощенных людей, причем раскрепощенных не только внешне, но и внутренне. Иными словами, по мнению И.И. Калюжного, личность человека должна была быть освобождена от влияния противоположных социализму идей и верований. Свободная и сознательная личность — основа демократического (интегрального по мнению И.И. Калюжного) социализма, демократии в целом.

К докладам второй подгруппы относятся доклады М.В. Соколова, Гинтариса Митрулявичюса, А.Ю. Суслова и Л.Г. Протасова. Каждый из последних — отдельная тема исследования.

Доклад кандидата исторических наук, обозревателя «Радио Свобода» М.В. Соколова посвящëн проблемам рассмотрении вопросов демократии и социализма эсерами Ташкентской платформы ПСР в 1930-м году. Как отмечает автор, (М.В. Соколов — О. З.), эта группа эсеров сознательно работала над усовершенствованием политической платформы ПСР. Так, например, переработанная в 1930-м году ташкентской группой Платформа ПСР начиналась с первой главы «Критика Большевизма», где в разделе Е говорилось: «<…> Государственное устройство рассматривается как ничем не ограниченный произвол. Под диктатурой пролетариата разумеется диктатура Политбюро ВКП(б). Советская Конституция построена на хитрости, обсчитывающей трудовое крестьянство, которое в избирательных правах урезано, и право голоса его сведено к одной трети голосов по отношению к городскому населению. Открытое голосование считается подтасовкой в целях проведения в госорганы кандидатов, навязываемых компартией.

Профсоюзы и другие общественные организации рассматриваются как придаток к партийному аппарату <…>

Демократия и либеральность считаются сданными в архив Октябрьской революции. Малейшее нарушение запретного ведет к неограниченному государственному наказанию (тюрьмы, застенки, ссылки и т. д.).

<…> ПСР, считая себя “загнанным в подполье, измученным репрессиями и организационно ослабленным российским отрядом международной социалистической армии” находит необходимым: “Развить максимум энергии, вмешаться в начавшийся процесс активизации масс, восстановить разрушенные репрессиями организации, пополнить, обновить и укрепить свой состав притоком новых сил, а затем возглавить движение, дав ему идеологию, программу и выработать его тактику, противопоставив большевистской политике”» [Судьбы демократического…, 2014: 147].

Литовский исследователь Гинтарис Митрулявичюс (Университет Миколаса Риомериса, Вильнюс) размышляет об отношениях социализма и большевизма, благодаря сохранившимся заметкам идеолога литовской социал-демократии Стяпонаса Кайриса (1879‒1964). Так в статье Кайриса «Социализм большевиков» (1947) наиболее четко изложены авторские взгляды на соотношение социализма и большевизма. В частности, о большевизме отмечается: «<…> Большевики, уже в самом начале декларировавшие принцип “диктатуры пролетариата” поняли его как “диктатуру меньшинства” над большинством, а главное, диктатуру на неограниченное время <…>» [Судьбы демократического…, 2014: 171].

Доклад доктора исторических наук А.Ю. Суслова (Казанский национальный исследовательский технологический университет) посвящен осмыслению эволюции образа российских социалистов в историческом сознании советского общества. Докладчик поднял непростой вопрос о соотношении исторических реалий и их отображения советским телевидением. (Телевидение как пропаганда). К сожалению, отмечает докладчик, выводы неутешительны: образ российских эсеров в советском кинематографе, как документальном, так и художественном, был стабильно отрицательным.

А вот доктору исторических наук Л.Г. Протасову (Тамбовский государственный Университет им. Г.Р. Державина) удалось «нарисовать» социопортрет провинциального российского социалиста, состоящий из таких базовых элементов как: сословно-социальный состав, партийность, образование, национальность, род занятий.

Таким образом, сборник материалов конференции «Судьбы демократического социализма в России» — весомый вклад во всемирный историко-политологический анализ ведущий идеологии ХХ века — социализма.

 

REFERENCES

1.Demokraticheskij socializm. [Jelektronnyj resurs]. Rezhim dostupa: https://ru.wikipedia.org

  1. Anderhill D., Barrett S., Bernell P., Bernem P. i dr. Politika. Tolkovyj slovar' / Obshhaja redakcija: d. je. n. Osadchaja I.M., M.: INFRA-M, Izdatel'stvo «Ves' Mir». 2001 [Jelektronnyj resurs]. Rezhim dostupa: http://dic.academic.ru/dic.nsf/politology/56/

3.Sud'by demokraticheskogo socializma v Rossii: sb. materialov konf. / Nauch.-inform. i prosvet. centr «Memorial», Postojanno dejstvujushhij seminar «Levye v Rossii: istorija i sovremennost'», Fond Rozy Ljuksemburg. Fil. v RF; otv. red. K.N. Morozov, A.Ju. Suslov. M.: Izdatel'stvo im. Sabashnikovyh, 2014. 360 s.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1.Демократический социализм. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://ru.wikipedia.org

  1. Андерхилл Д., Барретт С., Бернелл П., Бернем П. и др. Политика. Толковый словарь / Общая редакция: д. э. н. Осадчая И.М., М.: ИНФРА-М, Издательство «Весь Мир». 2001 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://dic.academic.ru/dic.nsf/politology/56/

3.Судьбы демократического социализма в России: сб. материалов конф. / Науч.-информ. и просвет. центр «Мемориал», Постоянно действующий семинар «Левые в России: история и современность», Фонд Розы Люксембург. Фил. в РФ; отв. ред. К.Н. Морозов, А.Ю. Суслов. М.: Издательство им. Сабашниковых, 2014. 360 с.

  

 

187