Хухров И.А. Презентация истории в учебниках обществознания

Хухров И.А. Презентация истории в учебниках обществознания // Историческая Экспертиза. № 1. 2016. С. 121-144.

 

Задача настоящего обзора — оценить способы представления прош­лого в школьных учебниках обществознания для 11­го класса.[1]

Школьное обществознание — это комплексный курс, включающий сведения из социальной философии и психологии, социологии, политологии, экономики и права. Доли этих компонентов в содержании курса примерно равны. Хотя изучение обществознания начинается довольно рано, до 10­го класса оно носит скорее пропедевтический характер и является подготовкой к старшей школе. Курс старшей школы включает пять содержательных линий («Человек и общество», «Экономика», «Политика», «Социальные отношения» и «Право») и соответствует требованиям ЕГЭ. Мы сравним несколько учебников для старшей школы, для одиннадцатого класса, базового уровня — два учебника под редакцией Л.Н. Боголюбова («Просвещение»), 2006 и 2014 гг.; под общей редакцией Г.А. Бордовского («Вентана­Граф») 2012 г.; учебник А.И. Кравченко и Е.А. Певцовой («Русское слово»), 2011 г. Каждый из этих учебников состоит из трех разделов: «Экономика», «Политика» и «Право» (в учебнике «Просвещения» разделы называются «Человек и экономика», «Проблемы социально­политической и духовной жизни» и «Человек и закон»).

Обществознание может изучаться (в зависимости от специализации школы) на базовом или профильном уровнях. Профильный уровень — это редкость, подавляющее большинство российских школ работают на базовом. Единственный профильный учебник, получавший гриф министерства образования — под редакцией Л.Н. Боголюбова — имеет ряд принципиальных отличий от любого базового. По этим причинам здесь он не рассматривается (будет задействован только один сюжет).

На протяжении многих лет среди разнообразных учебников доминируют книги авторского коллектива под редакцией академика РАО Л.Н. Боголюбова. Не секрет, что ряд авторов этого учебника являлись или являются разработчиками контрольно­измерительных материалов для Единого госэкзамена по обществознанию; учебник давно стал привычным для учителей, даже по нему не работающим; тиражи его огромны. Именно учебник Боголюбова вышел в броской и престижной (по крайне мере, внешне) серии «Академический школьный учебник». У него длинная история, он претерпел по крайней мере три важные трансформации, и некоторое время — до появления достойной конкуренции — он претендовал на звание оптимального. Для нашего анализа выбрано 5­е издание учебника 2006 г. (Москва, «Просвещение», 2010 г.); по умолчанию под учебником «Просвещения» будет подразумеваться именно он. По неизвестной мне причине курс политологии был разделен авторским коллективом на 2 части: 5 параграфов (64 страницы текста) помещены в учебник для 10­го класса, а 7 параграфов — в учебник 11­го. Аналогично этому, курс права также разбит на две части — 5 параграфов изучаются в 10­м классе, 10 — в 11­м. Поэтому главы «Политическая сфера» и «Право как особая система норм» из учебника 10­го класса (с. 218–328) также включены в анализ (по умолчанию все ссылки даются на учебник 11­го класса, ссылки на 10­й будут обозначаться особо: как «Просвещение­10»).

Несмотря на то что в федеральный перечень на 2016/17 уч. год вошел учебник следующего поколения (так называемый «ФГОСовский», 2014 г.), именно «Академический школьный учебник» продолжит оставаться одним из самых массовых в российских школах, на протяжении нескольких ближайших лет. Дело в том, что существующие правила разрешают школам использовать учебник в течение пяти лет с момента последнего упоминания в федеральном перечне. И «академический» учебник «Просвещения», и учебник «Русского слова» последний раз входили в перечень на 2013/14 уч. год.

«ФГОСовское» поколение учебников «Просвещения», как и предыдущее, отличается по структуре от конкурентов: вместо раздела «Право», ушедшего в 10­й класс, появился раздел «Социальная сфера»; поэтому, для корректности сравнения, анализируются главы по экономике и политологии из учебника 11­го, и глава по праву из 10­го класса. Отмечу, что эволюция учебника под редакцией Л.Н. Боголюбова за последние 15 лет — отдельная интереснейшая тема.

Несмотря на кардинальные изменения в структуре (в том числе появление нескольких новых параграфов), текст нового учебника практически полностью (и как правило, дословно) воспроизводит предшественника, сравнительно малочисленные изменения будут оговариваться специально.

Учебник под общей редакцией академика РАО Г.А. Бордовского (мы рассмотрим второе издание — книгу Издательского центра «Вентана­Граф», Москва, 2014 г.) тоже получил гриф «рекомендовано» на 2016/17 учебный год, в отличие от учебника А.И. Кравченко и Е.А. Певцовой (мы рассмотрим 4­е издание — Москва, «Русское слово», 2014 г.).

Исторические факты используются в рассматриваемых учебниках следующим образом:

  1. В виде кратких примеров­упоминаний;
  2. В виде развернутых примеров, подробно иллюстрирующих авторский тезис;
  3. В качестве основы для проблемного задания (этот прием практически не используется «Русским словом»);
  4. В виде афоризма известного исторического деятеля (только у «Просвещения»);
  5. Как информационная капсула, несущая дополнительные сведения с самостоятельной познавательной ценностью (например, у «Русского слова» это законченные сюжеты, выделенные из основного текста цветом фона);
  6. В ряде случаев — как основной учебный материал (например история ООН, возникновение экономической теории или становление политических идеологий);
  7. В виде изобразительного исторического источника (только у «Русского слова»).

Учебники различаются по степени насыщенности историческим материалом. В представленной ниже таблице отражена частота его использования. Подсчитывались элементы исторической информации, в первую очередь — упоминания событий и персоналий. В ряде случаев определяющим было наличие в тексте даты. Для систематизации была выбрана базовая и основная для российской школы концепция общества как системы четырех сфер (политической, экономической, социальной и духовной). Именно в этой логике работали авторы. Таким образом, любой задействованный авторами исторический сюжет — в какой части учебника он бы ни находился — будет отнесен к политической, экономической, социальной или культурной (в широком смысле) истории. Следует учесть, что в корпусе фактов из экономической истории велика доля экономической статистики (до половины у «Просвещения»). Массивы однородной информации, связанные общим сюжетом, рассматривались как один элемент информации. Кроме того, не учитывались случаи, когда исторические сведения являлись основным учебным материалом (до десяти случаев на учебник). Заранее прошу у авторов прощения за возможную некорректность в подсчетах, но возможные ошибки не изменят общей картины, а именно получение общего впечатления было целью. Для отделения «исторического» от «современного» был применен простейший метод — всё, что произошло до рождения читателей учебника (т. е. современных одиннадцатиклассников, условно 2000­го года рождения) учитывалось как «историческое».

Область

«Просвещение»

«Вентана­Граф»

«Русское слово»

Политическая история

31

38

56

42 %

86 %

58 %

Экономическая история

32

4

33

43 %

9 %

34 %

Социальная история

5

0

7

7 %

0 %

7 %

Культурная история

6

2

1

8 %

5 %

1 %

Всего

74

44

97

100 %

100 %

100 %

Количество элементов исторической информации на страницу текста

0,16

0,14

0,24

 

Доминирование политической и экономической истории во всех учебниках не должно удивлять, оно обусловлено структурой программы.

Безусловным лидером в использовании истории является «Русское слово» — и по количеству, и по разнообразию. Только здесь использованы изобразительные источники (15 позиций), среди которых преобладают малоизвестные для школьника (от картины Лаурица Туксена «Коронация Николая II и Александры Федоровны» до фотографии пикета американских феминисток в 1912 г.). Особенностью этого учебника являются законченные сюжеты (не менее десяти случаев) в виде описания событий или микро­биографических справок. Например, в главе о роли СМИ в политической системе: «Собственное расследование корреспондентами “Вашингтон пост” Б. Вудвордом и К. Бернстайном обстоятельств Уотергейтского дела придало последнему такую разоблачительную направленность, которая в последнем счете привела к отставке президента Р. Никсона» (с. 205).

Не берусь судить, какая из методик — «Вентаны­Граф» или «Русского слова» (большей или меньшей насыщенности) успешнее априори. Мне кажется, что цель и мастерство использования факта важнее количественных характеристик. Как писали И.М. Савельева и А.В. Полетаев, «школьное историческое образование неизбежно представляет собой “краткий курс”, вопрос лишь в том, за счет чего достигается эта краткость» (Савельева, Полетаев 2008: 474).

У «Вентаны­Граф» очевидно желание учить экономике на актуальных (насколько возможно) примерах из современности, в чём присутствует своя логика. С другой стороны, тема «Экономический рост. Экономический цикл» без примеров из экономической истории выглядит незавершенной.

На первый взгляд, учебник «Просвещения» превосходит «Вентану­Граф» по насыщенности историческим материалом, и является более сбалансированным (если вычесть экономическую статистику, то соотношение политической и экономической истории будет примерно 2 к 1), но впечатление обманчиво. Для «Просвещения» характерны отсылочные указания на известнейшие события, в максимально абстрагированных формулировках, например: «Реализация идей национал­социализма привела к величайшей трагедии как народ Германии, так и народы всей Европы» (с. 166). В ряде случаев — пользуясь современным интернет­жаргоном — мы видим «битую ссылку». Например, на с. 155 можно прочитать: «Судьба таких исторических личностей, как Дж. Бруно, Г. Галилей, Жанна Д’Арк, судьбы многих наших современников свидетельствуют о наличии противоречия между личным и общественным сознанием, между принятой в обществе системой духовных принципов и идеями отдельных граждан того или иного общества». Трудно понять, кого из наших современников имеют в виду авторы. В истории по версии учебника «Просвещения» практически нет людей. Характерный пример, с. 165: «Во второй половине ХХ в. многие носители коммунистической идеологии в ряде стран отказывались от идеи диктатуры пролетариата». В разделах «Политическое лидерство», «Роль политического лидера», «Типы лидерства» (с. 185–190) не упоминается ни один политик вообще. Присутствуют всего два имени — упомянуты Макс Вебер и Маргарет Херманн.

Еще одна проблема — недостаточное количество законченных сюжетов, «историй­повествований». Если же они присутствуют, то часто страдают недомолвками и недоговоренностями. В сюжетах об аварии на «Маяке» и Чернобыльской катастрофе (с. 244), упоминающихся в связи с сокрытием властями жизненно важной информации, не названо число жертв и пострадавших, говорится лишь, что их «трудно подсчитать» и «их тысячи»; Чикатило назван «серийным убийцей», а вместе с фразой о «совершённых им убийствах» это представляет собой всю информацию о его преступлениях (с. 287); в разделе «Политический терроризм» (с. 177–178) отсутствует слово «исламизм», хотя присутствует понятие «путь в рай». Я вовсе не призываю превращать учебник в описание зверств сексуального маньяка, педофила и каннибала, но лучше не использовать конкретные факты вообще, нежели подавать их в неполном виде. Необходимо учитывать, что выбор этих примеров — самостоятельное решение авторов. Если примеры казались авторам настолько сложными, сомнительными (рискованными), то зачем они выбраны? В результате задействованная таким способом история растворяется, не доходя до сознания.

Недостаточно часто (за исключением истории законодательства и экономической статистики) мы видим датировку приводимого факта; как правило, следует только упоминание факта (например: «отмена рабства в Америке или крепостного права в России», с. 156). Из моего учительского опыта следует, что событие, дата которого не указана в учебнике, не существует для большинства школьников, причем уровень значимости события не имеет значения. Когда «Просвещение» упоминает, например, Вторую мировую войну без даты, авторы, вероятно, исходят из допущения, что средний подросток способен отнести событие к историческому периоду и самостоятельно сделать выводы. Это не так, поэтому использование фактов по методу «Просвещения» является «холостым выстрелом». Кстати, приведенный выше пример сформулирован довольно неряшливо, и, к сожалению, это не единственный такой случай. Для «Вентаны­Граф» характерен противоположный подход, нормой являются фразы типа «Уже первые локальные конфликты ХХ в.: англо­бурская (1899–1902 гг.), русско­японская (1904–1905 гг.), Балканские войны (1912–1913 гг.) потрясли мировое общественное сознание» (с. 302). В целом примеры «Вентаны­Граф» лаконичны, информативны и корректны. Указания на события и личности — вот основа примеров «Вентаны».

Разницу в подходах к использованию примеров между учебниками, можно показать следующим образом. Петр I — один из немногих исторических деятелей, присутствующих в учебнике любого издательства. В каждом учебнике Петр I задействован только один раз. «Русское слово» на примере эпохи Петра иллюстрирует расцвет абсолютизма (с. 158); «Вентана­Граф» указывает на смешение традиционного и харизматического типа легитимности (отмечая дополнительно, что «в русской истории трудно найти личность с большей харизмой, чем у Петра I», с. 91); учебник «Просвещения» говорит о Петре в связи с введением таможенных тарифов впервые в России (с. 120). В последнем случае пример сложно назвать успешным — ни в части метапредметных связей, ни в части закрепления материала, ни по информационному поводу. В учебнике «Просвещения» 2014 г. в том же предложении Петр заменен на Алексея Михайловича (с. 119).

Следующая таблица показывает, где именно — в тексте или в методическом аппарате, использована историческая информация.

Область

«Просвещение»

«Вентана­Граф»

«Русское слово»

Текст

50

28

94

68 %

64 %

97 %

Методический аппарат

24

16

3

32 %

36 %

3 %

 

Отечественная и зарубежная история во всех учебниках используется примерно в одной пропорции.

Разделы

«Просвещение»

«Вентана­Граф»

«Русское слово»

Отечественная история

30

15

37

40 %

34 %

38 %

Зарубежная история

39

24

52

53 %

54 %

54 %

Сопоставление отечественной и зарубежной истории в одном сюжете

5

5

6

7 %

12 %

8 %

 

Набор персоналий отличается в каждом учебнике. Полностью, вне зависимости от года издания, списки совпадают только в случае с Наполеоном (во всех как минимум упоминается Кодекс Наполеона) и Марксом/Энгельсом. «Вентана» использует фразу Маркса о налогах (с. 69) в качестве задания и марксистскую концепцию бюрократии в тексте (с. 94), «Русское слово» — в связи с понятием «гражданское общество» (с. 141) и теорией научного социализма (с. 174). «Просвещение» упоминает основоположников научного коммунизма 6 раз. Мне трудно судить о причинах такого пиетета, но только цитата из Энгельса была удостоена ссылки (с. 154) на номера страницы и тома в собрании сочинений Маркса и Энгельса (так ли уж необходима для учебника эта точная ссылка?). Справедливости ради замечу, что «Просвещение» упоминает и фон Хайека — дважды его афоризмы появляются в рубрике «Мысли мудрых» (с. 103, 116), и один раз его фраза задействована в задании (с. 345). В учебнике 2014 г. соотношение меняется — Хайек упоминается 6 раз, Маркс — 2.

При составлении списка персоналий я опускаю многочисленные упоминания писателей и философов, если автор не характеризуется в тексте как общественный (либо политический) деятель прошлого. Следует отметить в скобках, что «Просвещение» и — в меньшей степени — «Вентана­Граф» с удовольствием используют литературные произведения самого широкого круга (одна только русская классика задействована «Просвещением» в семи случаях). Кроме того, исходя из нашей темы, не учитываются авторы научных теорий (политологи, социологи, экономисты и т. д.), раскрывающихся в учебниках, к какой эпохе они бы ни относились. В ряде случаев решающее значение имеет наличие в тексте датировки — например, в учебнике «Вентаны» я не учел Монталамбера, представленного как «французский писатель и политический деятель» в задании на основе его афоризма. В том случае, если в тексте упоминаемые люди связаны общим сюжетом, в списке они занимают одну позицию. Написание имен сохранено в авторской версии, в комментариях по возможности использована авторская лексика.

«Просвещение»: К. Маркс (см. выше), Петр I — в связи с протекционизмом (см. выше), Джордано Бруно, Галилей, Жанна Д’Арк — как личности, опережающие эпоху (с. 155), Тидзуо Мацумото (Сёко Асахара) и Марина Цвигун (Мария Дэви Христос) — в параграфе «Религиозные объединения», в контексте религиозного экстремизма (с. 206, 210). Сталин упомянут во фразе: «В условиях сталинской диктатуры в СССР в 30­е годы ХХ в. был принят бесчеловечный нормативный акт, который в народе прозвали “законом о трех колосках”» (с. 219). Данный случай, кстати, является наиболее удачным для «Просвещения» примером использования исторического факта — факт разъяснен, прокомментирован, дана ссылка на полное название Постановления ЦИК и СНК. Чикатило — в связи с судебными ошибками и нарушением процессуальных норм (цитата, с. 287: «“сознались” несколько человек, а один был даже расстрелян»). Уильям Гладстон — упомянут в связи с его высказыванием о политике («Просвещение­10», с. 229).

В заданиях: С. Витте и П. Столыпин — в задании на повторение (с. 345). Столыпин, кроме того, задействован в самом противоречивом задании учебника. Оно выглядит следующим образом: «Как вы думаете, кто был заинтересован в устранении с политической сцены П.А. Столыпина? Аргументируйте свой ответ» («Просвещение­10», с. 228). У. Черчилль и К. Эттли — задание на основе истории парламентских выборов 1945 г. («Просвещение» 2010 г., с. 261). В. Брандт — задание по тексту (отрывок из воспоминаний) («Просвещение­10», с. 270).

В заданиях на основе афоризма: У. Черчилль (с. 192); Фридрих Энгельс (с. 27), последний, кроме того, упоминался в рассмотренном выше сюжете; Цицерон («Просвещение­10», с. 251).

В рубрике «Мысли мудрых», в которой предлагаются афоризмы без заданий; по сути, это эпиграфы к параграфам: Солон, Цицерон, Т. Рузвельт, Л. Эрхардт (с. 43, 193, 310, 319).

Не могу сказать, что по списку персоналий учебник 2014 г. принципиально отличается, хотя формально изменения велики. Появились Екатерина II и А. Линкольн (в рубрике «Мысли мудрых», 10­й кл., с. 303, и 11­кл., с. 261), П.А. Столыпин упоминается один раз, в задании на основе афоризма (11­й класс, с. 283), появился Алексей Михайлович (см. выше) и лорд Болингброк (в задании, учебник 11­го класса, с. 271), ушли Петр I, Витте, Солон, Эрхардт, Джордано Бруно, Галилей, Жанна Д’Арк, Асахара, Цвигун и Чикатило.

Список крайне несбалансирован, и в этом я вижу одну из главных проблем учебника «Просвещения». При беглом знакомстве с учебником буквально рябит в глазах от обилия имен; на самом же деле информационное использование исторического материала минимально.

«Вентана­Граф»: Петр I — как пример типа лидерства (рассмотрен выше), Александр Македонский и Цезарь — как примеры харизматического лидерства (с. 90), Ф. Лассаль — как создатель первой массовой рабочей партии (с. 126), Франклин Делано Рузвельт — в связи с «новым курсом» (с. 155), Христофор Колумб и Америго Веспуччи — для иллюстрации разницы между поступком и юридическим актом (с. 195), Николай I, А.Х. Бенкендорф и А.А. Дельвиг — в информационном тексте о цензуре, с заданием к тексту (с. 196–197).

В заданиях на основе афоризма: К. Маркс (с. 69), Г. Моргентау (с. 166), Наполеон Бонапарт (с. 68) и Наполеон I (с. 232), Веспасиан (с. 72), У. Черчилль (с. 109), Томас Пейн (с. 116), Авраам Линкольн (с. 143), В. Гавел (с. 144), О. Бисмарк (с. 163), В. Вильсон (с. 309).

Учитывая объем материала в учебнике «Русского слова», можно прийти к выводу, что список персоналий построен по хронологическому принципу.

Древний мир:

1) Периандр из Коринфа — пример тирании (с. 159);

2) братья Гракхи — пример партии, построенной вокруг конкретного политика (с. 171);

3) Цицерон — в связи с термином «гражданское общество»;

Средневековье:

4) Чингисхан — при иллюстрации территориального признака государства («кочевая империя Чингисхана — государство», с. 148);

5) Иван Грозный — ранние формы абсолютизма (с. 158);

XVIII и XIX вв.:

6) Петр I — расцвет абсолютизма (с. 158);

7) Шатобриан — в связи с концепцией консерватизма (с. 176);

8) Наполеон — в связи с Кодексом (7) и как пример харизматического лидера (с. 135);

9) Анри Дюнан основал Международный комитет Красного Креста и Красного Полумесяца (с. 373);

10) Александр II — в комментарии к фотографии, дословно: «Сестры Александровской общины, названной в честь спасения императора Александра II во время покушения в 1879 г.» (с. 180);

11) Николай II и Александра Федоровна — в пояснении к картине, изображающей коронацию (с. 158);

ХХ в.:

12) В.И. Ленин — как пример харизматического лидера и в связи с известным афоризмом о кухарке и государстве (с. 136, 169);

13) Кинг, президент Либерии — как одна из иллюстраций разнообразия мировой практики выборов (с. 189);

14) И.В. Сталин — как пример харизматического лидера (с. 135);

15) Франклин Делано Рузвельт — как пример харизматического лидера (с. 137);

16) Гитлер — как иллюстрация мирного установления единоличного режима власти в период социальной напряженности при поддержке большинства народа (с. 157), как пример легальной диктатуры (с. 160);

17) Геринг — в сюжете о Нюрнбергском процессе, в разделе «Международные преступления против человечества» параграфа «Международная защита прав человека» (с. 372); Риббентроп и Кальтенбруннер — там же;

18) Махатма Ганди — как пример харизматического лидера (с. 135);

19) Фидель Кастро — как пример харизматического лидера (с. 135);

20) Джон Фицджеральд Кеннеди — как пример харизматического лидера, Джон Кеннеди — в задании (с. 137, 210);

21) Мартин Лютер Кинг — в главе «Гражданское общество», это один из удачнейших эпизодов учебника (с. 142), и в примере о воздействии СМИ (с. 205);

22) Л. Джонсон — в связи с Мартином Лютером Кингом и влиянием СМИ (с. 205);

23) Р. Никсон — в связи с Уотергейтом (с. 205); Б. Вудворд и К. Бернстайн — там же;

24) Л. Брежнев — пример политической элиты, формирование команды из бывшего окружения в Днепропетровске (с. 214). В. Дымшиц и К. Черненко — там же;

25) Пиночет — как пример насильственного переворота в ситуации кризиса всех институтов общества (с. 157);

26) аятолла Хомейни — как пример харизматического лидера и как пример комбинации трех типов власти (с. 135, 137);

27) Раджив Ганди — как одна из иллюстраций разнообразия мировой практики выборов (с. 190);

28) Б.Н. Ельцин — как пример смены политической власти мирным, демократическим путем (1991 г.), Б. Ельцин — в главе о СМИ, в связи с выборами 1996 г. (с. 216, 208).

29) Г. Зюганов — в главе о СМИ, в связи с выборами 1996 г. (с. 208), Г.А. Зюганов — как пример новой коммунистической контрэлиты (с. 217).

Предлагаемая ниже квазисинхронистическая таблица позволяет сравнить «истории» человечества по версиям разных учебников. Принцип составления таблицы — наличие в учебнике даты. Ссылки на учебник «Просвещения» 10­го класса отмечены *. В таблице сохранена авторская лексика при минимальной правке.

Для того чтобы не перегружать таблицу, в нее не помещены следующие сведения (в учебниках даны единым списком, или несколькими капсулами):

  1. «Просвещение». Экономические кризисы 1825, 1836, 1847, 1857, 1866, 1887, 1890 гг. Экономические спады в США: 1973–1975, 1979–1980, 1981–1982, 1990–1991. Экономические подъемы в США: 1982–1990, 1980–1981 (самый длинный и самый короткий) (с. 25).
  2. «Русское слово». Избирательные казусы: выборы 1962 г. в КНДР, в 1961 г. в Занзибаре (с. 186), в 1985 г. в Индии, в 1927 г. в Либерии (с. 189), в 1984 в Индии (с. 190). Общественные движения: диссидентов в СССР в 1970–1980 гг., массовые студенческие выступления весной 1968 г. во Франции, молодежные инициативы 1980–1990 гг. в России, народные фронты в советской Прибалтике конца 1980­х гг., пацифистские движения 1920­х и 1960­х гг., движение антиглобалистов в 1994–1997 гг. (с. 181–182).
  3. Даты принятия в России ряда законов периода 1990­х гг.

 

«Просвещение»

«Вентана­Граф»

«Русское слово».

 

 

660–510 гг. до н.э. Эпоха ранней тирании в Греции (159)

 

 

XIV–XV вв. Период собирания русских земель (223)

 

 

XVI–XVIII вв. Мануфактурная стадия развития капитализма, начался процесс создания мирового хозяйства (114)

XVII–XVIII вв. Нидерланды — самая крупная торговая держава (117). Появление протекционизма (119). Эпоха естественного права (220)

 

XVII в. Период великой Смуты в России (223). В Европе и Северной Америке началось становление современной избирательной системы (185)

Конец XVII–XVIII в. Возник классический либерализм (164)

 

XVII–XVIII вв. В Европе возник либерализм (175)

XVIII в. Англия — самая богатая страна, «мастерская мира» (18)

 

 

XVIII–XIX вв. Промышленный переворот (20)

 

XVIII — нач. ХХ в. Абсолютизм (самодержавие) в России (159)

Середина XVIII в. Первые банки в России (94)

 

 

1776 — Декларация независимости США (220)

1776–1787 гг. Конфедерация в США (102)

1776–1787 гг. Конфедерация в США (151)

1787 — Конституция США

1787 г. — Конституция в США

 

1789 г. — Декларация прав человека и гражданина во Франции (220)

 

1789 г. Первые конституции — в США и во Франции («Декларация прав человека и гражданина») (126)

1791 г. — Конституция Франции (220)

1791 г. — Конституция во Франции (214)

1791 г. — Билль о правах в США (126)

 

1793 г. — Конституция в Польше (214)

 

Начало XIX в. США догоняют Англию по реальному национальному доходу на душу населения (18)

 

 

XIX в. Наиболее разработанным социалистическим учением стал марксизм (164)

 

 

 

1815–1867 гг. Конфедерация в Германии (102)

1815–1867 гг. Конфедерация в Германии (151)

 

 

1856 г. — во время Крымской войны — Сестринское движение в России (181)

1860 г. — Государственный банк в России (94)

Вторая половина XIX в. В Европе возникают современные партии, действующие в массовой среде (126)

Середина XIX в. Первые международные организации. 1865 г. — Всемирный телеграфный, в 1874 г. — Почтовый союзы (363)

1861 г. — Крестьянская реформа в России (329*)

1861 г. Первая массовая партия — Либеральное товарищество регистрации выборов в Англии (126)

 

 

1863 г. — первая массовая рабочая партия — Всеобщий немецкий рабочий союз (126)

1863 — Красный Крест (373)

 

1867 г. — Женевская конвенция. Далее в учебнике названы еще три (302)

1864 г. — Женевская конвенция (373). Далее в учебнике названы еще 11 конвенций по международному гуманитарному праву (374) и 4 экологические (257)

 

 

1879 — Александр II спасся при покушении (180)

 

 

1883 г. — Парижская конвенция по охране промышленной собственности (295)

Конец XIX в. — в США появились антитрестовские законы (36)

 

Конец XIX в. — в США началась история антитрестовского законодательства (37)

 

 

Рубеж XIX и ХХ вв. — политические партии в России (179). Завершился процесс складывания мирового хозяйства (114)

ХХ в. — возникла идеология фашизма (166)

Начало ХХ в. — первые локальные конфликты: англо­бурская (1899–1902 гг.), русско­японская (1904–1905 гг.), Балканские войны (1912–1913 гг.) (302)

Начало ХХ в. — все без исключения страны перешли к протекционизму (120)

 

 

1906 г. — Первая Государственная Дума в России (128)

 

 

 

 

1914–1918 гг. — Первая мировая война (302)

 

 

 

1917 г., август — Первая биржа труда в России (во Франции — в 1897, в Англии — 1909) (98)

1917 — Революция в России (185)

1917 г. — в России захватили власть большевики (91)

1917 г. — Октябрьская революция в России (174)

 

 

1917–1991 гг. — Советская власть в России (223)

 

 

1918 г. — первая в Советском государстве Конституция РСФСР (126)

 

 

1919 г. — создана Лига Наций (359)

1920­е гг. — в США стал широко применяться маркетинг (73)

1920–1930­е гг. — многочисленные локальные конфликты (303)

 

 

1922–1923 гг. Гиперинфляция в Германии (40)

1923 г. — основан Интерпол (363)

1929–1933 гг. — Великая депрессия — самый продолжительный и разрушительный кризис ХХ в. (25)

1929–1933 гг. — Великая депрессия в США (66)

1929–1933 гг. — кризис (81)

1930­е гг. — в СССР — сталинская диктатура (219)

 

1930­е гг. — в Германии установлена фашистская диктатура (160). Политические процессы над «врагами народа» в СССР (219)

1932 — Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа (219)

 

1930–1940­е гг. — высокая степень милитаризации, поскольку социалистическая Россия находилась во вражеском окружении (223)

Начиная с 1940­х гг. инфляция охватила все страны мира (99)

1939, 1 сентября — 1945, 2 сентября — Вторая мировая война (303)

1944 г. — созданы Всемирный Банк и МВФ (115)

1945 г. — Парламентские выборы в Великобритании, на которых К. Эттли выиграл у У. Черчилля (261*)

1945 г., август — атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки (303)

1945 г. — после Второй мировой войны в Нюрнберге состоялся судебный процесс над главными нацистскими военными преступниками (372). Учреждена ООН (359)

 

1945 г. — после Второй мировой войны создана ООН (303)

1945 г., 26 июня — подписан Устав ООН (363)

1946 — в ООН учреждена комиссия по правам человека (321)

 

 

1948 — Создана международная организация Генеральное соглашение по тарифам и торговле (122)

 

 

1948 г., 10 декабря — ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека (244*). В 1950 принята Европейская конвенция. 1953 г., 3 сентября — вступила в силу (323).В 1966 — два пакта и факультативный протокол (245*)

1948 г., 10 декабря — ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека (19 декабря 1966 — два пакта) (305). Далее в учебнике названы 12 международных документов по защите прав (306–308)

1948 г., 10 декабря — ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека (в 1966 — два пакта и факультативный протокол) (367)

1950­е гг. — освоение целинных и залежных земель в СССР (20)

 

 

1957 — Крупнейшая в нашей истории авария на складе радиоактивных веществ производственного объединения «Маяк» (244)

1960 г. — Декларация ООН о предоставлении независимости колониальным странам и народам (163)

1963 г., 28 августа — Речь Мартина Лютера Кинга «У меня есть мечта». В 1957 г. Кинг основал Христианскую конференцию южных лидеров; в 1964 награжден Нобелевской премией мира, убит в 1968 г. (142)

1970­е гг. — в экономической политике многих государств кейнсианство перестало играть главенствующую роль, распространение монетаризма (83)

 

1970­е гг. — эпоха «развитого социализма» (223)

Последняя треть ХХ в. — идея правового государства стала воплощаться в жизнь ряда стран (241*)

 

1970­е гг. — приход к власти в Чили Пиночета (157). Декларация ООН о принципах международного права (362)

1973 г. — «Нефтяной шок», последствие — инфляция в Великобритании (1975) (99). 1973–1975 гг. — самый большой послевоенный кризис (26)

 

 

1975 г. — в Хельсинки подписан Заключительный акт СБСЕ, способствовавший возникновению общественного движения правозащитников (245*)

 

1975 г. — принят Заключительный акт СБСЕ, раскрывающий содержание принципов международного права (362)

1976 г. — в ООН создан Комитет по правам человека (322)

 

 

 

 

 

Начало 80­х гг. — США объявили эмбарго на поставку компьютеров в СССР под предлогом, что это может укрепить военный потенциал СССР (122)

 

 

1980­е гг. — так называемая электронная революция, особенно бурное развитие НТП (20). Дефицит в СССР (120)

 

 

1983 г. — Совет Европы принял Протокол № 6 об отмене смертной казни (325)

Середина 80­х гг. — в СССР начались сложные процессы, которые привели к его распаду в 1991 г. (215)

 

1986 г. — взрыв реактора АЭС в Чернобыле (244).

1988 г. — начало ликвидации гос. монополии на банковскую деятельность в России, коммерческие банки (94)

Конец 80­х — начало 90­х гг. — кризис российского общества (208)

Конец 80­х гг. ХХ в. — в СССР и других странах начались преобразования, направленные на переход к рыночной экономике и демократии (175)

До 1990 г. в СССР существовала однопартийная система — монопольное право на власть было только у КПСС (259*)

1990 г. — III Съезд народных депутатов СССР заложил основы многопартийности (129). Июнь. По инициативе I Съезда народных депутатов РСФСР начата работа над новой конституцией (215)

1991 г. — в связи с отменой 6­й ст. Конституции СССР перестала существовать однопартийная система (179). Впервые в России введен институт президентства (130). Смена политической власти мирным, демократическим путем (216)

1990­е. — приватизация в России (38). Антимонополистические законы в России (36). Рост безработицы (108)

Начало 90­х гг. ХХ в. — перестал существовать Советский Союз (86). Гиперинфляция (40)

Начало 90­х гг. ХХ в. — в России резко введены рыночные отношения (75). Движение солдатских матерей (181)

 

 

Первая пол. 90­х. гг. —конверсия оборонной промышленности (20)

 

 

90­е гг. — в России растет бюджетный дефицит (86). ВВП сократился в 2 раза (104)

 

 

1991 г., август — Президент Ельцин подписал серию указов о запрете КПСС, разгоне ее руководства и ликвидации партийного имущества (216). «Парад суверенитетов» (223)

1992 г. — в России начались рыночные реформы (38). Гиперинфляция (98)

 

1992–1999 гг. — число безработных в России выросло в 2,5 раза (97)

1992 г. — на конференции ООН в Рио­Де­Жанейро принята Декларация по окружающей среде и развитию — один из основных международных документов по вопросам экологии (241)

1992 г. — на конференции ООН в Рио­Де­Жанейро принята международная концепция устойчивого развития, посвященная экологической безопасности планеты (313)

1992–2001 гг. В мире погибли 389 сотрудников СМИ (205)

1993 г. — Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии (327)

1993 г. — противостояние между Президентом России и Верховным Советом. 3–4 октября 1993 г. — кровавые вооруженные столкновения в Москве (216)

1993 г. — образован Европейский Союз (151)

1993 г. — принята Конституция РФ, в основу которой положены демократические принципы (237*)

1993 г., 12 декабря — на Всенародном референдуме принята новая Конституция России (216)

1993 г., 12 декабря — на референдуме принята Конституция РФ (126)

1995 г. — создана ВТО (122)

 

Вторая половина 1990­х гг. — сформировалась демократическая контрэлита, или «правящая оппозиция», в лице праволиберальных партий: СПС, «Яблоко», «Либеральная Россия» (217)

1996 г. — до 1996 г. в Москве и ряде регионов России действовала Аум Синрикё.

Известный бандит С. Радуев организовал нападение группы бандитов на дагестанские сёла Кизляр и Первомайское (298*)

 

1996 г. — российские демократы убедились в силе телевидения, когда рейтинг тогдашнего Президента Б. Ельцина значительно уступал рейтингу лидера коммунистов Г. Зюганова (208)

1997 г. — Россия подписала Протокол № 6 об отмене смертной казни

 

1997–1998 гг. — Правительство России выпускает ГКО. Август: «Оказалось, что расплачиваться нечем» (91)

 

1999 г., 12 февраля — Постановление КС РФ о неконституционности вынесения смертных приговоров (297)

1998 г. — Россия ратифицировала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод (369)

 

Учебник «Просвещения» 2014 г. практически идентичен предыдущему. Несколько сюжетов выпали (промышленный переворот, первенство США по национальному доходу, антитрестовские законы в США, освоение целины в СССР, Заключительный Акт СБСЕ, «Аум Синрикё» и нападение «банды Радуева»). Добавились: начало современной НТР в сер. ХХ в. (с. 29), экологические движения «зеленых» в Западной Европе в 70–80­х гг. (с. 251), партии «новой волны» в 80­х гг. (с. 264), «объединение немецких земель» и межпартийные отношения в ФРГ (с. 267), мораторий на применение смертной казни в России с августа 1996 г. (учебник 10­го класса, с. 317).

В сводном списке событий из всех учебников — 26 позиций по 1990­м гг., столько же, как по всей первой половине ХХ в. (при том что по всему XIX в. — 14). Кроме сильного перекоса в нашу недавнюю историю, набор датированных событий во всех учебниках интересен несколькими пробелами. Во всех учебниках отсутствуют либеральные реформы Александра II (лишь «Просвещение» вскользь упоминает отмену крепостного права и «Крестьянскую реформу»), революция 1905–1907 гг., Февральская революция 1917 г. (судя по контексту, «Просвещение» под Революцией 1917 имеет в виду совсем не ее), Гражданская война в России, коллективизация и «Большой террор». Удивительно, но в курсе политологии в российских учебниках ключевые моменты отечественной истории не используются даже в качестве примеров. Удовлетворительного объяснения этому обстоятельству я найти не могу. Остается лишь согласиться с И.М. Савельевой и А.В. Полетаевым, когда они пишут: «Пропуски, наличествующие в учебниках, — это прежде всего пропуски определенных событий. Естественно, что умолчания и пропуски имеют идеологизированный характер» (Савельева, Полетаев 2008: 474).

Совершенно сознательно я уклонюсь от рассмотрения мелких ошибок и неточностей (наподобие «Наполеона — императора Франции» в одном из учебников). С одной стороны, никто не свободен от неточностей, с другой стороны, их не так много, с третьей — выскажу антипедагогическую мысль — они не сильно повредят целевой аудитории учебников. Объем и тема данного обзора не предполагают исторической экспертизы всего содержания учебников. Тем не менее несколько ярких сюжетов стоит рассмотреть отдельно.

В оценках исторических событий и исторических деятелей все учебники придерживаются гуманистического подхода и общечеловеческих ценностей. В то же время в учебнике «Просвещения» ощущается некая лаконичность при раскрытии темы «тоталитаризм».

В разделе «Политические режимы» параграфа «Политическая система» учебника «Просвещения» рассказывается о тоталитарном, авторитарном и демократическом режимах. В этом разделе нет ни одного примера — ни исторического, ни современного («Просвещение­10», с. 234–237). Отмечу кстати, что авторы вполне последовательны — в учебнике 11­го класса, в разделе «Что такое свободное общество» также нет ни одного примера (с. 144–146). Некоторую пикантность этому придает тот факт, что в учебнике профильного уровня приведены многочисленные примеры тоталитаризма. Указывается на основные варианты тоталитаризма — правый (фашизм в Италии и национал­социализм в Германии) и левый (диктатуры в странах коммунистического блока), отдельно подчеркивается историческая обреченность тоталитаризма в его коммунистической разновидности и особо перечисляются образцы левого тоталитаризма — марксистко­­ленинский коммунистический режим в СССР, маоистский режим в КНР и режим, основанный на идеях чучхэ, в Северной Корее (с. 155, 158, 160).

Параграф «Политическая система» заканчивается разделом «Демократические перемены в России», предыдущий режим характеризуется как «Республика Советов с монопольной властью компартии», указывается на отказ от «единственной, обязательной для всех идеологии» («Просвещение­10», с. 237). В разделе «Политическая элита» разъясняется происхождение и смысл понятия «номенклатура», политическая элита СССР характеризуется как «партийно­государственная бюрократия, которая приобрела власть и привилегии» (с. 185). Наконец, в параграфе «Современные подходы к пониманию права», принятые в условиях сталинской диктатуры законы, подобные «Закону о трех колосках», названы «бесчеловечными», «лишенными гуманистического содержания» и «способными подорвать веру в советскую власть и государство» (с. 219). Таким образом, прямого ответа о типе политического режима в СССР учебник не дает.

В параграфе 24 (с. 104–110) «Политические режимы» «Вентаны­Граф» также нет примеров тоталитаризма, но это связано, вероятно, только с авторским замыслом, так как в параграфе 28 «Политические партии и партийные системы», на с. 129, размещен следующий недвусмысленный текст: «Однопартийные системы существовали при тоталитарном режиме СССР и нацистской Германии, в Албании, Румынии. В настоящее время они существуют в КНДР и на Кубе».

«Русское слово» отмечает, что «впервые тоталитарные режимы появились после Первой мировой войны. Они имеют две современные разновидности — социалистическое государство и фашистское» (с. 161). Конкретные примеры не приводятся. Тем не менее, в последующем параграфе «Политические партии и движения» мы видим абзац: «В СССР при социализме существовала монополия государственной собственности; директивное централизованное планирование; диктатура верхнего слоя партийно­государственного аппарата, опирающегося на аппарат насилия и массовые репрессии, насаждающего произвол, беззаконие, нетерпимость к инакомыслию. Господство тоталитарной системы привело к экономическому, политическому и духовному кризису, значительному отставанию от развитых стран мира» (с. 175). Отмечается, что «по способам политической мобилизации общества, приемам террористического господства и пропаганды к фашизму близки тоталитарные режимы сталинизма, маоизма, “красных кхмеров” и др.» (с. 177).

Хотя акценты расставлены, предлагаемую «Вентаной» и «Русским словом» очередность подачи материала, когда конкретный пример отделен от теории целыми параграфами, т. е. неделями реального учебного времени, нельзя признать удовлетворительной с методической точки зрения. Кроме того, бросается в глаза отсутствие примеров репрессивной политики и судеб жертв режима. Несколько легковесно выглядят обличения тоталитаризма, не подкрепленные термином «концентрационный лагерь». Во всех учебниках отсутствуют такие понятия, как «коллективизация», ГУЛАГ, ИТЛ, «внесудебные карательные органы», «депортации репрессированных народов» и т. д. Режим обезличен — нет ни жертв, ни палачей, ни сознательных противников режима. Просто некий «плохой режим», оторванный от людей и существующий сам по себе. Подчеркну — нет ни индивидуальности (ни одной фамилии), ни массы (в виде количества жертв, например).

Парадоксальным образом ни один из учебников не объясняет рождение и формирование советского режима. «Русское слово», подошедшее к этой теме ближе всех, указывает, что Октябрьская революция провозгласила своей целью воплощение идей научного социализма (с. 174), но не поясняет, каким образом это привело к тоталитаризму. «Вентана­Граф» пишет, что большевики, захватившие власть в стране, были нелегитимной властью, но со временем обрели признание общества (с. 91). Власть большевиков противопоставляется «кризису легитимности», когда власть вынуждена всё чаще прибегать к насилию. У читателя создается впечатление, что после захвата власти большевики не использовали насилие в дальнейшем.

Спору нет, учебник обществознания не должен дублировать учебник истории, и стремление авторов к широким обобщениям (либо, наоборот, к историческому минимализму) вполне обосновано. Тем не менее связать политологическую теорию с ключевыми моментами истории было бы уместно.

В учебнике «Просвещения» заметна некоторая идеализация советской действительности. Например, на с. 120, мы можем увидеть следующую фразу: «В 80­е гг. ХХ в. в России существовал дефицит почти на все потребительские товары, цены были низкими, а очереди огромными» (с. 120). Издание 2014 г. исправляет Россию на СССР, но указание на 80­е остается по­прежнему. Фокусировка внимания на одном десятилетии противоречит не только фактам, но и экономической теории. Еще Янош Корнаи отмечал, что дефицит — «явление хроническое. Оно наблюдается постоянно; после возможного временного успеха попыток преодолеть его оно всегда возникает вновь. Сама система способствует перманентному наличию дефицита» (Корнаи 1990: 20). В трактовке проблем дефицита и неравенства в советском обществе выгодно отличается учебник «Русского слова», отмечающий: «Квартира, дача, машина — материальные символы советской элиты середины прошлого века» (с. 214). На фотографиях, иллюстрирующих эту фразу, мы видим черную «Волгу», интерьер одной из комнат шикарной картины — это гостиная с четырьмя окнами и потолком больше 3­х метров, и двухэтажный жилой дом, особняком стоящий в густом лесу.

Едва ли лучше ситуация с рассмотрением национал­социализма. «Просвещение» трактует национал­социализм как наиболее полное воплощение фашистской идеологии (с. 166), но не слишком интересуется этой проблематикой. По сути, нацизм появляется в учебнике лишь в связи с Холокостом, в абзаце про геноцид. Вот характерный пример из параграфа «Нации и межнациональные отношения» (он относится к главе «Социальная сфера», которая не затрагивалась в этом обзоре) в трех поколениях учебника.

Учебник для 11­го класса, 2002, с. 228

Из курса истории вы знаете, что Гитлер, придя к власти в Германии в 1933 г., сделал частью государственной политики уничтожение еврейского населения

С этого времени и за период Второй мировой войны было расстреляно, сожжено и уничтожено в специальных лагерях смерти (Треблинка, Освенцим и др.) около 6 млн человек — почти половина всего еврейского народа. Эту величайшую трагедию называют теперь греческим словом «холокост», которое означает «всеуничтожение через сожжение»

Учебник для 10­го класса, 2009, с. 190

Из курса истории вы знаете, что фашистский диктатор А. Гитлер, придя к власти в Германии в 1933 г., сделал частью государственной политики уничтожение еврейского населения

С этого времени и за период Второй мировой войны было расстреляно, сожжено и уничтожено в специальных лагерях смерти (Треблинка, Освенцим, Бухенвальд и др.) около 6 млн человек — почти половина всего еврейского народа. Эту величайшую трагедию называют теперь греческим словом Холокост, которое означает «всеуничтожение через сож­жение»

Учебник для 11­го класса, 2014, с. 167

Из курса истории вы знаете, что А. Гитлер, придя к власти в Германии в 1933 г., сделал частью государственной политики ограбление и уничтожение еврейского населения

 

Наличие Бухенвальда в списке лагерей смерти — простительное, как мне кажется, для школьного учебника упрощение. А вот использование названия современного польского города «Освенцим» в связи с концлагерем не поддается рациональному объяснению (особенно, если учесть, что и в мире, и в самой Польше используется название «Аушвиц» — так как концлагерь назывался именно так). В СССР использовалось название «Освенцим», рудиментарно оно присутствует в современной России — но задачей учебника является исправление ошибок, а не следование устоявшимся стереотипам.

Стремление «Просвещения» во что бы то ни стало отождествить национал­социализм и фашизм иногда приобретает комичные формы. В задании на основе сравнения двух высказываний фраза Ганса Кельзена дана в следующем виде, с «разъясняющей» вставкой авторского коллектива: «С позиций правовой науки право под господством нацистов (речь идет о германских фашистах — И.Х.) есть право. Мы можем об этом сожалеть, но мы не можем отрицать, что это было право <…>. Мы можем чувствовать к нему отвращение, как <…> к ядовитой змее, но мы не можем отрицать, что оно существует» (с. 228). Такого рода «уточнения» нивелируют, на мой взгляд, просветительскую функцию учебного пособия. Жаль, что «Просвещение» не учитывает устоявшуюся в науке терминологию. Как превосходно замечено О.Ю. Пленковым, «нацизм и фашизм разделял не только вопрос об антисемитизме <…> но и само представление о роли государства. Нацистский лозунг “партия управляет государством” никогда не был актуален в Италии, где партия играла подчиненную роль. В Италии не было “муссолинизма”, то есть доктринально фашизм имел разные интенции, не обязательно исходившие от дуче, а в Германии нацизм и гитлеризм были совершенно идентичны. Можно отыскать еще массу отличий, поэтому правильнее называть фашизмом итальянский, а нацизмом — немецкий вариант тоталитаризма. Кроме того, термин “фашизм” давно стал ругательным словом…» (Пленков 2014: 184).

«Вентана­Граф» четко разделяет «германский нацизм и итальянский фашизм» (с. 303), относит нацистский режим к тоталитарному (с. 129). Учитывая концептуальный исторический минимализм учебника, эта лаконичность выглядит естественной, но — принимая во внимание значение темы — не является наилучшим решением.

«Русское слово» относит гитлеровский режим к диктатуре («крайней форме авторитарного политического режима», с. 160), «фашистской диктатуре» и «диктаторскому, иначе — силовому режиму» (там же). Приход Гитлера к власти объясняется тем, что на выборах 1930 г. его поддержал средний класс, социальное положение которого резко ухудшилось в результате экономического кризиса (с. 160); незадолго перед тем, мы видим другую версию — в период развала экономики, вызванного Первой мировой войной, Гитлера поддержало большинство народа (с. 157). У читателя создается ошибочное впечатление, что большинство народа Веймарской республики — это средний класс. Непостижимым образом из социальной базы нацистов исчезли крестьяне (особенно безземельные), пенсионеры, рабочие, низкооплачиваемые госслужащие и протестанты. Акцент на «среднем классе» при отсутствии упоминания других социальных групп серьезно искажает действительную историю. Ввиду ограниченности объема данного обзора приведу лишь одну оценку, Генриха Винклера: «НСДАП была, и в этом начиная с 1930 г. не может быть никаких сомнений, в большей степени “народной партией”, чем какая­либо другая партия первой немецкой республики» (Винклер 2013: 478). Не меньшее удивление вызывает версия о роли экономических последствий Первой мировой войны (при том что психологические и политические последствия войны не упоминаются вовсе), а не Великой депрессии.

Серьезнейшая и фундаментальная ошибка допущена в оценке количества жертв режима. На с. 160 при характеристике гитлеровского режима говорится: «Однако естественные и политические права граждан такой режим не соблюдал. В концентрационных лагерях томились тысячи людей, не согласных с диктатурой». Мало того, что не упомянуты Холокост и геноцид цыган, не упомянуты репрессии против умственно отсталых, «сектантов» и «асоциалов» (бродяги, попрошайки, «тунеядцы», «бездельники», алкоголики, «жалобщики», алкоголики, «психопаты», проститутки и сутенеры, лица с нетрадиционной сексуальной ориентацией, злостные нарушители правил дорожного движения, алиментщики и «асоциальные многодетные семьи») (Герлах, Верт 2013: 181). Следует помнить, что в 1940 г. даже появился новый тип лагерей — «воспитательно­трудовые» в подчинении гестапо, главной целью которых были «уклонявшиеся от работы» и не выполнявшие трудовую норму. 200 лагерей и 40 тыс. заключенных только по этой категории (Герлах, Верт, 2013: 181–185). Даже если по авторскому замыслу в контексте параграфа следует учитывать только политических противников режима, слово «тысячи» не выдерживает никакой критики. Во время «национальной революции» только в Пруссии официальному «предварительному заключению», производившемуся полицией, было подвергнуто около 25 тыс. чел., по данным Мартина Бросцата (Бросцат 2004: 141) — а это не считая заключенных «диких лагерей» SA. Проанализировавший динамику численности заключенных концлагерей О.Ю. Пленков отмечает, что в 1937 г. (год самой низкой численности) в 4­х концлагерях (Дахау, Заксенхаузен, Бухенвальд и Лихтенбург) находилось около 10 тыс. узников (Пленков 2004: 135). Таким образом, «Русскому слову» следовало говорить не о тысячах, а о десятках тысяч заключенных «политических преступников» из числа немцев, и обязательно — о массовых репрессиях по мотивам расовой, национальной, религиозной и социальной ненависти.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Бросцат 2004 — Бросцат М. Тысячелетний Рейх. М.: Эксмо; Яуза, 2004.

Винклер 2013 — Винклер Г.А. Веймар 1918–1933: история первой немецкой демократии. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2013.

Герлах, Верт 2013 — Герлах К., Верт Н. За рамками тоталитаризма. Сравнительные исследования сталинизма и нацизма / Под ред. М. Гейера и Ш. Фицпатрик. М.: Российская политическая энциклопедия (­РОССПЭН), 2013.

Корнаи 1990 — Корнаи Я. Дефицит. М.: Наука, 1990.

Обществознание (профильный) 2010 — Обществознание. 11 класс: учеб. для общеобразоват. учреждений: профильный уровень / Л.Н. Боголюбов, А.Ю. Лазебникова, А.Т. Кинкулькин и др.; под ред. Л.Н. Боголюбова. 3­е изд. М.: Просвещение, 2010.

Обществознание (базовый) 2010 — Обществознание. 11 класс: учебник для общеобразоват. учреждений: базовый уровень / Л.Н. Боголюбов, Н.И. Городецкая, А.И. Матвеев и др.; под ред. Л.Н. Боголюбова. 5­е изд. М.: Просвещение, 2010. (Академический школьный учебник).

Обществознание / Боголюбов и др. 2014 — Обществознание. 11 класс: учебник для общеобразоват. учреждений: базовый уровень / Л.Н. Боголюбов, Н.И. Городецкая, Л.Ф. Иванова и др.; под ред. Л.Н. Боголюбова и др. М.: Просвещение, 2014.

Обществознание / Воронцов и др. 2014 — Обществознание: 11 класс: учебник для учащихся общеобразовательных организаций: базовый уровень/ А.В. Воронцов, Г.Э. Королёва, С.А. Наумов и др.; под общ. ред. Г.А. Бордовского. М.: Вентана­Граф, 2014.

Обществознание / Кравченко и др. 2014 — Обществознание: учебник для 11 класса общеобразовательных учреждений / А.И. Кравченко, Е.А. Певцова. 4­е изд. М.: Русское слово — учебник, 2014.

Обществознание 2009 — Общество­знание. 10 класс: учеб. для общеобразоват. учреждений: базовый уровень / Л.Н. Боголюбов, Ю.И. Аверьянов, Н.И. Городецкая и др.; под ред. Л.Н. Боголюбова. 5­е изд. М.: Просвещение, 2009. (Академический школьный учебник).

Пленков 2004 — Пленков О.Ю. Третий Рейх. Нацистское государство. СПб.: Нева, 2004.

Пленков 2014 — Пленков О.Ю. Истоки современности (динамика и логика развития Запада в Новейшее время). СПб.: Восход, 2014.

Савельева 2008 — Савельева И.М., Полетаев А.В. Теория исторического знания. СПб.: Алетейя; М.: ГУ ВШЭ, 2008.

Человек и общество 2002 — Человек и общество. Обществознание. Учеб. для учащихся 10–11 кл. общеобразоват. Учреждений: В 2 ч. Ч. 2. 11 кл. / Л.Н. Боголюбов, А.Ю. Лазебникова, Л.Ф. Иванова и др.; Под ред. Л.Н. Боголюбова, А.Ю. Лазебниковой. М.: Просвещение, 2002.

REFERENCES

Broszat M. Tysyacheletniy Reykh. Moscow: Eksmo; Yauza, 2004.

Chelovek i obshchestvo. Obshchestvoznanie. Ucheb. dlya uchashchikhsya 10–11 kl. obshcheobrazovat. Uchrezhdeniy: V 2 ch. Ch. 2. 11 kl. L.N. Bogolyubov, A.Yu. Lazebnikova, L.F. Ivanova i dr.; Pod red. L.N. Bogolyubova, A.Yu. Lazebnikovoy. Moscow: Prosveshchenie, 2002.

Gerlakh K., Vert N. Za ramkami totalitarizma. Sravnitel’nye issledovaniya stalinizma i natsizma. Pod red. M. Geyera i Sh. Fitspatrik. Moscow: Rossiyskaya politicheskaya entsiklopediya (ROSSPEN), 2013.

Kornai Ya. Defitsit. Moscow: Nauka, 1990.

Obshchestvoznanie. 10 klass: ucheb. dlya obshcheobrazovat. uchrezhdeniy: bazovyy uroven’. L.N. Bogolyubov, Yu.I. Aver’yanov, N.I. Gorodetskaya i dr.; pod red. L.N. Bogolyubova. 5­e izd. Moscow: Prosveshchenie, 2009. (Akademicheskiy shkol’nyy uchebnik).

Obshchestvoznanie. 10 klass: uchebnik dlya obshcheobrazovat. uchrezhdeniy: bazovyy uroven’. L.N. Bogolyubov, Yu.I. Aver’yanov, A.V. Belyavskiy i dr.; pod red. L.N. Bogolyubova i dr. Moscow: Prosveshchenie, 2014.

Obshchestvoznanie. 11 klass: ucheb. dlya obshcheobrazovat. uchrezhdeniy: profil’nyy uroven’. L.N. Bogolyubov, A.Yu. Lazebnikova, A.T. Kinkul’kin i dr.; pod red. L.N. ­Bogolyubova. 3­e izd. Moscow: Prosveshchenie, 2010.

Obshchestvoznanie. 11 klass: uchebnik dlya obshcheobrazovat. uchrezhdeniy: bazovyy uroven’. L.N. Bogolyubov, N.I. Gorodetskaya, A.I. Matveev i dr.; pod red. L.N. Bogolyubova. 5­e izd. Moscow: Prosveshchenie, 2010. (Akademicheskiy shkol’nyy uchebnik).

Obshchestvoznanie. 11 klass: uchebnik dlya obshcheobrazovat. uchrezhdeniy: bazovyy uroven’. L.N. Bogolyubov, N.I. Gorodetskaya, L.F. Ivanova i dr.; pod red. L.N. Bogolyubova i dr. Moscow: Prosveshchenie, 2014.

Obshchestvoznanie: 11 klass: uchebnik dlya uchashchikhsya obshcheobrazovatel’nykh organizatsiy: bazovyy uroven’. A.V. Vorontsov, G.E. Korolyeva, S.A. Naumov i dr.; pod obshch. red. G.A. Bordovskogo. Moscow: Ventana­Graf, 2014.

Obshchestvoznanie: uchebnik dlya 11 klassa obshcheobrazovatel’nykh uchrezhdeniy . A.I. Krav­chenko, E.A. Pevtsova. 4­e izd. Moscow: Russkoe slovo — uchebnik, 2014.

Plenkov O.Yu. Tretiy Reykh. Natsistskoe gosudarstvo. Saint Petersburg: Neva, 2004.

Plenkov O.Yu. Istoki sovremennosti (dinamika i logika razvitiya Zapada v Noveyshee vremya). Saint Petersburg: Voskhod, 2014.

Savel’eva I.M., Poletaev A.V. Teoriya istoricheskogo znaniya. Saint Petersburg: Aleteyya; Moscow: GU VShE, 2008.

Vinkler G.A. Veymar 1918–1933: istoriya pervoy nemetskoy demokratii. Moscow: Rossiyskaya politicheskaya entsiklopediya (ROSSPEN), 2013.

 

 

 

[1] © И.А. Хухров, 2016.

 

86