Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Миллер А.И. Рец.: История — поле сражений / Отв. ред. А.Б. Давидсон. М.: Собрание, 2013. 550 с.

 

Миллер А.И. Рец.: История — поле сражений / Отв. ред. А.Б. Давидсон. М.: Собрание, 2013. 550 с. // Историческая Экспертиза. 2015.

№ 4(5). С. 61-63.

 

Политика памяти, политизация истории, историческая политика — эти понятия обозначают сферу исследований политического использования прошлого, которая, как обычно с некоторым опозданием по сравнению с англоязычным миром, получила у нас в последние годы широкое распространение. Издано много переводной литературы, появилось немало российских оригинальных исследований. Возникают специальные магистерские программы, посвященные «публичной истории», политике памяти и т. д. Конечно, более всего внимания уделяется политике памяти в Европе. Однако постколониальные и постимперские ситуации, в том числе Африка и Азия, тоже являются важной частью этой растущей индустрии исследований коллективной памяти и публичной истории. У нас этот географический ареал получает сравнительно меньше внимания, так что появление сборника, посвященного именно этой части мира, вызывает интерес и большие ожидания. К сожалению, эти ожидания не вполне оправдываются…

Этот сборник статей издан по результатам исследовательского проекта «Политизация истории в постколониальном и постимперском мире», профинансированного из исследовательского гранта НИУ ВШЭ. Книга оставляет весьма противоречивое впечатление. Академик Илья Урилов, написавший к ней краткое предисловие, сообщает, что Аполлон Борисович Давидсон подготовил сборник через 6 месяцев после того, как его об этом попросили «коллеги-историки». Наверное, Урилов имел в виду похвалить Давидсона, но на деле лишь подтвердил возникающее при чтении отчетливое ощущение, что сборник готовился в спешке. Это отразилось и на издательской подготовке книги — недопустимые для любого корректора ошибки встречаются слишком часто.

Представленные в сборнике статьи весьма разнородны по качеству. Они разделены на три блока. Первый посвящен Востоку, понимаемому весьма широко — от Кавказа до Вьетнама. Большие статьи В.А. Мельянцева о мирохозяйственных позициях развивающихся стран и З.Н. Галич о дискуссиях об истории восточного города, которые открывают сборник, представляют собой основательные исследования. Проблема в том, что они напрямую никак не связаны с темой сборника. Их место и роль в сборнике не объясняются и во Введении. Впрочем, интересное само по себе эссе Давидсона об афроазиатизации в современном мире, которое открывает сборник, вообще не выполняет функций Введения — оно ничего не говорит о структуре сборника, его задачах, его соотношении с уже существующей литературой по проблемам политики памяти, не представляет отдельных статей.

В этом разделе выделяется основательностью и четкостью подхода статья С.А. Рагозиной о политизации истории халифата в VII в. Показаны мотивы политизации истории праведных халифов у суннитских и шиитских авторов. Рагозина использует широкий круг источников, концептуализирует ключевые понятия, вступает в диалог с зарубежной литературой вопроса. Статья Г.В. Лукьянова об освещении ливийско-чадского конфликта 1970–80-х гг. в советской и российской историографии рассматривает слишком частный сюжет в слишком узкой перспективе. Можно предположить, что это фрагмент будущей диссертации, посвященный анализу историографии. Статья З.В. Кананчева и Д.М. Тимохина о подходах к интерпретации истории Кавказской Албании написана поспешно и поверхностно. Заключительный вывод статьи о том, что все подходы к этой теме политизированы, должен был бы стать (но не стал) отправной точкой для дальнейшего анализа. Статья А.Ш. Кадырбаева о национальной истории как инструменте политической легитимации в Таджикистане и Узбекистане вполне беспомощна в аналитическом отношении и даже не предпринимает попытки сравнительного анализа двух рассматриваемых историографий. Две статьи А.Л. Рябинина, посвященные историографии ДРВ/СРВ, представляют собой подробный комментированный пересказ официальной версии истории Вьетнама, который снова приводит автора к банальному заключению о том, что эта концепция политизирована и отчасти фальсифицирована. Заключает раздел весьма информативная и четко структурированная статья Н.В. Тен о формировании образа России у китайских школьников. Тен приходит к выводу, что образ России, представленный в учебниках, амбивалентен. Представление о России как агрессивном государстве, владеющем землями, по праву принадлежащими Китаю, соседствует с образом России как великой державы, страны с большим творческим и научном потенциалом. В зависимости от политического контекста, заключает Тен, тот или иной мотив может быть актуализирован в китайском массовом сознании.

Второй блок статей посвящен Африке. Он открывается статьями И.И. Филатовой, М.С. Курбак, А.С. Балезина и А.В. Воеводского о различных аспектах политизации истории в Южной Африке. Филатова работает, можно сказать, методом «включенного наблюдения», используя свои собственные впечатления от работы в Южной Африке, но сохраняя должную аналитическую дистанцию, в то время как статья Балезина скорее напоминает «мемуар» о его личных впечатлениях. Интересная статья Курбак посвящена современным стратегиям африканеров в осмыслении истории эпохи апартхейда. Не менее интересная и качественная статья Воеводского посвящена тому, как менялась и меняется до сих пор трактовка событий первой половины XIX в., когда происходила колонизация региона. В целом, только в этом блоке статей о Южной Африке должное внимание уделено институциональному аспекту политики памяти.

Следующие далее «статьи» Н.Е. Хохольковой, В.О. Черемисинова и А.Ю. Шипилова — это типичные студенческие работы, которым не место в академическом сборнике. Когда-то, в советские времена, издавались сборники аспирантских работ, которые помогали в решении вопроса о первых публикациях. Но и для этих сборников, насколько я помню, требовались более серьезные работы.

Интересна статья Т.М. Гавристовой о недавно скончавшемся выдающемся африканском историке Али Мазруи. Гавристова показывает, какие проблемы возникали у этого выдающегося ученого и «публичного интеллектуала», который смотрел на наследие колониального периода не через призму исключения и «очищения», но через понимание важности всех элементов культурной традиции.

Последняя статья раздела, написанная И.В. Кривушиным, рассматривает очень интересный пример Теонеста Багосоры, одного из главный виновников руандийской трагедии. Полковник написал собственную версию событий в эмиграции, когда он уже разыскивался международным трибуналом, который позднее сумел его арестовать и приговорить к пожизненному заключению. В этой статье недоумение вызывает то обстоятельство, что она даже не упоминает, что сам обсуждаемый текст Багосоры напечатан в этой же книге в качестве приложения. Остается только догадываться, то ли решение о публикации приложения было принято уже после того, как статья написана, то ли это просто вопиющая небрежность автора и редактора.

Блок, посвященный Европе, включает четыре статьи. Они, вероятно, должны представить постколониальный аспект политики памяти в Восточной Европе. Эти статьи посвящены темам, весьма широко обсуждавшимся в специальной литературе, — но авторы это игнорируют. Есть даже случаи, когда сноски на труды самого автора встречаются чаще, чем на всех остальных авторов вместе взятых.

 

Подведем итоги. В сборнике есть ряд важных, качественных статей, использование которых позволит расширить географию множащихся университетских курсов по политике памяти. Однако далеко не все статьи соответствуют этому уровню. В сборнике нет обобщающих, концептуальных работ. Он написан, если можно так выразиться, на обочине обширной литературы по политике памяти и политизации истории.

 

 

 

 

144