Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Шнирельман В.А. История России для народа: Выставки в московском Манеже в 2013-2016 гг.

 

Ключевые слова: история России, выставки, церковь, историческая политика

В 2013-2016 гг. в московском Манеже проходили четыре выставки, посвященные истории России, начиная с раннего средневековья и заканчивая эрой президента Путина. Их главным организатором была Московская патриархия, ставящая своей целью, во-первых, доказать ключевую роль православия в российской истории, а во-вторых, реабилитировать монархию.  В статье анализируются две выставки, посвященные княжескому и имперскому периодам истории России. Показаны тенденциозность и редукционизм экспозиции, идеализирующие дореволюционную Россию и самодержавную власть, объясняющие все недостатки и неудачи заговорами внутренних и внешних врагов, и навязывающие посетителю представление об особом пути России, который оказывается ультраконсервативным, связанным с сырьевой экономикой и агрессивным милитаризмом. Кроме того, выставкам были свойственны модернизация истории и стремление к ее инструментальному использованию для проведения текущей политики.  

 

Key words: history of Russia, exhibitions, Church, historical politics

The article analyzes exhibitions covering the history of Russia from the early medieval period through up to the epoch of president Putin that were arranged in the Moscow Manezh hall in 2013 to 2016.  They were organized mostly by the Moscow Patriarchy, with a desire, first, to emphasize the key role of the Russian Orthodoxy in the history of Russia and also to rehabilitate monarchy. The article focuses on two periods, which covered princedoms and the Russian empire. These exhibitions were highly tendentious and reductionist. They romanticized pre-revolutionary Russia and autocratic rule, explained all the downsides and failures with a reference to internal and external enemies’ plots, and used to indoctrinate the visitors with an idea of a special historical track of Russia, which appeared to be ultra-conservative one, based on a resource-based economy and an aggressive militarism. In addition, exhibitions were characterized with a modernization of history and an aspiration to use it instrumentally in favor of the current policy.

 

Выставки в Манеже как инструментальный подход к истории

Вот уже много лет в новой России обсуждается вопрос о государственной идеологии. Несмотря на запрет, содержащийся в Конституции РФ (гл. 1, ст. 13,2), этот вопрос постоянно находится в поле зрения «патриотического» сегмента нашего общества, причем в последние годы давление с его стороны усиливается. Если до начала 2010-х гг. все это оставалось на уровне благих пожеланий, то второе десятилетие XXI в. ознаменовалось практическими шагами в этом направлении. Инициатором такого поворота стала Московская Патриархия в лице несостоявшегося киносценариста, архимандрита Тихона (Шевкунова)[1], ответственного секретаря Патриаршего Совета по культуре и наместника Московского Сретенского монастыря, расположенного на Большой Лубянке.

Стремясь закрепить за собой место главы «духовно-идеологического центра» российской политики[2], впервые отец Тихон показал себя на этом поприще созданием скандального фильма «Гибель империи. Византийский урок»[3]. Одиозность фильма, проникнутого откровенным пропагандистским духом и инструментальным подходом к истории, была настолько очевидна, что от него дистанцировался даже патриарх Алексий II[4]. Однако Тихона это нисколько не смутило, и он продолжал отстаивать свои монархические взгляды, имея сильную поддержку в Кремле и опираясь на православных бизнесменов и представителей силовых ведомств, заслужив славу «лубянского батюшки»[5]. Либеральному священнику Якову Кротову взгляды Тихона видятся «ленинизмом в православной упаковке»[6], а журналист Зоя Светова прямо называет того «главным идеологом российской реакции»[7].

Тихон и стал инициатором исторических выставок в московском Манеже, регулярно проходивших в ноябре 2013-2016 гг. вначале под названием «Православная Русь. Моя история», затем сменившимся более нейтральным «Россия – моя история». Выставки были привязаны ко «Дню народного единства» и празднику Казанской иконы Божией Матери 4 ноября. Поводом к первой из них был 400-летний юбилей династии Романовых, и она стала XII церковно-общественной выставкой-форумом «Православная Русь. Моя история. Романовы». Она была подготовлена Патриаршим Советом по культуре, и ее открыл и благословил патриарх Кирилл. Организаторами и спонсорами выставки значились Московская Патриархия, Правительство Москвы, Министерство культуры, Роснефть (возглавляемая И. Сечиным), Российское военно-историческое общество и Благотворительный фонд святителя Василия Великого (во главе с известным бизнесменом К. Малофеевым). А куратором выставки выступал архимандрит Тихон. Примечательно, что возглавлявший тогда Министерство культуры и Российское военно-историческое общество профессиональный пропагандист В. Р. Мединский назвал выставку «политической»[8]. Выставка в самых ярких тонах освещалась главными каналами ТВ и основными новостными агентствами[9].

Успех выставки превзошел все ожидания. Хотя она была открыта ежедневно с 10.00 до 24.00, поток желающих был так велик, что запланированная первоначально дата ее закрытия 12 ноября была перенесена на 24 ноября. В итоге за три недели ее посетили около 300 тыс. чел.

Поэтому начинание было решено продолжить, и год спустя XIII церковно-общественная выставка-форум «Православная Русь. Моя история. Рюриковичи» была посвящена происхождению русской государственности и ее княжескому периоду. Она демонстрировалась 4-20 ноября 2014, и на этот раз при наличии прежних организаторов в лице РПЦ МП поддержку проекту оказывали Администрация Президента Российской Федерации, Министерство культуры Российской Федерации, Правительство Москвы, ОАО "Роснефть" и Фонд Святителя Василия Великого. Выставка снова имела успех, и ее посетили около 250 тыс. чел.

За этим последовали еще две выставки - «Православная Русь. От великих потрясений к Великой Победе» в ноябре 2015 г. и «Россия — моя история, 1945-2016» в ноябре 2016 г. Вход на выставки был бесплатным; реклама о них распространялась по всей Москве, включая метро, а также по основным ТВ-каналам. Очевидно, после политических выступлений 2012 г. власть опасалась беспорядков, и на подступах к выставкам были выставлены кордоны полиции и санитарные машины, а центр Манежной площади был на это время закрыт для посетителей. Для желающих посетить выставки был оставлен длинный узкий проход от входа в торговый комплекс у гостиницы «Москва» до самого Манежа. Огромная очередь тянулась от Исторического музея или даже Александровского сада. В ней можно было встретить много пожилых людей, т. е. тех, кто в свое время в школе учился по советским учебникам и знал советскую версию истории. Накануне некоторые из них стояли в такой же очереди, чтобы прикоснуться к «Поясу богородицы». Другую заметную часть посетителей составляли школьники и студенты, приходившие на экскурсию вместе со своими учителями и наставниками.

Научным консультантом, а по сути одним из главных создателей двух первых выставок был не чуждый конспирологии Александр Мясников, выпускник филологического факультета Петербургского университета, никогда не работавший по профессии. Зато он был автором нескольких популярных книг по истории России, а также создателем сценариев для телевидения, что, видимо, и свело его с отцом Тихоном. Склонность к мифологизации императорского периода, свойственная Мясникову[10], нашла отражение в тех образах России и ее государственных деятелей, которые были представлены на двух первых выставках.

Рис. 1. Александр Мясников и протоиерей Димитрий Смирнов. Экскурсия для школьников на выставке «Романовы»

Открытие выставок сопровождалось торжественными церемониями при участии президента Путина и патриарха Кирилла в сопровождении высокопоставленных чиновников и священников. Кирилл открывал экспозицию, но в первый день экскурсию для них проводил архимандрит Тихон.

У входа на выставки посетителей встречала чудотворная икона, и был организован ритуал поклонения, привлекший на выставки массу верующих. Это лишний раз подчеркивало заинтересованность церкви в проведении выставок. Действительно, она придавала им большое значение, так как охранительная и реставрационная идеология экспозиции полностью соответствовала ее представлению как об истории Российской империи, так и о советском периоде. Так, по словам председателя Синодального информационного отдела В.Р. Легойды, выставка должна была «способствовать ликвидации культурного пробела в знаниях о нашей истории»[11]. Видимо, для этого у выхода с первой из выставок посетителю предлагались изданные Московской патриархией книги в богатых переплетах, принадлежавшие перу А. Л. Мясникова.

Рис. 2. Поклонение иконе

 

Выставки были устроены по последнему слову музейной техники и были представлены сотнями мультимидийных экранов, плазменных панелей, интерактивных полотен и проекторов. Посетителей встречали огромные цветные интерактивные панно, а также экраны с краткой информацией об исторических событиях и исторических личностях. Демонстрировались и фильмы об основных событиях соответствующих эпох. Задачей двух первых выставок было вызвать у зрителей чувства благодарности к членам правящей династии. И, действительно, посмотрев экспозицию, многие признавались, что были в шоке от того, что ранее от них «скрывали правду».

Побывав на всех этих выставках, здесь я поделюсь своим впечатлением от увиденного. Мне это представляется важным, так как впоследствии создатели выставок продолжали их дорабатывать, исправляя прежние ошибки и недочеты. Здесь же речь пойдет о том, как выглядела экспозиция изначально. Я буду следовать истинной хронологии исторического процесса, несколько отличной от того порядка, в котором показывались выставки, т. е. начну с княжеского периода.

 

Занимательная история Рюриковичей

Выставка «Православная Русь. Моя история. Рюриковичи» была организована А. Мясниковым (автором проекта), а его помощниками были Андрей Попов, Иван Есин (руководитель оргкомитета выставки) и историк П. В. Кузенков. Менеджером проекта выступал Александр Тарасов.

У входа посетителей встречала икона преподобного Сергия Радонежского с частицей его мощей, ибо, хотя официально выставка посвящалась Рюриковичам, едва ли не главным героем был показан преподобный Сергий Радонежский – ведь год проходил под знаком празднования его 700-летия. Именно он стоял в центре панно, изображавшего всех князей Рюриковичей, и именно его деяниям и чудесам был посвящен центральный Сергиевский зал выставки, состоявшей из восемнадцати мультимедийных зон. Ибо, прежде всего, через него, по словам священников, раскрывалось благотворное влияние православия на развитие страны. И фактически выставка говорила не столько о князьях Рюриковичах, сколько о важности и ценности православия.

Поэтому большое внимание было уделено критике язычества и борьбе с Хазарией. Приводились слова историка С. М. Соловьева о том, что русское язычество отличалось бедностью и бесцветностью. Ведь, по летописи, «древляне жили звериным образом», и «радимичи, вятичи, северяне жили как звери». Беды изначальной Руси объяснялись пороками язычества, хотя это не позволяло понять победу князя-язычника Святослава над Хазарией, не говоря уже о нападениях языческих ватаг на Царьград, иногда успешных. В частности, вопреки общему настрою экспозиции, выражалась гордость за победу русов-язычников над христианской Византией. С этой точки зрения, сама фигура князя Святослава выглядела неоднозначной: с одной стороны, со ссылкой на Н. М. Карамзина он прославлялся, но, с другой, его изображение сопровождалось летописным утверждением о том, что Божиим судом язычники были обречены на гибель.  

Иными словами, демонизация язычников внешними христианскими источниками принималась как должное, хотя ранние летописи составлялись, по меньшей мере, через двести лет после исчезновения племенного быта, и летописцы мало что о нем знали. Зато критика иностранцами порядков на Руси называлась «искажением» и «информационной войной». В то же время со ссылкой на Льва Гумилева ошибочно отрицались человеческие жертвоприношения, вовсе не чуждые славянскому язычеству[12]. Примечательно, что символом язычества создатели экспозиции изобразили коловрат, т.е. новодел, введенный в оборот чуть более 25 лет назад неоязычником А. Добровольским-Доброславом[13].

Рис. 3. Языческая Русь и коловрат

 

Особое внимание уделялось Хазарии, которая в соответствии с ксенофобским «хазарским мифом»[14] демонизировалась, причем ее образ неотступно сопровождал посетителя в нескольких первых залах. И вовсе не случайно одним из авторитетов создателям экспозиции служил главный творец этого мифа Л. Гумилев, чьи портреты и цитаты посетитель неоднократно встречал в разных залах. Причем во взаимоотношениях с Хазарией славяне были показаны «миролюбивыми и беззащитными земледельцами», а во взаимоотношениях с Византией – храбрыми и даже кровожадными воинами. Никаких противоречий создатели экспозиции в этом не видели.

Рис. 4. Хазария и Русь. Панно

 

Обращаясь в первом зале к предыстории Руси, авторы на большом панно показывали ее обитателями «славян, угро-финнов и скифов» (правда, на плазменном экране объяснялось, что скифы были ираноязычными, а славяне начали расселяться в V-VII вв., но, кроме них, в Верхнем Поднепровье жили балты). А единственным показанным там археологическим памятником было поселение среднего бронзового века Аркаим, представленное компьютерной графикой. Вопреки действительности, оно изображалось «высокоразвитой протоцивилизацией», причем было искусственно удревнено на тысячу лет, и экскурсоводы говорили, что там уже имелась письменность[15]. Мало того, сегодня Аркаим превратился в важнейший в России центр новой религиозности, далекой от христианства, но связанной с арийским мифом[16]. Поэтому прославление этого памятника церковью кажется странным, тем более что и священники не испытывают восторга по поводу того, что происходит на Аркаиме сегодня[17].

При этом речь идет о зрительных образах. Почти никаких реальных аутентичных артефактов посетитель на выставке не встречал, как не видел и других многочисленных археологических памятников, гораздо больше соответствовавших тематике экспозиции. Поэтому один из критиков справедливо назвал выставку «презентацией»[18].

Главными достижениями средневековой Руси изображались битвы – с хазарами, с монголами, со шведами на Неве и Ливонским орденом на Чудском озере, Куликовская битва, а также Молодинская битва 1572 г. (где разбили крымское войско). Но устроители выставки скромно обошли осаду и взятие Казани – лишь мельком говорилось о завоевании Казанского ханства.

Рис. 5. Население эпохи средневековья

 

Виртуальные сюжеты о врагах, о князьях-неудачниках, о предосудительных поступках князей (месть Ольги древлянам) были окрашены на панно в кроваво-красный цвет, тогда как позитивные факты (крещение Ольги, крещение Руси и пр.) были даны в зеленых тонах. Безусловно осуждались хазары, князь Игорь (за глупость и алчность), языческие поступки и нравы князя Владимира, Святополк Окаянный (за убийство Бориса и Глеба), раздробленность из-за соперничества князей, хотя авторы оставили за скобками безнравственные поступки князей-христиан. Даниила Галицкого создатели экспозиции назвали «ставленником иностранцев» и связали с олигархическим переворотом и несостоявшейся державой, а галичане были со ссылкой на Карамзина изображены безбожниками. Все это звучало недвусмысленным намеком на события, происходившие на Украине в 2014 г.[19]

 

Рис. 6. Галицкая Русь

Замолчать наличие у монголов непобедимой армии оказалось невозможно, но, поскольку они были язычниками, это подрывало стройную концепцию авторов о безусловных преимуществах христианства. С этих позиций трудно было, например, объяснить беспомощность христианства в битве при Калке. Действительно, как узнает посетитель, «общая вера и принадлежность всех князей к одной династии не смогли пересилить отсутствие централизации и политическую разобщенность» перед лицом «отлично организованной армии Батыя». Пришлось ограничиться замечанием, что монголы покровительствовали всем религиям, а Русская церковь имела в их государстве привилегии и льготы. Но это оставлялось без объяснения, как и тот факт, что со временем монголы приняли ислам, а отнюдь не христианство.

Выставка включала сюжет о борьбе Владимира Мономаха с ростовщиками в 1113 г. и принятие им Устава, ограничивавшего ростовщический процент. Но не говорилось, кем именно были ростовщики.

Совсем иначе на большом панно освещалась борьба с ересью жидовствующих.

Рис. 7. Ересь жидовствующих

Подчеркивалось, что это было «попыткой разрушения традиций и духовно-нравственных основ государства. Отрицание всех догматов православия. Насаждение среди русских элит раввинистического иудаизма и Каббалы». На плазменном экране объяснялось, что «еврейские религиозные элиты не приняли Богочеловека за обещанного … Спасителя. Его распяли на кресте». «Среди еврейских старейшин и учителей, не признавших Христа, зародилась новая религия – раввинистический иудаизм». Во второй половине XV в. его тайные последователи появились в Новгороде. Они отрицали божественность Христа, троичность божества, церковную иерархию. В 1480 г. ересь проникла в Москву, где возник кружок еретиков, но в 1487 г. это открылось, и начались гонения, к которым призывал страстный обличитель ереси Иосиф Волоцкий. В итоге смутьяны были прокляты и приговорены к заточению. Иными словами, муссировалась идея ужасного заговора иудеев против христианства, что должно было быть пресечено самыми суровыми мерами. Зато Иосиф Волоцкий и Нил Сорский рисовались «друзьями и единомышленниками», и имевшиеся между ними глубокие разногласия (спор «иосифлян» с «нестяжателями»), затрагивавшие само устройство церкви, всячески затушевывались.

Среди фактов, заслуживавших внимания, отмечалось расселение цыган из Византии в 1417 г., что и привело их на Русь. Но на выставке Романовых в экспозиции о разделе Польши в конце XVIII в. ни слова не говорилось о евреях, хотя именно тогда огромная еврейская община вошла в состав Российской империи, и было положено начало Черте оседлости.

Создатели экспозиции придерживались достаточно спорного цивилизационного подхода[20] и в соответствии с взглядами патриарха Кирилла заявляли, что с крещением Русь вошла в «православную цивилизацию»[21]. Экспозиция содержала также немало рассуждений И. Ильина, Ф. М. Достоевского, Вл. Соловьева, П. Флоренского и других мыслителей о том, что значит быть «русским», однако зритель оставался в неведении о том, как «православная цивилизация» соотносилась с русскостью, нацией и государством. В то же время, эти рассуждения почти всегда преувеличивали и эссенциализировали различия между русскими и «западным человеком» вплоть до их несовместимости.

Зрителя также знакомили с текстом о «Москве Третьем Риме». Официально эту формулу объявил на Московском соборе Константинопольский патриарх Иеремия II в 1589 г. Но идея появилась раньше, когда к началу XVI в. другие православные народы находились под властью мусульман, а Русь была единственной независимой православной страной. Тогда в своем обращении к великому князю Московскому Василию III псковский старец Филофей заявил: «Два Рима пали, третий стоит, четвертому не быти». Это означало, что Московской Руси «предстоит нести эсхатологическое «бремя Рима» - оберегать мир от духовной погибели и рабства антихристу», что выглядело «осознанием величайшей ответственности, голгофского креста Русской Церкви и неотторжимого от нее Русского государства – ответственности за судьбы Церкви Христовой и всего христианского мира». Так это и воспринимали русские государи и патриархи (на выставке о Романовых приводились слова патриарха Никона, желавшего сделать Россию «удерживающим»). Иными словами, эта формула давала Русскому государству индульгенцию на завоевания и карательные походы, выглядевшие теперь не империализмом, а исполнением «божественной миссии». Так «мировая миссия» России находила оправдание в эсхатологии[22], что и подчеркивалось в экспозиции.

Это лежало, в частности, в основе противопоставления русского человека западному, что сопровождалось ворохом всевозможных цитат из консервативных русских мыслителей (Ильин, Киреевский и пр.). Все это было призвано доказать превосходство русского народа, якобы постоянно подвергавшегося необоснованным нападкам со стороны западных наблюдателей. Модернизируя эпоху средневековья, создатели экспозиции обнаруживали первые «информационные войны» Запада против России в царствование Ивана Грозного[23].

Рис. 8. «Информационные войны» эпохи Ивана Грозного. Панно

Например, подчеркивалось, что иностранцы преувеличили жестокость карательного похода на Новгород и Псков, проведенного в январе-феврале 1570 г. в наказание «за измену». При этом сами создатели экспозиции соглашались, что действия московского войска отличались крайней жестокостью. В то же время они стремились доказать, что размах злодеяний, учиненных опричниками, был преувеличен иностранцами. Мало того, утверждалось, что при Иване Грозном иностранцы ввели экономические санкции против России, а когда тот ответил созданием пиратской флотилии на Балтике, стали жаловаться на недопустимость таких ответных шагов (не напоминает ли это недавние истории с ЧВК Вагнера?).

По сути, изложенная концепция продолжала линию митрополита Петербуржского и Ладожского Иоанна (Снычёва), выпустившего трактат «Самодержавие духа» с апологетикой царя Ивана IV как якобы святого и оклеветанного героя, что, как неопровержимо доказано, является продуктом монархической мифологии[24]. Кроме того, такая трактовка событий времен Ивана Грозного сознательно напоминала зрителю о введении западными странами санкций против России в ответ на аннексию Крыма. А слова Александра Невского «Крепить оборону на западе, а друзей искать на востоке» и «Восток – выбор для сохранения Руси», а также отказ от подчинения Римскому папе звучали призывом к власти РФ и сегодня действовать подобным же образом. Иными словами, исторические данные использовались инструментально, как и ранее в фильме о Византии. За этим, безусловно, просматривалась направляющая рука архимандрита Тихона[25], который, по словам хорошо знающих его людей, отличается крайним антизападничеством и склонен к конспирологии[26].

Помимо тенденциозной и предвзятой концепции, экспозиция грешила явными ошибками или неточностями. Так, утверждалось, что ледник начал отступать с Русской равнины только 8 тыс. лет назад и что земледелие и скотоводство пришли с юга на территорию Восточной Европы только в IV тыс. до н.э., хотя все это происходило несколько ранее. Была пропущена эпоха энеолита, и каменный век сразу сменялся бронзовым. Помещенные рядом цитата из византийца Льва Дьякона (X в.) и стихотворение В. Брюсова лишь вводили посетителя в заблуждение, так как «тавроскифы» у первого были анахронизмом, тогда как хорошо знавший античную историю Брюсов писал о реальных скифах, соседях античных греков. Говоря о русах, авторы следовали Л. Гумилеву и ибн-Фадлану, но не объясняли, что речь шла о скандинавах. На карте IX-X вв. ее создатели уверенно указывали местоположение столицы Хазарии Итиля, хотя этот вопрос до сих пор открыт. Утверждалось, что шарнирные ножницы пришли из Византии, хотя известно, что они были изобретены арабами. Ни слова не говорилось о палимпсесте, древнейшем письменном тексте, найденном в Новгороде в 2000 г. Не освещались взаимоотношения Руси с Волжской Булгарией в XII-XIII вв. Ошибочное утверждение о том, что «при Орде русские окончательно монополизировали Волжский путь», расходилось с приводимыми в дальнейшем данными о том, что это произошло только после падения Казанского ханства. На стенде «Интересные факты» говорилось о «русском шелке», но зритель оставался в неведении о китайском происхождении шелка.

В разделе о XVI в. приводилась цитата из Р. Г. Скрынникова: «Разгром Казанского и Астраханского ханств положил конец трехвековому господству татар в Поволжье». Этим и ограничивались данные о сложной истории взаимоотношений Руси с Казанским ханством и о его завоевании. Все сводилось к донельзя краткой справке: «В 1552 году после успешного похода русских войск Казанское царство стало частью державы Ивана IV. Позже к нему добавились еще два осколка Золотой Орды – царства Астраханское и Сибирское. Россия получила контроль над Волгой и вышла напрямую к рынкам богатого Востока».

Вся информация о Казанском походе сводилась к нескольким скупым фразам, объяснявшим его наказанием татар за бесконечные разбои: «Казанские татары тревожили набегами Московское княжество; в 1505-1507 гг. произошла одна из кровопролитнейших русско-казанских войн. В 1545-1552 гг. Иван Грозный предпринял три похода на Казань. Последний из них увенчался взятием города... Итогом Казанского похода 1552 г. стала ликвидация самостоятельного Казанского ханства и присоединение к Москве Среднего Поволжья. Русское государство получило свободный доступ к Волжскому пути, набеги казанских татар на Москву прекратились». Иными словами, не говорилось ни о резне в Казани, ни о выселении всех татар из города, ни об экспроприации их земель в пользу русских бояр и, прежде всего, церкви. Разумеется, замалчивалась долгая борьба между Московским княжеством и Крымским ханством за влияние в Казани.

А поход Ермака объяснялся якобы справедливой борьбой с Сибирским ханством, тревожившим набегами владения купцов Строгановых. Иными словами, авторы руководствовались имперской историографией, всеми силами оправдывавшей территориальные приобретения и скрывавшей агрессивные устремления московских владык. При этом создателей экспозиции отличало неумение работать с летописными источниками[27].

Россия была показана на выставке гомогенной моноконфессиональной страной. Если речь шла о других народах (не русских), то лишь как о врагах, от которых следовало обороняться или которых надо было завоевывать. В частности, давалось пространное описание враждебных отношений с Крымским ханством и говорилось о Молодинской битве 1572 г. Но об иных (нехристианских) религиях вовсе не было речи. Говорилось о достижениях Ивана Федорова, но умалчивалось о его бегстве из Москвы, тем более о причинах этого.

Экспозицию отличал и разнобой терминологии, оставленный без объяснения. Так, в цитатах из летописи и из трудов историка С. Ф. Платонова, а также при описании похода Едигея в 1408 г. был сохранен термин «татары». Но наряду с ним использовались термины «монголо-татарское нашествие» и «ордынские ханы» и говорилось о «свержении татаро-монгольского ига». Фактически здесь происходило механическое смешение подходов дореволюционного, советского и постсоветского времени[28].

В четырех залах демонстрировались фильмы, лишний раз подчеркивавшие ценностные ориентации, лежавшие в основе экспозиции («Путь из варяг в греки», «Христианство», «Чудо в русской истории» и «Великие сражения»). По сути, они говорили о важности византийского наследия, о тесной связи русской истории с христианством и о непрерывной борьбе с врагами, проходившей красной нитью через всю историю Руси.

Таким образом, выставка получилась любительской и крайне тенденциозной. Экскурсоводами на ней работали студенты Сретенской духовной семинарии, обученные транслировать очень примитивные пропагандистские тексты. Им особенно нравилось разоблачать «информационные войны Запада» и доказывать, что Иван Грозный не убивал своего сына.

 

Триумф «оклеветанной» династии Романовых

 

Первая из рассматриваемых выставок была посвящена Романовым, что в 2013 г. было приурочено к 400-летию начала их правления. К тому времени в Александровском саду был установлен памятник патриарху Гермогену, а накануне открытия выставки был восстановлен обелиск дому Романовых, впервые возведенный в 1913 г., но затем замененный большевиками стелой предшественникам и основателям научного социализма.

Представленные на выставке 350 мультимидийных устройств и интерактивных панно, а также фильмы об основных событиях эпохи Романовых были призваны оправдать царственную династию в глазах у зрителей. У входа на выставку была помещена чудотворная Федоровская икона Божией Матери, покровительница дома Романовых, вызывавшая благоговейные чувства у верующих, специально приходивших ей поклониться. Кроме того, перед входом всячески рекламировалось строительство храмов в Москве и посетителям предлагалось это поддержать. Здесь же на стендах говорилось о величии романовской России, и каждому следовало дорожить этим образом.

Так создавался новый миф, полностью реабилитирующий династию Романовых и самодержавие в целом. Он говорил не о развития, а о реставрации, и представленная в церковном духе апологетика готовила зрителей к восстановлению монархии. Выставка начиналась сюжетом о Смуте, 1612 годе и восшествии на престол Михаила, а заканчивалась президентом Путиным и патриархом Кириллом, что было призвано подчеркнуть полную «симфонию», установившуюся между властью и церковью. Портрет Путина был льстиво помещен между портретами Вл. Соловьева и А. Лосева, создавая образ «философской Троицы».

В экспозиции бывшие герои (главари крестьянских бунтов, просветители, революционеры) превращались в «воров и изменников», а бывшие реакционеры – в светочей и радетелей за Отечество. Подавление Алексеем Михайловичем народных бунтов и антиреформаторского выступления монахов Соловецкого монастыря подавалось как благо и ставилось ему в заслугу. Степану Разину вменялось в вину участие в крымской работорговле, а его выступление в защиту народа было прочно забыто. Зато окончательное прикрепление крестьян к земле во второй половине XVII в., обрекшее их на рабское существование, хотя и упоминалось, но никак не комментировалось.

Рис. 9. Степан Разин

В разделе о расколе зритель узнавал, что реформы были нужны, но проводились слишком жестко и непродуманно без учета мнения народа. Отмечалось, что из-за разногласий между царем и патриархом Никоном последний был смещен. Но, хотя Собор 1666 г. и низложил патриарха, он одобрил его реформы. А Федору Алексеевичу даже ставится в заслугу казнь протопопа Аввакума и его сподвижников и защита церковных реформ. Было показано, что раскол привел к глубокому кризису, что старообрядцев преследовали в течение ста лет, и только Петр III положил этому конец, а полные права они получили лишь при Николае II. Иными словами, вопрос о расколе и его последствиях освещался весьма противоречиво.

Разделы Польши в конце XVIII в. были представлены долгожданным воссоединением с былыми землями Киевской Руси и защитой православных от католиков, но о вхождении в состав России огромного еврейского массива не говорилось. Термин «разделы Польши» блистательно отсутствовал – его заменяло «Присоединение Западного края». Аналогичным образом в разделе о царствовании Александра II вместо «завоевания Средней Азии» фигурировало ее «присоединение». Очень уж не хотелось организаторам признавать, что многие новые территории входили в состав России в ходе жестоких карательных операций и кровавых военных кампаний.

В целом территориально-политическая экспансия России трактовалась как безусловное благо. Это было показано на стендах едва ли не главным достижением царизма, состоявшим в расширении территориальных границ и росте народонаселения. И внимательный зритель убеждался в том, что с другими достижениями (в промышленности, науке и пр.) дело обстояло много хуже. Иными словами, экспозиция давала понять, что экстенсивное развитие и стало особым путем России, которому та была обречена вечно следовать. А такое развитие оказывалось неразрывно связано с милитаризмом.

При этом все военные победы приписывались чуду, Божественному заступничеству и крепости православной веры, а поражения – ее упадку. А главными героями истории России выступали семнадцать царей из династии Романовых. Им и было посвящено центральное панно экспозиции.

Ряд острых и неоднозначных вопросов истории России сознательно замалчивались. Так, фигура умолчания сопровождала первые академические экспедиции в Сибирь и на Дальний Восток: хотя они были упомянуты, их организаторы и руководители (Г.-Ф. Миллер, И.-Г. Гмелин), среди которых были преимущественно выходцы из Германии, названы не были. А последующие экспедиции П. Палласа, И. Лепехина, С. Гмелина, И. Гильденштедта, И.Г. Георги, давшие очень много для познания России, вовсе остались за кадром. Не была упомянута и вышедшая в 1776-1780 гг. книга Георги, впервые познакомившая общественность с народами России. Сведения о разведении фиалок, гвоздик и пионов показались создателям экспозиции много важнее. А все заслуги Георги свелись к тому, что в честь него были названы георгины.

Остался за скобками и вопрос о массовом насильственном крещении среди народов Поволжья и разрушении там мечетей в 1741 г. Вопрос о Финляндии и Аляске присутствовал только на карте – в текстах это никак или почти никак не освещалось. Зато говорилось о почти «мирном» присоединении Казахстана и Средней Азии, ставящем целью покончить с грабежами и работорговлей. Но зритель ничего не узнавал ни о войне с чукчами, ни о кровавом завоевании Камчатки атаманом Атласовым (последнее было отнесено к эпохе Алексея Михайловича, хотя происходило в ранние годы правления Петра I). Особенно красноречивым выглядело полное молчание о Кавказской войне. Генерал А.П. Ермолов был представлен лишь одним из героев 1812 г., но о его жестокостях на Кавказе не говорилось.

Для каждого царствования были показаны и нововведения – появление очков, подзорной трубы и утюга, начало изготовления пряников, распространение кофе, бумаги и балалайки, интродукция клубники из Франции и разнообразных декоративных цветов по большей части также из зарубежья, возведение каких-либо монументальных построек, введение театра и т. д. Правда, далеко не всегда указывался источник этих заимствований. Как бы то ни было, ничего принципиально важного для экономического и индустриального развития среди них не было, если не считать изобретения техники получения сахара из свеклы при Павле I. Лишь при Николае I, который, как отмечалось, имел инженерное образование, началось строительство железной дороги, названное авторами экспозиции «индустриализацией».

Было упомянуто и «изобретение велосипеда русским крепостным (Ефимом Артамоновым) из Нижнего Тагила» при Александре I, хотя речь идет о давно разоблаченном мифе[29] (иными словами, занимающийся «разоблачением исторических мифов» г-н Мединский сегодня активно поддерживает создание новой мифологии, если она идет на пользу России)[30]. Среди сподвижников Александра I были показаны только генералы, но отсутствовали реформаторы, включая Сперанского. Аналогичным образом среди сподвижников Александра II блистательно отсутствовал реформатор М.Т. Лорис-Меликов, разработавший проект первых конституционных преобразований в России.

Утверждалось, что при Николае I успешно развивалась «русская промышленность, передовая и конкурентоспособная», но скромно умалчивалось о том, что Крымская война была проиграна из-за технической отсталости. А достижениями Николая II провозглашались разведение кур и первый отрезвитель (правда, тут же говорилось об изобретении «русского шампанского»).

Экспозиция поражала почти полным отсутствием аутентичных экспонатов (за исключением нескольких церковных вещей)[31], которых с лихвой заменяли компьютерная графика и многочисленные цитаты из царей, священников и церковных деятелей (включая Победоносцева), политических функционеров (Витте, Столыпин), писателей (Пушкин, Гоголь, Достоевский, даже Фазиль Искандер), историков (Соловьев, Ключевский), русских мыслителей (от Ивана Ильина до Льва Гумилева) и военных (Деникин). Среди них видное место занимали эсхатологические пророчества ряда священников (Серафим Саровский, Иоанн Кронштадтский, Феофан Затворник, Анатолий (Потапов), Аристоклий Афонский, Алексей Мечев, Нектарий Оптинский и др.): говорилось о том, что Россия пройдет сквозь страшные испытания, но будет спасена и возродится[32].

Экспозиция была призвана доказать, что у России была прекрасная история, все шло замечательно, в особенности, в конце XIX – начале XX вв., когда бурно развивалась промышленность и Россия грозила превратиться в одну из ведущих мировых держав. Посетителям внушалась мысль о том, что народ в России накануне революции жил лучше, чем в развитых капиталистических странах. В том числе, речь о шла рабочих, чисто которых возросло с 2 млн до 5 млн. Но, судя по иллюстрации на стенде, речь шла в основном о добывающей промышленности (нефть, уголь), да о производстве зерна. Иными словами, Россия начала XX в. оставалась крестьянской страной, а ее промышленность имела ярко выраженный сырьевой уклон. Тем не менее, создатели экспозиции настаивали на том, что Россия тогда переживала необычайный экономический подъем.

Так бы все и шло, если бы не изменники и внутренние враги, которым помогали внешние силы (Англия, США, Германия и пр.), мечтавшие о развале России и втянувшие ее в войну. Среди врагов, разумеется, фигурировали масоны.

Рис. 10. Масоны

С ними зритель знакомился дважды и в обоих случаях в связи с «самозванцами и бунтовщиками» - сперва на стенде вместе с Емельяном Пугачевым, затем в связи с восстанием декабристов, где зритель к своему удивлению узнавал, что с декабристами была связана некая еврейская организация «Херут»[33], мечтавшая об освобождении евреев в Европе и России и их поселении где-либо в Крыму или на Востоке в качестве отдельного народа. Но зрителю не объясняли, что при Екатерине II, Павле I и Александре I быть масоном было не только модно, но и небесполезно для карьеры. Ведь даже Карамзин и Кутузов, изображенные верными сподвижниками Александра I, были членами ложи.

Среди внутренних врагов Николая II значились Троцкий, Азеф, Парвус и Ленин[34]. А среди внешних врагов, финансировавших революционеров, были названы американское общество «Друзья русской свободы» и Яков Шифф – последний выглядел яростным врагом России[35]. Иными словами, идея «жидо-масонского заговора»[36], хоть и неявно, присутствовала. Примечательна также подмена терминов - ведь революционная борьба объявлялась «антироссийской», т.е. в качестве главной цели революционерам приписывался «развал России», а вовсе не свержение самодержавия и освобождение народа путем политических и социальных преобразований. Все это создавало у зрителей конспирологический настрой и побуждало их искать тайных внешних врагов, веками плетущих нити заговора, чтобы навсегда покончить с Россией.

Есть основания полагать, что такие радикальные идеи попали в экспозицию под влиянием архимандрита Тихона, так как в книге Мясникова о правителях России их не было[37]. Примечательно, что в экспозиции лишь вскользь упоминалось об убийстве Павла I, причем это сопровождалось красноречивым замечанием Наполеона о том, что «без смерти царя Павла Англия бы пропала». И зритель понимал, что без коварной руки Запада дело не обошлось. А о смерти Петра III говорилось, что тот погиб то ли от болезни, то ли от убийства. Иными словами, набрасываясь на «изменников» и «врагов России» в связи с революционно-освободительным движением, создатели экспозиции пытались всеми силами обойти вопрос о дворцовых переворотах, которых было немало в истории России. Уместно напомнить, что никакого гнева по поводу истребления русской аристократии опричниками Ивана Грозного организаторы экспозиции о Рюриковичах, похоже, тоже не испытывали.

Правда, не все так однозначно. В зале, прославляющем Николая I, зритель внезапно узнавал, что тот был «донкихотом самодержавия, страшным и зловредным, потому что обладал всемогуществом, позволявшим ему подчинять всей своей фанатической и устарелой теории и попирать ногами самые законные стремления и права своего века» (фрейлина и мемуаристка А. Ф. Аксакова-Тютчева). Но такие признания на выставке не поощрялись, и даже Пушкин выглядел у ее создателей обожателем самодержавной власти.

Выставка завершалась утверждением о том, что дела на Первой мировой войне шли плохо, пока сам царь в 1916 г. не взял руководство в свои руки. Тогда-то якобы и начались победы (это относится к Брусиловскому прорыву). Но, по словам экскурсоводов и самого Мясникова, царя предали генералы. В доказательство приводились обращенные к Николаю слова генерала А. Брусилова о необходимости отречения. Это дополнялось цитатами из американского конспиролога Э. Саттона[38], а также У. Черчилля о том, что со смутой 1917 г. никто бы не мог справиться, что якобы оправдывало Николая. Напрашивался вывод, что царя предали все – генералы, политики, депутаты Думы, аристократия, Священный Синод, а также рабочие, крестьяне и солдаты. Все завершалось сентенцией о том, что Россия была нужна одному лишь царю, и только он ее защищал, тогда как всем остальные большой нужды в ней не испытывали. Но при этом без ответа оставался вопрос – им была не нужна Россия или не нужна именно царская Россия? Думаю, организаторы выставки такого вывода не ожидали, но он напрашивался.

Экспозиция грешила многочисленными пропусками и умолчаниями – о расколе говорилось невнятно, не сообщалось о характере масонства в начале XIX в. и о присоединении Финляндии, скороговоркой говорилось о разделе Польши, о польских восстаниях и их подавлении, отсутствовал анализ крепостного права и причин поражения в Крымской войне, замалчивалась история Русской Америки, не упоминалось о церковных гонениях на Льва Толстого (хотя перед входом на выставку он прославлялся), не было обсуждения полиэтничности и национального вопроса, скрывалось, что промышленность начала XX в. развивалась руками староверов, иностранцев и отчасти евреев. Вовсе отсутствовала информация о Кавказской войне. Фактически оправдывалась территориальная экспансия. Не было ни слова о погромах и антисемитизме, мало сообщалось о революции 1905 г. и политических реформах, о Распутине и его убийстве, отсутствовала детальная информация о Черной сотне. Не обсуждались причины революции 1917. На удивление, оправдывалась отмена патриаршества Петром и замена его Священным Синодом, что ставило церковь в зависимость от государства.

Зато подчеркивалась идея циклического времени, в пользу которой якобы говорили возрождение России после смуты и три века ее славного поступательного развития. Затем снова наступала смута, но сегодня опять происходит возрождение. Якобы все это в своих пророчествах предвидели некоторые русские священники и духовные наставники. В итоге, вслед за Тютчевым посетителям предлагалось верить в Россию, и такая вера оказывалась много ценнее научного знания, к которому устроители экспозиции большого уважения не испытывали. Реальная история кромсалась вкривь и вкось в угоду политическому заказу на образ «великой державы», шедшей своим самобытным путем, но временами оказывавшейся жертвой иноземных интриг.

Остается сказать, что после показа в Москве, Петербурге, Краснодаре и Тюмени выставка о Романовых в августе 2014 г. приехала в Крым, где ее торжественно открыл С. Аксенов. Главным действующим лицом был Тихон Шевкунов, который сетовал на то, что за последние 23 года на Украине не так преподавали историю. Означает ли это, что, по его мнению, ее правильно преподавали в советское время? Ведь по сравнению с советской презентацией истории выставка радикально меняет ее образ. По плану выставка должна была поехать по многим городам России, но затем было сообщено, что она была подарена Крыму и осталась в Ливадийском дворце под Ялтой.

А выставка о Рюриковичах в сентябре 2016 г. была показана в Севастополе.

При этом независимое расследование показало, что финансирование проекта осуществлялось с нарушением финансовой дисциплины и закона о конкуренции[39].

Весной 2018 г. по Калужско-Рижской линии Московского метро пустили рекламный поезд «Исторические парки», призванный привлечь внимание москвичей к выставкам.

 

 

[1]Ученик архимандрита Иоанна (Крестьянкина), епископ Егорьевский с 2015 г. и глава Псковской митрополии с мая 2018 г.

[2] Солдатов А. В тени первого лица // Московские новости, 23-29 января 2004. С. 22.

[3] Шнирельман В. А. Колено Даново: эсхатология и антисемитизм в современной России. М.: ББИ, 2017. С. 339-342.

[4] Солодовник С. Россия: официальная церковь выбирает власть // Pro et contra, 2013, № 3-4. С. 12.

[5] Кловер Ч. FT: Кто такой архимандрит Тихон (Шевкунов) // Ведомости, 29 января 2013 (http://www.vedomosti.ru/politics/news/8513151/putin_i_arhimandrit?full#cut); Макаркин А. Епископ Тихон (Шевкунов): секреты влияния // Политком, 27 ноября 2017 (http://politcom.ru/22863.html).

[6] Кротов Я. Тихон Шевкунов: Лысенко от Православия. Апофеоз «православного» большевизма // portal-credo.ru, 18 ноября 2017 (http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=128655).

[7] Светова З. «Сечин в рясе». Как Тихон Шевкунов стал главным идеологом российской реакции // МБХ Медиа, 29 декабря 2017 (https://mbk.media/sences/sechin-v-ryase-kak-tixon-shevkunov-stal-glavnym-ideologom-rossijskoj-reakcii/).

[8] Выставку о 400-летии дома Романовых посещают 13 тыс. человек в день // РИА Новости, 11 ноября 2013 (http://ria.ru/culture/20131110/975830645.html).

[9] Ермолаева П. Выставка "Романовы": погружение в глубь веков // Вести, 10 ноября 2013 (http://www.vesti.ru/doc.html?id=1152446); Выставку о 400-летии дома Романовых посещают 13 тыс. человек в день; Кочетков Д. В Москве проходит выставка "Православная Русь. Романовы" // ТВ 1-ый канал, 10 ноября 2013 (http://www.1tv.ru/news/culture/245796).

[10] Кривошеина М. Антисемитизм, боязнь террора и любовь к сушкам. Что можно узнать из новой биографии Александра III в серии ЖЗЛ // Горький Медиа, 5 октября 2016 (https://gorky.media/reviews/antisemitizm-boyazn-terrora-i-lyubov-k-sushkam/).

[11] В.Р. Легойда: Выставки «Православная Русь. Моя история» — ключ к пониманию отечественной истории // Синодальный информационный отдел РПЦ, 30 октября 2014 (http://www.sinfo-mp.ru/lvr-pravrus2014.html).

[12] Это отражает мифологические представления и расходится с живой реальностью. См.: Шнирельман В. А. Арийский миф в современном мире. М.: НЛО, 2015. Т. 1. С. 148-149.

[13] О нем см.: Шнирельман В. А. Русское родноверие: неоязычество и национализм в современной России. М.: ББИ, 2012. С. 117-119.

[14] О нем см.: Шнирельман В. А. Хазарский миф: идеология политического радикализма в России и ее истоки. М.: Мосты культуры-Гешарим, 2012.

[15] Об анализе ситуации с Аркаимом см.: Шнирельман В. А. Аркаим: археология, эзотерический туризм и национальная идея // Антропологический Форум, 2011, № 14, с. 133-167; он же. Аркаим и Стоунхендж между прошлым и будущим // Этнографическое обозрение, 2014, № 5, с. 19-40; он же. Конструирование исторического наследия – случай Аркаима // Сибирские исторические исследования, 2015, № 2, с. 53-65.

[16] Детально об этом см.: Шнирельман В. А. Арийский миф в современном мире. М.: НЛО, 2015. Т. 1. С. 342-266.

[17] См., напр.: Гупало А. Г. Традиционные конфессии и археология // Петров Ф. Н. (ред.). Археология в современной культуре России (региональные аспекты). Круглый стол, п. Аркаим, 22-23 августа 2007: материалы заседаний. Челябинск: Крокус, 2008. С. 6-20.

[18] Пчелов Е. Рюриковичи на Манеже // Троицкий вариант, 23 декабря 2014. С. 8.

[19] Актуальность выставки в связи с украинскими событиями подчеркивалась и некоторыми священниками. См., напр., Протоиерей Геннадий Беловолов. Русь Рюриковская // Русь Державная, ноябрь 2014 (http://www.rusderjavnaya.info/article.php?art_id=1057).

[20] О его критике см.: Шнирельман В. А. Слово о «голом (или не вполне голом) короле» // Историческая психология и социология истории, 2009, № 2. С. 55-74.

[21] Патриарх Кирилл. Святой князь Владимир: цивилизационный выбор Руси. М.: Изд-во Моск. Патриархии РПЦ, 2015.

[22] Детально см.: Шнирельман В. А. Колено Даново.

[23] К этой идее приложил руку Мясников. См.: Ерахтина А. «Никакой средневековой жути на Руси не было». Беседа с создателями выставки «Моя история. Рюриковичи» // Православие.ру, 5 ноября 2014 (http://www.pravoslavie.ru/jurnal/74859.htm). Не лишне отметить, что еще раньше все это содержалось в скандальной докторской диссертации В. Мединского. См.: В.Р. Мединский «Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV-XVII вв.» (М., 2011).

[24] Детально см.: Фирсов С. На весах веры: От коммунистической религии к «святым» посткоммунистической России. Санкт-Петербург: Вита Нова, 2011. С. 185-236.

[25] Один из организаторов выставки тоже откровенно признавался, что «в древней истории Руси есть очень много проекций на день сегодняшний». И, по его словам, знакомство с ними позволит людям понять современные процессы. См.: Ерахтина А. «Никакой средневековой жути на Руси не было».

[26] Светова З. «Сечин в рясе».

[27] Об этом см.: Пчелов Е. Рюриковичи на Манеже // Троицкий вариант, 23 декабря 2014. С. 8.

[28] Об этих подходах см.: Шнирельман В. А. «Общее прошлое»: федеральные и татарстанские школьные учебники истории // Историческая экспертиза, 2016, № 4. С. 111-132.

[29] Виргинский B. C., Клат С. А., Комшилова Т. В., Лист Г. Н. Как творятся мифы в истории техники (к истории вопроса о «велосипеде Артамонова») // Вопросы истории естествознания и техники, 1989. № 1. С.150-157.

[30] Следование создателей экспозиции заветам Мединсткого уже отмечалось историками. См., напр.: Мосин А.Г. "Моя история" или "Моя мифология"? // Историческая экспертиза, 2018 (http://istorex.ru/page/mosin_ag_moya_istoriya_ili_moya_mifologiya).

[31] Это замечали даже апологеты выставки. См., напр., Касмынин А. Из варяг в греки // Завтра, 13 ноября 2014 (http://zavtra.ru/content/view/iz-varyag-v-greki/).

[32] О политическом и социальном значении этих пророчеств и об их актуализации в современной России см.: Шнирельман В. А. Колено Даново.

[33] Об этих аллюзиях в контексте «конспирологической ревизии исторической памяти» уже писали внимательные наблюдатели. См.: Эрлих С.Е. Уроки конспирологии // Искусство кино, 2013, № 5; он же. Вид на Сенатскую из Кремля // Полит.ру, 2 февраля 2014 (http://polit.ru/article/2014/02/02/dec/); Esch Chr. Ausstellung zu den Romanows. Die Auslöschung der Geschichte // berliner-zeitung, 12 December 2013

https://www.berliner-zeitung.de/kultur/ausstellung-zu-den-romanows-die-ausloeschung-der-geschichte-3288292.

[34] Все это уже отмечалось вдумчивыми критиками, справедливо указавшими на многочисленные искажения исторической реальности. См., напр.: Напреенко Г. А царь-то голый // Открытая лавка, 25 ноября 2013 (http://openleft.ru/?p=158); Ведерников В. В. Сумерки просвещения, или Этюд в багровых тонах // Историческая экспертиза, 2014, № 1. С. 11-24; Мосин А.Г. "Моя история" или "Моя мифология"? // Историческая экспертиза, 2018 (http://istorex.ru/page/mosin_ag_moya_istoriya_ili_moya_mifologiya); Селин А. А. О выставках в историческом парке "Россия - моя история" в Санкт-Петербурге // Историческая экспертиза, 2018 (http://istorex.ru/page/selin_aa).

[35] О его деятельности по защите евреев России от дискриминации, что и определяло его отношение к царизму, см.: Perry M., Schweitzer F. M. Anti-Semitism: Myth and Hate from Antiquity to the Present. New York: Palgrave McMillan, 2005. Pp. 151–152.

[36] Об оживлении этой идеи в современной России см.: Шнирельман В. А. Революция 1917 г. – заговор иноверцев и инородцев? Эсхатологический взгляд на русскую революцию // Scando-Slavica, 2018, vol. 64, no. 1. Pp.

[37] См.: Мясников А. Л. Властители Отечества. М.: Вече, 2014.

[38] О популярности американских конспирологов в России см.: Шнирельман В. А. Иностранные агенты: западные источники современной русской конспирологии // Историческая экспертиза, 2015, № 4. С. 110-136.

[39] Конкурсы — не царское дело // Общая газета, 6 ноября 2014 (http://www.og.ru/articles/2014/11/06/35622.shtml).

1265