Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Шокарев С.Ю. Прение о царе Иване в Историческом музее

 

 21 марта в Государственном историческом музее состоялась «научная конференция в форме круглого стола» (таково было официальное название мероприятия) по вопросу об установлении памятника Ивану Грозному в городе Рузе Московской области.

Сам Исторический музей к организации и статусу мероприятия никакого отношения не имел, а только предоставил зал лектория под дискуссионную площадку.

Организатором мероприятия выступала Администрация Рузского муниципального района, однако, лекторий арендовал Русский культурно-просветительный фонд святого Василия Великого. Президентом этого фонда является Василий Вадимович Бойко-Великий, владелец агрохолдинга «Русское молоко», предприятия которого расположены в Рузском районе. Бизнесмен известен «православным кодексом», внедренным на его предприятиях, появлением в публичных местах в древнерусской одежде. В период 2007—2015 гг. в уголовном производстве находилось несколько дел по обвинению Бойко-Великого в мошенничестве в особо крупных размерах. И по заявлению самого бизнесмена в 2007 г., его аресту «способствовал враг рода человеческого и его слуги из сатанинских сект».

Бойко-Великий также знаменит созданием некоего культа царя Ивана Грозного. Так, в 2011 г. в Москве, на территории одного из подконтрольных ему предприятий, была построена и «освящена» часовня в честь «святого благоверного великомученика царя Иоанна Васильевича». «Освящение» часовни совершил «митрофорный протоиерей» Алексей Аверьянов (запрещен в служении Русской Православной Церковью в 1990 г., Русской Православной Церковью Заграницей – в 1992 г., а затем низвержен из сана). Теперь Бойко-Великий – инициатор идеи создания памятника в Рузе и его спонсор.

О том, кто являлся реальным организатором обсуждения памятника свидетельствовал и расположенный за спиной у президиума желто-черный баннер «Московскiя вѣдомости» – одного из информационных ресурсов Бойко-Великого и его сторонников.

Мероприятие было закрытым, проход на него осуществлялся по заранее составленным спискам. Только благодаря тому, что Администрация Рузского района демонстрировала видимость объективности, противникам установки памятника в Рузе удалось пройти на обсуждение, а часть из них даже попала в список выступающих. Поклонники царя составляли большинство присутствующих в зале. Несколько женщин держали «иконы» с изображением царя Ивана, к которым прикладывались желающие.

Вел мероприятие глава Администрации Рузского района М.В. Тарханов, а в президиуме находились: протоиерей Олег Митров, благочинный церквей Наро-Фоминского округа, член Синодальной комиссии по канонизации святых; Т.В. Сердюкова, депутат Московской областной думы (член Комитета по вопросам образования, культуры и туризма); В.В. Бойко-Великий и иеромонах Михей из скита в честь иконы Божией Матери «Всецарица» Данилова монастыря в селе Нововолково в Рузском районе.

За 2,5 часа состоялось 20 выступлений. 14 выступающих были сторонниками установки памятника, 6 – противниками.

«За» выступили – писатель Л.Е. Болотин, к.и.н. П.Г. Петин, военный писатель Б.Г. Галенин, обозреватель радио «Радонеж» В.А. Саулкин, настоятель церкви св. Николы на Берсеневке игумен Кирилл (Сахаров), В.В. Бойко-Великий, член Русского географического общества А.А. Оболенский, иеромонах Михей, актер А.Я. Михайлов, житель Рузы Андреев, председатель Московского отделения содружества ветеранов ополчения Донбасса И.М. Друзь, скульптор О.И. Молчанов (автор проекта памятника в Рузе и памятника в Орле), историк (так он сам себя позиционирует) А.В. Ермашов и член-корреспондент РАЕН и член Союза писателей В.В. Щерба.

«Против» – главный хранитель Рузского краеведческого музея, краевед Н.В. Иванова, протоиерей Олег Митров, к.и.н. главный редактор историко-краеведческого альманаха «Подмосковный летописец» С.Ю. Шокарев, д.и.н., профессор РГГУ К.Ю. Ерусалимский, москвовед и журналист А.В. Шапиро и художник Г.А. Маракуев.

Аргументы сторонников возведения памятника были следующими: царь Иван IV (его некоторые выступающие именовали «благоверным», «благочестивым», а чаще всего – «государь») является выдающимся государственным деятелем, увеличившим территорию России вдвое за счет присоединения Казанского, Астраханского и Сибирского ханств. Он боролся за чистоту православной веры с еретиками, а также против враждебного Запада. В наше время, когда Запад опять враждебен, необходимо восстановить доброе имя царя Ивана Грозного и воздать ему подобающие почести. Царь был «оклеветан» авторами-иностранцами и изменником Курбским, а затем отечественными историками, прежде всего, масоном Н.М. Карамзиным. Своего сына Иван Грозный не убивал, а тот был отравлен, как и сам царь и вообще вся семья Грозного. Иван Грозный отличался личным благочестием, был прекрасным семьянином и поэтому скульптор изображает его в кругу семьи – с первой женой Анастасией и сыновьями Иваном и Федором. Скульптурная группа должна украсить Соборную площадь (ныне – Площадь партизан) в Рузе. Связь Грозного с Руза была обоснована довольно слабо – царь мог останавливаться здесь, когда совершал богомольные походы в Можайск.

Некоторые выступавшие дополняли классические аргументы «грознофилов» неожиданными пассажами.

Например, писатель Л.Е. Болотин резко критиковал не только Карамзина, но и других дореволюционных историков, осуждавших политику Ивана Грозного:

«Наши свободолюбивые историки XIX века, светские историки, они, конечно, в тайне, если не борясь впрямую с самодержавием, старались умалить его. Я имею в виду не только Николая Михайловича Карамзина, но и Сергея Михайловича Соловьева, и в некоторой степени Ключевского и других историографов XIX века. Они как бы свои эти политические фиги в кармане держали, они их воплощали в своих историографических трудах как бы показывая, что православное самодержавие – это такой строй не очень-то хороший даже и для древности, и его можно по-всячески пенять. Эти профессора жили в больших квартирах, получали по нескольку окладов от университетов, от Академии наук, от различных других организаций и комиссий императорских и при этом считали нужным так, как черви-древоточцы подтачивать саму идею самодержавия …» (здесь и далее дается расшифровка стенограммы выступлений).

П.Г. Петин (единственный из ревнителей Ивана Грозного имеющий ученую степень, автор диссертации на соискание степени кандидата исторических наук по истории наградных грамот конца XVIII—начала XX вв.), привел сводку известий из летописей о поездках Ивана IV и его семьи на богомолье в Можайск и Троице-Сергиев монастырь. Доклад должен был связать царя и Рузу, однако, известий о пребывании Ивана Грозного в Рузе в летописях не нашлось. Это, однако, П.Г. Петина не смутило, и он высказал предположение, что царь бывал в Рузе по пути в Можайск: «К сожалению, не удалось встретить в летописи ни одного упоминания о Рузе, но это не значит, что их не было, возможно, они не сохранились, а возможно еще кто-нибудь из историков местных или столичных кто-нибудь такую запись в летописи может быть монастыря какого-нибудь и найдет. Так что, говорить о том, что царь не проезжал – это большая ошибка, поскольку естественно, проезжая через Звенигород, он проезжал через Рузу…»

Выступление П.Г. Петина можно считать образцом корректности по сравнению с докладом военного писателя Б.Г. Галенина, который начал речь словами: «Воздвижение памятнику государю Ивану Васильевичу Грозному в основанном им граде Орле – первое зримо выигранное сражение в непрекращающейся информационной идеологической войне за душу русского народа, первая ощутимая всеми победа».

Далее писатель заявил: «Одним из великих как всегда превратно понимаемых деяний царя Ивана было введение опричнины. Отмечу важный недооцененный фактор, имеющий весьма актуальное звучание. В теории систем существует положение, вернее, теорема, что системой нельзя управлять, находясь внутри. Аппарат управления должен находиться вне системы. Для такой системы как государство это положение можно применить в ослабленном виде. Управление будет более эффективным, если сам аппарат находится вне государства, вернее сказать, над государством, оставаясь при этом в государстве физически. Так вот, первым примером такого управления можно считать опричнину Ивана Васильевича Грозного, которая в кратчайшие исторические сроки помогла навести порядок на Руси. <…> Известным всем примером внешнего аппарата управления государством является национал-социалистическая партия Германии, компартия Советского Союза и нынешняя компартия Китая. Эффективность и практическая неуничтожимость изнутри такого аппарата управления доказывается тем, что в отличие от Первой мировой войны германский Третий Рейх был управляем до последних минут своего существования, власть компартии в России могло прекратить только предательство своего руководства, а про Китай и говорить не приходится».

Таким образом, Б.Г. Галенин не смущаясь, напрямую сравнил опричнину с германским нацизмом, заверив присутствующих в том, что это – очень эффективные системы управления. Не подпадает ли это высказывание под статьи Федерального закона от 5 мая 2014 г. № 128-ФЗ, более известного, как «Закон о реабилитации нацизма»? Мы привыкли, что «Закон о реабилитации нацизма» угрожает историкам демократических убеждений, сравнивающих сталинизм с германским нацизмом, и кто бы мог подумать, что крайне правый публицист Галенин возьмется публично, в стенах Исторического музея, расхваливать коктейль из опричнины, нацизма, компартий СССР и Китая

Однако и далее было немало перлов.

«Рухнуло в 91-м году могучее русское государство, Советский Союз, – и на Западе с людей срывают крестики, содомиты ходят парадами по столицам, о которых Федор Михайлович Достоевский говорил: священные камни Европы» (В.А. Саулкин).

«Ходят какие-то слухи о семи женах, десяти женах, непонятно, кому как фантазия. У государя было четыре жены. Как четвертая жена появилась? Анастасия отравлена, Мария Темрюковна отравлена. Он женится на третьей, Марфе Собакиной. Она перед венчанием болеет тяжело, тяжело заболела. Государь говорит: Нет, мы венчаемся, венчание ее поставит на ноги. Они обвенчались, она не встала на ноги, умерла. И государь пишет: Да, я с ней обвенчался, но мы в супружеские отношения не вступали. Ради продолжения рода прошу разрешить четвертый брак. Говорят, что четвертый брак нельзя тоже. А кто родился от четвертого брака, кто помнит? Царевич Димитрий, святой царевич Димитрий» (он же).

«В Казани водрузил крест Христов и многих людей ко Христу привел, но запретил насильно обращать в христианство. Так что насчет того, что он выступает против мусульман – нет» (В.В. Бойко-Великий).

«И сейчас на нашу страну идет страшная клевета. Вы почитайте этого сенатора Маккейна. Что он такое только про Путина не говорит, про нас с вами не говорит. Вот это такая же клевета была и тогда. И тогда же вот эти шпионы все это делали. Так что – памятнику быть!» (он же).

«Мы – русские люди. И кто живет здесь, они должны соблюдать законы Руси. И мусульмане с нами живут по-мирному, когда они по-мирному с нами живут. Если не будут жить по-мирному, то будем иначе разговаривать» (иеромонах Михей).

«Как угодно меня сейчас можете обвинить, я под пытками не скажу: где я это вычитал. Я имею право читать, выучить, но ни в коем случае не фотографировать, и не переписывать. Сказано: и придет дьявол на престол Руси с синими ногтями – у Ленина были синие ногти, это длинная история, не буду сейчас говорить об этом. И будет…. И обагрится престол Руси кровью. И придет второй дьявол и будет у него в уме первый дьявол. И выйдет третий дьявол железный из океана, и будет стремиться владеть всем миром. Это – Америка. И только когда перевернуться три дьявольские шестерки, только тогда придет на престол Руси человек с Богом в душе и с царем в голове….» (А.Я. Михайлов).

Ранее актер высказал свою уверенность в том, что Иван Грозный был великий государь на основании тесного соприкосновения с его личностью при работе над ролью царя.

«Иван Васильевич как никто обладал этим даром любви. Все что бы вы ни говорили о его личной жизни – это ваше, на вашей совести. Потому, что большинству из них Христос сказал: Кто безгрешен – бросьте камень. Большинство из нас живет в блуде, или физическом или в помышлениях. Даже смотря кинофильм с блудом, вы уже искушаетесь. А Иван Васильевич, его молитва доходила до девяти часов в сутки, он писал стихиры, великолепно пел, он был гимнограф, библиофил. В догматических спорах религиозных он цитаты делал обширные из Евангелия, знал наизусть писание. О чем можно говорить? Только невоцерковленный человек может обвинять Ивана Васильевича, прости Господи, в содомии, в блуде, в чем угодно. Он не употреблял хмельного зелья. О чем вы говорите? Все эти сказки о шабаше в Александровской слободе. Он запретил это. Он разогнал Немецкую слободу, где спаивали москвичей» (О.И. Молчанов).

Что же этой аргументации могла противопоставить другая сторона?

Надо сказать, что противники памятника оказались более подготовленными, в первую очередь, с профессиональной точки зрения. Отец Олег Митров, С.Ю. Шокарев и К.Ю. Ерусалимский – выпускники Историко-архивного института РГГУ. Соответственно, и аргументация строилась, в основном, на основании источников и фактов. Наиболее обстоятельно выступил о. Олег Митров, который рассмотрел вопрос о канонизации Ивана Грозного и предъявил аргументы против, указав, что это – официальная позиция Русской Православной Церкви. Протоиерей говорил об опричном терроре, убийствах, совершенных лично царем, многоженстве и разврате Ивана Грозного, убийстве им собственного сына. Речь о. Олега прерывалась частыми выкриками «Ложь!» и т.д. На вопрос М.В. Тарханова: как относится глава Синодальной комиссии по канонизации митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий к проекту памятника Ивану Грозному, о. Олег Митров ответил, что владыка еще трижды подумает – стоит ли ему ехать в Рузу, – если там поставят памятник Ивану Грозному.

С.Ю. Шокарев указал на свидетельство новгородских летописей о массовых жестоких расправах в Новгороде, сообщения писцовых книг о запустении Новгородской земли. Отдельно он рассмотрел вопрос многоженства царя Ивана, сославшись на официальные документы о четвертом, пятом и шестом браках – свадебные разряды. Также историк коснулся смерти царевича Ивана и его возможного отравления. С.Ю. Шокарев подчеркнул, что письменные источники однозначно свидетельствуют о том, что царевич умер после того, как отец ударил его посохом, а данные исследования 1963 года о наличии отравляющих веществ в останках представителей царской династии получены некорректными способами, и привлекаться в качестве аргумента не могут.

К.Ю. Ерусалимский – наиболее квалифицированный специалист по эпохе Грозного из всех собравшихся в тот день в Историческом музее, на нескольких примерах показал слабость аргументации сторонников памятника. Если не удосужились по известным источникам собрать все сведения о поездках Ивана Грозного в Можайск, то – что говорить обо всем прочем.

Возражая В.А. Саулкину, К.Ю. Ерусалимский указал на тот факт, что выражение «Святая Русь», приписываемое Грозному, на самом деле содержится в сочинениях князя Курбского, столь нелюбимого большинством собравшихся в зале. Царь, напротив, никогда не употреблял этого термина. К.Ю. Ерусалимский указал и на то, что, сама идея памятника Грозному возвеличивает ценность его эпохи: православие понимается как воинствующее, власть – как карающая. А это, безусловно, неприемлемо в современном мире.

Жители Рузы Н.В. Иванова и Г.А. Маракуев выразили несогласие с тем, что в городе будет памятник столь сомнительному персонажу. Н.В. Иванова закончила свое выступление словами: «Мои предки в Рузе жили до седьмого колена. Я могу считать себя коренной ружанкой. Так вот, возьмем писцовые книги. По Рузе они сохранились достаточно хорошо – писцовые книги до опричнины (Руза входила в опричнину), и после опричнины. Население Рузы сократилось в два раза, а восстановилось только в середине XVIII века. Моим предкам повезло – выжили».

А.В. Шапиро указала на желание присутствующих объявить неправославными всех, кто не почитает Ивана Грозного как праведного, великого и, вероятно, святого.

Очевидно, что эта аргументация не возымела действия на собравшихся почитателей Грозного. Критические выступления против Ивана Грозного и идеи памятника лишь накаляли обстановку, но вряд ли кого-то убедили. Тем не менее, на обсуждении прозвучали противоположные точки зрения, хотя, оно и планировалось как собрание единомышленников. Теперь в обсуждении монумента наступает затишье – глава Рузской администрации обещал провести следующее собрание в Рузе, в первую очередь, пригласив жителей города.

Несомненно, что произошедшее дает богатый материал для изучения современного общественного сознания и своеобразных, маргинальных групп общества. Сторонники царя и памятника представляют собой сплоченную, фанатично настроенную группу. Помимо высокой оценки Грозного, ее объединяют национализм, монархические идеалы и симпатии, а также фобии (юдофобия, гомофобия, боязнь Запада и пр.). Личность Ивана Грозного легко превращается в идеальную, если представить его оболганным врагами России.

Грознофильство тесно соприкасается с царебожием (учением о царе-искупителе Николае II). Скорее всего, зарождение о популярность этих представлений – результат классового подхода советской историографии. Вслед за возвращением в общественное сознание таких фигур как Александр III и Николай II, пришли их идеализация, идеализация образа царя и идеи монархии, отождествление монархизма и православия. Яркий пример представляет собой творческий путь д.и.н А.Н. Боханова, который начинал с вполне профессиональных работ о буржуазии, Александре III и Николае II, а закончил реабилитацией Григория Распутина и Ивана Грозного. Выступавший на обсуждении «историк» А.В. Ермишин известен только благодаря видео своей лекции о Распутине, в которой называет его «человеком святой жизни» и «подвижником». Не случайно имена Ивана Грозного и Николая II на обсуждении часто назывались вместе. В конце же мероприятия В.В. Бойко-Великий зачитал обращение к президенту России В.В. Путину с предложением построить на Красной площади храм во имя Иконы Божией Матери Державная (обретена в день отречения Николая II от престола), составленное «митрофорным протоиереем» Алексеем Аверьяновым.

Безусловно, слова «грознофилов» о том, что они не хотят канонизации царя, а стремятся восстановить правду – не более чем лукавство. Истинную идеологию В.В. Бойко-Великого и почитателей Грозного выдают самочинные «иконы», неканоническая часовня, черные кафтаны опричников (сам Бойко-Великий и Галенин были в таких кафтанах). Перед нами вполне оформившаяся активная секта, которая добилась успехов с памятником Грозному в Орле и теперь стремится расширить свое влияние (на обсуждении не раз высказывалась мысль об установлении памятников царю в Москве и других городах). Остается только гадать: допустит ли это современное российское общество?

 

 

 

 

2368