Суслов А.Ю. Рец.: Кокоулин В.Г. Демократическая контрреволюция: Сибирь, Поволжье, Урал (май–ноябрь 1918 г.). Новосибирск: Общевойсковая академ

Суслов А.Ю. Рец.: Кокоулин В.Г. Демократическая контрреволюция: Сибирь, Поволжье, Урал (май–ноябрь 1918 г.). Новосибирск: Общевойсковая академия вооруженных сил Российской Федерации, 2014. 548 с. // Историческая Экспертиза. № 4. 2015. С. 98-104.

 

Решение откликнуться на монографию доктора исторических наук, профессора Новосибирского государственного университета В.Г. Кокоулина, посвященную демократической контрреволюции в 1918 г., пришло не сразу. Первое знакомство с этой работой — после первоначального живого интереса, вызванного самим фактом обращения автора к столь важной теме, — привело к полному разочарованию. Писать рецензию и привлекать внимание к книге, которая, несмотря на свой приличный объем, не представляет научной ценности, никакого желания не было.

Однако история получила продолжение. В журнале «Вестник Томского государственного университета. История» (2015. № 2 (34)) была опубликована рецензия известного томского историка профессора Н.С. Ларькова на монографию В.Г. Кокоулина с характерным названием «Количество без качества, или Снова “в кроссовках по истории”» [Ларьков, 2015: 125–128]. В рецензии Н.С. Ларьков спокойно и профессионально разобрал работу В.Г. Кокоулина, придя к обоснованному выводу, что «намерение В.Г. Кокоулина создать некий обобщающий научный труд о “демократической контрреволюции” обернулось очередной его скороспелой и поверхностной интеллектуальной поделкой» [Ларьков, 2015: 127]. Мысленно присоединившись к мнению Н.С. Ларькова, однако с удивлением обнаружил через некоторое время в том же журнале оперативно опубликованное редакцией письмо В.Г. Кокоулина с ответом на рецензию [Кокоулин, 2015: 131–133]. Согласившись с буквально парой замечаний, В.Г. Кокоулин отвергает принципиальную критику в свой адрес, попутно высказывая несколько соображений, тон и логика которых вынуждают меня взяться за перо.

Фактически речь идет о понимании В.Г. Кокоулиным профессиональной культуры историка, которая, как известно, состоит из методологической, источниковедческой и историографической компонент. Методологические рефлексии в книге В.Г. Кокоулина просто отсутствуют. Автор не потрудился подвести под беспорядочное нагромождение фактов хоть какой-то теоретический фундамент (чего стоит отсутствие в работе заключения). Более того, в ответе на рецензию Н.С. Ларькова он выдает это за особый подход: «есть и другие методологии, в некоторых из них вообще требуется, чтобы автор не излагал собственную позицию, а приводил только факты без каких-либо комментариев», и чуть ниже: «в монографии можно рассказать о каком-то историческом периоде, о событиях и людях, не становясь в ряды защитников или противников той или иной точки зрения» [Кокоулин, 2015: 132–133]. Отнюдь не отрицая право В.Г. Кокоулина на собственную точку зрения, хочется задаться вопросом — в чем же ценность такого рода исследований? Что нового в понимание феномена демократической контрреволюции в России в 1918 г. вносит работа, автор которой не удосуживается даже сформулировать свои выводы, как по отдельным разделам, так и по монографии в целом?

Странно выглядит отсылка к зарубежному опыту. В.Г. Кокоулин сокрушается, что «<…> в нашей стране не было принято так писать монографии. Как правило, это скучный занудный текст, прочитать который даже специалисту по теме зачастую не под силу. На Западе существует такой жанр научных монографий, как документальное повествование, когда исследователь излагает тему, используя текст подлинных (!? — А.С.) источников» [Кокоулин, 2015: 132]. Насколько скучна та или иная монография — зависит от литературных способностей автора (не все обладают ярким даром писать научные работы хорошим русским языком, живо и увлекательно), но главное в любой книге — поиск истины, нахождение новых способов разрешения сложных проблем. К сожалению, автор не приводит примеры зарубежных публикаций, написанных в подобном стиле (в монографии вообще не фигурируют работы иностранных авторов, за исключением книги канадского историка Н.Г.О. Перейры, опубликованной на русском языке в 1996 г.). Что касается «занудства», то работа В.Г. Кокоулина, представляющая собой набор массивных цитат, даст в этом плане фору любому бухгалтерскому отчету.

Историографическое введение к монографии оставляет желать лучшего. Не повторяя замечаний Н.С. Ларькова, заметим, что В.Г. Кокоулин в принципе не замечает историографических изысканий своих предшественников, прямо посвященных демократической контрреволюции (работы А.Л. Литвина [Литвин, 1982: 111–119], А.А. Коробкина [Коробкин, 2002: 140–156; 2003], И.В. Скипиной [Скрипина, 2004: 24–41], В.А. Лапандина [Лапандин, 2006]). Проигнорирован целый ряд специальных исследований (коснусь только истории Комуча) — это труды В.А. Лапандина [Лапандин, 2003], Б.А. Елатомцева [Елатомцев, 2009], А.В. Калягина и В.Н. Парамонова [Калягин, Парамонов, 1995], Л.Г. Протасова, Г.А. Трукана и многих других. Недоумение вызывает уже отмеченное почти полное отсутствие работ зарубежных авторов (С. Берка, П.С. Доценко, В. Бровкина, С. Рапп и др.). Завершая историографический обзор и не делая внятных выводов, В.Г. Кокоулин оставляет читателя в недоумении: какие же проблемы были поставлены и решены его предшественниками? Что осталось за кадром и нуждается в дополнительном исследовании?

Отдельного разговора заслуживает источниковая база монографии. Во введении она вообще не охарактеризована, за исключением упоминания двух сборников документов с весьма любопытными комментариями: первый из них — сборник документов Комуча [Журналы заседаний… 2011] — не анализируется в силу того, что в нем нет «документов, противоречащих концепции данной книги» (с. 35). Второй же сборник, посвященный Временному всероссийскому правительству (Уфимской Директории) [Временное…, 2010], не использован В.Г. Кокоулиным из-за многочисленных недостатков, «которые препятствуют его использованию в научных целях» (с. 35). Оба аргумента не выдерживают критики. Никакой системной концепции истории Комуча в книге В.Г. Кокоулина, с которой совпадают либо не совпадают документы из сборника, просто нет. Что касается второго сборника, то доводы автора поражают. Обозначив лишь несколько «мелочных придирок», как точно подметил Н.С. Ларьков, В.Г. Кокоулин объясняет свой отказ от дальнейшего анализа тем, что «имея печальный опыт работы с другим сборником данного составителя (Сибирская Вандея. Новосибирск, 2007), в котором пришлось столкнуться с небрежностью, недобросовестностью составителя при помещении документов в сборник, а также и с прямыми фальсификациями документов <…> и, не имея ни времени, ни желания заниматься утомительной проверкой материалов данного сборника и их соответствием архивным делам, я сознательно отказался от его использования в своей работе» (с. 505). Таким образом, по логике В.Г. Кокоулина, если он нашел ошибки (допустим!) в какой-либо работе В.И. Шишкина, то это автоматически означает, что все, что теперь появится из-под его пера, является фальсификацией и не заслуживает никакого внимания.

Разумеется, дело по большому счету не в том, использовал ли автор в своей работе какие-либо сборники документов или нет; проанализировал в полном объеме историографию проблемы или ограничился пересказом отдельных исследований (хотя и указанные моменты, по моему глубокому убеждению, характеризуют профессиональную культуру историка). Любая работа имеет недочеты — однако от автора исторической монографии хотелось бы получить результаты собственных научных исследований или оригинальный анализ проблемы, а не перечисление общеизвестных фактов и компиляцию из чужих работ.

Рассмотрим подробнее один, но весьма важный сюжет монографии В.Г. Кокоулина. Речь идет об истории Комуча — Комитета членов Всероссийского Учредительного собрания, государственного образования, возникшего в июне 1918 г. в Самаре. Комучу посвящены специально параграф 2.2 «Самарский Комуч» (с. 145–163), параграф 3.3 «Ликвидация Комуча», а также определенное место в разделах работы, рассматривающих крестьянский вопрос, национальные и иные проблемы эсеровских правительств (глава 2 «Эсеры у власти (июль–август 1918 г.)»).

В параграфе 2.2. «Самарский Комуч» затронуто сразу несколько аспектов функционирования этого государственного образования — экономическая политика, военная сфера, комплектование Комуча, взаимоотношения с Временным Сибирским правительством. Первое, что бросается в глаза — бессистемность изложения материала. Автор перескакивает с одной темы на другую, ограничиваясь приведением нескольких цитат по каждому вопросу. Так, анализ экономической политики Комуча занимает одну страницу (с. 145–146) и сводится к приведению четырех цитат (трех приказов Комуча и воспоминаний И.М. Майского); не делая никаких выводов, В.Г. Кокоулин сообщает, что «точно так же действовал Комуч и в политической сфере» (с. 146). Однако и изложение политических проблем Комуча сводится к трем цитатам, которые автор никак не комментирует — об арестах и обысках в рабочих организациях (с. 146), о необходимости ограничения избирательных прав служащих советских учреждений и красных частей (с. 146), о военно-полевых судах (с. 146–147). Затем автор переходит к иностранным делам Комуча, военным проблемам и др. На протяжении всего параграфа ни разу не приведена точка зрения хоть какого-нибудь исследователя на рассматриваемые проблемы, а цитаты из работ советских историков Л.М. Спирина (1967 г.) и В.В. Гармизы (1970 г.) сводятся к заимствованию у них архивного материала. Выводы по параграфу, как и по всей книге, отсутствуют.

Касаясь организации власти Комуча (с. 153–154), В.Г. Кокоулин делает, наконец, самостоятельный вывод, что «меньшевики в состав Комитета не входили. Однако их платформа полностью совпадала с позицией эсеров» (с. 154). В качестве подтверждения используется цитата из статьи А. Кравченко в самарской меньшевистской газете «Вечерняя заря», где речь идет о том, что меньшевики отвергают гражданскую войну, о необходимости демократической республики и защите интересов пролетариата. О прямой поддержке Комуча и эсеров в данной цитате нет ни слова. Дело, однако, не в этом. Во-первых, меньшевик и член ЦК РСДРП И.М. Майский вошел в состав Комуча и занял должность управляющего ведомством труда (В.Г. Кокоулин, кстати, на с. 3 своей монографии ошибочно называет его «министром» — в Комуче министров не было, а были управляющие ведомствами). Это было сделано при поддержке местной партийной организации. Во-вторых, за свой поступок Майский был осужден ЦК РСДРП, выведен из его состава, а затем вообще исключен из партии [Меньшевики в 1918… 1999: 50]. Таким образом, участие отдельных социал-демократов в Гражданской войне наталкивалось на официальную позицию ЦК меньшевистской партии о недопустимости какого-либо участия меньшевиков в любом вооруженном свержении советской власти, равно как и в правительствах, создаваемых в результате этих процессов [Меньшевики в 1918…, 1999: 51]. Поэтому краткая реплика В.Г. Кокоулина по поводу участия меньшевиков в Комуче как минимум неточна и нуждается в серьезном дополнительном анализе.

Аграрная политика Комуча (с. 163–166), одна из ключевых проблем всех антибольшевистских правительств, рассматривается В.Г. Кокоулиным в том же ключе. Весь текст состоит из семи цитат (три — на воспоминания И.М. Майского, две — на работу современного российского историка В.В. Кондрашина «Крестьянство России в Гражданской войне: к вопросу об истоках сталинизма» (М., 2009) и др.). Авторский анализ отсутствует.

Подобные примеры можно множить. Главные вопросы, которые волнуют исследователей при анализе истории Комитета членов Учредительного собрания: каковы причины возникновения Комуча? Какой характер носили его программные принципы? В чем причины поражения Комитета? — в монографии В.Г. Кокоулина отражения не нашли. В лучшем случае текст В.Г. Кокоулина можно рассматривать как подготовительные материалы, набор выписок из источников, нуждающихся в дальнейшем тщательном исследовании. Что касается других разделов работы, посвященных Временному Сибирскому правительству и иным сюжетам, — о них достаточно подробно сказано в уже упомянутой рецензии Н.С. Ларькова. Его вывод о пренебрежительном отношении В.Г. Кокоулина к методологии и методам научного исследования, иллюстративности и цитатничестве, поверхностном анализе источников, игнорировании выводов в конце глав и разделов, отсутствии в целом итогового заключения, наличии фактических ошибок [Ларьков, 2015: 127] — является полностью обоснованным.

Ученая степень и должность В.Г. Кокоулина, солидный объем книги могут ввести в заблуждение неподготовленного читателя. Как писал по схожему случаю А.А. Зимин, «ведь неспециалист не разберется, а специалист связываться не будет» [Судьбы творческого наследия… 2015: 132]. Однако такие работы подрывают доверие ко всему российскому историческому сообществу и не должны оставаться без внимания.

REFERENCES

Elatomcev B.A. Jeserovskaja politiko-pravovaja koncepcija razvitija obshhestva i gosudarstva: problema formirovanija i realizacii. Samara, 2009.

Kokoulin V.G. Pis’mo v redakciju «Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Istorija» (Otvet na recenziju N.S. Lar’kova «Kolichestvo bez kachestva, ili Snova “v krossovkah po istorii”») // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Istorija. 2015. № 4 (36). S. 131–133.

Korobkin A.A. Otechestvennaja istoriografija «demokraticheskoj kontrrevoljucii» (leto — osen’ 1918 g.) v Rossii: Avtoref. dis. … kand. ist. nauk. Ekaterinburg, 2003.

Korobkin A.A. Sovremennaja istoriografija «demokraticheskoj kontrrevoljucii» vostochnoj chasti Rossii // Rossija v XX v.: istorija i istoriografija: Sb. nauch. st. Ekaterinburg, 2002.

Lapandin V.A. Jeserovskie politiko-gosudarstvennye obrazovanija v Rossii v gody grazhdanskoj vojny: istoriko-bibliograficheskoe issledovanie otechestvennoj literatury 1918–2002 gg. Samara, 2006.

Lapandin V.A. Komitet chlenov Uchreditel’nogo sobranija: struktura vlasti i politicheskaja dejatel’nost’ (ijun’ 1918 — janvar’ 1919 g.). Samara, 2003.

Lar’kov N.S. Kolichestvo bez kachestva, ili Snova «v krossovkah po istorii» // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Istorija. 2015. № 2 (34). S. 125–128.

Litvin A.L. Sovetskaja istoriografija kraha «demokraticheskoj» kontrrevoljucii v Rossii // Voprosy istorii. 1982. № 1. S. 111–119.

Men’sheviki v 1918 godu / Otv. red. Z. Galili, A. Nenarokov. M., 1999.

Skipina I.V. Rossijskie istoriki o porazhenii «demokraticheskoj kontrrevoljucii» na Urale osen’ju 1918 goda // Tjumenskij istoricheskij sbornik. Vyp.6. Tjumen’, 2004. S. 24–41.

Sud’by tvorcheskogo nasledija otechestvennyh istorikov vtoroj poloviny XX veka / Sost. A.L. Horoshkevich. M., 2015.

«Tretij put’» v grazhdanskoj vojne (Opyt dejatel’nosti Samarskogo Komucha) / Uch. posobie. A.V. Kaljagin, V.N. Paramonov. Samara, 1995.

Vremennoe Vserossijskoe pravitel’stvo (23 sentjabrja — 18 nojabrja 1918 g.): Sb. dokumentov i materialov / Sost. i nauch. red. V.I. Shishkin. Novosibirsk, 2010.

Zhurnaly zasedanij, prikazy i materialy Komiteta chlenov Vserossijskogo Uchreditel’nogo sobranija: (Ijun’ — oktjabr’ 1918 goda) / Otv. red. B.F. Dodonov. M., 2011.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Временное Всероссийское правительство (23 сентября — 18 ноября 1918 г.): сб. документов и материалов / Сост. и науч. ред. В.И. Шишкин. Новосибирск, 2010.

Елатомцев Б.А. Эсеровская политико-правовая концепция развития общества и государства: проблема формирования и реализации. Самара, 2009.

Журналы заседаний, приказы и материалы Комитета членов Всероссийского Учредительного собрания (Июнь — октябрь 1918 года) / Отв. ред. Б.Ф. Додонов. М., 2011.

Кокоулин В.Г. Письмо в редакцию «Вестник Томского государственного университета. История» (Ответ на рецензию Н.С. Ларькова «Количество без качества, или Снова “в кроссовках по истории”») // Вестник Томского государственного университета. История. 2015. № 4 (36). С. 131–133.

Коробкин А.А. Отечественная историография «демократической контрреволюции» (лето — осень 1918 г.) в России: Автореф. дис. … канд. ист. наук. Екатеринбург, 2003.

Коробкин А.А. Современная историография «демократической контрреволюции» восточной части России // Россия в ХХ в.: история и историография: Сб. науч. ст. Екатеринбург, 2002.

Лапандин В.А. Комитет членов Учредительного собрания: структура власти и политическая деятельность (июнь 1918 — январь 1919 г.). Самара, 2003.

Лапандин В.А. Эсеровские политико-государственные образования в России в годы гражданской войны: историко-библиографическое исследование отечественной литературы 1918–2002 гг. Самара, 2006.

Ларьков Н.С. Количество без качества, или Снова «в кроссовках по истории» // Вестник Томского государственного университета. История. 2015. № 2 (34). С. 125–128.

Литвин А.Л. Советская историография краха «демократической» контрреволюции в России // Вопросы истории. 1982. № 1. С. 111–119.

Меньшевики в 1918 году / Отв. ред. З. Галили, А. Ненароков. М., 1999.

Скипина И.В. Российские историки о поражении «демократической контрреволюции» на Урале осенью 1918 года // Тюменский исторический сборник. Вып.6. Тюмень, 2004. С. 24–41.

Судьбы творческого наследия отечественных историков второй половины ХХ века / Сост. А.Л. Хорошкевич. М., 2015.

 «Третий путь» в Гражданской войне (Опыт деятельности Самарского Комуча) / Уч. пособие. А.В. Калягин, В.Н. Парамонов. Самара, 1995.

 

 

58