Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Миронов Б.Н. Международная междисциплинарная конференция "Нации и этничность в гуманитарных науках" как организатор нового научного пространства

При цитировании ссылаться на печатную версию: Миронов Б. Н. Международная междисциплинарная конференция «Нации и этничность в гуманитарных науках» как организатор нового научного пространства // Историческая экспертиза. 2017. № 1. С. 290-297.

Сборник (Нации и этничность 2015) содержит материалы международной междисциплинарной научной конференции «Нации и этничность в гуманитарных науках», состоявшейся 25–27 февраля 2014 г. на базе Института истории Санкт­Петербургского государственного университета. Конференция была организована в рамках проекта «Historia Nationem Gignit» (научный руководитель — доктор исторических наук, профессор С. Е. Федоров), разрабатывающего стратегии исследовании феноменов этничности, наций и национализма[1]. У истоков проекта стояли медиевисты, но постепенно его хронологические рамки расширились, и он стал охватывать также Новое и Новейшее время, в чем заключается его своеобразие и привлекательность. Благодаря этому в рецензируемом сборнике освещаются проблемы, связанные с существованием различных этнокультурных идентичностей и с формами проявления этничности и национализма в Средние века, Новое и Новейшее время, включая современность.

Проект был изначально нацелен на установление междисциплинарного диалога, в рамках которого одни и те же проблемы обсуждаются специалистами различных отраслей гуманитарного знания, изучающими разные регионы мира. Было проведено несколько круглых столов по средневековым и теоретическим сюжетам, которые привлекли достаточно разнообразный круг участников. Оценив продуктивность подобного рода круглых столов, инициативная группа проекта решила поднять планку — организовать международную конференцию, посвященную широкому кругу проблем: этничности, национализма и этнокультурных идентичностей в Средние века, Новое и Новейшее время. Масштабность заявленной тематики определялась несколькими обстоятельствами.

Во­первых, отсутствием единого академического пространства, объединяющего исследователей этнических проблем из различных научных и образовательных центров России и зарубежья. В постсоветский период произошла утрата полноценных академических контактов не только между различными научными центрами, но и между структурными подразделениями внутри университетов (что особенно заметно в России). Конференция была призвана подготовить почву для создания такого пространства.

Во­вторых, усиливающейся фрагментацией, узкой специализацией гуманитарного знания. По замыслам организаторов конференции, столь общая тема для конференции должна была обеспечить приток специалистов из различных областей гуманитарного знания, разностороннюю рефлексию над уже накопленным материалом и, конечно, расширить научные горизонты гуманитарных исследований по проблеме. Иными словами, предполагалось выяснить, каким образом в современных исследованиях историков, этнологов, культурологов, политологов и социологов рассматриваются феномены нации и этничности и как объединить их усилия.

В­третьих, потребностью популяризации идей проекта среди широкого круга специалистов.

Поскольку подобного рода междисциплинарные мероприятия в практике современного российского гуманитарного сообщества происходят крайне редко, оргкомитет конференции решил принимать заявки от всех желающих — от студента старшего курса до признанного эксперта — при единственном условии — предложить интересную презентацию. В результате удалось собрать специалистов разных профилей, работающих в различных областях: 55 историков, 6 политологов, 4 этнолога, 3 социолога, 3 культуролога и 1 философа (если судить по ученой степени и тематики докладов). На конференции собрались исследователи из разных городов и стран: в том числе 81 % из России (в скобках число участников): Санкт­Петербурга (29), Москвы (16), Владивостока (1), Вологды (1), Воронежа (1), Казани (1), Н.­Новгорода (1), Новосибирска (2), Самары (2), Сургута (1), Ульяновска (1), Ярославля (1); 11 % из ближнего зарубежья: Баку (1), Вильнюса (1), Донецка (1), Киева (1), Львова (1), Тарту (1), Харькова (1), Черкасс (1); 8 % из дальнего зарубежья: Будапешта (1), Варшавы (1), Грайфсвальда (1), Коринфа (1), Люблина (1) и Трира (1). Из Российской Федерации приняли участие около 58 исследователей, из ближнего зарубежья — 8, из дальнего зарубежья — 6. Петербуржцы составляли лишь 40 % докладчиков; шесть из десяти приехали из других городов, каждый пятый — из­за рубежа (табл. 1).

В конференции приняли участие студенты и бакалавры, магистры, аспиранты, преподаватели университетов и научные сотрудники академических институтов и других научных центров. Руководители, их подопечные и ученики обсуждали научные проблемы вместе, маститые и начинающие исследователи учились друг у друга. Бо2льшая половина участников (46 из 72) была очень молодой — 30 лет и менее и не имели ученой степени (38 из 72), гендерный состав был также демократическим — 29 женского пола и 43 — мужского (табл. 2).

Благодаря подобному составу участников, на конференции происходило обсуждение широкого спектра наиболее актуальных проблем в рамках междисциплинарного диалога. Диалогу способствовала хорошо продуманная логистика проведения мероприятия. Теоретические проблемы национализма и этничности обсуждались на пленарном заседании. Три кластера наиболее актуальных проблем в современных исследованиях национализма и этничности обсуждались в трех кластерах секций в хронологическом порядке. Одни и те же проблемы обсуждались сначала на материалах Средних веков и раннего Нового времени — в так называемую «донациональную» эпоху, затем на материалах Нового времени — эпохе нациестроительства, и Новейшего времени, когда под влиянием глобализации обнаружился кризис национализма. Наконец, этот же кластер проблем обсуждался на круглом столе и в заключение подводился итог дискуссии. Конференция, так же как и сборник материалов конференции, была разделена хронологически: каждый день проходили секции с хронологически смежными докладами и круглым столом на близкую тему — в первый день проходили доклады, относящиеся преимущественно к Средним векам и раннему Новому времени, во второй день — к Новому времени, в третий — к Новейшему времени и современности.

Пленарное заседание было посвящено вопросу «Что такое нация?». На нем выступили представители фактически всего спектра гуманитарного знания: историки, философы, политологи, этнологи, культурологи и социологи­медиаведы. В выступлениях обосновывалась необходимость переосмысления некоторых положений конструктивистской концепции этничности и национализма, созданной на европейском материале Нового и Новейшего времени, при их применении к анализу этничности и этнокультурных идентичностей, существовавших в Средние века и начале Нового времени. Некоторые докладчики высказывали сомнение в «продуктивной» природе власти и обслуживающих ее интеллектуалов и призывали внимательно анализировать, каким образом ситуативно обусловленная идентичность и связанные с нею практики превращаются в дискурсивные и каким образом этот ситуативно обусловленный опыт фиксируются в текстах (если фиксируются). Отсутствие единомыслия среди участников конференции отражает ситуацию как в современной российской науке, так и nationalism studies в целом. Несогласованность не только единой терминологической базы, но и методологии сказывается на уровне представленных в материалах конференции исследований. Количество терминов настолько велико и разнообразно, что не каждому понятию в реальности соответствует явление. Используемые специалистами, казалось бы, разнопорядковые термины описывают либо одно и то же явление, либо не описывают ничего, что приводит к недопониманию. В nationalism studies соблазн языковых игр очень велик, что и отразила конференция. Все же разногласия, как правило, находились в рамках постмодернистского подхода.

Различным видам этнических идентичностей, их генезиса и развития в Средние века, в Новое и Новейшее время (вплоть до современности) были посвящены три секции: «Формы этнокультурных идентичностей в Средние века и раннее Новое время», «Конфессии и нации: проблема этноконфессиональных идентичностей (в Новое время. — Б. М.)», «Проблемы современных идентичностей и национализма». На круглом столе «Проблема идентичностей на Британских островах» анализировалась судьба Британского проекта со времени его возникновения в тюдоро­стюартовскую эпоху до настоящего. По мнению участников круглого стола, проект обернулся неудачей и не смог нивелировать региональные этнокультурные различия по той причине, что оставался англосаксонским по своей сути (Нации и этничность 2015: 8). На британском кейс­стади (case study) хорошо видно, что настоящее связано с прошлым и что учет исторического опыта нациестроительства позволяет понять современность.

Проблемы репрезентации этнического и национального в текстах обсуждались на секции «Концепции нации, этничности, расы — индивидуальное или коллективное восприятие?» и на круглом столе «Этнический и протонациональный дискурс в исторических источниках в Средние века и раннее Новое время». Докладчики сходились в своем подходе к этносам и нациям как продукту сознательной деятельности людей и социальных групп.

Взаимодействие империй и наций, методы конструирования этнокультурных идентичностей и инструменты формирования нации обсуждались на секциях «Империи и нации: проблема взаимоотношений», «Этнодемография и этнические конфликты» (секция работала в формате современных case studies), «Национальные проекты и национальная политика» и на круглых столах «Воображая нацию» — инструменты нациостроения» и «Этническое и национальное в современной политике». В ходе дискуссии были выдвинуты идеи о существовании двух форм национального мышления: имперской и периферийной, о том, что в основе имперского проекта лежит принцип лояльности элит и что империя может рождать нации с целью подчеркивания своего «многонародного» состава.

Круглый стол — формат, не слишком часто используемый в отечественной практике конференций, но зато наиболее комфортный для докладчиков и аудитории: живая дискуссия, возможность задать вопросы и получить ответы или просто озвучить свое мнение на данную тему. В сборнике конференции опубликованы только материалы докладчиков круглых столов, зато их полноценные расшифрованные записи можно найти в выпуске электронного журнала Historia Nationem Gignit — это редкий способ представления научной общественности результатов конференции. Нам, во всяком случае, подобные прецеденты неизвестны.

Интерактивный стиль организации обсуждения докладов, высокий градус неформализованного научного общения — вот что отличало данную конференцию. На конференции удалось преодолеть как статусную замкнутость, так и региональную и дисциплинарную ограниченность существующих исследовательских центров.

Конференция, так же как и рецензируемый сборник, была разделена хронологически: каждый день проходили секции с хронологически смежными докладами и круглым столом на близкую тему. При этом баланс отдельных периодов был соблюден: Средним векам и началу Нового времени — 31 % всех докладов, Новому времени — 23 %, Новейшему времени 25 % и современности, 1990–2013 гг. — 21 % (табл. 3).

Таким образом, почти каждый третий доклад был посвящен Средним векам и началу Нового времени, каждый пятый — современности. Как показала конференция, изучение проблем наций и национализма непродуктивно без обращения к более ранним периодам и современности, оптимум достигается, когда анализируются все периоды — именно тогда возможно проследить генезис и развитие явлений и структур.

Еще одним ценным результатом конференции стала возможность каждого участника поставить свое конкретное исследование в общий контекст историографии этничности и национализма, увидеть общее и особенное в своем кейс­стади, провести какие­то параллели (без личного проведения сравнительно­исторического исследования). Например, кейс­стади Эльзас­Лотарингия имеет немало общего с кейс­стади Крым: и в первом, и во втором случае потеря территории вызвала взрыв национализма, привела к мобилизации населения, стала травмой для многих людей по обе стороны новой границы. Дискурс богоизбранности народа, через которую он получит небесное спасение, не являлся в Средние века исключительно русским или еврейским, он встречался и среди других народов, например среди сербов. Политические элиты Российской, Германской и Британской империи воспринимали «других» как варваров.

Среди положительных сторон этой конференции — состоявшийся междисциплинарный диалог, новые контакты. Немаловажной была и дискуссионность обсуждаемых проблем: почти каждый вопрос, затронутый на конференции, вызывал продуктивные дебаты среди абсолютно разноплановых специалистов (столь бурные дискуссии вообще очень редкое явление для подобных конференций). Как оказалось, историки, этнологи, социологи, политологи на многие проблемы смотрят аналогично, что в значительной мере обусловливалось общностью разделяемой или теоретической парадигмы. Из 53 исследователей, о теоретической ориентации которых можно судить по тексту презентации, 42 отталкивались от базовых установок постмодернизма и социального конструктивизма, до сих пор являющегося ведущим интеллектуальным направлением в мировой этнологии и этнополитологии. Согласно ему этничность — это категория социальной идентичности, ситуативный феномен, создаваемый средствами символического различения. Этническое чувство и формируемые в его контексте представления и доктрины являются интеллектуальным конструктом, создаваемым учеными, писателями, политиками сознательно. Понимание этнической идентичности формируется рефлексией и языком. Этничность в таком понимании — это процесс социального конструирования воображаемых общностей, основанный на вере в то, что они связаны естественными и даже природными связями, единым типом культуры и идеей или мифом об общности происхождения и общей истории.

Многие докладчики воспринимают современные концепции этничности и национализма, сформулированные признанными авторитетами в этой области (на конференции особенной популярностью пользовались Роджерс Брубейкер, Бенедикт Андерсон, Эрик Хобсбаум, Энтони Смит и Клиффорд Гиртц), как аксиоматические. Между тем, как показала дискуссия, популярные теоретические модели не всегда применимы к исследуемому материалу, относящемуся к Средним векам и началу Нового времени, поскольку они были созданы на европейском материале Новейшего времени, обобщая процессы развития национализма в западноевропейских странах. В необходимости критического подхода к концепциям признанных авторитетов состоит один из принципиальных итогов конференции.

Качество некоторых докладов тоже оставляло желать лучшего: зачастую если доклады не были связаны с конкретными текстами, то они носили весьма умозрительный и поверхностный характер и пестрили откровенными трюизмами. Создавалось впечатление, что некоторые участники боялись высказать свое мнение по заявленным темам и обобщали мысли цитируемых ими специалистов. Этим, как правило, грешили молодые участники конференции, что подтверждает правомерность опасений привлечения на серьезную научную конференцию молодежи. Однако молодые исследователи должны где­то учиться ремеслу историка. Школы и мастер­классы — это продуктивно. Но практическое участие в конференции вместе с опытными и маститыми специалистами все­таки является одним из лучших способов обучения.

Поскольку данная конференция была первым опытом, не удалось избежать и организационных проблем. Например, иностранные участники конференции, не владеющие русским языком, оказались в определенной изоляции из­за того, что на конференции было два языка de jure, а de facto все же превалировал русский, поэтому иногда иностранные коллеги оказывались вне диалога.

Подведем итоги сказанному.

Конференция получилась достаточно представительной и благодаря этому продемонстрировала современный уровень исследования национализма и этничности, прежде всего в российской историографии. Выбранный формат организации дискуссий — перспективный и адекватный современным задачам. Как мероприятие, на котором можно апробировать результаты своих исследований в кругу специалистов, представляющих разные области гуманитарного знания, конференция оказалась продуктивной и необходимой. Исследовательский проект, представленный оргкомитетом «Historia Nationem Gignit» на конференции, оказался состоятельным, актуальным, отвечающим насущным потребностям историографии этничности и национализма. Стартовые контуры нового научного пространства, на которое нацелен «Historia Nationem Gignit», были очерчены. Создана единая коммуникационная сеть среди экспертов и молодых ученых из различных образовательных центров Российской Федерации и зарубежья. В оргкомитет первой конференции 2014 г. поступило 135 заявок. Поэтому вполне логичным было решение оргкомитета «Historia Nationem Gignit» сделать конференцию ежегодной. Правильность этого решения подтвердила вторая конференция, прошедшая в феврале 2015 г., собравшая 156 заявок, при этом от участников 1­й конференции поступило лишь 30 заявок (что естественно: трудно ежегодно готовить серьезный доклад).

Публикация материалов конференции символически маркирует не только новое начинание в организации российской науки, но и дает возможность ознакомиться с ее результатами.

Библиографический список

Нации и этничность 2015 — Нации и этничность в гуманитарных науках / под ред. А. Х. Даудова, С. Е. Федорова. СПб.: Алетейя, 2015. 544 с.

The International interdisciplinary conference «Nation and ethnicity in Humanities» as an organizer of a new scientific space

Mironov Boris N. — doctor of historical sciences, professor of the St. Petersburg State University, chief scientific researcher, St. Petersburg Institute of history, RAS (St. Petersburg)

References

Natsii i etnichnost’ v gumanitarnykh naukakh / pod red. A.Kh. Daudova, S. E. Fedorova. St. Petersburg: Aleteiia, 2015. 544 p.

Таблица 1

Распределение участников конференции по странам

Страна

Число участников

Российская Федерация

58

Ближнее зарубежье

8

Азербайджан

1

Литва

1

Украина

5

Эстония

1

Дальнее зарубежье

6

Венгрия

1

Германия

2

Греция

1

Польша

2

Итого

72

Таблица 2

Профиль участников конференции

Статус

Ученая степень

Пол

Возраст

Место работы

Студент и бакалавр

15

Незаконченное высшее

11

Женский

29

до 30

46

Научные центры, НИИ

10

Аспирант, магистр

20

Бакалавр

4

Мужской

43

31–50

19

Университет

62

Научный сотрудник

10

Магистр

23

Итого

72

51+

7

Итого

72

Преподаватель

12

Кандидат наук

27

 

 

Итого

72

 

 

Доцент

10

Доктор наук

7

 

 

 

 

 

 

Профессор

5

Итого

72

 

 

 

 

 

 

Итого

72

 

 

 

 

 

 

 

 

Таблица 3

Период и регион изучения, теоретическая парадигма докладчиков

Период изучения

Регион изучения

Теоретическая парадигма

Средние века

14

18 %

Россия

16

23 %

Конструктивизм

42

XVI–XVII вв.

10

13 %

Западная Европа

26

37 %

Функционализм

1

XVIII в.

7

9 %

Восточная Европа

13

19 %

Инструментализм

4

XIX в.

11

14 %

Балканы

5

7 %

Примордиализм

2

XX в.

20

25 %

Кавказ

2

3 %

Интегральная

4

1990–2013 гг.

17

21 %

США

2

3 %

Неизвестно

19

Итого*

79

100 %

Мексика

1

1 %

Итого**

72

 

 

 

Центральная Азия и Ближний Восток

4

6 %

 

 

 

 

 

Япония

1

1 %

 

 

 

 

 

Итого

70**

100 %

 

 

 

* Некоторые доклады охватывали несколько столетий.

** Один доклад делали два человека; один участник конференции сделал два доклада. Несколько докладов имели теоретический характер.

 

 

 

 

[1]© Миронов Б. Н., 2017

Миронов Борис Николаевич — доктор исторических наук, профессор Санкт­Петербургского государственного университета, главный научный сотрудник СПбИИ РАН (Санкт­Петербург); mironov1942@yandex.ru

 См. о проекте и конференции в социальных сетях: Facebook — URL: www.facebook.com/historianationemgignit, Вконтакте — URL: vk.com/historianationemgignit; электронный журнал — URL: issuu.com/866533; почта проекта: historianationemgignit@gmail.com.

 

361