Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Романова Н.М. Рец.: Иванова Н.И. Путеводитель по немецким колониям Санкт-Петербургской губернии. СПб.: Нестор-История, 2015. 368 с.

Романова Н.М. Рец.: Иванова Н.И. Путеводитель по немецким колониям Санкт-Петербургской губернии. СПб.: Нестор-История, 2015. 368 с. // Историческая Экспертиза. № 4. 2015. С. 83-90.

Книга издана в рамках проекта «К 250-летию манифеста Императрицы Екатерины Второй о переселении немцев в Россию. Немецкие колонии Петербургской губернии». Презентация книги прошла в Российской национальной библиотеке 23 сентября в числе мероприятий этого проекта, который был инициирован и реализовывался под патронажем Фонда поддержки и развития русско-немецких отношений «Русско-немецкий центр встреч при Петрикирхе Санкт-Петербурга» и при содействии Генерального Консульства Федеративной Республики Германии в Санкт-Петербурге в соответствии с программой по поддержке немецкого меньшинства.

На приглашение Екатерины II откликнулись выходцы из германских государств, некоторые из них поселились на территории Санкт-Петербургской губернии. Таким образом, в Российской империи возникли немецкие сельскохозяйственные и промышленные колонии. Колонисты внесли огромный вклад в освоение прежде бесплодных и запущенных земель. Они превратили их в образцовые цветущие, высокодоходные поселения с развитой в современном понимании инфраструктурой (хорошие дороги, добротные дома, общественные здания, школы и т. д.), население которых в основной своей массе было зажиточным. Колонии снабжали качественными продуктами близлежащие города, например, в Петербургской губернии — столицу и уездные города Царское Село, Петергоф, Кронштадт, Ямбург. Благополучие и устоявшийся жизненный уклад немецких колоний разрушили революция, войны XX в. и политика властей по отношению к этническим немцам Российского государства.

История и культура немцев-колонистов в советское время не изучались, что было обусловлено политическими соображениями. Длительное время даже вклад немецких колонистов в развитие сельского хозяйства, применение ими передовых агротехнических методов ведения его в непростых климатических условиях Северо-Запада замалчивались. Уникальная история и культура немецких колонистов постепенно предавались забвению. Впрочем, в исторической литературе не освещались многие важные аспекты истории жизнедеятельности немцев на территории России, в том числе и участие немцев-колонистов в русско-японской и Первой мировой войнах, а также жестокие репрессии, направленные против жителей немецких колоний в 1937–1938 гг. и в период Второй мировой войны. Несправедливо были забыты и многие факты и события, характеризующие участие советских немцев в Великой Отечественной войне, а также их работа в далеком тылу, куда они были депортированы на основании этнического признака.

Изначально в России отношение к немецким переселенцам базировалось на законодательных актах царского правительства, предоставлявших им режим наибольшего социально-экономического благоприятствования, но который уже с конца XVIII в. начал корректироваться введением системы налогообложения, затем административными мерами ужесточения урегулирования имущественных прав, землепользования и т. д. Этому в немалой степени способствовали, с одной стороны, недоимки по уплате в казну налогов, а с другой — успешность хозяйственной деятельности колоний, особенно в XIX в. Оказали влияние и изменение общественно-политической ситуации в мире, антигерманские настроения в обществе спровоцировала и Первая мировая война.

Хотя немецкие колонисты и составляли значительную группу жителей Петроградской губернии (их численность достигала 7,5 тыс. человек, или 7,1 %), в 20-х гг. ХХ в. жизнь немецких поселков, обезлюдевших после революции и Мировой и Гражданской войн, практически не привлекала внимание советской власти. И если среди национальных секций Губкома РКП(б) существовала секция немецких коммунистов, которую в основном интересовали вопросы международного коммунистического движения, то в структуре первого советского государственного исполнительного органа власти по национальным вопросам — Петроградском Комиссариате по делам национальностей — никогда не было структуры, в компетенцию которой входили бы вопросы обустройства жизни этнических немцев на Северо-Западе. Период 1920–1937 гг. малоизучен и еще ждет своих исследователей.

Только в 70-е гг. стали появляться первые научные труды, посвященные поселениям немецких колонистов Петербургской губернии, их роли в развитии экономики и культуры многонационального города и региона. Первенство в изучении различных аспектов жизни немецких колоний принадлежит петербургскому историку и этнографу Т.А. Шрадер.

Новая книга известного петербургского историка Н.И. Ивановой является продолжением ее многолетней научной темы о немцах Санкт-Петербурга и немецких колонистах Петербургской губернии. Этой теме посвящено более 70 статей и несколько книг автора. В 2008 г. Наталья Ивановна опубликовала монографию «Немцы в Санкт-Петербургской губернии XVIII–XX вв.», которая включала главу о немецких колонистах.

Более подробно эта тема исследована в «Путеводителе по немецким колониям Санкт-Петербургской губернии», изданном в 2015 г.

Хронологические рамки исследования охватывают период более чем в два с половиной столетия истории существования немецких колоний на территории Петербургской губернии с момента их основания во второй половине XVIII в. до 1940-х гг. XX в. При этом следует отметить несколько моментов. Во-первых, фактически хронологические рамки значительно шире, поскольку автор, прослеживая судьбы депортированных из Петербургской губернии и репрессированных, расстрелянных в конце 30-х гг. и в годы Второй мировой войны колонистов, доводит их жизнеописание до 50-х гг., когда они были реабилитированы. В некоторых случаях история колоний затрагивает и современность. Например, одна из глав посвящена реализации проекта возрождения одной из старейших немецких колоний в пос. Стрельна Ленинградской области — «Нойндорф-Стрельна», который начиная с 1996 г. осуществлялся при финансовом участии российской и германской сторон.

Во-вторых, немецкие колонисты за прошедшее время, несмотря на неоднократное изменение административных границ Петербургской — Петроградской губерний — Ленинградской области, в основном жили на изначально выделенной им царским правительством территории, а если и уезжали с неудобных для выращивания сельскохозяйственных культур земель, то недалеко — преимущественно в Новгородскую губернию (исключение составило переселение небольшой группы колонистов в Новороссийский край). Перемена места жительства обусловливалась экономическими причинами, например, когда приобретали землю в собственность или уходили в города на заработки из-за сохранявшейся в обществе традиции наследования.

Для любого научного издания важен вопрос об источниковой базе исследования. Данная работа опирается на солидную базу разных видов источников. В первую очередь это письменные источники Российского государственного исторического архива и Российской национальной библиотеки. Автор изучила громадный объем источников и литературы за более чем два века истории немецких колоний, ввела в оборот новые ранее не используемые и не публиковавшиеся по теме архивные материалы, в том числе из личных собраний потомков колонистов, этнографические источники.

Значительно расширили границы исследования и содержания книги материалы официальных периодических изданий «Санкт-Петербургские ведомости» за 1914–1918 гг., которые прежними исследователями не использовались. Материалы «Петроградских губернских ведомостей» позволили автору составить список немецких колонистов (с указанием чина, вероисповедования, семейного положения, местожительства), убитых, раненых и без вести пропавших на фронтах Первой мировой войны.

Книга содержит девять глав и пять приложений.

Четкая структура работы, хронологическая и логическая последовательность раскрытия обозначенных в названиях каждой главы тем позволило Н.И. Ивановой охарактеризовать процесс сельскохозяйственного освоения территории Петербургской губернии переселенцами из Германии за такой длительный исторический период в контексте общероссийских событий. При этом автор не только выделил основные этапы этого процесса и постарался их разграничить, охарактеризовать особенности и основные параметры экономического развития в динамике, но и на общеисторическом фоне представил серию очерков об отдельных колониях.

Для выделения этапов истории немецких колоний исследователь определила аналогичные структурные маркеры, характеризующие социально-экономические аспекты жизни колонистов, векторы которых определялись национальной политикой правительства России, функционирующего в условиях разных общественно-политических систем, выделив соответственно дооктябрьский и советский периоды.

Н.И. Иванова выделяет четыре основных этапа в становлении и развитии немецких колоний Петербургской губернии: первый — с манифеста Екатерины II в 1763 г. до середины XIX в.; второй — вторая половина — начало XX в.; третий — с Первой мировой войны до 1917 г.; четвертый — советский период, характеризующийся началом репрессий против этнических немцев и суровыми условиями жизни после депортации и высылки их из родных мест в годы Второй мировой войны.

В целом выделение этапов в развитии немецких колоний ученый обосновывает совокупностью причинно-следственных связей исторических, общественно-политических событий и состояния экономики России и ее отдельных территорий, в частности Северо-Запада.

Национальная политика царского правительства создавала для переселенцев наиболее благоприятные и льготные условия проживания и ведения хозяйственной деятельности, а также для сохранения и развития национально-самобытной культуры, общественного и семейного уклада, религиозных верований. Этот процесс, имевший позитивный характер, достиг высокого уровня в XIX в., который поистине являлся временем достатка и житейского благополучия для этнических немцев, и, что было очевидно, и для немцев Германии, многие из которых в поисках лучшей жизни стремились в Россию. В конце концов, это вынуждало самодержавие в какой-то мере сдерживать их намерения.

После начала Первой мировой процесс пошел по нисходящей линии и окончился началом репрессий против населения немецких колоний, которые ужесточились в годы Второй мировой войны.

Основанием для поэтапной группировки Н.И. Ивановой истории немецких колоний Петербургской губернии явились не только политика царского правительства по отношению к колонистам, изменения границ и статуса административно-территориальных образований, регламент проживания немецких переселенцев и другие факторы, но также и материалы государственных ревизий хозяйственной деятельности колонистов, которые регулярно проводились с фискальными целями. Эти материалы предыдущими исследователями темы использовались фрагментарно, хотя данные объективно и наглядно отражали социально-экономические показатели немецких колоний и их жителей в разные промежутки времени.

Многие выводы об условиях жизни колонистов, характере их хозяйственных занятий, культуре автор делает на основании материалов ревизий, которые приводятся практически в каждой главе книги, а также более подробно в Приложении. Это статистические таблицы, которые содержат сведения о размерах владения колонистами недвижимости (дома, постройки, амбары), земли (пахотная, пастбища, приусадебная, лес), сельскохозяйственного инвентаря, скота (лошади, коровы, овцы, куры и т. д.), о величине урожая по видам агрокультур (пшеница, рожь, горох, картофель, морковь, репа и др.). Важно, что ученый не ограничилась изучением только информации об экономических показателях, а изучила и другие аспекты деятельности ревизий. Во время ревизий проводилась и перепись населения колоний, половозрастной состав, количество семей, а также наличие школ, церквей, богоугодных заведений и др. Эти сведения также нашли отражение в таблицах, которые сделали сюжеты книги достоверными, а выводы автора убедительными благодаря конкретным цифровым данным.

Сравнительный анализ статисти­чес­ких показателей позволил Н.И. Ива­новой представить развитие хозяйственной деятельности в динамике, что удалось достичь благодаря тому, что структура и содержание каждой следующей главы является логическим продолжением предыдущей. Для того чтобы выдержать эту линию канвы повествования, были определены общие маркеры, характеризующие изменения основных показателей экономической и социально-культурной жизни практически всех немецких колоний Петербургской губернии. Такой же принцип изложения сохранился и в очерках по отдельным колониям, что в совокупности способствовало созданию представления о происходивших процессах в целом по губернии.

Особенно ценно в книге Н.И. Ивановой, что повествование не обезличено, и перед читателем предстает не сухой формализованный обзор, а воссозданы судьбы конкретных семей, людей, жизнь которых подверглась суровым испытаниям. Можно отметить подчас чрезмерную перегруженность фактическими данными Приложения, но они имеют особую значимость как собственно для краеведения, так и истории немецких колоний Петербургской губернии, а также свидетельствуют об увлеченности автора разработкой темы, ее бережном отношении к любым, даже малозначительным историческим фактам.

Большое количество документальных материалов позволило автору рассказать в целом об истории немецких колоний Петербургской губернии в хронологическом порядке. Девятая глава содержит историко-краеведческие очерки по отдельным колониям, очередность размещения материалов о которых обусловлена временем их возникновения, близостью территориального нахождения, а также образованием новых поселений на основе тех, от которых они отпочковались. Таким образом, автор группирует колонии, объединенные рубрикой «Старые» («Материнские»): Ижорские (Колпинские) — Новосаратовская, Среднерогатская; Приморские — Петергофская, Стрельнинская, Александровская, Кронштадская, Знаменская; Ямбургские — Луцкая, Порховская, Франкфуртская и Крупино, и «Дочерние»: Веселый Поселок, Гражданка, Каменка, Кипенская, Новое Парголово, Овцыно, Уткинская, Янинская и др. В этой же главе приведены краткие сведения об исчезнувшей колонии Изварский обрез, жители которой из-за плохого качества земли переселились в другие районы губернии. Завершает главу краткая информация о шести малоизвестных колониях.

В очерках по истории отдельных колоний, помимо большого объема справочно-информационных сведений о разных аспектах жизнедеятельности колонистов, значительное место уделяется конкретным семьям, отдельным персонам. Читатель может проследить родословную практически каждого жителя колонии.

Автору удалось отразить причинно-следственную взаимосвязь государственной национальной политики и ее результатов не только в исторической протяженности и последовательности диаметрально противоположных общественных систем, но и показать на примере небольших по численности колоний этнических немцев Петербургской губернии, как они жили. Наиболее подробно раскрыты аспекты жизни немецких поселян в главе «Успешный XIX век, век благосостояния немецких колоний». Сюжеты, затронутые автором в этой главе, свидетельствуют о её желании всесторонне охарактеризовать жизнь поселян, сделав акцент на их хозяйственных занятиях и ремеслах, материальном достатке и росте благосостояния. Автор анализирует организацию общественной жизни и школьного обучения, особенности семейного и бытового уклада, борьбу за сохранение родного языка, культуры и народных традиций, вероисповедования и т. д.

Об этих темах автору удалось подробно и интересно рассказать благодаря привлечению нового вида источников — этнографических. В последние годы внимание историков все больше привлекает изу­чение темы «повседневность», которая теснейшим образом соприкасается с предметными зонами научной дисциплины этнографии. Это письменные источники, изобразительные материалы и фотоснимки, чертежи и архитектурные планы, внешний вид строений разного назначения: общественных и жилых, хозяйственных построек и т. д.; топографические карты местности; разносюжетные фотографии и т. д. Привлекают внимание и материалы книги о распределении общественных средств на строительство и содержание церкви и ее служителей, школ и учителей, благоустройство поселений, а также оказание помощи бедным односельчанам, особенно попавших в трудную жизненную ситуацию по случаю потери кормильца, пожара и другим причинам.

Мы неоднократно отмечали научную и документальную ценность материалов Приложения. Особо следует признать заслугу Н.И. Ивановой в публикации «Списка репрессированных в советское время немцев колонистов Ленинградской области», который был составлен на основании монографии петербургского историка И.В. Черказьяновой (И.В. Черкизьянова. Ленинградские немцы. Судьба военного поколения 1941–1955. СПб., 2011. С. 71–397).

В списке полностью указаны фамилия, имя, отчество и год рождения, время ареста и место высылки, статья, по которой человек был осужден, год расстрела, а в ряде случаев и год реабилитации. Данные таблицы являются ужасающим доказательством беззакония сталинской политики репрессий, когда поголовно в начале войны из Ленинградской области были выселены практически все этнические немцы. Мартиролог содержит почти 800 имен немцев, среди которых и 80-летние старики, и дети 5–6 лет. Все они были репрессированы «как социально опасные» элементы в конце 30-х и начале 40-х гг., часть расстреляна, а высланные в Сибирь, Казахстан, на Север работали, способствуя тем самым победе советского народа над фашизмом. Эти краткие биографические справки репрессированных жителей немецких колоний представляют ценную справочную информацию не только для историков, но и, может быть, для живущих в настоящее время потомков колонистов.

В заключение хочется отметить, что «Путеводитель по немецким колониям Санкт-Петербургской губернии» является еще одним шагом к изучению истории уникального сообщества немцев-колонистов, сохранившего на протяжении столетий свою национальную культуру, традиции и язык. Содержание книги обозначает новые направления и сюжеты в дальнейшем изучении темы, например, отношения колонистов с другими этническими группами, проживавшими на территории Петербургской губернии; период 20–30-х гг. в жизни немецких поселков; современное состояние населенных пунктов в Ленинградской области, в которых раньше жили немцы и где сохранились памятники культуры и другие вопросы.

При чтении книги Н.И. Ивановой стараешься определить ее жанр. Что это — справочник, монография или обозначенный в названии «Путеводитель»? Но содержание издания гораздо шире, оно не укладывается в понятие и рамки стандартного историко-краеведческого описания мест, событий, персон. Очевидно, это было первое рабочее название книги. Такое название не слишком удачно, так как «Путеводитель…», скорее всего, не привлечет внимание исследователей, которые могут отнестись к книге как к популярному изданию, в лучшем случае — справочнику краеведческого характера.

Содержание работы многопланово по тематике, источниковой базе, богатству и разнообразию привлеченных архивных материалов, хронологии, масштабу затронутых проблем и их анализу и интерпретации. Помещенные в тексте и приложении статистические данные содержат обширную информацию. Все вместе позволяет отнести историческое исследование Натальи Ивановны к научной монографии, написанной на базе глубокого изучения и ответственного аналитического осмысления большого массива документальных источников, многие из которых впервые были введены в научный оборот. Это позволило Н.И. Ивановой всесторонне по-новому осветить жизнь немецких колонистов Петербургской губернии (Ленинградской области) более чем за два века. Монография, бесспорно, представляет интерес не только для историков и краеведов, но и для всех лиц, интересующихся этой темой.

 

288