Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Ливенцев Д.В. К проблеме понимания категории «легитимность» в юридической науке

 

Рец.: Денисенко В.В. Легитимность как характеристика сущности права. Введение в теорию. М.: Юрлитинформ, 2014. 184 с.

 В. В. Денисенко посвятил свое монографическое исследование тематике, которая одновременно относится к числу теоретически значимых и сравнительно малоизученных вопросов юридической науки и социологии и философии права. Категория «легитимность» — в настоящее время является очень популярной, она активно используется в политической, правовой литературе, а также часто упоминается в средствах массовой информации при характеристике многих явлений политического либо правового характера. Между тем, если в политической науке проблемам легитимности власти посвящены многие фундаментальные исследования, то в современной российской юридической науке указанная категория практически не исследована. Поэтому категория «легитимность» чаще всего рассматривается в связи с политическими процессами, т. е. как характеристика власти, хотя легитимность права также является важнейшей характеристикой норм права. Как отмечается в монографии, «Даже само слово “легитимность” юристами понимается неоднозначно: для многих легитимность это синоним слова законность (легальность), для других легитимность тождественна легитимации, то есть процедуре придания власти или позитивному праву законной силы. Поэтому, раскрывая проблемы легитимности применительно к праву, первоначально необходимо проанализировать существующие подходы, конкретизировав ее содержание. Как было сказано выше, в отечественной юриспруденции не существует единого понимания рассматриваемой категории и связано это прежде всего с тем, что в советской теории права категория “легитимность” практически не использовалась и не разрабатывалась, поэтому в настоящее время существуют различные интерпретации понимания указанного термина отечественными правоведами» (с. 5). Автор монографии обращает внимание на то обстоятельство, что исследование вопроса о легитимности власти связано с проблемой исследования легитимности норм в сфере юридической деятельности, поскольку легитимность представляет собой необходимое условие для реализации позитивного права в обществе.

В предложенной В. В. Денисенко работе творчески переосмыслен комплекс основных идей, связанных с вопросами легитимности и легитимации права. В частности, сформулированы авторские подходы к легитимности права (как свойства права, в силу которого существует признание правовых норм) и правовой легитимации (как процесса, при помощи которого право становиться легитимным). Даны отчетливые философско-методологические ориентиры для исследования процедур легитимации, лежащих в основе действующего права (через демократические процедуры, правовые принципы, юридические процедуры взаимодействия общества и власти, идеологические требования об изменении законодательства и др.). Важным аспектом понимания правовых аспектов легитимности является отграничение от смежных явлений и категорий, прежде всего от категории «законность», таким образом, научное осмысление нетождественности «легальности» и «легитимности» — позволяет рассматривать аксиологические вопросы легитимности, определяя «социальное признание» того или иного правового института. Согласимся с В. В. Денисенко в том, что «причина, по которой ряд отечественных ученых-правоведов отождествляют категории “легитимность” и “легальность (законность)”, видится в том, что эти исследователи не делают различия между процессом и свойствами, то есть между “легитимацией” и “легитимностью”» (с. 15).

Интересен выработанный автором монографии подход к пониманию легитимности как категории, характеризующей сущность права, которая интерпретируется им как признание юридического текста или действия, связанное с социокультурными особенностями общества. Как указывает автор монографии, «Без понимания вопросов легитимности права как вида социальных норм нельзя ответить на вопрос — как формируются нормативные порядки, обладающие силой связывать волю индивидов, направлять их поведение. Именно признание позитивного права является причиной его исполнения, наделяет его силой в правоотношении, ибо реализация закона исключительно по причине страха наказаний, так называемое маргинальное правомерное поведение, никогда не будет достаточным для достижения целей правового регулирования» (с. 42). Такой подход, выходящий за пределы юридического позитивизма, и является ключевым в работе В. В. Денисенко.

Заслуживает внимания достаточно сжатый и в то же время информативный обзор основных представлений о легитимации права, сложившихся в ходе эволюции антропосоциогенеза и изменения правовых культур. Автор на основе научного анализа каждый раз находит концептуальное выражение для особенностей легитимности, признаваемой правовой системой в различных правовых культурах. Это дает возможность наглядно проследить трансформацию легитимности права в различные исторические периоды. При этом заслуживает внимания исследование рациональных и иррациональных аспектов легитимности права. Любопытны идеи В. В. Денисенко о проблеме формализма современного права: «…так как в настоящее время дальнейшее развитие формализма права приводит к кризису легитимности, нельзя согласиться с теми отечественными юристами, сторонниками самостоятельности или закрытости правовой системы от участия в юридических процедурах граждан. Немаловажно отметить, идеи формального равенства и приоритета прав личности означают участие граждан в правотворчестве и как раз легитимируют современное рациональное право, так как в условиях светского современного сознания исключение граждан из правотворческих процессов приводит лишь к отчуждению» (с. 91).

В первой главе монографии В. В. Денисенко предложено достаточно оригинальное видение с позиций классических и постклассических теорий правопонимания проблем легитимности и ценностей — свободы, равенства и справедливости, — а также некоторых инструментальных ценностей, служащих для осуществления базовых. В частности, ключевым значением наделяются: тип культуры как способ воспроизводства правового порядка в традиционном и современных обществах; доверие как условие реализации нормативного требования и т.п. Автор проводит разграничение между легитимацией в традиционных и современных правовых системах, что имеет большое значение при формировании правовой политики современной России: «Идеи “служения”, “обязанности” и “жертвенности”, так часто встречающиеся в работах отечественных религиозных мыслителей, призывающих к иррациональным основам легитимации власти и закона, не являются уникальными качествами какой-либо, например православной или восточной, культуры. Они вообще характерны для традиционного общества в целом, например самураи Японии и традиционная мораль Бусидо, идеи служения рыцарей-тамплиеров и рыцарства вообще в культуре европейского средневековья, примеры можно приводить довольно долго. Но с развитием современного общества, с переходом “от общины к обществу” неизбежен отход от таких идей, ибо их обоснованием может служить лишь одно — а именно: признание неравенства, отсутствие свободы и ценности жизни индивида оправдывается священной аурой власти и законов» (с. 88). В монографии обосновывается рациональный способ легитимации современного права, что связано с глобализацией и модернизацией общества в целом.

Является ценным данный автором во II главе монографии научный анализ легитимности в современном обществе, в условиях модернизации, которая связана с неизбежной «юридификацией общества». В ходе глобализации и формирования общества постмодерна автор раскрывает проблемы кризиса легитимности и путей его преодоления. Несомненное теоретическое и практическое значение имеют выводы автора о правовом регулировании, содержащиеся во второй главе. В. В. Денисенко проводит критический анализ инструментального подхода к указанной проблеме: «Субъекты общественных отношений по сути понимаются как объекты правового регулирования, на которые воздействует публичная власть, используя стимулы и ограничения. Но такой целерациональный подход приводит к исключению человека из процесса принятия юридического решения, формализации, бюрократизации социального регулирования, что приводит к отчуждению граждан от права, кризису легитимности власти, росту национализма и религиозного фундаментализма, так как в процессе применения права гражданин не играет самостоятельной роли. Главную роль в судебных процессах выполняют юристы, граждане при этом не понимают терминов, аргументации принятия решения, что приводит к формализации судопроизводства, отстранению человека от реализации права. Таким образом, можно сделать вывод, что для преодоления патологий модернизации и рационализации позитивного права явно недостаточно позитивистского механистического подхода к праву. Так, с таких позиций абсолютно исключается роль личности и ее прав в правовом регулировании, ибо позитивистская методология неспособна на этот аспект понимания права» (с. 132). Следует согласиться с обоснованными выводами автора монографии о необходимости интерсубъективного подхода к проблемам правового регулирования и вопросам признания правовых норм.

В монографии «Легитимность как характеристика сущности права. Введение в теорию» содержится и ряд других положений, носящих новаторский характер и представляющих высокий научный интерес, что позволяет отнести данную работу к исследованиям, задающим новый научный дискурс и вскрывающим малоисследованные аспекты известных понятий. Можно сделать вывод, что рассматриваемое издание имеет несомненную научную и практическую ценность для специалистов в области политологии, истории, юриспруденции, студентов и всех лиц, интересующихся проблемами взаимодействия власти и граждан, совершенствования и эффективности законов современной России.

 

322