Потехина И.П. Судьба престолов, или Трудный путь Шотландии в российскую медиевистику

 

Потехина И.П. Судьба престолов, или Трудный путь Шотландии в российскую медиевистику. Рец.: Фёдоров С.Е., Паламарчук А.А. Средневековая Шотландия. СПб.: Дмитрий Буланин, 2014. 352 с., 7 карт // Историческая Экспертиза. 2016. № 2. С. 123-129.

В названии этого текста не случайно содержится аллюзия на популярный в наши дни британо­американский сериал в жанре фэнтези «Игра престолов»,[1] снятый по мотивам романов современного писателя Дж. Мартина. История так называемых «британских композитов» (Шотландии, Ирландии и Уэльса), одному из которых и посвящается рассматриваемая мной книга, не только вдохновляет бессчетное количество беллетристов, но и сама по себе отчасти напоминает запутанный фэнтезийный мир, истоки которого теряются в тумане легенд и не раз переписанных и перекроенных преданий, а бурные события более позднего времени не дают читателю (а равно зрителю, слушателю и т. п.) ни минуты эмоциональной передышки. Рассуждать об истории этих самых композитов тем более сложно, что в отечественной исторической науке роль их до сегодняшнего дня остается «не сыгранной» (обыденное же сознание преспокойно довольствуется всякого рода суррогатами истории, порождаемыми современным неомедиевализмом (Панфилов 2014)). Можно сказать, что, несмотря на отдельные попытки исследователей (Басовская, Зверева 1985; Зверева 1987; Федосов 1990; Брандт 1993; Федосов 1996; Игнатьев 2005; Апрыщенко 2006; Зверева 2006; Игнатьев 2011; Федосов 2014), систематическому изучению исторический путь британской периферии у нас, по сути, не подвергался и самостоятельной научной школы в той дисциплине, которую при известной фривольности — и в русле нынешней тенденции к дискретизации исторического знания — можно было бы назвать шотландоведением, до сих пор не существует. К слову, шотландские, ирландские и валлийские сюжеты в этом смысле отнюдь не одиноки. Отечественная медиевистика — при всех ее непомерных претензиях — вообще изобилует белыми пятнами, и перспектив их закрытия пока не видно… Именно поэтому выход в свет книги, о которой пойдет речь в данной рецензии, стал, на мой взгляд, событием знаменательным и до определенной степени знаковым (в первую очередь, конечно же, для петербургской медиевистики).

Итак, перед нами сравнительно свежая (если принимать во внимание скорость «обновления» исторической науки), выпущенная в конце 2014 г. в издательстве «Дмитрий Буланин» монография под названием «Средневековая Шотландия» (Фёдоров, Паламарчук 2014). Авторами ее выступили сотрудники Института истории (в прошлом Исторического факультета) СПбГУ доктор исторических наук Сергей Егорович Фёдоров и кандидат исторических наук Анастасия Андреевна Паламарчук, являющиеся в каком­то смысле «лицом» современного петербургского англоведения.

Построенная в целом по всем канонам исторического исследования монография состоит из историографического введения («Предисловие» (с. 5–15)), трех разделов, посвященных соответственно Шотландии I–XII вв. (с. 16–132), эпохе войн за независимость и правления династии Брюсов (с. 133–196) и эпохе ранних Стюартов (с. 197–294), и заключения («Послесловие» (с. 295–297)). Метаданные в работе представлены указателями имен и географических названий, набором карт (иллюстрирующих в основном раннюю историю Шотландии) и обширным списком источников и литературы, наглядно демонстрирующим более чем богатую научную базу исследования (с. 298–316). Такая простая и четкая композиция, знакомая всем профессиональным историкам еще со времен научной юности, очевидно, как нельзя лучше отвечает одной из главных задач работы, сформулированной авторами в предисловии, а именно ознакомлению с историей Шотландии широкого круга читателей и прежде всего «целевой аудитории» — студентов, работа с которыми и послужила толчком к написанию книги (с. 14).

Как явствует из приведенного перечня разделов монографии, хронологические рамки заявленного ее авторами «шотландского средневековья» предполагают рассмотрение наиболее значимых событий, происходивших на землях Шотландии от момента проникновения туда римлян до начала пресвитерианской реформации в середине XVI в. Таким образом, в фокусе авторского внимания оказывается наиболее характерный период шотландской истории, в продолжение которого сформировались основные социальные и политические черты региона, его неповторимая культурно­историческая специфика. При этом социальная эволюция, как нетрудно догадаться, имеет для авторов первостепенное значение. Магистральной линией исследования является анализ структурных особенностей шотландского общества, в рамках которого происходило сначала смешение разнородных (и порой враждебных друг другу) локальных кельтских и германских (скандинавских) элементов, а затем — постепенная трансформация общественных устоев и традиций по европейскому (de facto англо­нормандскому) образцу. Огромное значение при этом имеет стремление (и умение!) авторов учесть как внутренние, так и многообразные внешние факторы общественного развития (в сфере политики, религии, культуры), вписать историю Шотландии на каждом ее этапе в максимально широкий исторический контекст — одним словом, насытить событиями окружающий шотландцев средневековый мир. И на стороне наших исследователей в этом смысле превосходная ориентация не только в светской истории средневековья, но, что немаловажно, и в истории идеологической — церковной (вплоть до недавнего времени также остававшейся «нетронутым полем» оте­чественной исторической науки). В связи с этим особого упоминания, как мне кажется, заслуживают фрагменты монографии, посвященные рассмотрению процесса христианизации британского Севера (с IV в.) и постепенной интеграции его обитателей в западный церковный мир, а также авторская трактовка взаимоотношений так называемой «кельтской церкви» и церкви римской (с. 106–132). Будучи историком позднесредневекового папства, не могла я пройти и мимо глав, освещающих отношение шотландской короны к церковным событиям эпохи Авиньонского пленения пап и последовавшей за ним Великой схизмы (с. 176–178, 190, 195, 199–202, 220–224), повлиявшим на весь европейский политический климат, но в отечественной историографии незаслуженно оставленным без внимания. При этом необходимо отметить, что церковные и околоцерковные сюжеты — при всей социальной и политической значимости средневековой церкви, связующей воедино весь католический мир, — отнюдь не назовешь единственным «ярким пятном» в панорамной реконструкции шотландской истории, представленной нам С.Е. Фёдоровым и А.А. Паламарчук. На страницах «Средневековой Шотландии» читатель в избытке находит и детальный анализ неоднозначных в своих показаниях исторических источников, и попытки воссоздания древнейшего пласта легенд, повествующих о становлении скоттских и пиктских королевств, предшественников Альбы, и ценные географические и демографические сведения, и захватывающие описания политических и семейных (клановых) интриг, и яркие портреты церковных и государственных деятелей. Интересно, что при этом книга совершенно лишена какой­либо излишней героизации и романтизации исследуемых явлений и персонажей (что нередко случается с увлеченными своим предметом исследователями). Не впадая в популярные рассуждения, авторы умеют заинтересовать читательскую аудиторию, тем самым с успехом решая обозначенную выше просветительскую задачу работы. Несомненным украшением «Средневековой Шотландии», наконец, нужно признать литературный язык ее авторов. И хотя между написанными ими разделами наблюдаются определенные отличия (о них чуть ниже), вся книга оставляет по себе впечатление достойного и яркого образчика профессиональной научной прозы.

Конечно же, как и всякая научная (и не только научная) публикация, работа С.Е. Фёдорова и А.А. Паламарчук не свободна и от разнообразных огрехов и недостатков. Однако подавляющее их большинство носит скорее формальный, технический характер — а потому замечания в данном случае могут быть адресованы не только (и не столько) авторам, но и издательству. Здесь и некоторое количество опечаток, «упущенных из виду» редакторами и корректорами (например, родословная пиктских королей оказывается сконцентрирована в «прИдании», а Уильям Уоллес, судя по указателю, вероломно захватил все страницы книги с 15 по 161, прожив, таким образом, восемь столетий (с. 34, 336)); и встречающиеся без пояснений, а подчас и без перевода названия гэльских источников (так, «Lebor Bretnach» с опечаткой впервые появляется на с. 38, а перевод и правильное написание обретает лишь через 6 страниц (с. 38, 44)); и немногочисленные, хотя порой и весьма курьезные разночтения в приводимых именах и топонимах. Всё это в совокупности может свидетельствовать о поспешности в подготовке издания, о недостаточно плотном взаимодействии авторов и редакторов, но ни в коем случае не дает основания для какой­либо принципиальной критики работы по существу.

Несколько настораживает то обстоятельство, что в издании, ориентированном на отечественного читателя, авторы, блестяще восстанавливая современный историографический контекст темы, в то же время совершенно обходят вниманием существующие (пусть и крайне немногочисленные) русскоязычные работы по истории Шотландии, оговаривая, впрочем, свое стремление избежать сюжетных повторов и пересечений с предшественниками (вернее, с одним конкретным предшественником, русским шотландоведом Д.Г. Федосовым (Федосов 2014)). Единственной же проблемной особенностью рецензируемой книги, на которой мне хотелось бы остановиться отдельно и чуть подробнее, является то, что можно было бы назвать жанровой неопределенностью текста. Изначально «Средневековая Шотландия» позиционируется целиком и полностью как научное издание — и с первых же страниц предисловия читатель может воочию убедиться в этом, разбираясь вслед за авторами в особенностях шотландской медиевистики и сложной историографической полемике вокруг изучаемого региона. Однако последующие содержательные разделы книги выглядят и воспринимаются как научный нарратив уже не так однозначно.

Справедливости ради следует отметить, что в том же предисловии авторы указывают на структурные особенности своей работы и предупреждают о различиях в подходе к повествованию в первом и последующих разделах книги. Но масштабы этих различий на поверку оказываются более чем заметными. По сути дела, под обложкой «Средневековой Шотландии» перед нами предстают два разных по характеру текстовых фрагмента, первый из которых, написанный в русле проблемного подхода, явно диссонирует со вторым — линейно­хронологическим, — напоминающим и по стилю, и по подаче материала скорее фактологически насыщенный учебник, нежели научное исследование. Такая особенность лишний раз демонстрирует нам, что у монографии именно два автора — причем автора разных и по манере письма, и по методологическим установкам (и даже по своему отношению к читателям), и различие это в процессе подготовки общей публикации никак не маскировалось и не нивелировалось. Если второй и третий разделы (в меньшей степени глава 3 первого раздела, посвященная христианизации (с. 106–132)) делают именно то, что требуется от учебного пособия, — на базовом уровне знакомят нас с историей Шотландии в XIII–XV вв., — то начальные главы раздела I, сосредоточенные на наиболее актуальных проблемах источниковедения и историографии раннесредневековой Шотландии, адресуются исключительно специалистам (а таких, с учетом сказанного выше о шотландской проблематике в России, боюсь, не так уж много). Разумеется, от этого упомянутые главы не становятся менее интересными и захватывающими, чем их наполненное войнами и династическими интригами линейно­хронологическое продолжение. Напротив, анализ научной полемики по тем или иным туманным вопросам ранней шотландской истории развивается не хуже настоящего британского детектива — чего стоит хотя бы реконструкция истории и «литературной биографии» народа пиктов (с. 20–50). Не меньший интерес представляет и проанализированный во второй главе раздела процесс сближения гэльской и пиктской культур, осложненный «продавливаемым сверху» процессом европеизации шотландского общества (с. 60–106). Тем не менее для полноценного понимания этих глав от читателя требуется такая масштабная предварительная подготовка и такая степень освоения раннебританских сюжетов, как будто в отечественной медиевистике уже не одно десятилетие развивается собственная школа научного шотландоведения. И уж по крайней мере не лишним кажется заблаговременное ознакомление с работами игнорируемого авторами Д.Г. Федосова… Таким образом, монография пребывает в состоянии некоей неуравновешенности — проблемному разделу явно недостает «линейности», способной облегчить «участь» неискушенного читателя, а в разделах последующих заведомо редуцирован проблемный компонент.

Впрочем, нетрудно заметить, что все подобные замечания относительно стиля и жанровой разбалансированности теста — так же как и указания на редакторские оплошности и опечатки — носят сугубо формальный характер и никоим образом не могут испортить общего благоприятного впечатления от прочитанной монографии. Ведь для читателя, действительно одержимого жаждой знаний, стилистика и жанр научного (да и любого другого) текста вряд ли будут иметь принципиальное значение. А уж новых знаний «Средневековая Шотландия» способна дать немало! Что до сложностей, с которыми сталкиваются историки, берущиеся за исследование новой, не изученной (или же слабо изученной) темы — а тем более такой запутанной, как история британской периферии — то они вполне закономерны и естественны. Но без этих сложностей нет и научного прогресса — говоря словами Овидия, «ardua molimur, sed nulla nisi ardua virtus». Остается надеяться, что авторы рассмотренной здесь книги с успехом продолжат и разовьют свои научные изыскания в области британских композитов, а сама «Средневековая Шотландия» найдёт своего благодарного и внимательного читателя и, обретя «младших собратьев» (запланированные к публикации книги «Средневековая Ирландия» и «Средневековый Уэльс»), со временем послужит отличной основой для еще одного мощного и актуального направления петербургской медиевистики.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Апрыщенко 2006 — Апрыщенко В.Ю. Клановая система горной Шотландии: традиции и модернизация. Ростов­на­Дону: Издательство Ростовского университета, 2006.

Басовская, Зверева 1985 — Басовская Н.И., Зверева Г.И. Союз Франции и Шотландии в системе англо­французских противоречий XII–XV вв. // Средние века. 1985. Вып. 48. С. 71–90.

Брандт 1993 — Брандт М.Ю. Шотландия в европейской системе государств: Вторая половина XVI в. М.: Прометей, 1993.

Зверева 1987 — Зверева Г.И. История Шотландии. М.: Высшая школа, 1987.

Зверева 2006 — Зверева И.А. Шотландия в системе международных отношений в конце XV — 80­е гг. XVI века: Автореф. дис. ... к. и. н. М., 2006.

Игнатьев 2005 — Игнатьев С.В. Англо­шотландские отношения в первой половине XV в.: Автореф. дис. ... к. и. н. СПб., 2005.

Игнатьев 2011 — Игнатьев С.В. Шотландия и Англия в первой половине XV в.: высокая политика и региональные амбиции. СПб.: Алетейя, 2011. (Pax britannica).

Панфилов 2014 — Панфилов Ф. Рыцарь каминного коврика. «Игра престолов» и другие образы средневековья на экране с точки зрения историка­медиевиста. 2014. 11 февраля [Электронный ресурс] Colta. URL: http://www.colta.ru/articles/media/1997 (дата обращения: 04.03.2016).

Фёдоров, Паламарчук 2014 — Фёдоров С.Е., Паламарчук А.А. Средневековая Шотландия. СПб.: Дмитрий Буланин, 2014.

Федосов 1990 — Федосов Д.Г. Шотландия в XI — начале XIV в.: общественное развитие и политическая борьба: Автореф. дис. ... к. и. н. М., 1990.

Федосов 1996 — Федосов Д.Г. Рожденная в битвах: Шотландия до конца XIV века. М.: ИВИ, 1996.

Федосов 2014 — Федосов Д.Г. Рожденная в битвах. Шотландия до конца XIV века. Изд. 2­е, испр. и доп. СПб.–М.: ЕВРАЗИЯ — ИД Клио, 2014.

REFERENCE

Apryshchenko V. Yu. Klanovaya sistema gornoy Shotlandii: traditsii i modernizatsiya. Rostov­na­Donu: Izdatel’stvo Rostovskogo universiteta, 2006.

Basovskaya N.I., Zvereva G.I. Soyuz Frantsii i Shotlandii v sisteme anglo­frantsuzskikh protivorechiy XII–XV vv. Srednie veka. 1985. Vol. 48. P. 71–90.

Brandt M. Yu. Shotlandiya v evropeyskoy sisteme gosudarstv: Vtoraya polovina XVI v. Moscow: Prometey, 1993.

Zvereva G.I. Istoriya Shotlandii. Moscow: Vysshaya shkola, 1987.

Zvereva I.A. Shotlandiya v sisteme mezhdunarodnykh otnosheniy v kontse XV — 80­e gg. XVI veka: Avtoref. dis. ... k. i. n. Moscow, 2006.

Ignat’ev S.V. Anglo­shotlandskie otnosheniya v pervoy polovine XV v.: Avtoref. dis. ... k. i. n. Saint Petersburg, 2005.

Ignat’ev S.V. Shotlandiya i Angliya v pervoy polovine XV v.: vysokaya politika i regional’nye ambitsii. Saint Petersburg: Aleteyya, 2011. (Pax britannica).

Panfilov F. Rytsar’ kaminnogo kovrika. «Igra prestolov» i drugie obrazy srednevekov’ya na ekrane s tochki zreniya istorika­medievista. 2014. 11 fevralya. Colta. URL: http://www.colta.ru/articles/media/1997 (date of access: 04.03.2016).

Fyedorov S.E., Palamarchuk A.A. Srednevekovaya Shotlandiya. Saint Petersburg: Dmitriy Bulanin, 2014.

Fedosov D.G. Rozhdennaya v bitvakh: Shotlandiya do kontsa XIV veka. Moscow: IVI, 1996.

Fedosov D.G. Rozhdennaya v bitvakh. Shotlandiya do kontsa XIV veka. Izd. 2­e, ispr. i dop. Saint Petersburg — Moscow: EVRAZIYa — ID Klio, 2014.

Fedosov D.G. Shotlandiya v XI — nachale XIV v.: obshchestvennoe razvitie i politicheskaya bor’ba: Avtoref. dis. ... k. i. n. Moscow, 1990.

 

 [1]© Потехина И.П., 2016

 

 

51