Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Мелентьев Ф.И. "Письма о путешествии государя наследника цесаревича по России от Петербурга до Крыма": краткая характеристика источника и обзор современных переизданий

Мелентьев Ф.И. «Письма о путешествии государя наследника цесаревича по России от Петербурга до Крыма»: краткая характеристика источника и обзор современных переизданий // Историческая Экспертиза. № 1. 2017. С. 215-230

«Письма о путешествии государя наследника цесаревича по России от Петербурга до Крыма», изданные И. К. Бабстом и К. П. Победоносцевым в 1864 г., являются важным памятником[1] общественной мысли пореформенной России (Письма 1864). В книге, с одной стороны, отражен возросший в эпоху Великих реформ общественный интерес к внутреннему положению Российской империи, а с другой — показано, что этому интересу была не чужда и императорская фамилия (в которой, впрочем, издавна культивировалась любовь к Отечеству). Одним из членов царской семьи, который должен был получить доскональные представления о стране в эту эпоху, был наследник цесаревич Николай Александрович (1843–1865), однако Российская империя во многом казалась старшему сыну Александра II некой загадкой. В частности, уже после его ознакомления с центральными губерниями страны Юго­Западная Россия еще представляла, по словам наследника, «почти неизвестный» ему мир (Correspondence 2003: 262).

Своеобразной попыткой разгадать эту загадку стали путешествия по стране, которые цесаревич Николай Александрович совершил в 1861 и 1863 гг. Во время первого путешествия наследник в сопровождении небольшой свиты побывал в Москве, Владимире и Нижнем Новгороде, откуда по Волге отправился в Казань. В 1863 г. цесаревич совершил плавание по Волге и Дону, а также посетил Крым и Закавказье. Во втором путешествии, помимо попечителя цесаревича гр. С. Г. Строганова и состоявшего при наследнике полковника О. Б. Рихтера, а также врача Н. А. Шестова, секретаря Ф. А. Оома, художника А. П. Боголюбова и молодых графов А. Б. Перовского и Н. С. Строганова, наследника сопровождали его преподаватели Бабст и Победоносцев, приглашение которых в свиту цесаревича являлось нововведением и подчеркивало преимущественно образовательный характер путешествия.

Иван Кондратьевич Бабст и Константин Петрович Победоносцев, которые преподавали наследнику статистику и русское гражданское право, присоединились к нему в Рыбинске, а уже из Саратова 19­летний Николай Александрович писал отцу, что они «своими знаниями много содействуют полезной стороне дела»[2]. Победоносцев, на которого, согласно записи в его дневнике, рассчитывали «как на руководителя по делам гражд[анского] управления»[3], и Бабст, взявшийся объяснять наследнику «экономическое состояние края» (Чичерин 2010: 65), не только просвещали своего ученика, но и посылали в редакцию влиятельной ежедневной политической газеты «Московские ведомости» корреспонденции о путешествии цесаревича.

Эти материалы наряду с беседами, которые преподаватели вели с наследником, были призваны стать своего рода «ключом» к разгадке России, позволяющим цесаревичу сориентироваться в огромной массе путевых впечатлений. Поэтому в 1864 г. газетные публикации Бабста и Победоносцева были дополнены новыми сведениями и вышли отдельным изданием с предисловием, которое одно только и было подписано именами преподавателей (Письма 1864). При этом очевидно, что главным читателем книги должен был стать сам Николай Александрович, поскольку речь шла о его путешествии. Таким образом, текст «Писем» становился той «призмой», через которую наследнику предстояло смотреть на Россию.

Можно предположить, что авторский вклад преподавателей распределялся согласно их научным интересам и общественным взглядам. Скорее всего, именно Бабст на примере Мариинской водной системы, Волги и Дона, а также железных дорог демонстрировал наследнику достоинства и недостатки путей сообщения. Описывая заводы и кустарную промышленность, Бабст затрагивал рабочий вопрос и проблемы отечественного производства, а также обращал внимание читателя на либеральный таможенный тариф, который, по его мнению, не отвечал потребностям развития России.

Не называя имен, Бабст полемизировал с политикой, которую вел министр финансов М. Х. Рейтерн, выступавший за ограничение вмешательства государства в экономику. Бабст же считал необходимой поддержку промышленности со стороны государства, но без мелочной бюрократической опеки. Основные финансово­промышленные положения «Писем» в определенной степени отражены в дневнике Бабста, который он вел во время путешествия в 1863 г. Хотя он надписан как дневник о путешествии Бабста в свите цесаревича Александра Александровича в 1866 г., тем не менее его содержание относится к более раннему периоду[4].

Этот дневник позволяет определить принадлежность Бабсту некоторых фрагментов текста «Писем», например тех, в которых подчеркивалось большое значение Каспийского моря для торговли с Азией (Письма 1864: 373–374, 386–388). Так, 27 июля Бабст писал о длинном разговоре с Николаем Александровичем по поводу «необходимости нашего влияния на Востоке и о легкости или, лучше сказать, большем удобстве, которое представляет для этого Астрахань». Иван Кондратьевич отмечал: «Говорилось мною, по крайней мере, все то, что давным­давно уже было мною говорено и писано»[5]. Таким образом, вовсе не «Победоносцев прокламировал тогда то самое продвижение в Среднюю Азию, которое началось через год и заняло ближайшие десятилетия», как считала С. Л. Эвенчик, обратившаяся к «Письмам» для характеристики историко­правовых взглядов Победоносцева (Эвенчик 1969: 105).

Константину Петровичу же, вероятно, принадлежат имеющиеся в книге многочисленные описания монастырей, храмов и церковных реликвий, а также пространные размышления о трудной доле и важном предназначении приходского духовенства, представители которого, по мнению будущего обер­прокурора Синода, должны были стать народными учителями. Характерный стиль Победоносцева просматривается в рассуждениях об истории Войска Донского и местных органах общественного управления, а также во всевозможных исторических экскурсах. Интерес к вопросам религии, внимание к истории и современности различных учреждений были присущи Победоносцеву, что, в частности, подтверждается в его дневнике, ведение которого он, впрочем, прервал на время путешествия с наследником.

«Письма о путешествии» рассматриваются исследователями как свидетельство эволюции Победоносцева от умеренного либерализма к консерватизму (Минаков 2006). Действительно, если в опубликованном в 1859 г. памфлете «Граф В. Н. Панин, министр юстиции» Победоносцев выступал поборником гласности, восклицая, что «о гласности мы смеем только мечтать и Бог весть когда ее дождемся» (Победоносцев 1996: 39), то в «Письмах» он сетовал, что «жадно проснувшаяся гласность» выискивает «слабости, недостатки, примеры падения» в среде духовного сословия, но указывал при этом, что «добрые дела и подвиги, которые в то же время совершаются в глуши, куда не досягает никакая гласность, — гораздо труднее узнать и обнаружить» (Письма 1864: 90–91).

Таким образом, в «Письмах» критиковалась не гласность как таковая, а лишь ее негативные, по мнению Победоносцева, проявления, ставшие очевидными после публикации книги священника Иоанна Белюстина «Описание сельского духовенства» (Белюстин 1858). Эта книга потрясла современников, перед которыми открылась неприглядная картина униженного положения приходских клириков. В 1862 г. Победоносцев лично познакомился с отцом Иоанном, однако не нашел в нем того, что хотел видеть в православном священнике. «Он не в моем вкусе, — писал Победоносцев в дневнике. — Много современного духу, журнального духу в его речи. Не видно, чтобы собран был внутрь, а видно, что расходится внаружу. Но, может быть, я и ошибаюсь»[6]. Как бы то ни было, в «Письмах» Победоносцев говорил не о вреде гласности самой по себе, а об опасности поверхностных публичных суждений.

В целом же книга Бабста и Победоносцева подводила читателя к мысли о том, что для понимания России и управления ею необходимо руководствоваться не искусственными теориями, а подлинным знанием нужд страны, во многом определявшихся ходом ее исторического развития. «В решении вопросов промышленных, точно так же как и политических, — говорилось в “Письмах”, — нужно поменьше выезжать на общих местах и фразах, а глубже и серьезнее вникать в наши хозяйственные нужды». Из этого следовало, что потребности России были столь сложны, что «тут одним словом “свобода торговли” ничего не сделаешь, потому что для практического решения задачи нужно заглядывать в такие уголки и принимать в расчет такие мелочные, по­видимому, совершенно вне промышленности стоящие условия, о которых никогда и не грезилось людям, привыкшим такие животрепещущие вопросы разрешать легко, одною общею и громкою фразой». В книге подчеркивалось: «Весь вопрос в том, что при свободном соперничестве должны соперничать равный с равными, а где силы не равны, там не может быть и свободной конкуренции» (Письма 1864: 177–178). Это означало, что для успешного соперничества с иностранной промышленностью отечественному производству требовалась поддержка государства.

Хотя эти размышления, скорее всего, принадлежали Бабсту, очевидно, что Победоносцев разделял его мнение, поскольку еще 11 апреля 1863 г., беседуя о свободе совести с фрейлиной великой княгини Елены Павловны баронессой Э. Ф. Раден, стремился доказать, «что где есть борьба интересов и партий, там безусловное применение принципа: laissez faire (невмешательства. — Ф. М.) — может вести к насилию одной стороны над другою. Государство является посредником и модератором. Если оно отнимет свою руку, отречется от своего призвания, то на место его становится та сторона — чья сила возьмет, и тогда вместо веса и меры является насилие»[7]. Будь то морально­нравственная сфера или отрасли государственного хозяйства, руководствоваться в них, по мнению Бабста и Победоносцева, следовало, исходя из устоявшегося порядка вещей.

Кроме того, Константину Петровичу наверняка импонировала критика тех представителей бюрократии, которые привыкли разрешать сложные вопросы звонкими, но бессмысленными фразами. К таким государственным деятелям он, например, относил министра внутренних дел П. А. Валуева. «Когда я слушал Валуева, я с ужасом спрашивал себя: “Неужели на этом человеке держится администрация огромной, необъятной России!”» — делился Победоносцев в письме к Раден 16 сентября 1862 г. своими впечатлениями о заседаниях общего собрания Государственного совета. «Что за тон, что за слова! “Официальная виллегиатура, — бесполезная суперфекация”, и множество в том же роде. В моих глазах это была какая­то страшная карикатура на государственного человека»[8]. Таким образом, уже в начале 1860­х гг. московские профессора стремились оказать на наследника престола влияние, которое должно было оттолкнуть будущего императора от «космополитичной» столичной бюрократии.

Как бы то ни было, но тяготевший к западникам Бабст и близкий к славянофилам Победоносцев сходились далеко не во всем. По­видимому, они разошлись в оценке значения немецкой колонии Сарепты, расположенной в Саратовской губернии и обладавшей определенными льготами. «Кажется, что не переставая быть русским человеком и не ослабляя национального чувства, можно терпеть в русской земле такое явление, как Сарепта, и даже сочувствовать ему», — снисходительно говорилось в «Письмах» (Письма 1864: 338). Хотя в целом для книги было характерно изложение от первого лица множественного числа, в данном случае оно велось в единственном лице, в то время как лишь один из авторов «Писем» мог по праву подчеркивать свое русское происхождение. Разногласие относительно поволжской колонии подтверждал и сам цесаревич. «Спорили о Сарепте, — писал он своему 16­летнему брату великому князю Владимиру Александровичу. — Боголюбов нападал, Бабст слегка его поддерживал, прочие опровергали Боголюбова»[9].

Однако различия в некоторых оценках не противоречили желанию Бабста и Победоносцева повлиять на формирование у наследника целостного представления о России и русском народе. В условиях Польского восстания 1863–1864 гг. и напряженного ожидания новой европейской войны Россия переживала общественный подъем, связанный с ростом патриотических и националистических настроений, которому способствовали яркие статьи редактора «Московских ведомостей» М. Н. Каткова. В то же время Бабст и Победоносцев подводили читателя к мысли, что выражения подобных настроений и знаки народной любви к царской семье оказались возможными только после отмены крепостного права. «Мы почтем себя счастливыми, — писали они, — если русский читатель разделит с нами хотя отчасти те впечатления, которые оставило нам на целую жизнь свободное движение народа навстречу сыну и наследнику царя­освободителя» (Письма 1864: IV).

В этом контексте и появилось 27 неподписанных газетных публикаций о путешествии цесаревича по России, причем первая из них представляла собой письмо Победоносцева к фрейлине императрицы Марии Александровны А. Ф. Тютчевой, в котором Константин Петрович восхищался добрыми чувствами народа по отношению к царской власти вообще и цесаревичу в частности[10]. Возможно, Победоносцев рассчитывал, что Тютчева покажет это письмо императрице. По крайней мере, так и произошло: судя по письму Марии Александровны к сыну, она была тронута тем, как тонко Победоносцев передал свои ощущения[11].

Письмо Константина Петровича практически полностью, хотя и без указания автора и адресата, было опубликовано 2 июля в № 143 «Московских ведомостей», положив начало путевым корреспонденциям Бабста и Победоносцева (впрочем, в книжную версию «Писем о путешествии» это письмо не вошло). Таким образом, почин описания путешествия наследника принадлежит скорее Победоносцеву, нежели Бабсту. Кроме того, участие в этом путешествии и публикации о нем стали одной из ступеней к политическому возвышению Победоносцева (Фирсов 2016: 94), который был представлен императору и императрице в Крыму именно в 1863 г., испытав, как он признавался в дневниковых записях, «первые очарования и разочарования придворных впечатлений»[12]. Примечательно, что это произошло уже после окончания преподавания Победоносцевым цесаревичу Николаю Александровичу, которое было начато в январе 1862 г.

Важной чертой «Писем» являлся их компилятивный характер. Книга содержала заимствования из сочинения Бабста «Речная область Волги» (Бабст 1852). Возможно, заимствования делались не напрямую, а из путеводителя пароходного общества «Самолет», на одном из судов которого путешествовал наследник и его спутники (Боголюбов 1862). В «Письмах» имелись текстуальные параллели с книгой Бабста «От Москвы до Лейпцига» (Бабст 1859), а также фрагменты разнообразных записок, поднесенных цесаревичу в губерниях (см., например: Смирнов 1864; Заметки 1878). По словам Бабста и Победоносцева, «все, от кого можно было ожидать верных сведений, стремились удовлетворить желанию государя наследника — ознакомиться с нуждами и внутреннею жизнию края, по которому совершалось его путешествие» (Письма 1864: IV). Таким образом, «Письма», по замыслу их создателей, должны были стать своеобразной энциклопедией жизни пореформенной России.

Кроме того, первые две главы «Писем», повествующие о пути от Петербурга до Рыбинска, проделанном путешественниками без сопровождения преподавателей, были основаны на материалах путевого журнала, который вел О. Б. Рихтер (см.: Мелентьев 2016: 195–196). Обращение к свидетельствам очевидцев и сведениям знающих людей должно было стать залогом объективности «Писем». Возможно, что по той же причине не были указаны на титульном листе и фамилии авторов, показывавших тем самым, что они излагают не собственные воззрения, а передают мнения тех, кто ближе и лучше знает жизнь в провинции (см.: Полунов 2010: 79–80).

Как свидетельствуют дневниковые записи и переписка цесаревича Николая Александровича, изученные американским исследователем Р. С. Уортманом, во многом он воспринял положения, сформулированные Бабстом и Победоносцевым. Наследник разделял убеждение преподавателей в общенародной любви к царю, видя подтверждение этому во встречавших его самого восторженных толпах. Опора самодержавия на народ, готовый поддержать царя, и в то же время необходимость крепкой и неограниченной государственной власти были, по­видимому, ключевыми элементами построений Бабста и Победоносцева, которые им удалось изложить великому князю. Неудивительно, что он поддерживал и мнение о необходимости для России протекционистского таможенного тарифа, который мог бы поспособствовать развитию отечественной промышленности (Уортман 2004: 152–157).

Между тем Николай Александрович, судя по всему, не проникся пафосом Победоносцева, который старался обратить особое внимание своего ученика на проблемы приходского духовенства, хотя храмовая архитектура и церковные древности вызывали у цесаревича неподдельный интерес (Мелентьев 2015а: 9). Возможно, здесь сказалось влияние его попечителя С. Г. Строганова, скептически относившегося к религии, но являвшегося при этом крупным знатоком церковного искусства.

Рассматривая вопрос о том, читал ли цесаревич «Письма», и если да, то в какой версии (газетной или книжной), следует отметить, что Николай Александрович во время путешествия читал «Московские ведомости», особенно отмечая статьи Каткова и делясь впечатлениями о них в письмах к матери[13]. Кроме того, наследник иронизировал по поводу своего 13­летнего брата великого князя Алексея Александровича, который не читал газет и поэтому не знал подробностей путешествия цесаревича (Мелентьев 2015б: 431).

Таким образом, скорее всего, Николай Александрович ознакомился с публикациями Бабста и Победоносцева на страницах «Московских ведомостей», но ему была известна и книга, поскольку в 1864 г. он распорядился приобрести 100 экземпляров «Писем» и разослать их по тем губерниям, через которые пролегал его путь[14]. Между тем близкий к цесаревичу князь В. П. Мещерский вспоминал, что тот не успевал читать практически ничего, кроме газет[15]. Экземпляр «Писем», который мог бы принадлежать Николаю Александровичу, пока не выявлен. В 1864 г. наследник отправился в путешествие по Европе, а в 1865 г. скончался в Ницце от туберкулезного менингита. Поэтому возможность основательного знакомства цесаревича с книжной версией «Писем» еще остается под вопросом.

Отрывки из «Писем», свидетельствовал историк Б. Б. Глинский в начале XX в., «до сих пор помещаются в наших хрестоматиях как лучшие образцы русской прозы и отечественной стилистики» (Глинский 2016: 178). Однако вплоть до конца прошлого столетия книгу можно было назвать «забытой» (Минаков 2006) или, по крайней мере, малоизвестной. Только на рубеже веков исследователями русской экономической мысли была предпринята попытка опубликовать отрывки из «Писем о путешествии» (Путешествие 1999), но составители включили в публикацию лишь ту часть текста, «в которой большее внимание уделяется экономике России», считая ее принадлежащей Бабсту (Бабст 1999: 298). Такой подход интересен как первая серьезная попытка разграничить написанное Бабстом и Победоносцевым и плодотворен в плане изучения и комментирования экономического наследия Ивана Кондратьевича, однако не дает целостного представления о тексте, который все же создавался в соавторстве.

Между тем в 2010 г. появилось сразу два переиздания «Писем» (примечательно, что этот год стал особенно значимым в плане освоения наследия Победоносцева: среди основных достижений можно назвать фундаментальную монографию А. Ю. Полунова о роли Победоносцева в общественно­политической и духовной жизни России (Полунов 2010), издание избранных сочинений Константина Петровича с комментариями и вступительной статьей А. В. Репникова (Победоносцев 2010в), а также уникальный сборник статей Победоносцева из еженедельника «Гражданин», подготовленный В. В. Ведерниковым (Победоносцев 2010б)). Что же касается переизданий «Писем о путешествии», то первое из них, длительное время готовившееся в издательстве «Русская симфония» и выпущенное в серии «Книжные памятники из фондов Библиотеки Академии наук», фактически представляет собой сборник материалов о цесаревиче Николае Александровиче (Бабст, Победоносцев 2010).

Книга открывается глубоко прочувствованной вступительной статьей Ю. Е. Кондакова, в которой рассказывается о воспитании, обучении и образовательных путешествиях великого князя. Сориентироваться читателю помогает опубликованный «Маршрут путешествия государя наследника цесаревича», который был выпущен в виде брошюры в 1863 г. и является библиографической редкостью (см.: Маршрут 1863). Хотя в издании отмечается, что единственный известный составителям экземпляр брошюры «хранится в книжном фонде Российской государственной библиотеки» (Бабст, Победоносцев 2010: 394), существует еще несколько экземпляров, один из которых, по­видимому, принадлежал великому князю Александру Александровичу[16], другой сохранился среди документов Собственной конторы августейших детей их императорских величеств[17], третьим владел А. П. Боголюбов (см.: Жукова 2014: 59), а четвертым пользовался Бабст, причем его экземпляр особенно ценен обозначением изменений в маршруте[18]. Несколько иначе оформленные маршруты путешествия рассылались Министерством внутренних дел начальникам тех губерний, которые предполагалось посетить, поэтому еще один экземпляр сохранился в Государственном архиве Саратовской области[19], и есть основания предполагать, что количество экземпляров, находящихся в других региональных архивах, может превышать десяток.

Сам же текст «Писем о путешествии», судя по выходным сведениям на концевой полосе, перепечатан с издания 1864 г., но с исправлениями и дополнениями. И хотя характер и содержание дополнений не раскрываются, в тексте действительно есть отличия от издания 1864 г. В частности, Бабст и Победоносцев писали о подготовке атласа Каспийского моря по «проекту, представленному еще в 1860­м году его высочеству генерал­адмиралу» (т. е. великому князю Константину Николаевичу), однако в переиздании книги говорится о проекте, представленном «генерал­адмиралом еще в 1860 году его высочеству» (Письма 1864: 372; Бабст, Победоносцев 2010: 240). При этом напротив имени Константина Николаевича в именном указателе отсылка на страницу с данным пассажем отсутствует.

Имеются в книге исправления стилистического характера (если, конечно, они не являются ошибками внутреннего диктанта). Так, если по Бабсту и Победоносцеву, в кустарном заведении вдовы Н. А. Гандуриной «его высочество встретила вдова с хлебом и солью» (Письма 1864: 202), то в переиздании говорится, что «его высочество с хлебом и солью встретила вдова» (Бабст, Победоносцев 2010: 146). На той же странице дано произвольное деление текста на абзацы.

Среди других неточностей, содержащихся в издании, можно назвать опечатки в названии Орпирской (а не Орнирской) почтовой станции и в дате назначения А. С. Норова в Государственный совет, которое произошло не в 1754 г., а столетием позже (Там же: 381, 394, 591). Ошибочно указаны инициалы М. П. Погодина, отчества И. К. Бабста и Н. Х. Бунге (Там же: 369, 21, 572). Перепутаны католический архиепископ Зигмунт Щенсный Фелинский, сосланный в Ярославль, и ярославский преосвященный Нил (Исакович); константинопольский патриарх Игнатий и святитель Игнатий (Брянчанинов) (Там же: 591, 602, 412). Однако, несмотря на указанные недочеты, исследователи должны быть благодарны публикаторам, впервые за последние полторы сотни лет взявшим на себя труд полного переиздания «Писем о путешествии».

Важной особенностью книги является наличие дополнений, которые представляют собой материалы, написанные специально для «Московских ведомостей» или перепечатанные ими из провинциальной прессы в 1863 г. Эти статьи раскрывают подробности путешествия наследника «в пределах Кавказского края», а также передают обстоятельства его пребывания в Белом Ключе (резиденции кавказского наместника великого князя Михаила Николаевича) и в Екатеринославской губернии. Заключает раздел дополнений выдержка из воспоминаний Ф. А. Оома — дорожного секретаря цесаревича Николая Александровича.

Особый интерес вызывает раздел с примечаниями, составленными историком литературы Г. Г. Мартыновым. Фактически они содержат не только историко­культурные комментарии, но и публикации архивных материалов (что, к сожалению, не отражено в оглавлении). Так, в этом разделе опубликована часть дневника великого князя Алексея Александровича со сведениями о болезни и смерти его старшего брата. Кроме того, приведены обширные цитаты из путевого дневника самого цесаревича Николая Александровича и брошюры, посвященной его путешествию по России в 1861 г.

Поистине жемчужиной издания стала цветная репродукция рисунков Боголюбова из альбома, посвященного путешествию цесаревича Николая Александровича в 1863 г. и хранящегося в Государственном музее­заповеднике «Павловск». До этого альбом Боголюбова был известен только в фототипическом воспроизведении в собрании Саратовского государственного художественного музея им. А. Н. Радищева (см.: Жукова 2014: 60). Также в книге опубликованы карикатуры Боголюбова на участников путешествия по Волге и Дону цесаревича Александра Александровича в 1869 г. Научными сотрудниками ГМЗ «Павловск» Р. Р. Гафифуллиным и О. И. Ламеко составлен аннотированный каталог­описание альбома Боголюбова.

В основанной на неопубликованных материалах статье начальника отдела хранения документов по истории России XIX — начала XX в. ГА РФ Е. А. Чирковой дан обстоятельный обзор альбомов Боголюбова в фондах архива, а также насыщенный неизвестными подробностями очерк творчества художника и истории его взаимоотношений с членами царской семьи. К этой статье примыкает фрагмент дневника цесаревича Александра Александровича о путешествии по Волге и Дону в 1869 г., подготовленный к печати Е. А. Чирковой и представляющий собой редкий случай публикации этого важного исторического источника. Научно­справочный аппарат, включающий в себя именной, географический и предметный указатели, значительно облегчает обращение с книгой и свидетельствует о тщательной работе по подготовке издания.

Другое переиздание «Писем о путешествии» появилось в 2010 г. в издательстве «Площадь искусств» с указанием только одного автора книги (Победоносцев 2010а). «Иллюстрированное и адаптированное издание, — аннотируют книгу публикаторы, — при воспроизведении текстов максимально сохранен стиль автора, тексты публикуются в сокращении, деление на главы изменено. При наборе текста учтены разногласия опубликованного труда и рукописи автора в пользу авторского оригинала» (Там же: 4). Из этих слов становится ясно, что публикаторы стремились облегчить читателю восприятие текста, а не представить его критическое издание.

Однако поскольку тут же сообщается об уточнении текста «Писем» по некой «рукописи автора», возникают вопросы, что же это за рукопись, где она хранится и насколько отличается от «опубликованного труда». Но ответа на эти вопросы в книге не найти, притом что среди ее авторов не упомянут Бабст, а в тексте и в кратком предисловии не дано никаких ссылок на те или иные архивные материалы. Тем не менее издание позволяет расширить читательскую аудиторию «Писем» и особенно ценно богатыми иллюстрациями, на которых воспроизведены фотоработы С. М. Прокудина­Горского (только появившегося в 1863 г. на свет), причем ряд из них, по уверению издателей, публикуется впервые.

Еще одно переиздание «Писем» вошло в состав сборника сочинений Победоносцева «Величие самодержавной власти», выпущенного в 2014 г. издательством «Эксмо» в серии «Российская императорская библиотека» (Путешествие 2014). Книга открывается кратким предисловием и помимо «Писем» включает в себя ставшие уже хрестоматийными тексты Победоносцева, такие как статьи из «Московского сборника» и письма к Александру III. Учитывая, что все они неоднократно переизданы, резонно предположить, что издательские усилия были сосредоточены на качественной подготовке книги. Между тем переиздание «Писем» наводит на размышления о проблеме передачи текста исторических источников, которая с той или иной степенью остроты встает перед каждым публикатором.

Одним из важнейших правил издания исторических документов является устранение ошибок и опечаток. Стремясь к соблюдению этого правила, издатели старались исправлять подобные недостатки или приводить текст к соответствию современным орфографическим нормам. Так, историческое написание фамилии начальника Олонецких горных заводов Карла Гаскоина исправлено на современное: Гаскойн, а устаревшее название Кончозерский медеплавиленный завод заменено на более привычное для нынешних читателей: Кончезерский медеплавильный (Путешествие 2014: 19, 20).

Среди неисправленных ошибок можно назвать написание судна «Катер», притом что это слово, очевидно, являлось не именем собственным, а обозначением типа судна (Там же: 18). В то же время непонятно, для чего издателям потребовалось сделать название села Вознесенская Пристань именем нарицательным и писать его со строчной буквы, а слово «форштадт», обозначающее поселение вне крепости, возводить в ранг названия населенного пункта и писать его с прописной буквы (Там же: 18, 236).

Наличие купюр в издании требуется особо оговаривать, а между тем текст «Писем» приведен в книге не полностью: отсутствуют «приложение к странице 127­й» и «заметки к стр. 174» (ср.: Письма 1864: 567–568). Сам текст изобилует опечатками. В основном это мелкие небрежности, не влияющие на понимание текста: «к Петрозаводску» вместо «в Петрозаводск», «Выборской» вместо «Выборгской», «бессемеровской» вместо «бессемеровой», «Малютину» вместо «Милютину», «1886» вместо «1836» и т. д. (Путешествие 2014: 18–19, 21, 31, 236). Неверно раскрываются и сокращения: вместо полагавшегося «Уст[ава] рекрут[ского]» в переиздании говорится о статьях «Устава рекрут» (Там же: 22). Однако далеко не все опечатки можно выявить без обращения к оригинальному изданию. В частности, имеются ошибки набора, изменяющие смысл текста. Так, на самом деле А. И. Ригельман, упоминающийся в «Письмах», не «приезжал для укрепления урочища Богатый Колодезь», а «приискал для (постройки. — Ф. М.) укрепления урочище» (Там же: 235; Письма 1864: 550).

Комментарии, содержащиеся в переиздании, призваны облегчить читателю понимание реалий XVIII–XIX вв. Однако поскольку из 15 комментариев треть приходится на первую главу «Писем», их количество представляется явно недостаточным, не говоря о том, что в некоторых из них имеются неточности. Например, комментатор указывает лишь на одного автора книги, по­видимому, подразумевая под ним Победоносцева (Путешествие 2014: 112). Ряд комментариев внесен в сам текст «Писем», причем это никак не оговаривается. В частности, в пассаж про «локомобиль в 9 сил» вставлено слово «лошадиных», во фразе о рядных платах поясняется в скобках, что эти платы производятся «по соглашению», а в евангельском эпиграфе к проповеди протоиерея Родиона Путятина дан русский перевод церковнославянской цитаты (Там же: 21, 22, 37).

В таких обстоятельствах еще большее значение получают многочисленные цветные и черно­белые иллюстрации, заботливо подобранные из изданий XIX — начала XX в., ставших теперь редкостью. Изобразительные материалы призваны помочь читателю наглядно представить те пейзажи, строения, предметы быта, фигуры и лица, которые могли видеть наследник престола и его спутники. Тем самым текстовый комментарий заменяется иллюстративным. Примечательно, что в то время, когда Бабст и Победоносцев создавали словесный портрет России, ее целостный визуальный образ только начинал складываться и формироваться в массовом сознании (во многом благодаря «Русскому художественному листку» В. Ф. Тимма). Это еще раз убедительно свидетельствует о том, что Бабст и Победоносцев, действуя в духе времени, в некотором смысле опередили его, нарисовав письменную картину России на несколько десятилетий раньше, нежели было создано более или менее полное систематическое живописное и графическое описание страны.

Завершая обзор публикаций «Писем о путешествии», следует отметить, что в настоящее время в распоряжении исследователей имеется четыре современных переиздания этого значимого памятника общественной мысли эпохи Великих реформ. Между тем ни одно из этих переизданий не является в полной мере безупречным, поскольку некоторые публикации являются сокращенными, а другие содержат недостатки, заставляющие перепроверять точность передачи текста. Тем не менее многочисленные копии оригинального издания «Писем», размещенные в Интернете, позволяют без особых затруднений обращаться к подлинному тексту этого исторического источника, в то время как существующие переиздания способствуют расширению читательской аудитории книги. Все это позволяет надеяться, что «Письмам о путешествии» уготована долгая читательская жизнь, а их исследовательский потенциал раскроется еще не в одной статье и монографии.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Бабст 1852 — Бабст И. Речная область Волги. М.: Тип. А. Семена, 1852.

Бабст 1859 — Бабст И. От Москвы до Лейпцига. М.: Тип. В. Грачева и комп., 1859.

Бабст, Победоносцев 2010 — Бабст И. К., Победоносцев К. П. Письма о путешествии государя наследника цесаревича по России от Петербурга до Крыма. СПб.: Русская симфония, 2010.

Бабст 1999 — Бабст И. К. Избранные труды / Под ред. М. Г. Покидченко, Е. Н. Калмычковой. М.: Наука, 1999.

Белюстин 1858 — Белюстин И., свящ. Описание сельского духовенства // Русский заграничный сборник. 1858. № 4. С. 1–166.

Боголюбов 1862 — Боголюбов Н. П. Волга от Твери до Астрахани. СПб.: Тип. Гогенфильдена и комп., 1862.

Глинский 2016 — Глинский Б. Б. Константин Петрович Победоносцев (Материалы для биографии) // Константин Петрович Победоносцев в воспоминаниях современников, речах и письмах / Сост., предисл. и коммент. С. В. Лебедев, К. А. Киятов; отв. ред. О. А. Платонов. М.: Институт русской цивилизации, 2016. С. 172–207.

Жукова 2014 — Жукова И. Волжские путешествия русских императоров // Золотая палитра. 2014. № 1 (10). С. 58–60.

Заметки 1878 — Заметки по округу Олонецких горных заводов. (Составл. горным начальником Олонецких заводов, по желанию генерал­адъютанта графа Строгонова, и представлены государю наследнику цесаревичу) // О высочайших посещениях Олонецкой губернии августейшими особами в XIX столетии: Исторический сборник / Под ред. А. Иванова. Петрозаводск: Губернская тип., 1878. Вып. 4. С. 28–47.

Маршрут 1863 — Маршрут путешествия государя наследника цесаревича в 1863 году. СПб.: Тип. товарищества «Общественная польза», 1863.

Мелентьев 2015 а — Мелентьев Ф. Саша и Никса летом 1863 года // Родина. 2015. № 2. С. 8–10.

Мелентьев 2015 б — Мелентьев Ф. И. «Плыл по Волге князь с боярами…» Письмо цесаревича Николая Александровича вел. кн. Алексею Александровичу 8 июля 1863 г. // Славянский альманах 2015. М.: Индрик, 2015. Вып. 1–2. С. 428–435.

Мелентьев 2016 — Мелентьев Ф. И. О. Б. Рихтер — летописец путешествий по России цесаревича Николая Александровича // Романовы в дороге. Путешествия и поездки членов царской семьи по России и за границу: Сб. статей / Отв. ред. М. В. Лескинен, О. В. Хаванова. М.; СПб.: Нестор­История, 2016. С. 192–203.

Минаков 2006 — Минаков А.А. «Образ» России для наследника престола: о забытой книге К. П. Победоносцева и И. К. Бабста // Новик: Сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета Воронежского государственного университета. Воронеж, 2006. Вып. 11. С. 112–123.

Письма 1864 — Письма о путешествии государя наследника цесаревича по России от Петербурга до Крыма. М.: Тип. Грачева и комп., 1864.

Победоносцев 2010 а — Победоносцев К. Письма о путешествии государя наследника цесаревича по России от Санкт­Петербурга до Крыма / Отв. ред. Р. Левшин. СПб.: Площадь искусств, 2010.

Победоносцев 2010 б — Победоносцев К. П. «Будь тверд и мужествен…». Статьи из еженедельника «Гражданин» 1873–1876. Письма / Под ред. В. В. Ведерникова. СПб.: б.и., 2010.

Победоносцев 2010 в — Победоносцев К. П. Избранное / Сост., автор вступ. ст., коммент. А. В. Репников. М.: Российская политическая энциклопедия, 2010.

Победоносцев 1996 — Победоносцев К. П. Граф В. Н. Панин, министр юстиции // К. П. Победоносцев: pro et contra / Вступ. ст., сост. и примеч. С. Л. Фирсова. СПб.: РХГИ, 1996. С. 28–79.

Полунов 2010 — Полунов А. Ю. К. П. Победоносцев в общественно­политической и духовной жизни России. М.: Российская политическая энциклопедия, 2010.

Путешествие 1999 — Путешествие государя наследника цесаревича по России от Петербурга до Крыма // Бабст И. К. Избранные труды / Под ред. М. Г. Покидченко, Е. Н. Калмычковой. М.: Наука, 1999. С. 157–290.

Путешествие 2014 — Путешествие государя наследника цесаревича по России от Петербурга до Крыма // Победоносцев К. П. Величие самодержавной власти. М.: Эксмо, 2014. С. 13–242.

Смирнов 1864 — Смирнов А. Павлово и Ворсма, известные стально­слесарным производством села Нижегородской губернии. М.: Тип. И. Чуксина, 1864.

Уортман 2004 — Уортман Р. С. Сценарии власти: Мифы и церемонии русской монархии / Пер. с англ. И. А. Пильщикова. М.: ОГИ, 2004. Т. 2.

Фирсов 2016 — Фирсов С. Л. Константин Победоносцев: Интеллектуал во власти. СПб.: Вита Нова, 2016.

Чичерин 2010 — Чичерин Б. Н. Воспоминания. Московский университет. Земство и Московская дума. М.: Изд­во им. Сабашниковых, 2010.

Эвенчик 1969 — Эвенчик С. Л. Победоносцев и дворянско­крепостническая линия самодержавия в пореформенной России // Ученые записки МГПИ им. В. И. Ленина. 1969. № 309. С. 52–338.

Correspondence 2003 — Correspondence: Grand Duke Nikolai Alexandrovich and Vladimir Petrovich Meshchersky // New Zealand Slavonic Journal. 2003. Vol. 37. P. 257–280.

«The letters about the journey of the Tsesarevich across Russia
from St. Petersburg to Crimea»: a brief description of the source
and the overview of modern editions

Melent'ev Fedor I. — PhD student of the Department of history of Russia XIX — early XX centuries, history faculty of Moscow State M. V. Lomonosov University (Moscow)

REFERENCES

Babst I.K. Izbrannye trudy. Pod red. M. G. Pokidchenko, E. N. Kalmychkovoj. Moscow: Nauka, 1999.

Babst I. Ot Moskvy do Leipciga. Moscow: Typ. V. Gracheva & сomp., 1859.

Babst I.K., Pobedonostsev K.P. Pis’ma o puteshestvii gosudarya naslednika tsesarevicha po Rossii ot Peterburga do Kryma. Saint Petersburg: Russkaya symphonia, 2010.

Babst I. Rechnaya oblast’ Volgi. Moscow: Typ. A. Semena, 1852.

Belyustin I., svyashchennik. Opisanie sel’skogo duhovenstva. Russkij zagranichnyj sbornik. 1858. No 4. P. 1–166.

Bogolyubov N.P. Volga ot Tveri do Astrahani. Saint Petersburg: Typ. Gogenfildena & Comp., 1862.

Chicherin B.N. Vospominaniya. Moskovskij universitet. Zemstvo i Moskovskaya duma. Moscow: Izd­vo im. Sabashnikovyh, 2010.

Correspondence: Grand Duke Nikolai Alexandrovich and Vladimir Petrovich Meshchersky // New Zealand Slavonic Journal. 2003. Vol. 37. P. 257–280.

Evenchik S. L. Pobedonostsev i dvoryansko­krepostnicheskaya liniya samoderzhaviya v poreformennoj Rossii. Uchenye zapiski MGPI im. V. I. Lenina. 1969. N 309. P. 52–338.

Firsov S.L. Konstantin Pobedonostsev: Intellektual vo vlasti. Saint Petersburg: Vita Nova, 2016.

Glinskij B. B. Konstantin Petrovich Pobedonostsev (Materialy dlya biografii). Konstantin Petrovich Pobedonostsev v vospominaniyah sovremennikov, rechah i pis’mah. Sost., predisl. i komment. S. V. Lebedev, K. A. Kiyatov; otv. red. O. A. Platonov. Moscow: Institut russkoj tsivilizatsii, 2016. P. 172–207.

Marshrut puteshestviya gosudarya naslednika tsesarevicha v 1863 godu. Saint Petersburg: Typ. tovarishchestva «Obshchestvennaya pol’za», 1863.

Melentev F. Sasha i Nixa letom 1863 goda. Rodina. 2015. No 2. P. 8–10.

Melentev F.I. «Plyl po Volge knyaz’ s boyarami…» Pis’mo tsesarevicha Nikolaya Aleksandrovicha vel. kn. Alekseyu Aleksandrovichu 8 iyulya 1863 g. Slavyanskij almanah 2015. Moscow: Indrik, 2015. No. 1–2. P. 428–435.

Melentev F.I. O. B. Richter — letopisets puteshestvij po Rossii tsesarevicha Nikolaya Aleksandrovicha. Romanovy v doroge. Puteshestviya i poezdki chlenov tsarskoj sem’i po Rossii i za granitsu: Sb. statej. Otv. red. M. V. Leskinen, O. V. Havanova. Moscow; Saint Petersburg: Nestor­Istoriya, 2016. P. 192–203.

Minakov A.A. «Obraz» Rossii dlya naslednika prestola: o zabytoj knige K. P. Pobedonostseva i I. K. Babsta. Novik: Sbornik nauchnyh rabot aspirantov i studentov istoricheskogo fakul’teta Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta. Voronezh, 2006. No 11. P. 112–123.

Pis’ma o puteshestvii gosudarya naslednika tsesarevicha po Rossii ot Peterburga do Kryma. Moscow: Typ. Gracheva & Comp., 1864.

Pobedonostsev K. P. Graf V. N. Panin, ministr justitsii. K. P. Pobedonostsev: pro et contra. Vstup. st., sost. i primech. S. L. Firsova. Saint Petersburg: RHGI, 1996. P. 28–79.

Pobedonostsev K.P. «Bud’ tverd i muzhestven…». Stat’i iz ezhenedel’nika «Grazhdanin» 1873–1876. Pis’ma. Pod red. V. V. Vedernikova. Saint Petersburg, 2010.

Pobedonostsev K.P. Izbrannoe. Sost., avtor vstup. st., komment. A. V. Repnikov. Moscow: Rossijskaya politicheskaya ehntsiklopediya, 2010.

Pobedonostsev K. Pis’ma o puteshestvii gosudarya naslednika tsesarevicha po Rossii ot Sankt­Peterburga do Kryma. Otv. red. R. Levshin. Saint Petersburg: Ploshchad’ iskusstv, 2010.

Polunov A.Yu. K. P. Pobedonostsev v obshchestvenno­politicheskoj i duhovnoj zhizni Rossii. Moscow: Rossijskaya politicheskaya ehntsiklopediya, 2010.

Puteshestvie gosudarya naslednika tsesarevicha po Rossii ot Peterburga do Kryma. Babst I. K. Izbrannye trudy. Pod red. M. G. Pokidchenko, E. N. Kalmychkovoj. Moscow: Nauka, 1999. P. 157–290.

Puteshestvie gosudarya naslednika tsesarevicha po Rossii ot Peterburga do Kryma. Pobedonostsev K. P. Velichie samoderzhavnoj vlasti. Moscow: Exmo, 2014. P. 13–242.

Smirnov A. Pavlovo i Vorsma, izvestnye stal’no­slesarnym proizvodstvom sela Nizhegorodskoj gubernii. Moscow: Typ. I. Chuksina, 1864.

Wortman R.S. Stsenarii vlasti: Mify i tseremonii russkoj monarhii. Per. s angl. I. A. Pil’shchikova. Moscow: OGI, 2004. Vol. 2.

Zhukova I. Volzhskie puteshestviya russkih imperatorov. Zolotaya palitra. 2014. No 1 (10). P. 58–60.

Zametki po okrugu Olonetskih gornyh zavodov. (Sostavl. gornym nachal’nikom Olonetskih zavodov, po zhelaniyu general­ad’yutanta grafa Strogonova, i predstavleny gosudaryu nasledniku tsesarevichu). O vysochajshih poseshcheniyah Olonetskoj gubernii avgustejshimi osobami v XIX stoletii: Istoricheskij sbornik. Pod red. A. Ivanova. Petrozavodsk: Gubernskaya typ., 1878. No 4. P. 28–47.

 

 [1]© Мелентьев Ф. И., 2017

Мелентьев Федор Ильич — магистр истории, аспирант кафедры истории России XIX — начала XX века исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова (Москва); fim91@mail.ru

[2] ГА РФ. Ф. 678. Оп. 1. Д. 814. Л. 71.

 [3] РГИА. Ф. 1574. Оп. 1. Д. 1. Л. 32 об.

 [4] ОПИ ГИМ. Ф. 44. Оп. 1. Д. 3. Л. 37–55 об.

 [5] ОПИ ГИМ. Ф. 44. Оп. 1. Д. 3. Л. 46; ср.: (Бабст 1852: 145).

 [6] РГИА. Ф. 1574. Оп. 1. Д. 1. Л. 7 об.

 [7] РГИА. Ф. 1574. Оп. 1. Д. 1. Л. 40 об. — 41.

 [8] Там же. Д. 54. Л. 6 об.

 [9] ГА РФ. Ф. 652. Оп. 1. Д. 620. Л. 14

 [10] НИОР РГБ. Ф. 230. Карт. 5273. Д. 1. Л. 1–2.

 [11] ГА РФ. Ф. 728. Оп. 1. Д. 3233. Л. 63.

 [12] РГИА. Ф. 1574. Оп. 1. Д. 2 б. Л. 7 об.

 [13] ГА РФ. Ф. 641. Оп. 1. Д. 33. Л. 38, 75.

 [14] РГИА. Ф. 540. Оп. 1 (114/1373). Д. 252. Л. 147

 [15] ГА РФ. Ф. 728. Оп. 1. Д. 2817. Л. 98–98 об.

 [16] РГИА. Ф. 540. Оп. 1 (11). Д. 16. Л. 39–47 об.

 [17] Там же. Ф. 540. Оп. 1 (114/1373). Д. 252. Л. 82–89 об.

 [18] ОПИ ГИМ. Ф. 44. Оп. 1. Д. 3. Л. 5–12 об.

 [19] ГА СО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1637. Л. 8–9.

 

483