Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Шокарев С.Ю. О новом нападении на картину И.Е. Репина "Иван Грозный и его сын Иван 16 ноября 1581 года"

Шокарев Сергей Юрьевич - кандидат исторических наук, доцент кафедры региональной истории и краеведения Историко-архивного института РГГУ.

По сообщению ТАСС, 26 мая в Третьяковской галерее произошло нападение на картину Ильи Репина «Иван Грозный и его сын Иван 16 ноября 1581 года», более известную как «Иван Грозный убивает своего сына». Агентство сообщает, что нападение совершил 37-летний приезжий из Воронежа, который металлическим столбиком ограждения разбил стекло картины и повредил полотно. Картина повреждена в трех местах в центральной части работы на фигуре царевича. От падения стекла сильно пострадала авторская художественная рама. Нападавший был задержан сотрудниками полиции, и заявил, что «повредил картину из-за недостоверности изображенных на полотне исторических фактов» (см.: http://tass.ru/proisshestviya/5238382).

Сообщая эту новость, новостные агентства вспомнили, что в 1913 г. на картину И.Е. Репина совершил нападение старообрядец-иконописец, сын предпринимателя, Абрам Абрамович Балашов. Нанося ножом удары картине, он восклицал: «Довольно крови!» Балашов путанно объяснял свой поступок, и был отправлен в больницу для душевнобольных, а затем отдан на поруки отцу. От поступка Балашова не только пострадала картина, но и погиб человек – покончил с собой из-за переживаний художник, многолетний хранитель Третьяковской галереи Георгий Моисеевич Хруслов (1861—1913).

Нападение Балашова на художественное полотно вызвало возмущение, но были и те, кто поддержал вандала. Поэт Максимилиан Волошин яростно защищал Балашова, говоря, что виноват не он, а картина.

«Не Репин – жертва Балашова, а Балашов – жертва репинской картины! – восклицал поэт. – За 30 лет картина Репина принесла много вреда. И надо закончить дело, начатое Балашовым (не в смысле физического уничтожения картины, конечно). Ей не место в национальной картинной галерее! Третьяковская галерея поступила бы благоразумно, если бы пожертвовала ее в большой паноптикум!.. В отдельную комнату с надписью: "Вход только для взрослых!.."»

Как можно видеть, претензии столетней давности к этой картине были эстетическими, а не идеологическими. Хотя мотивы Балашова остаются до конца непонятными.

В случае с вчерашним актом вандализма непонятно психическое состояние нападавшего, но, судя по первым сообщениям СМИ, понятны мотивы. Новый Балашов возмущен «исторической неправдой». Хотя метод, который он избрал для борьбы за «правду», может свидетельствовать о его психическом состоянии.

Борьба с картиной Репина в XXI столетии ведется «ревнителями» и «защитниками» памяти Ивана Грозного с легкой руки митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) (1927—1995), считавшего сыноубийство «мифом», вымышленным папским легатом Антонио Поссевино. Идеи митрополита Иоанна, изложенные в работе «Самодержавие духа», развивают в своих книгах В.Г. Манягин и С.В. Фомин. Последний уделил сюжету с репинской картиной более половины книги «Правда о первом русском царе: Кто и почему искажает образ Государя Иоанна Васильевича (Грозного)» (М., 2010). В числе причин, по которым Репин создал «лживое художественное полотно», Фомин указывает также и на еврейское происхождение художника (С. 75—77). Утверждения о «лживости» картины и вреде, который она наносит, формируя неверные представления о царе Иване IV Грозном, стали общим местом в публикациях интернет-ресурсов «патриотической» направленности.

2 октября 2013 г. появилось обращение к министру культуры РФ В.Р. Мединскому и директору Государственной Третьяковской галереи И.В. Лебедевой убрать картину Репина в запасники, поскольку она «оказывает на зрителя глубокое психологическое, эмоциональное воздействие, создавая эффект ложной "психологической достоверности", буквально запечатлевая в памяти тысяч и тысяч посетителей Третьяковской галереи, среди которых значительная часть – дети, не имеющие критического взгляда на мир, клевету на Россию и ее историю». В обращении также говорится, что полотно оскорбляет патриотические чувства русских людей. Подписали это обращение Председатель оргкомитета Народного движения «Святая Русь» В.В. Бойко-Великий, профессор Санкт-Петербургского Университета И.Я. Фроянов; директор Русского культурно-просветительного фонда имени Святого Василия Великого А.В. Бойко-Великая, писатель Л.Е. Болотин и другие (http://ruskline.ru/news_rl/2013/10/02/eta_kartina_oskorblyaet_patrioticheskie_chuvstva_russkih_lyudej).

Полагаю, что большинство противников картины и «защитников» памяти Ивана Грозного выступают за его канонизацию и исповедуют учение о царе-искупителе (или близкие к нему идеи), иначе называемое ересью царебожия. Под влиянием этой идеологии и был совершен акт вандализма 25 мая. Реакция общества и государства на это событие станет одновременно и реакцией на идеи царебожия, монархические симпатии, активизировавшиеся в последнее время, и стремление «защитить» Россию и ее историю от «клеветы».

Дополнение.

После написания этого текста появилось видео с признанием вандала, который теперь мотивирует поступок по-другому: «Приехал посмотреть на нее. В восемь вечера зашел, уже хотел было уходить, в буфете выпил сто грамм водки и чего-то… Водку не пью, вот и накрыло» (https://ria.ru/incidents/20180526/1521440460.html ). Создается впечатление, что имеет место попытка уйти от ответственности, предпринятая злоумышленником либо самостоятельно, либо по чьему-то совету. При новом повороте событий возникают два вопроса: 1) действительно ли в буфете Третьяковской галереи наливают водку; 2) почему все же вандал заинтересовался именно картиной Репина?

 

Комментарий председателя Вольного исторического общества Н. П. Соколова:

 

О мотивах вандала скорее должны судить психиатры, чем историки. Но общественная атмосфера почитания "оболганного царя" к тому людей психически нестойких, разумеется, подталкивает. Если глумливо отрицать всю классическую русскую историографию, начиная с великого Николая Карамзина и наполнять полки книжных магазинов низкопробными измышлениями о клевете на "святого царя", ставить ему памятники, примеривая в телевизионный прайм-тайм на звание "имя России", то несомненно такие эксцессы будут продолжаться, знаменуя новую ступень деградации общественной исторической культуры. В этом упадке прежде всего теряется представление о различном образе прошлого, свойственного людям разных эпох, и о грани между художественным образом и научной истиной. Действительно в конце XIX столетия к деспотическим эксцессам самодержавия относились с большей моральной строгостью, нежели ныне. Но может быть репинский строгий взгляд вернее? Действительно, царевич Иван умер не в одночасье от кровавой раны, а через несколько дней от болезни, бывшей, как единодушно уверены историки-профессионалы, следствием удара царского посоха. Но разве это важно применительно к гениальному репинскому полотну?

                                                  

 

531