Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Латыш Ю.В. Рец.: Плохий С. Последняя империя. Падение Советского Союза / Пер. с англ. С. Гирик, С. Лунин, А. Саган. М.: Corpus, 2016. 624 с.

 

Латыш Ю.В. Рец.: Плохий С. Последняя империя. Падение Советского Союза / Пер. с англ. С. Гирик, С. Лунин, А. Саган. М.: Corpus, 2016. 624 с. // Историческая Экспертиза. 2016. № 2. С. 166-173.

 

Исчезновение[1] с политической карты Советского Союза вот уже четверть века будоражит умы историков, политологов, мемуаристов и конспирологов. За это время возникло большое количество версий, гипотез, более­менее стройных концепций, которые объясняют его причины. Среди основных факторов чаще всего называют историческую дефектность коммунизма (Браун 2014; Малиа 2002; Медушевский 2011; Coleman 1996; Kotkin 2001); поражение в Холодной войне (Согрин 1995); экономический коллапс и неспособность советской экономики к переходу на постиндустриальный этап (Алексеев, Алексеева 2003; Бузгалин, Колганов 2003; Гайдар 2006); национальный фактор (Грабовський 1995; Рыжков 2007; Чешко 2005; Beissinger 2002; Carrere d’Encausse 1993; Suny 1993); противостояние М. Горбачева и Б. Ельцина, а также другие субъективные факторы (Котц, Вир 2013; Коэн 2011; Шубин 2007); верхушечный переворот — так называемую «революцию элит» (Киран, Кенни 2009; Крыштановская 1995; Мохов 2015); уничтожение КПСС как стержня советской политической системы или же ее перерождение (Медведев 2010; Над этим размышляет… 2012); внешнее вмешательство и деятельность «пятой колонны» (Островский 2011; Фроянов 2003) и т. п. Эти факторы зачастую тесно переплетены между собой, потому их изучение имеет смысл только с точки зрения поликазуального подхода. А значит, в историографии будут появляться всё новые попытки дать ответ на «вопрос вопросов» — «Почему не стало Советского Союза?».

Книга директора Украинского научного института Гарвардского университета С. Плохия (признанного специалиста по истории XVI–XVII вв., который в последнее время успешно разрабатывает новую тематику), интересна уже тем, что она является отражением двух традиций историописания: украинской и американской. Ведь каждый историк смотрит на любое событие или явление глазами гражданина собственной страны. И несмотря на стремление к объективности, в центре внимания украинской историографии распада СССР всегда будет находиться независимость Украины, в а центре внимания американской — победа в Холодной войне. Но ценность рецензируемой книги этим не исчерпывается. Автор раздвигает временные рамки и географию исследования. Если раньше в историографии крах СССР традиционно связывали с путчем ГКЧП и запретом КПСС, акцентируя особое внимание на личностном противостоянии М. Горбачева и Б. Ельцина, лишь вскользь упоминая о роли национальных республик в этом процессе, то С. Плохий детально, день за днем, излагает события последних пяти месяцев существования «советской империи», уделяя особое внимание решениям, которые принимались не только в Вашингтоне и Москве, но и в Киеве, Алмa­Ате и столицах остальных союзных республик, вскоре получивших независимость. Центральную роль в этих процессах он отводит Президентам США, СССР, России, а также председателю Верховного Совета Украины Л. Кравчуку.

Через всю книгу красной нитью проходят два главных тезиса: 1) США не имеют практически никакого отношения к распаду СССР, а наоборот, были заинтересованы в его сохранении ради контроля над ядерным оружием; 2) ключевую роль в дезинтеграции Советского Союза сыграла Украина. Таким образом, условная роль «могильщика» СССР переходит от США к Украине. А это дает основания последней — в свете новейших тенденций украинской исторической политики по превращению советского периода истории в «советскую оккупацию», которой население противостояло как могло — переместиться из клуба побежденных стран в Холодной войне в клуб победителей.

Относительно первого тезиса следует заметить, что он опирается на мощную источниковую базу. Вообще главное достоинство книги, особенно с точки зрения российского и украинского читателя, — обилие американских источников, включая недавно рассекреченные документы из Президентской библиотеки Дж. Буша: бумаги Совета национальной безопасности, меморандумы советников Президента и стенограммы телефонных переговоров с мировыми лидерами. Однако вне поля зрения автора оказалась деятельность американских спецслужб, которые, по утверждению ряда авторов, сыграли значительную роль в содействии коллапсу СССР (Швейцер 1995; Широнин 2010).

С. Плохий ставит под сомнение триумфалистскую интерпретацию распада СССР. Новые материалы свидетельствуют, что и Дж. Буш, и члены его команды (Дж. Бейкер, Б. Скоукрофт) пытались продлить жизнь Советского Союза. Их пугали рост влияния Б. Ельцина и стремление союзных республик к независимости. Американское руководство боялось превращения СССР в «Югославию с ядерными бомбами». Эти опасения нашли отражение в речи Президента США в Верховном Совете УССР 1 августа 1991 г., получившей ироничное название «Chicken Kiev». Буш убеждал украинцев, что «свобода — это не то же, что независимость», и предостерегал от «местного деспотизма» и «самоубийственного национализма». Только когда исход Всеукраинского референдума стал очевиден, а Белый дом оказался под давлением украинской диаспоры и сторонников независимости Украины в самой администрации (министр обороны Д. Чейни), было объявлено, что США признают Украину.

После распада СССР Дж. Буш в телеобращении 25 декабря 1991 г. и послании Конгрессу 28 января 1992 г. объявил, что Холодная война «не просто закончилась — она закончилась победой», и в мире, некогда разделенном «на два вооруженных лагеря» осталась только одна сверхдержава — Соединенные Штаты Америки Эта триумфалистская риторика со временем стала основой американских представлений о финале Холодной войны и, с другой стороны, подготовила почву для распространения конспирологических теорий, согласно которым рaспaд Советского Союза стал результатом усилий ЦРУ. Победные заявления американского президента С. Плохий объясняет стремлением Дж. Буша увеличить свой политический капитал в ходе президентской избирательной кампании. Ради победы в президентской гонке в администрации Дж. Буша предпочли не вспоминать совместную с М. Горбачевым декларацию о завершении Холодной войны во время саммита в декабре 1989 г. на Мальте, а также заявления Белого дома, из которых следовало, что московская встреча двух президентов в июле 1991 г. стала первой после Холодной войны.

Вместе с тем автор считает, что отдельные шаги, предпринятые Дж. Бушем и Дж. Бейкером, ускорили распад Советского Союза едва ли не случайно. Речь идет об американской поддержке независимости Литвы, Латвии и Эстонии, вхождение которых в состав СССР никогда не признавали в Вашингтоне. В свою очередь получение независимости прибалтийскими республиками не могло не породить цепную реакцию.

Стоит обратить внимание на выдержки из мемуаров Дж. Бейкера, которые приводит С. Плохий. Госсекретарь вспоминал: «Учитывая крайнюю неопределенность будущего СССР, мы… спешили закрепить достигнутое». Речь шла о ситуации, когда Президенты СССР и России «чуть ли не соревновались в своей готовности сотрудничать» и, к крайнему удивлению госсекретаря, он получил согласие сократить ядерный арсенал и прекратить поддержку Афганистана и Кубы. Мэр Москвы Г. Попов сообщил, что центрального правительства как такового не существует. Республики и крупные города предоставлены сами себе. Г. Попов признался, что «Москва не может пережить зиму», после чего попросил о поставках яиц, сухого молока и картофельного пюре быстрого приготовления: «Некоторые из этих товаров есть на складах вашей армии. Военные выбрасывают их после трех лет хранения. Но мы готовы взять и залежалый товар». Складывается впечатление, что Вашингтон явно был заинтересован в том, чтобы как можно дольше держать основного соперника в состоянии неопределенности и безвластия, поэтому не позволял Б. Ельцину ни взять под свой контроль союзный центр, ни навязать М. Горбачеву Союз в форме конфедерации.

Странно, что С. Плохий не усматривает причинно­следственной связи между запретом КПСС и распадом Советского Союза. В качестве обоснования утверждается, что партия к августу 1991 г. была ослаблена и потеряла реальную власть. Однако мог ли существовать СССР как капиталистическая страна? Некоторые западные авторы дают на этот вопрос утвердительный ответ, исходя из тезиса о реформируемости советской системы (Коэн 2011; Hewett 1990; Sakwa 1991). На этих же позициях стоит и М. Горбачев. Однако, на наш взгляд, и это не учитывают выше названные авторы, а также и С. Плохий, СССР не был историческим государством, не опирался на многовековые традиции истории и культуры. Творцом и сердцевиной Советского Союза выступала Коммунистическая партия, запрет которой немедленно поставил на повестку дня вопрос о целесообразности союзного государства. Как признает С. Плохий, России как ведущей республике не удалось предложить никакой привлекательной интеграционной идеи для Украины и других республик. Не удалось этого сделать и в последующие четверть века. Все попытки создать привлекательный интеграционный проект на постсоветском пространстве не увенчались успехом.

С. Плохий полагает, что проигрaннaя гонкa вооружений, экономический спaд, возрождение демокрaтии и идеологическое бaнкротство коммунизмa сaми по себе не предопределили гибель СССР. Ее причиной стaли имперское нaследие, полиэтнический состав населения и псевдофедерaтивное государственное устройство Советского Союза. Значение этих факторов в полной мере не осознавали ни американские политики, ни советники М. Горбачева.

По мнению С. Плохия, крах СССР aнaлогичен произошедшим в ХХ в. рaспaдам Австро­Венгерской, Османской, Британской, Французской и Португальской империй. Советский Союз называется «последней империей» потому, что он был последним государством, сохранявшим наследие «классических» империй нового времени. Однако сам автор избегает говорить, что в его понимании означает термин «империя». Названные им империи очень разные, причем различия касаются как путей их создания, так и особенностей внутреннего устройства. Если под империей подразумевать в первую очередь многонациональное государство, то почему СССР — последняя? Этот термин сегодня иногда применяется в отношении США, России или Евросоюза, а Дж. Сорос называет империей «систему мирового капитализма». Спорным является и утверждение, что СССР сохранил наследие «классических» империй нового времени (автор опять же избегает говорить о том, каково это наследие). Ведь Советский Союз, в отличие от современной России, никогда не признавал себя правопреемником Российской империи.

Как утверждает С. Плохий, крах СССР связан с несовместимостью имперской системы правления и электоральной демократии. Он полагает, что закат империй всегда начинался, когда демократически избранные власти метрополии выясняли, что содержание колоний (вопрос о целесообразности и корректности уподобления советских республик колониям оставим на совести автора) является слишком дорогим удовольствием и себя не оправдывает. В качестве примера приводится так называемый «план ковчега», разработанный Е. Гайдаром. Один из гайдаровских принципов состоял в признании невозможности финансирования Россией других республик. Это, в свою очередь, вынуждало поднять вопрос о целесообразности сохранения союзного центра как с политической, так и с хозяйственной точки зрения.

И всё же ключевую роль в развале СССР автор «Последней империи» отводит Украине. Популярности этому тезису добавляет утверждение З. Бжезинского, что без Украины Россия перестает быть империей. Распад СССР действительно стал прямым следствием Всеукраинского референдума 1 декабря 1991 г., на котором более 90 % избирателей высказались в пользу независимости. Во всех регионах Украины, включая Крым и Донбасс, за независимость проголосовало более половины участников. Это волеизъявление аннулировало результаты предыдущего, мартовского, референдума, на котором 70 % участников высказались за сохранение Союза. Украинский историк Я. Грицак назвал его «последним гвоздем в гроб СССР» (Грицак 2000: 310). Поскольку ни одна другая республика бывшего СССР не проводила референдумов о независимости, то только позиция Л. Кравчука в этом вопросе опиралась на волю народа, а не определялась политической конъюнктурой.

При этом нельзя не отметить мудрость и политическое чутье украинского лидера, благодаря которым удалось в сложнейшей ситуации вывести Украину из состава СССР, использовав «формулу цивилизованного развода» (С. Станкевич), без единой капли крови. К сожалению, эти качества первого президента не были по достоинству оценены в независимой Украине и особенно в диаспоре, где со временем распространились представления, будто независимость «свалилась на голову», досталась без борьбы и кровопролития, что якобы стало причиной последующих неудач молодого государства.

Несмотря на исключительную роль стремления Украины к независимости в процессе дезинтеграции СССР, имеют право на существование и утверждения, что ключевую роль в этом процессе сыграла Декларация о государственном суверенитете РСФСР, провал августовского путча или крах политики перестройки. В частности, подписанты Беловежских соглашений изначально убеждали, что не разрушали Советский Союз, а только выписали свидетельство о его смерти, остановив процесс анархичного, стихийного распада. Историк Р. Пихоя утверждал, что на самом деле СССР скончался в первые дни после подавления августовского путча (Пихоя 2000: 606).

С. Плохий рассматривает события, предшествующие декабрю 1991 г., как часть процесса, не завершившегося до сих пор — процесса выхода Украины из состава «империи». Ведь многие конфликты, определяющие сегодня ленту новостей, прогнозировались еще в 1991 г. Историк напоминает, что после принятия украинским парламентом Акта провозглашения независимости Украины 24 августа 1991 г. руководство РСФСР сразу же выдвинуло территориальные претензии (пресс­секретарь Б. Ельцина П. Вощанов назвал и конкретные территории, которые подразумевались: Крым, Донецкая область), а М. Горбачев по мере приближения Всеукраинского референдума пытался разыграть сепаратистскую карту, заявляя о неприемлемости независимости Украины для южных и восточных регионов.

В целом книга С. Плохия заслуживает того, чтобы ее прочесть. Российскому читателю она будет полезна, так как представляет украинское ви2дение сложного и неоднозначного процесса распада СССР.

Стоит отметить блестящий стиль изложения и доступный язык, благодаря которому книга читается легко и будет интересна не только специалистам. Очевидно, в этом немалая заслуга переводчиков — С. Гирика, С. Лунина и А. Сагана.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Алексеев, Алексеева 2003 — Алексеев В.В., Алексеева Е.В. Распад СССР в контексте теории модернизации и имперской эволюции // Отечественная история. 2003. № 5. С. 3–20.

Бузгалин, Колганов 2006 — Бузгалин А.В., Колганов А.И. Сталин и распад СССР. М., 2003.

Браун 2014 — Браун А. Взлет и падение коммунизма. М., 2014.

Гайдар 2006 — Гайдар Е.Т. Гибель империи: уроки для современной России. М., 2006.

Грабовський 1995 — Грабовський С. Національне питання і «перестройка» (об що перечепилися реформи Горбачова) // Генеза. 1995. № 1. С. 215–217.

Грицак 2000 — Грицак Я. Нарис історії України: формування модерної української нації. ХІХ–ХХ століття. Київ, 2000.

Киран, Кенни 2009 — Киран Р., Кенни Т. Продавшие социализм: Теневая экономика в СССР. М., 2009.

Котц, Вир 2013 — Котц Д.М., Вир Ф. Путь России от Горбачева к Путину: Гибель советской системы и новая Россия. М., 2013.

Коэн 2011 — Коэн С. «Вопрос вопросов»: почему не стало Советского Союза? М., 2011.

Крыштановская 1995 — Крыштановская О. Трансформация старой номенклатуры в новую российскую элиту // Общественные науки и современность. 1995. № 1. С. 51–65.

Малиа 2002 — Малиа М. Советская трагедия. История социализма в России. 1917–1991. М., 2002.

Медведев 2010 — Медведев Р. Советский Союз. Последние годы жизни. Конец советской империи. М., 2010.

Медушевский 2011 — Медушевский А.Н. Перестройка и причины крушения СССР с позиции аналитической истории // Российская история. 2011. № 6. С. 3–30.

Мохов 2015 — Мохов В.П. «Восстание элит» в распаде СССР // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2015. № 11–12. С. 146–149.

Над этим размышляет… 2012 — Над этим размышляет история. Заметки к 20­летию с момента развала СССР / Гл. ред. Ли Шэньмин. Пекин, 2012.

Островский 2011 — Островский А.В. Глупость или измена? Расследование гибели СССР. М., 2011.

Пихоя 2000 — Пихоя Р.Г. Советский Союз: история власти. 1945–1991. Изд. 2­е, испр. и доп. Новосибирск, 2000.

Рыжков 2007 — Рыжков Н.И. Трагедия великой страны. М., 2007.

Согрин 1995 — Согрин В.В. 1985–1995: реалии и утопии новой России // Отечественная история. 1995. № 2. С. 3–17.

Фроянов 2003 — Фроянов И. Погружение в бездну. Киев, 2003.

Чешко 2005 — Чешко С.В. Роль этнонационализма в распаде СССР // Трагедия великой державы: Национальный вопрос и распад Советского Союза. М., 2005. С. 443–468.

Швейцер 1995 — Швейцер П. Победа: Роль тайной стратегии администрации США в распаде Советского Союза и социалистического лагеря. Минск, 1995.

Широнин 2010 — Широнин В. Агенты перестройки. Рассекреченное досье КГБ. М., 2010.

Шубин 2007 — Шубин А.В. Распад СССР: роль субъективных факторов // Историческое пространство. 2007. № 2. С. 5–37.

Beissinger 2002 — Beissinger M. Nationalist Mobilization and the Collapse of the Soviet State. Cambridge, 2002.

Carrere d’Encausse 1993 — Carrere d’Encausse H. The End of the Soviet Empire: The Triumph of the Nations. New York, 1993.

Coleman 1996 — Coleman F. The Decline and Fall of the Soviet Empire: Forty Years that Shook the World, from Stalin to Yeltsin. New York, 1996.

Hewett 1990 — Hewett Ed. A. Is Soviet Socialism Reformable? // SAIS Review. 1990. Vol. 10, N 2. P. 75–87.

Kotkin 2001 — Kotkin S. Armageddon Averted: The Soviet Collapse, 1970–2000. Oxford, 2001.

Sakwa 1991 — Sakwa R. Gorbachev and His Reforms, 1985–1990. New Jersey, 1991.

Suny 1993 — Suny R.G. The Revenge of the Past: Nationalism, Revolution, and the Collapse of the Soviet Union. Stanford, 1993.

REFERENCE

Alekseev V.V., Alekseeva E.V. Raspad SSSR v kontekste teorii modernizatsii i imperskoi evoliutsii. Otechestvennaia istoriia. 2003. N 5. P. 3–20.

Beissinger M. Nationalist Mobilization and the Collapse of the Soviet State. Cambridge, 2002.

Buzgalin A.V., Kolganov A.I. Stalin i raspad SSSR. Moscow, 2003.

Brown A. Vzliot i padenie kommunizma. Moscow, 2014.

Carrere d’Encausse H. The End of the Soviet Empire: The Triumph of the Nations. New York, 1993.

Cheshko S.V. Rol’ etnonatsionalisma v paspade SSSR. Tragedia velikoi derzhavy: Natsional’nyi vopros i raspad Sovetskogo Soiuza. Moscow, 2005. P. 443–468.

Cohen S. «Vopros voprosov»: pochemu ne stalo Sovetskogo Soiuza? Moscow, 2011.

Froianov I. Pogruzhenie v bezdnu. Kiev, 2003.

Gaidar E.T. Gibel’ imperii: uroki dlia sovremennoi Rossii. Moscow, 2006.

Grabovs’kii S. Natsional’ne pitannia i «perestroika» (ob scho perechepilisia reformi Gorbachiova). Geneza. 1995. N 1. P. 215–217.

Coleman F. The Decline and Fall of the Soviet Empire: Forty Years that Shook the World, from Stalin to Yeltsin. New York, 1996.

Gritsak Ia. Naris istorii Ukraini: formuvannia modernoi ukrains’koi natsii. XIX–XX stolittia. Kiev, 2000.

Hewett Ed. A. Is Soviet Socialism Reformable? SAIS Review. 1990. Vol. 10, N 2. P. 75–87.

Keeran R., Kenny T. Prodavschie sotsializm: Tenevaia ekonomika v SSSR. Moscow, 2009.

Kotkin S. Armageddon Averted: The Soviet Collapse, 1970–2000. Oxford, 2001.

Kotz D., Weir F. Put’ Rossii ot Gorbacheva k Putinu: Gibel’ Sovetskoi sistemy i novaia Rossia. Moscow, 2013.

Kryshtanovskaia O. Transformatsiia staroi nomenklatury v novuiu rossiiskuiu elitu. Obschestvennye nauki i sovremennost’. 1995. N 1. P. 51–65.

Malia M. Sovetskaia tragediia. Istoria sotsializma v Rossii. 1917–1991. Moscow, 2002.

Medushevskii A.N. Perestroika i prichiny krusheniia SSSR s positsii analiticheskoi istorii. Rossiiskaiia istoriia. 2011. N 6. P. 3–30.

Medvedev R. Sovetskii Soiuz. Poslednie gody zhizni. Konets sovetskoi istorii. Moscow, 2010.

Mokhov V.P. «Vosstanie elit» v raspade SSSR. Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i iuridicheskie nauki, kul’turologiia i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. 2015. N 11–12. P. 146–149.

Nad etim razmyshliaet istoriia. Zametki k 20­letiiu s momenta razvala SSSR. Chief ed. Ly Shenmin. Beijing, 2012.

Ostrovskii A.V. Glupost’ ili izmena? Rassledovanie gibeli SSSR. Moscow, 2011.

Pikhoia R.G. Sovetskii Soiuz: Istoriia vlasti. 1945–1991. 2nd ed. Novosibirsk, 2000.

Ryzhkov N.I. Tragediia velikoi strany. Moscow, 2007.

Sakwa R. Gorbachev and His Reforms, 1985–1990. New Jersey, 1991.

Shironin V. Agenty perestroiki. Rassecrechennoe dos’e KGB. Moscow, 2010.

Shubin A.V. Raspad SSSR: rol’ sub’ektivnykh faktorov. Istoricheskoe prostranstvo. 2007. N 2. P. 5–37.

Shveitser P. Pobeda: Rol’ tainoi strategii administratsii SShA v raspade Sovetskogo Soiuza i sotsialisticheskogo lageria. Minsk, 1995.

Sogrin V.V. 1985–1995: realii i utopii novoi Rossii. Otechestvennaia istoriia. 1995. N 2. P. 3–17.

Suny R.G. The Revenge of the Past: Nationalism, Revolution, and the Collapse of the Soviet Union. Stanford, 1993.

 

 

[1]© Латыш Ю., 2016

 

 

201