Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Зубко О.Е. Рец.: Базанов П.Н. Книжное дело русской эмиграции: курс лекций. СПб.: СПбГИК, 2015. 192 с.

Зубко О.Е. Рец.: Базанов П.Н. Книжное дело русской эмиграции: курс лекций. СПб.: СПбГИК, 2015. 192 с. // Историческая Экспертиза. № 1. 2016. С. 188-196

Чтобы проанализировать учебное пособие — оригинальный авторский материал известного специалиста по русскому зарубежью П.Н. Базанова, в первую очередь, попытаемся дать определения таким понятиям, как «эмиграция», «издательское дело» (в контексте пропаганды и морального выбора) и «учебное пособие».[1]

Эмиграция — сложное социально­экономическое и политическое явление, подразумевающее добровольное или вынужденное перемещение населения из страны постоянного проживания в другое государство. Причины эмиграции, как правило, разнообразны и изменяются с течением времени в разные исторические периоды и эпохи. В прошедшем ХХ в. эмиграция стала просто массовым явлением. Не обошла она стороной и Россию: вначале была «нулевая волна», начавшаяся еще в конце ХIХ в. и продолжавшаяся до 1917 г., так называемая «трудовая»; затем «первая политическая» — 1917–1940­е гг.; далее «вторая политическая волна» — 1941–1956 гг. и, наконец, 1956–1988­е гг. — «третья политическая волна». «Перестроечное» и «послеперестроечное» время в Российской Федерации принесло очередную, «четвертую» — «трудовую» эмиграционную волну. Но независимо от характера и причин этого явления перемещение всегда оставляет след как в жизни самого этноса, так и в жизни людей, собственно, оставивших Родину.

В жизни русской эмиграции первой, второй и третьей волн таким ярким следом является издательское дело. В широком понимании издательское (книжное) дело — отрасль культуры и производства, связанная с подготовкой, выпуском и распространением книг, журналов, газет, изобразительных материалов и других видов печатной продукции. Но для эмиграции издательское дело, как верно указал исследователь, это не просто функционирование и деятельность разнообразных издательств, это одновременно и пропаганда существования эмиграции в целом за рубежом, и осознанный ею моральный выбор своего исхода. Ценное замечание Петра Николаевича Базанова подтверждает, например, одно из писем известного украинского экономиста и педагога Владимира Фавстовича Левитского (1854–1939), к украинскому прозаику и поэту Александру Олесю. В 1924 г. Левитский писал: «Вы, наверное, согласитесь со мной, что сложный для украинского народа период эмиграции будет полезен только в том случае, когда большинство собственно эмигрантов постарается рано или поздно вернуться на Родину с определенным запасом знаний, полученным благодаря систематическому труду как на экономическом, так и культурном участке работы…» (Лисенко 1999: 233). Очевидно, как культурный, так и экономический участки работы были актуальными и главенствующими как для украинской, так и русской эмиграций различных волн.

Понятие же «учебное пособие» подразумевает учебное издание, дополняющее или частично (полностью) заменяющее учебник. Обычно учебное пособие выпускается в дополнение к учебнику. Но в нашем случае учебное пособие Петра Николаевича Базанова является основным учебным изданием по дисциплине, относящейся скорее к факультативному компоненту на фоне таких фундаментальных предметов, как «Информационные ресурсы русского зарубежья» и «Культура русской эмиграции». Учебное пособие выделяется не только тем, что оно включает более новый и более актуальный материал (отметим, касающийся сугубо русских эмигрантов — людей, воспитанных в русской культуре, для которых русский язык был родным, вне зависимости от национальности и которые считали Россию своей первой или второй родиной), но и тем, что автор рассмотрел спорные вопросы, демонстрирующие разные точки зрения.

Рецензируемое издание является в целом курсом из 14 оригинальных авторских лекций, скомпонованных по хроно­генетическому и логическому принципам. Рассчитано пособие в первую очередь на студентов институтов культуры и учебных учреждений, готовящих работников издательств. Но, конечно, широкий круг проблем, очерченных автором, делает книгу интересной и для филологов, политологов, культурологов, социологов, философов и историков. Каждая авторская лекция — самостоятельное, целостное и законченное научное исследование. Поэтому разделы пособия можно изучать и «нарушая» композиционные хронологию с логикой. Все лекции заканчиваются перечнем контрольных вопросов для самопроверки, тщательно разработанным в форме тестов, а также сопровождаются списками основной и дополнительной литературы.

Стоит также отметить и то, что впечатляющим отличием «Книжного дела русской эмиграции» является авторская форма изложения материала, которая способствует не только теоретическому изучению предмета, но и его практическому использованию. Практическому, заметим, со стороны тех исследователей, которые занимаются национальными потоками эмиграции. Так, во­первых, являясь специалистом в вопросах культурно­образовательного и политико­социального взаимодействия украинской и белорусской политических эмиграций в ЧСР в 1921–1939 гг., автор этой рецензии почерпнула очень многое для себя из первой Базановской лекции, знакомящей с русской эмиграцией в целом, как с феноменом мировой культуры ХХ в.: ее (эмиграции) социальным составом, центрами, уровнем образования, культурным вкладом и основными различиями. Собственно, текст лекции и предложенная дополнительная литература помогли автору рецензии разобраться с причинами длительного отторжения украинской политической эмиграцией Булгаковской «Белой гвардии» (1925) и благосклонного прочтения ею его же «Роковых яиц» (1925). Оба произведения М. Булгакова были получены украинской эмиграцией в Праге по своим каналам в 1928 г. Стало понятно, что сюжет фантастической повести «Роковые яйца», переизданной в Риге в издательстве «Литература» в 1928 г., перекликается с сюжетом романа Герберта Уэллса «Пища богов» (1904). И именно поэтому повесть была так благосклонно воспринята всеми политическими течениями украинской эмиграции в ЧСР без исключения. Тогда как роман­реквием «Белая гвардия» с его детализацией событий Гражданской войны в Украине в 1918 г. и детализацией процесса разрушения мира русской интеллигенции, социалистической частью украинской политической эмиграции в ЧСР («шаповаловцами») критиковали якобы исключительно за лояльность автора к советской власти. А вот радикально­демократическая часть украинской политической эмиграции в ЧСР («петлюровцы») в 1928 г. пыталась добиться отмены постановки пьесы «Дни Турбиных» на сценах ряда пражских театров. Во­вторых, для исследователей, специализирующихся на изучении «нерусской» эмиграции, будут полезны уточнения Петра Николаевича, касающиеся употребления понятий «эмиграция» и «иммиграция», «Российское зарубежье» — «Русское зарубежье».

Крайне скрупулезно и детально изложен материал во второй и третей авторских лекциях. Во второй лекции представлена историография вопроса. Отмечая достаточную разработанность темы и разделенность отечественной литературы по рассматриваемому вопросу на эмигрантскую, советскую и современную российскую, Петр Николаевич тем не менее также указывает на наиболее существенные недостатки современных научных исследований книжного дела российской эмиграции в целом. К последним, по его мнению, относятся: дилетантизм; повторяемость фактического материала во многих работах; плагиат; отсутствие интереса к изучению специальных историко­­книговедческих работ; превращение публикаций в простой перечень изданных книг (т. е. в библиографический список как таковой).

Третья авторская лекция посвящена Санкт­Петербургу как центру архивных материалов по истории книжного дела Русского зарубежья. В частности, Базанов обращает внимание, что Санкт­Петербург является одним из крупных центров изучения культурного и научного наследия русской эмиграции в России, уступая лишь Москве, но опережая Хабаровск и Владивосток. Все материалы по издательской деятельности русской эмиграции в архивах Санкт­Петербурга условно подразделяются им на три группы: материалы о доэмигрантском периоде жизни и деятельности лиц, связанных с зарубежными русскими издательствами и периодическими органами; проникновение печатной продукции русской эмиграции в СССР; собственно материалы по книжному делу российской эмиграции в санкт­петербургских архивах и учреждениях.

Четвертая, пятая и шестая авторские лекции логически связаны информацией о русских издательствах «первой эмиграционной волны» — межвоенной — в Берлине. Германия 1920­х — 1930­х гг. вместе с Францией была той страной, которая приютила больше всего монархистов и левых социалистов (противников большевиков). До 1933 г. Берлин и Париж были центрами культурной жизни русской эмиграции.

Автор группирует издательства по принципу принадлежности к тому или иному политическому течению. Так, в четвертой лекции в частности идет речь об издательстве «Скифы», возникшем в 1920 г. и просуществовавшем до середины 1930­х. Первоначально издательство было рупором партии левых эсеров, но со временем оно стало издавать помимо политической литературы художественную литературу, книги по истории литературы и культуры, по социально­экономическим проблемам, мемуары, международное обозрение современного искусства «Вещь».

В пятой и шестой лекциях рассматривается деятельность издательств «Град Китеж», «Детинец» и «Медный всадник», примыкавших к российскому монархическому движению. Последние два были связаны с личностью герцога Георгия Николаевича Лейхтенбергского (1872–1929). Эти издательства наряду с политической выпускали также детскую, художественную и мемуарную литературу. А «Детинец» еще и печатал открытки «Великая Россия» с видами Родины и русскими пейзажами.

Авторские лекции с седьмой по двенадцатую повествуют уже о «второй эмиграционной волне» и, соответственно, о ее издательствах. Примечательно то, что какого­то плавного перехода от характеристики первой межвоенной эмиграции к описанию второй эмиграционной волны у исследователя не наблюдается. Общая картина и особенности послевоенного периода изложены им при рассмотрении деятельности конкретных издательств. «Вторая эмиграционная волна» связана с интенсивной работой различных издательств, которые должны были удовлетворить культурные запросы так называемых «перемещенных лиц» — «ди­пи». Эти издательства работали при поддержке американской и английской оккупационных властей. «Книжное дело ди­пи» Петр Николаевич условно подразделяет на три основных периода: первый период — УНРРА (аббревиатура по первым английским буквам Администрации по оказанию помощи и восстановлению ООН) (лето 1945 — осень 1946 г.), когда все выходившие в лагерях для перемещенных лиц издания получали порядковый номер цензуры этой организации. Второй (осень 1946 — май 1947 г.), когда фактически было запрещена какая­либо издательская деятельность на территории лагерей «ди­пи». Книги в это время издавались за пределами лагерей. И, наконец, третий период — период ИРО (Международная организация по делам беженцев и перемещенных лиц) (июнь 1947 — 31 декабря 1951 г.). В это время издательская деятельность была вновь легализована.

Крупнейшими издательскими центрами в Европе были лагеря Менхегоф под Касселем и Шляйсгейм под Мюнхеном. В условиях лагерей «ди­пи» было основано примерно 50 эмигрантских издательств. Издательский репертуар в то время был своеобразен. В первую очередь, в обстановке постоянного стресса, когда в любую минуту могла последовать репатриация в СССР, большим спросом пользовалась детская литература и литература развлекательного жанра (авантюрно­приключенческие и детективные романы, фантастика), что объяснялось с одной стороны инфантильным подходом взрослых к проблемам («Будь что будет», «Тому бывать, чего не миновать!») и собственно наличием большого количества детей в лагерях, а с другой — желанием рассмотреть ситуацию под другим углом, увидеть то, что раньше ускользало от взора («Выжить вопреки всему!»). Но ко всему прочему переиздавались поэзия и классическая литература. А особенности жизни в условиях лагерей, когда было необходимо получить новую рабочую специальность, способствовало выходу самоучителей иностранных языков, словарей и прочей учебной литературы, брошюр по технике и медицине. К тому же в лагерях «ди­пи» у представителей второй эмиграционной волны началось возрождение интереса к религии. Но нельзя было сбрасывать со счетов и политическую литературу, которая пусть и отошла на «задний план», но всё же не растворилась в массе прочих изданий.

Период УНРРА связан с деятельностью издательства С.В. Завалишина «Златоуст» (1946–1949, Шляйсгейм). Здесь печатали, как говорится, всех («Объединение русских журналистов и писателей», «Союз Андреевского флага» и т. д.) и всё, так как это было издательство универсального профиля. Всего в издательстве С.В. Завалишина до 1949 г. было издало около 30 книг, включая разгромное «антивласовское» «Гуманное государство. Сталинский Вермахт».

В начале 1950­х гг. С.В. Завалишин переехал в США и уже в Нью­Йорке создал новое издательство при поддержке мецената и общественного деятеля, лидера русской эмиграции в США князя С.С. Белосельского­Белозерского.

Во второй послевоенный «книжный период» возникает известное издательство Народно­Трудового союза «Посев». Первоначально издательство базировалось в небольшом немецком городе Лимбурге­на­Лане. Его продукция, конечно же, имела идеологический, антисоветский и антикоммунистический характер. До 1951 г. здесь было издано 42 книги. В 1952 г. «Посев» переехал во Франкфурт­на­Майне. А в 1956 г. произошло событие, в корне преобразившее русское книжное дело в эмиграции. В № 32 журнала «Грани», издаваемого «Посевом», было опубликовано обращение издательства к деятелям литературы, искусства и науки «порабощенной России» присылать для публикации труды, не пропускавшиеся советской цензурой. Вначале советских писателей печатали без их разрешения, затем — с их согласия. А в 1964 г., уже после усиления цензуры, НТС вывез из России, опубликовал и предал гласности более тысячи рукописей и документов как литературного, так и общественно­политического содержания. Фактически «Посев» становился мостом, соединяющим эмиграцию и диссидентов СССР с их «самиздатом». «Посев» в частности напечатал Солженицына, Сахарова, Максимова, Ахматову, Пастернака, Ахмадулину, Бродского, Галича, Булгакова и многих других. Пик его издательской деятельности — 1968–1978 гг. Кроме франкфуртского филиала издательства существовали филиалы в США и Австралии. А в 1992 г. «Посев» переехал в Российскую Федерацию, где успешно функционирует и поныне. В десятой лекции П.Н. Базанов детально анализирует, каким образом издания «Посева» распространялись как среди советских военнослужащих в Германии и Австрии, так и на территории СССР. Петр Николаевич упоминает даже о распространении листовок среди советских войск в Афганистане с помощью пленных моджахедов в 1979–1981 гг.

Заслуживает внимания и анализ деятельности нью­йоркского издательства им. Чехова (1951–1956) (одиннадцатая авторская лекция). Это издательство было примечательно тем, что по количеству выпущенных названий русских книг оно входит в число крупнейших эмигрантских издательств. Во второй половине ХХ в. только «Посев», «Эрмитаж» и «YMCA­Press» превосходили это издательство. В его репертуаре в основном были беллетристика и политическая публицистика, которые невозможно было издать в СССР.

Заканчивает знакомство со вторым послевоенным «книжным периодом» лекция об историке и издателе­эмигранте Н.И. Ульянове (1904–1985). За эмигрантский период жизни пламенный сторонник исторической науки, литературный критик и философ, выпускник общественного факультета Петроградского университета, последний ученик академика С.Ф. Платонова опубликовал восемь книг и три брошюры. П.Н. Базанов посвятил отдельную главу издателю­эмигранту, скорее всего, по той причине, что работы Ульянова по национальному вопросу стали классическими и эталонными в русской национально­патриотической мысли (Базанов б/д).

Третий «книжный период» издательской деятельности русской эмиграции представлен двумя издательствами — «Эрмитажем» и «Антиквариатом». «Эрмитаж» (дата основания 1979 г.) — издательство известного правозащитника и диссидента Игоря Марковича Ефимова. Это издательство, располагавшееся в США, специализировалось на выпуске правозащитной литературы, репринтных изданий «первой» эмиграционной волны и переводов зарубежных философов, которые не могли быть опубликованы в СССР по цензурным соображениям. Издательство же «Антиквариат», руководимое Э.А. Штейном — шахматистом, коллекционером, библиофилом, издателем и библиографом, выпускало главным образом репринты редких изданий «первой» эмиграционной волны. В качестве исключения «Антиквариат» печатал и современных авторов; издавались также эссе на шахматную тематику. Последней публикацией этого издательства стал библиографический указатель создателя издательства «Поэзия русского зарубежья в библиотеке Эммануила Штейна» в 2000 г.

Таким образом, Петр Николаевич Базанов в учебном курсе показал, что русская эмиграция за рубежом в 1917–1988 гг. создала более тысячи издательств, как реальных, так и эфемерных. Многие из них создавались в так называемых «столицах Русского Зарубежья» — в «русском Берлине», «русском Париже», «русской Праге», «русских Харбине и Шанхае». После Второй мировой войны в лагерях «ди­пи» в 1945–1951 гг. работало не более 50 издательств и издательских организаций. Расцвет книжного дела за рубежом во второй половине ХХ в. был связан со вновь открывшимися возможностями распространения книг в СССР. Постоянно и одновременно действовало всего 20 издательств в Нью­Йорке и 10 в Париже. Из всего этого многообразия автором были выбраны самые интересные, но менее всего освещенные фрагменты в научной и учебной литературе.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Базанов б./д. — Базанов П.Н. Н.И. Ульянов и И.Л. Солоневич: два взгляда на национальный вопрос в России // Базанов П.Н. [Электронный ресурс]. URL: http://solonevich.narod.ru/bazanov2006.html (дата обращения 28.12.2015).

Лисенко 1999 — Лисенко Н. З еміграційного архіву О. Олеся // Хроніка­2000. Український культурологічний альманах. «Україна–Чехія» Ч. ІІ: Рік видання VІІІ. Вип. 29–30. Киев, 1999.

REFERENCES

Bazanov P.N. N.I. Ul’ianov i I.L. Solonevich: dva vzgliada na natsional’nyi vopros v Rossii. Bazanov P. N. URL: http://solonevich.narod.ru/bazanov2006.html (date of access 28.12.2015).

Lisenko N. Z emigratsionnogo arhivu O. Olesia. Hronika­2000. Ukrainskii kul’turologichnii al’manah. «Ukraina–Chehia». Part II. Rik vidaniia VIII. N 29–30. Kiev, 1999.

 

 

 

[1] © О.Е. Зубко, 2016.

 

511