Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Лямзин А.В., Якимов К.В. "Батальонъ" Д. Месхиева — один взгляд двух реконструкторов

У авторов данного текста фильм не вызвал столь гневного отторжения, как у некоторых наших молодых коллег по «реконструкторскому цеху». Дело в том, что особых иллюзий по поводу фильма не было с самого начала; в данном случае, шагая в кинотеатр, авторы ставили перед собой цель не столько считать недостатки, сколько увидеть что-то новое на фоне отечественных фильмов и сериалов об эпохе начала ХХ в., которых в принципе не так много («Империя под ударом», «Гибель Империи», «АдмиралЪ», «Распутин», «Исаев»), особенно по сравнению с тематикой Великой Отечественной войны. Благо, у «Батальона» не было столь раздражающего мощного предварительного идеологического бэкграунда в стиле «великое кино о великой войне».

По нашему мнению, фильм выдержан в духе лучших советских героико-исторических фильмов с незамысловатой идеей, несложными персонажами, простой фабулой, и, конечно, он не предназначен для утонченных ценителей исторического прошлого, таких, например, как военно-исторические реконструкторы. Скорее, ориентирован на широкого зрителя и подрастающее поколение, у которого вообще очень туманные представления об эпохе Первой мировой войны. При этом во главу угла произведения поставлена старинная некрасовская идея о «Долюшке женской», которая в советское время стала еще более выпукло просматриваться в знаменитом кинематографическом образе Простой Русской Бабы, «мужем битой, врагами стрелянной», выносящей на своих неаппетитных трудовых плечах великие горести и беды Земли Русской.

Понятно, что это лишь художественный образ; понятно, что показанные события слабо соотносятся с реальной историей Марии Бочкаревой и ее батальона. Но в рамках этого искусственного, притчевого художественного образа почти все персонажи раскрыты недурно. Мария Аронова играет прекрасно, лепит свою героиню с первых слов про «испорченное военное имущество», создавая иллюзию архетипического «самодура-строевого-сержанта» из голливудских военных фильмов. Однако это именно иллюзия, которая распадается при последующих перипетиях героини, включая и сцену избиения ее мужем-доходягой, которого, понятно, она могла бы «раскатать в блин», но как истинный образчик русской бабы не сделала этого, ибо должна стерпеть и превозмочь. Ибо бьет, значит – любит. Такая уж женская доля!

Неплохо показаны и прочие доброволицы от великосветских субреток до крестьянок. Конечно, нынешние типажи городских девушек-актрис с их субтильными фигурками и тощими шейками отличаются от генотипа русских баб начала ХХ в. Но так где ж их взять — обветренных, огрубелых, с мозолистыми руками и хриплыми голосами? Разве что в женских исправительно-трудовых колониях или лагерях. Впрочем, одна из ошибок создателей, на наш взгляд, в том, что они пытались показать весь ужас пребывания тонких женственных созданий в окопной гнили, забывая о том, что это ужас лишь с позиций современной урбанизированной женщины. А для бабы-крестьянки начала ХХ в. грязь, гной, кровь, смерть (и дурно пахнущие мужики) были, в конечном счете, не столь уж непривычными явлениями повседневности. Особенно на фоне затянувшейся войны. Впрочем, скажем прямо, «чернухи» в фильме не столь много, сколь любит современный кинематограф. И это тоже плюс.

В целом мы солидарны с авторами других рецензий — складывается ощущение оборванности повествования, хочется больше видеть этих персонажей в мирном и военном быту, но хронометраж картины невелик. Кажется, лучше было бы сделать фильм в двух частях: первая серия — «В тылу», вторая — «На фронте». А так пропали многие потенциально интересные герои. Например, офицеры-мужчины, невольно оказавшиеся в условиях специфического женского коллектива. Среди них — один из моих любимых питерских актеров Константин Воробьев (Федот-стрелец), мастер создания запоминающихся второстепенных образов. Говорят, что дальше будет еще и сериал, и в этом главная причина указанного «лага». Тогда остается только посетовать на порочную практику современной кинематографии, в которой зачастую фильм превращается в, своего рода трейлер к последующему сериалу.

Странно, но в фильме мало актрисы Марии Кожевниковой. Из рекламных роликов, публикаций, казалось, что она и будет вторым главным персонажем после Бочкаревой, уж слишком ее пиарили. Но нет — в фильме история Натальи Татищевой (героиня М. Кожевниковой) коротка. Вероятно, оно и к лучшему, хотя в рамках своей небольшой роли Мария смотрится достойно.

Даже отрицательные персонажи не лишены обаяния — это и долговязый немец «душегуб-удушенец» в плаще (который и швец и жнец, и разведчик и бомбометчик), и солдаты-дезертиры. По крайней мере они запоминаются. В какой-то момент я даже начал сочувствовать спокойному оратору — главарю дезертиров. В самом деле — за кого воевать в условиях, когда рыба сгнила с головы, а дома — детям есть нечего?!

Единственный, кто серьезно разочаровал — это Марат Башаров. Столь интересного, многогранного персонажа, как Александр Федорович Керенский, он превратил в брызжущего слюной неврастеника (примерно так «ходульно» изображали в 90-е гг. Ильича). Сцены заседаний военного совета с его участием были откровенно скучны и примитивны. Да и внешне Марат Алимжанович со своей холеной внешностью мало походит на Александра Федоровича. Лучше взяли бы на эту роль Сергея Угрюмова (Керенский из сериала «Распутин»), который и внешне гораздо ближе к оригиналу, и сыграл его насыщеннее.

Самый же «драйв» остается, конечно, от сцены атаки в противогазах. Понятно, что ерунда полная, понятно, что странного вида газовые бидоны, падающие в окопы с аккуратностью высокоточного оружия, мало походят на боеприпасы от химических мортир. Но, право, сколь стильно и смачно снята эта «готичная» рукопашная в масках! Если бы этот эпизод и был первым и последним боем батальона, с подлинными чудовищными потерями, всё было бы выше всяческих похвал. Но доброволицы обратили в бегство супостата поразительно малой кровью. Да и ладно! Главное — «трэш, грязь, штыки, с чавканьем входящие в мундиры», немецкие рогатые каски с мертвыми глазницами противогазов, русские газовые маски, напоминающие клювы «чумных докторов»! Все это напоминает депрессивную графику Отто Дикса.

По правде сказать, нечто подобное ожидалось на заре 1990-х гг. от анонсированного коротеньким трейлером фильма Сергея Федоровича Бондарчука «Тихий Дон». Там изображалось дымящееся поле, усеянное телами убитых (как на картине В. В. Верещагина «Панихида»), по которому ходят какие-то одинокие люди, то ли ищущие раненых, то ли сборщики трупов. Та слащавая картинка, которую потом показали, заронила в душу конспирологические подозрения о таинственном исчезновении подлинника бондарчуковского «Тихого Дона».

Российские фильмы о войне за последнее время сделали большой шаг вперед. Правда это шаг в материально-техническом оснащении и проработке деталей материальной культуры. Видимо, сказалось и сотрудничество с реконструкторами. Фильм снимался при тесном сотрудничестве с РВИО (Российским военно-историческим обществом), одним из консультантов, очевидно, был Николай Бордунов — яркий и достойный специалист по эпохе Первой мировой.

Шаг вперед сделал Дмитрий Месхиев, который нашему брату-реконструктору чаще известен только по одному фильму — «Свои». Кажется, что здесь (в «Батальоне») он смог развернуться в полную силу. Точнее, развернуть небольшой эпизод рукопашной схватки советских окруженцев с немецкими мотоциклистами в целое батальное полотно Первой мировой, которое достигает своего пика в сцене газовой атаки.

Вот эти сцены окопных боев и рукопашных схваток — самое интересное и важное в этом фильме. Они показывают, что такое война, показывают это нашему русскому человеку, которому может быть трудно воспринять как настоящих иностранных артистов в зарубежных фильмах. И по окончании фильма, становится грустно и стыдно — стыдно за людей, которые молчаливо, а порой с большим воодушевлением делают возможной очередную бессмысленную кровавую бойню.

От Д. Д. Месхиева ожидалась некая суровая правда, близкая к фильму «Свои». Но вот тут, в отличие от материальной, вещественной стороны фильма, он сделал как раз довольно широкий шаг назад. Я имею в виду самое сложное для художника — обретение новых смыслов, обобщение и анализ. Эти задачи всегда стоят очень остро для любого режиссера, живописца или писателя. И что мы видим в итоге — очередное повторение советского кинематографа. Многократное шаблонное повторение патриотических лозунгов, приводящих автора к абсурдному финалу — безумной атаке дезертиров.

Мы не знаем, кто это всё насоветовал Д. Д. Месхиеву. Хотя почему не знаем —длинный список людей и организаций перечисляется в самом начале картины. Это продюсеры Ф. С. Бондарчук, И. С. Угольников, это ряд организаций, участвовавших в съемках – Первый канал, Федеральный фонд социальной и экономической поддержки отечественной кинематографии, Русское географическое общество. Но насколько далеко они увели режиссера и зрителя от глубокого гуманистического смысла фильма «Свои», где Богдан Ступка, играющий старосту оккупированной немцами деревни, каждую минуту думает о том, как ему спасти своих родных и почти совершенно незнакомых ему, но русских людей, находящихся между сталинским молотом и гитлеровской наковальней...

Конечно, безумно надоели режиссерские поиски зрелищных образов, воплощенные в совершенно фантастических искусственных сценах. Опять горящее топливо, опять наступление толпами на фоне огня, православное стояние со свечками в окопах и прочие «рояли» на немецких позициях! Конечно, по количеству таких фантазий «Батальонъ» сильно уступает фильму Федора Бондарчука «Сталинград», но всё же… Возникает вопрос: зачем придумывать параллельную реальность, если вполне историческая фактура конца Первой мировой войны может предоставить столько вкусного материала?! Вероятно, это уже последствия исторического невежества наших режиссеров, избавиться от которой, видимо, в ближайшем будущем не получится.

Итак, авторы рецензии ставят фильму «Батальонъ» твердую четверку и считают, что средства, потраченные на фильм, соотносятся с его качеством. Окупится ли он — вопрос открытый. Однако, безусловно, данное произведение имеет право на существование. Это не Великое Кино, но Кино, которое стоит посмотреть еще раз точно.

 

 

193