Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Кравцова Е.С. Рец.: Тимофеев Д. В. Европейские идеи в социально-политическом лексиконе образованного российского подданного

 

Рец.: Тимофеев Д. В. Европейские идеи в социально-политическом лексиконе образованного российского подданного первой четверти XIX века. Челябинск: Энциклопедия, 2011. 456 с.

 Актуальность избранной темы исследования Д. В. Тимофеева не вызывает сомнений. Формирование политических взглядов, различных идеологических течений и т.д. невозможно без наличия социально-экономических и политических понятий, которые для достижения понимания конечных целей должны нести ясную для всех смысловую установку. Широко используемые в современном обществе термины и понятия не сразу приобрели понятную для нас трактовку, а прошли довольно длительный процесс конкретизации, который очень важно понять, так как он находился в прямой зависимости от социально-экономических и политических реалий того времени. Всё это должно помочь историкам подходить к проблемам изучаемого времени не с позиции осовременивания различных подходов, а исходя из принципа историзма. Рецензируемая монография креативна и в постановке проблемы и в предложенной автором методике обработки и анализа материалов, итоговых выводов и наблюдений. 

Цель монографии — определить особенности понимания образованными российскими подданными европейских социально-политических концепций посредством сравнительно-контекстуального анализа различных вариантов словоупотребления понятий «государство», «закон», «конституция», «гражданин», «гражданские права», «свобода», «рабство», «собственность», «революция» и «просвещение». Отметим, что эти понятия были и остаются основополагающими в формировании принципов свободы личности, ее гражданских прав и свобод, а также проблем, связанных с частной собственностью.

Методологическим основанием работы являются установки и принципы «истории понятий», а также мнение, что исторические процессы невозможно понять без обращения к понятийно-категориальному аппарату изучаемой эпохи. Общими теоретическими установками послужили принципы: контекстуализации, жанрового многообразия используемых текстов, системности, «двух временных горизонтов», сочетание «диахронного» и «синхронного» подходов. Данные теоретические установки объясняют выбор используемых методов (сравнительно-контекстуального анализа и критического дискурс-анализа Нормана Фэркло), которые помогли установить взаимосвязь между содержанием текста, поведением автора и окружающей его социальной действительностью. Из заявленных автором методологических установок и методов, а также своеобразной интеграции немецкой и англосаксонской школ истории понятий логически вытекает структура рецензируемой работы, которая имеет три взаимосвязанных блока: вторая глава отражает «пространство опыта», третья и четвертая главы отображают «горизонт ожиданий», пятая глава показывает уровень практических действий, или «коммуникативную практику».

Исследование строится на материалах центральных, северо-западных и западных губерний России. Такой территориальный выбор объясняется тем, что жители именно этих губерний проявляли устойчивую активность в составлении различных проектов, записок и т. д.; издавалось большое количество периодики и, кроме этого, действовала релятивно развитая сеть учебных заведений, как средних, так и высших. При этом автор опирается на обширную источниковую базу, которую оставили «образованные российские подданные», которых автор разделил на несколько страт: чиновники высшего звена (всего 30 человек); военнослужащие и гражданские чиновники низшего и среднего уровня (26 человек); университетские профессора, учителя губернских училищ и гимназий (16 человек); писатели и общественные деятели (16 человек); представители поместного дворянства, вышедшего в отставку (6 человек); работы выпускников гимназий, университетов, пансионов.

Монография базируется на опубликованных ранее документах, а также обширной коллекции документов и материалов, извлеченных из 13 фондов Российского государственного исторического архива и 6 фондах Государственного архива Российской Федерации. Важно подчеркнуть, что автором основательно изучены большие массивы документов, которые были разделены на пять крупных групп, которые, в свою очередь, подвергались дальнейшей дифференциации. К первому блоку отнесены тексты зарубежных мыслителей, посвященные идеям общественно-политического устройства государств (непосредственно произведения авторов, опубликованные в журналах тексты конституций стран Европы, статьи о положении в европейских государствах, письма иностранцев). Ко второму блоку — документы, созданные в различных государственных учреждениях: законодательные акты последней трети XVIII — первой четверти XIX в.; официальные документы, опубликованные в правительственных периодических изданиях; материалы официального делопроизводства. Третью группу составили информационно-справочная и учебная литература (указатели действующего российского законодательства, издания по гражданскому делопроизводству, различные словари, учебные пособия и хрестоматии). Четвертый блок источников содержит информацию, подтверждающую активность образованной части общества (материалы периодической печати, отдельные книги научно-популярного и публицистического характера; проекты, записки, мнения в министерства и другие государственные органы; документы тайных обществ). К пятой группе отнесены источники личного происхождения. Применение источников различного происхождения и характера увеличивает научный уровень проведенного исследования, придает работе документальную фундированность, обеспечивает достоверность научных положений и доказательность итоговых выводов. Также отметим, что монография выполнена в соответствии с проблемно-хронологическим методом изучения истории, имеет системный характер изучения целого комплекса основных социально-политических понятий.

Как убедительно показано автором, эволюция изучаемых терминов началась не в начале XIX в., а последней трети XVIII столетия, в годы правления императрицы Екатерины II. Д. В. Тимофеев, анализируя источники, показывает, что термин «гражданин» первоначально не имел яркой политической окраски и обозначал городских жителей, а также любого подданного, проживающего на территории Российской империи

Также автором изучены и близкие по лексическому значения слова «гражданство», «сограждане», «гражданское общество». Автор на конкретных примерах доказал разность в понимании терминов в Европе и России (например во Франции «гражданин» — понятие нового, социально-равного общества, а в России — духовное единство, любовь всех сограждан к отечеству вне зависимости от социального статуса и места жительства человека). Вызывает интерес и трактовка понятия «истинный гражданин», высказываемая властью (симбиоз качеств, полезных для повседневной жизни и качества, полезные общества, которые должны прививаться ребенку с раннего детства в семье).

Ключевым понятием российской действительности являлось понятие «государство», понимание этого термина было различно: от «государя и государева двора» до «территории, подчиненной власти государя, и управленческого аппарата». Автор в своем исследовании анализирует эволюцию данного понятия.

Большое внимание в монографии уделено вопросам трансформации еще одного ключевого понятия — собственности, которое в России было важным показателем «внутрисословного статуса, который определялся не только происхождением, но еще и размером имущества и количеством крепостных крестьян». От количества собственности зависела и служебная карьера, и юридический статус российского подданного, а также возможность и способ самопрезентации.

Д. В. Тимофеев в своей работе убедительно показывает, как с началом XIX в. меняется отношение к собственности. Появляется понимание, что собственность — это право полного распоряжения имущества, а следовательно, что с точки зрения закона «собственностью могут быть признаны только неодушевленные вещи», т. е. на мировоззрение образованной части российского общества определенно наслоились западноевропейские идеи «политической экономии».

Вызывает интерес и детальный анализ автором документов декабристских организаций по вопросу «собственности», кроме этого, детальному анализу подвергались различные законопроекты по указанному вопросу. Автор раскрывает тонкую связь между «собственностью» и «свободой», при этом подчеркивает, что и то и другое является необходимым условием для успешного развития страны.

Анализируя слово «конституция» в лексиконе российских подданных, автор отмечает, что первоначально оно носило негативную окраску, но в дальнейшим стало одним из самых популярных слов среди образованной части российского общества. Также в работе рассматриваются и другие лексические обороты и слова указанного хронологического периода.

Выводы и наблюдения Д. В. Тимофеева, содержащиеся в главах и итоговом заключении, отличаются научной новизной, аргументированы и не вызывают каких-либо принципиальных возражений.

Монография способствует дальнейшей разработке фундаментальных проблем истории общественно-политической мысли, изучению ряда дискуссионных вопросов. Результаты научного исследования могут быть использованы при написании обобщающих работ по истории России, учебников, при проведении спецкурсов и спецсеминаров. Книга привлечет к себе внимание историков, политологов, филологов, государственных служащих, а также всех интересующихся историей развития общественно-политической мысли в России.

127