Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Гринев А.В. Еще одна версия продажи Аляски

 

Рец.: Фетисов С.В. Первая Антанта. Как мы потеряли Аляску. М.: БИБЛИО-ГЛОБУС, 2114. 244 с.

Год публикации рецензируемой работы не должен смущать читателя — здесь просто приведена стандартная библиографическая справка, помещенная на обороте титульной страницы, и в ней действительно стоит дата — 2114 г. Очевидно, досадная опечатка, так как на титуле значится правильный год выхода книги: 2014. Но если бы дело ограничивалось одной опечаткой…

Когда первый раз взял в руки эту книгу, то сначала засомневался, а научное ли это произведение? Нет, формально вполне научное: есть два рецензента с докторскими степенями, в аннотации сказано, что в данном издании рассматриваются важные для исторической науки проблемы, сама работа обозначена как монография, в которой критикуются распространенные в отечественной историографии версии продажи Аляски США и выдвигается собственная версия автора. Наконец, на последней странице книги четко прописано для сомневающихся: «Научное издание». И ниже — имя, отчество и фамилия автора: Сергей Владимирович Фетисов. Но кто он, к сожалению, остается загадкой, так как прежде мне никогда не встречалась подобная фамилия среди исследователей истории Аляски русского периода (так называемой Русской Америки), хотя занимаюсь этой темой уже более 30 лет.

Теперь посмотрим, на что опирался автор при подготовке своего труда. Всего в списке использованной литературы (с. 237‒240) числятся 56 работ (что для монографии явно маловато), традиционно разбитых на две группы — опубликованные на русском языке и на иностранных. При этом легкую оторопь вызывает совершенно произвольное размещение работ: они идут не как обычно по алфавиту и даже не по годам издания, а согласно какой-то таинственной логике, ведомой одному автору. Например, труды академика Н.Н. Болховитинова расположены по номерам в следующем порядке: 2, 4, 5, 10. И все смешано в одну кучу: монографии, газетные заметки, научные статьи — причем строго научные произведения соседствуют с популярными творениями журналистов и наоборот. Вместе с тем в приводимом автором списке напрочь отсутствуют данные отечественных архивных фондов, а равным образом уже опубликованные архивные и документальные материалы[1]. Более того, в нем нет ряда работ, принципиально важных для раскрытия проблемы продажи Русской Америки США в 1867 г. Речь идет о трудах С.Б. Окуня, В. Дж. Фаррара, Д. Х. Миллера [Окунь, 1938: 209‒239; Farrar, 1966; Miller, 1981] и ряда других исследователей, что сразу ставит под сомнение научную значимость книги С.В. Фетисова и полноценное знание им предшествующей историографии. Вместе с тем даже имеющаяся в его списке библиография оформлена порой довольно небрежно, в частности, в периодике зачастую отсутствуют конкретные страницы статей; в одном случае дается полностью имя и фамилия автора, в другом С.В. Фетисов ограничился лишь фамилией и инициалами; в одних случаях дано название издательства, в другом — нет и т. д.

Тут немедленно возникает уже вопрос к рецензентам сего труда: а вы куда смотрели? Но если мы начнем разбираться с этим вопросом, то становится совершенно очевидно, что рецензенты выполнили лишь роль «свадебных генералов». Возможно, они вообще не читали рукопись С.В. Фетисова. Дело в том, что оба рецензента не являются ни специалистами по истории русских колоний в Новом Свете, ни даже просто американистами широкого профиля. Первый из них — д. и. н., профессор В.П. Ранчинский — по своей исходной научной специализации арабист, а второй — Д.Л. Агранат — вообще доктор социологических наук, занимающийся проблематикой социализации личности и тому подобными сюжетами, не имеющими никакого отношения к Русской Америке. И то, что С.В. Фетисов выбрал в качестве рецензентов людей, весьма далеких от истории Русской Америки, конечно, неслучайно.

После этих предварительных замечаний приступим к анализу основного текста книги. Обычно в вводной части любой научной монографии рассматривается предшествующая историография проблемы. Однако ничего подобного в работе С.В. Фетисова не наблюдается. Вместо историографического анализа он начинает свое краткое «Предисловие» (с. 3‒6) довольно смелой (если не сказать иначе) фразой: «В отечественной историографии тема уступки русских владений в Северной Америке, произошедшей в 1867 г., описана чрезвычайно расплывчато» (с. 3). Вы думаете, что далее идет ссылка на работы, авторы которых смутно представляли себе причины и процесс продажи колоний США? Нет, она отсутствует, и несведущий читатель вынужден верить автору на слово. Но мы не будем совершать такой ошибки и укажем хотя бы на фундаментальную монографию Н.Н. Болховитинова, в которой тема продажи Аляски нашла всестороннее отражение [Болховитинов, 1990], а также ряд его статей [Болховитинов, 1988: 120‒131; 1998: 94‒102; Bolhovitinov, 2003: 254‒267]. Процитированное выше заявление С.В. Фетисова выглядит еще более нелепым в свете того, что монография Н.Н. Болховитинова о продаже Аляски ему не только известна, но даже помещена в список использованной литературы под № 2 (где, правда, неверно указан год ее издания — 1991 вместо 1990).

По мнению С.В. Фетисова, из всех имеющихся на сегодняшний день версий уступки Русской Америки можно выделить две основные: 1) традиционную или официальную и 2) конспирологическую. При этом первая причина подразделяется в свою очередь на три: 1) Аляска была продана в силу ее совершенной бесполезности для России; 2) это произошло из-за опасения ее захвата со стороны других держав; 3) продажа состоялась из-за желания правительства получить за американские колонии довольно значительную сумму денег (с. 3). Далее автор с удовольствием развенчивает все три причины, игнорируя множество иных, которые он предпочитает просто не замечать[2]. Что касается «конспирологической теории», то ее сторонники объясняют уступку Аляски США заговором узкого круга лиц из окружения императора (с. 4‒5). Однако такое объяснение не устраивает С.В. Фетисова, и он взамен выдвигает свою собственную версию, о которой поговорим немного позже.

Далее автор начинает пространный очерк истории русско-американских отношений, основательно изученных в свое время уже упомянутым академиком Н.Н. Болховитиновым [Болховитинов, 1966; 1975; 1990]. При этом с первых же страниц книги С.В. Фетисова бросается в глаза почти полное отсутствие ссылок на источники и литературу, в том числе и на прямые закавыченные цитаты. Здесь возможны три варианта: 1) автор сам был очевидцем описываемых событий 150-летней (и более) давности, во что невозможно поверить; 2) он сам до этого уже что-то сочинил и опубликовал на соответствующую тему и теперь лишь цитирует сам себя (что крайне сомнительно); 3) С.В. Фетисов в массовом порядке занялся компиляцией, а то и прямым плагиатом. Последняя версия представляется наиболее вероятной. Мне уже доводилось в недавней статье достаточно критично отзываться о невысокой культуре цитирования в современной российской историографии [Гринев, 2014: 136-141], и книга С.В. Фетисова яркое тому подтверждение. Правда, нельзя утверждать, что ссылки на работы предшественников вообще отсутствуют в его произведении, но они встречаются в гомеопатических дозах и никак не могут покрыть объем излагаемой С.В. Фетисовым информации. Вообще его книга в ее нынешнем виде могла быть издана только у нас в России, потому что в тех же США родственники и адвокаты авторов, у которых С.В. Фетисов позаимствовал немало материалов без всяких ссылок, уже наверняка предъявили бы ему и издательству судебные иски с пяти- шестизначными цифрами компенсаций за нанесенный ущерб интеллектуальной собственности. Но Россия — не Америка, и у нас сходит с рук и не такое.

Если теперь внимательно рассмотреть эти единичные дефицитные ссылки, то можно сделать вывод, что они представляют использованную литературу крайне неравномерно. Приоритетом для автора безусловно является научно-популярная книга американского журналиста Гектора Шевиньи (Hector Chevigny) по истории Русской Америки [Chevigny, 1965], опубликованная в далеком 1965 г. Именно к авторитету Шевиньи и к его творению С.В. Фетисов обращается чаще всего. Но может ли научно-популярный труд неспециалиста выступать источником для научной монографии? Оказывается, может. По крайней мере, С.В. Фетисов старается это всячески доказать[3].

Что же касается стержневой мысли автора, вокруг которой строится все повествование его книги, то речь идет о мифической русско-американской Антанте, т. е. взаимовыгодном союзе двух обширных и мощных государств Восточного и Западного полушарий. Каких-то конкретных доказательств существования такого союза сам С.В. Фетисов предоставить не может и пишет: «Текст договора о создании российско-американской Антанты не найден. Да и существовал ли он? Неизвестно. Но разве можно сомневаться в том, что это был чрезвычайно обсуждаемый вопрос того времени?» (с. 41). Как-то странно читать подобное на страницах работы, претендующей на звание научной монографии. Муссировать тот или иной вопрос можно до бесконечности, но где реальное воплощение итогов дискуссий? Однако С.В. Фетисова мало интересуют подобные моменты, и он продолжает упорно гнуть свою линию: «При более глубоком погружении в тему можно легко прийти к выводу, что вопрос создания русско-американского альянса не просто обсуждался в заинтересованных странах, но и был предметом пристального внимания чуть ли не всего мира» (с. 41). Ну как без улыбки можно комментировать подобные заявления? Представьте себе: арабские феллахи и китайские кули, аргентинские гаучо и даже, возможно, индейцы бассейна Амазонки дружно и с увлечением обсуждают проблему русско-американской Антанты! Кстати, слово «Антанта», выбранное С.В. Фетисовым для обозначения предполагаемого союза США и России, представляется неудачным, тем более, когда он пишет о «Первой Антанте». На подобное обозначение с гораздо большим правом может претендовать англо-французский союз, сложившийся еще во времена Крымской войны.

Для доказательства реальности подготовки русско-американской Антанты С.В. Фетисов приводит в качестве примера отправку в 1863 г. двух русских военных эскадр в Нью-Йорк и Сан-Франциско с целью поддержать правительство Линкольна в ходе Гражданской войны в США, а также проект русско-американского телеграфа, который должен был связать США, Канаду, Аляску, пройти через Берингов пролив, а затем через Сибирь в Европу (с. 30‒33, 49‒51). Единственной загвоздкой, мешавшей, по мнению С.В. Фетисова, оформлению русско-американского альянса, была Русская Америка, находившаяся в зоне интересов США. Он пишет: «Становилось все более очевидным, что Россия, если хочет создать нерушимый Альянс с США, должна уступить свою американскую территорию, дабы устранить этим последнее, да, пожалуй, и единственное, как тогда казалось, препятствие к полному сближению двух стран. Россия рассчитывала, что получив поддержку США, сможет с лихвой компенсировать уступленную территорию за счет усиления своих позиций на Дальнем Востоке, в Китае, Корее и Японии. Таким образом, уступка Аляски рассматривалась не как простая передача другой стране своей земли (чего никогда не было в русской истории) и не как ее продажа (чего тем более не было и быть не могло). Уступка Аляски была ставкой России в большой геополитической игре, возможный выигрыш в которой кружил головы придворной либеральной партии на холодных берегах Невы» (с. 51‒52).

Кратко разберем эти тезисы. Как известно, посылка русских эскадр в Америку имела цель не столько оказать моральную поддержку правительству президента Линкольна, сколько в первую очередь для создания угрозы крейсерской войны против торгового флота Великобритании и Франции, оказывавших сильное давление на Россию в ходе Польского восстания 1863–1864 гг.[Болховитинов, 1995: 194‒207]. Что касается проведения трансконтинентального телеграфа из США через Сибирь в Европу, то это был в первую очередь коммерческий проект, от которого американцы быстро отказались после успешного проведения подводного атлантического кабеля в июле 1866 г., несмотря на все заключенные ранее контракты и договоры с русской стороной (ведь бизнес превыше всего!). Кроме того, в Петербурге хорошо понимали, что создание с американцами «нерушимого альянса» (если использовать выражение С.В. Фетисова) является не более, чем утопией: приход к власти в США в ходе регулярных выборов порой совершенно новых лиц, часто с противоположными взглядами на политику предшественников; хорошо известная в то время коррупция в высших органах американской власти; мелочная практичность янки; привычка продажных политиканов потакать любым изменениям общественного мнения; желание иметь свободу рук и никаких существенных обязательств и, наконец, абсолютное несходство двух общественно-политических систем, представленных абсолютистской Российской империей и демократическими Соединенными Штатами – все это не оставляет «Первой Антанте» С.В. Фетисова никаких шансов на существование даже в виде исторической гипотезы.

И еще пару слов теперь уже относительно «аляскинского вопроса». Вопреки мнению С.В. Фетисова о том, что якобы Аляска являлась главным препятствием для оформления «Первой Антанты», эта территория была юридически признана Соединенными Штатами как часть Российской империи согласно конвенции от 5(17) апреля 1824 г. [ПСЗРИ: 251‒253]. Более того, Русская Америка не имела непосредственных границ с США. Ее не передавали (уступали) американцам бесплатно, а продали пусть за весьма скромную, но все же не такую уж малую сумму в 7,2 млн. долларов. Ответственность за потерю Аляски целиком и полностью несет царь Александр II, а не либеральные мечтатели и некие геополитические стратеги «с холодных берегов Невы», о чем сообщает С.В. Фетисов. В руках императора сосредотачивалась абсолютная власть, и только от него зависел вопрос: останутся ли американские владения в составе России или будут проданы США. Именно его слово было окончательным на тайном совещании 16 (28) декабря 1866 г., когда решилась судьба Русской Америки.

Вместе с тем, не сама по себе Аляска вызывала трения в дружеских взаимоотношениях между Россией и США, а регулярные попытки частных американских предпринимателей эксплуатировать ее богатства путем незаконного приобретения пушнины у местных туземцев, охоты на китов и моржей в прибрежных водах, вырубки лесов и т. п. Причем в середине XIX в. от набегов американских и прочих китобоев страдали берега не только Русской Америки, но в равной степени побережье Охотского моря, Курильских островов, Камчатки и Чукотки[4]. Если исходить из логики С.В. Фетисова, то их тоже следовало отдать США во избежание конфликтов в будущем и укрепления «Первой Антанты».

Сам же он считает, что непосредственная подготовка передачи Аляски США имела место во время дружеского визита отряда американских военных кораблей в Кронштадт («миссия Фокса») в 1866 г. (с. 102‒104). Но это не более, чем фантазии автора, поскольку они не имеют под собой никакой документальной базы, как и в случае создания «Первой Антанты». Впрочем, С.В. Фетисов объясняет последнее обстоятельство следующим образом: «То, что все следы относительно создания союза с США в свое время были старательно зачищены, не вызывает сомнений» (с. 108). Архивная зачистка, по его мнению, потребовалась, «дабы не бросать тень на царя (в конечном итоге именно он утвердил решение об уступке) и не подрывать авторитет действующей власти. Просчеты царя и его либеральных советников тщательно маскировались» (с. 133). Странно звучит подобное заявление от человека, и дня не работавшего в архиве, судя по приводимой им же библиографии. С другой стороны, если у нас архивы были «подчищены», как сообщает С.В. Фетисов, то какой же злодей произвел аналогичные манипуляции в американских хранилищах, где наверняка должны были также отложиться документы о «Первой Антанте»? Никто не мог обязать американских архивариусов уничтожать уникальные исторические свидетельства в угоду далекому заокеанскому царю. Как крайний вариант, им мог быть присвоен гриф секретности и ограничен доступ на некое число лет, но все разумные сроки для подобных тайн давно миновали. Впрочем, злодей таки нашелся — уроженец России еврейского происхождения, сделавший научную карьеру в США, Ф.А. Голдер. С жаром праведника С.В. Фетисов не только обвиняет его в низком профессионализме (!) (на с. 186, 188, 196), но и в хищениях документов из российских архивов. Вот что он сообщает о Голдере: «Фрэнк Голдер умер в 1929 г. Он никогда не был женат (возможно, в этой важной информации С.В. Фетисов видит ключ к криминальным наклонностям Ф. Голдера. — А. Г.). Ознакомившись с жизнеописанием этого американского джентльмена, и особенно с его деятельностью по изъятию документов из наших архивов, автор почему-то не удивляется острому дефициту архивных доказательств по существованию русско-американской Антанты» (с. 195).

А поскольку, согласно С.В. Фетисову, документы о «Первой Антанте» не сохранились — из-за злых козней Голдера, а на самом деле в силу того, что их никогда не существовало в природе, то наш автор находит следующий выход. Он начинает обильно цитировать тогдашнюю российскую и американскую прессу, в которой российско-американская дружба и согласие были частым сюжетом журналистских очерков, заметок и статей. Слов нет, пресса может быть важным источником знаний о том или ином историческом периоде, но она не может заменить подлинные документы хотя бы в силу крайней степени субъективности и частой противоречивости.

Возвращаясь к теме продажи Аляски США, С.В. Фетисов пишет: «…Зачем отдали Русскую Америку, до сих пор нет ответа, приемлемого для логики интеллектуально созревшего человека» (с. 131). Впрочем, ответ он легко находит опять же в газетной периодике и даже выделяет его жирным шрифтом: «Смысл сделки — упрочить дружбу и союз с Америкой, к “великому неудовольствию” Англии» (с. 135). Вывод, мягко говоря, далеко не нов: на этот фактор указывал в свое время еще Карл Маркс, писавший о покупке Аляски: «…С экономической стороны приобретение это пока не стоит ни цента, но — янки благодаря этому отрежут с одной стороны Англию от моря и ускорят присоединение всей британской Северной Америки к Соединенным Штатам. Вот где собака зарыта!» [Маркс: 542].

Согласно же С.В. Фетисову «спусковым крючком» к продаже Аляски стал отказ американцев в 1866 г. от сооружения совместной трансконтинентальной телеграфной линии. Он пишет: «По сути, отказываясь от строительства телеграфа, американцы предъявили Александру II ультиматум. Или Россия уступает Русскую Америку и все идет, как ранее было условлено, или… полный отказ от всех соглашений и крах Антанты» (с. 112). Ну а далее по логике С.В. Фетисова получается, что царь, конечно, очень испугался, поддался американскому шантажу и немедленно продал Аляску за бесценок специфическим «союзникам». Что же в итоге получилось? Вновь дадим слово нашему автору: «Россия, пожертвовав Аляску и выполнив тем самым свою часть обязательств по созданию Антанты с США, принялась ждать от американцев ответных шагов» (с. 145). Естественно, что они не последовали и последовать не могли, по причине отсутствия каких-либо конкретных обязательств по созданию мифической Антанты.

Можно продолжать разбирать книгу С.В. Фетисова и далее в том же духе, благо, что автор регулярно предоставляет для этого повод (например, на с. 143 называя Канаду свободной республикой, относя окончательный раздел Польши к 1775 г. (с. 196) и т. д.), но не будем лишний раз утомлять читателя анализом подобных, мягко говоря, спорных утверждений. Какой же общий вердикт можно вынести по поводу книги С.В. Фетисова? Думаю, лучше всего в качестве заключительной фразы подходит название одного из последних параграфов его работы, которое полностью отражает ее суть: «Как сделать сущим то, чего никогда не было» (с. 191).

 

 

 

REFERENCES

 

Bolkhovitinov N.N. Stanovlenie russko-amerikanskikh otnoshenii. 1775–1815. Moscow, 1966.

Bolkhovitinov N.N. Russko-amerikanskie otnoshenya. 1815–1832. Moscow, 1975.

Bolkhovitinov N.N. Kak prodali Aliasku. Mezhdunarodnaya zhizn’. 1988. № 7. S. 120–131.

Bolkhovitinov N.N. Russko-amerikanskie otnoshenya i prodazha Aliaski. 1834–1867. Moscow, 1990.

Bolkhovitinov N.N. Istoriki v poiskakh istiny: Vizit russkogo flota v SShA v 1863–1864 gg. Amerikanskii ezhegodnik. 1994. Moscow, S. 194–207.

Bolkhovitinov N.N. Eshche raz o prodazhe Aliaski. SShA: ekonomika, politika, ideologia. 1998. № 10. S. 94–102.

Bolkhovitinov N.N. The Sale of Alaska:A Russian Perspective. Polar Geography. 2003. Vol. 27. N 3. P. 254–267.

Chevigny H. Russian America. The Great Alaskan Venture. 1741–1867. London, 1965.

Doklad Komiteta ob ustroistve russkikh amerikanskikh kolonii. Saint Peterburg, 1863.

Farrar V.J. The Annexation of Russian America. New York, 1966.

Grinёv A.V. Problemy tsitirovanya v otechestvennoi istoriografii (na primere nauchnykh rabot po istorii Russkoi Ameriki). Klio. 2014. № 10. S. 136–141.

Grinёv A.V. Rossiyskii politarizm kak glavnaya prichina prodazhi Aliaski. Acta Slavica Iaponica. 2006. T. XXIII. 202. P. 171–202.

Marks — Lyudvigu Kugel’manu, 17 fevralja 1870 g. // Marks K., Engel’s F. Soch. 2-e izd. T. 32. S. 542.

Miller D.H. The Alaska Treaty. Kingston, Ontario, 1981.

Okun’ S.B. K istorii prodazhi russkikh kolonii v Amerike. Istoricheskie zapiski. 1938. 2. S. 209–239.

Petrov A.Yu. Morskie ofitsery nachinayut upravlyat’ russkimi koloniyami v Severnoi Amerike (1818–1825) // Istoria Russkoi Ameriki (1732–1767). T. 2: Deyatel’nost’ Rossiisko-Amerikanskoi kompanii (1799–1825) / Otv. red. N.N. Bolkhovitinov. Moscow, 1999. S. 340–351.

Prilozhenia k dokladu Komiteta ob ustroistve russkikh amerikanskikh kolonii. Saint Peterburg, 1863.

PSZRI. T. XXXIX. № 29861a. S. 251–253.

Raporty komandira korveta «Rynda», kapitana 2 ranga [G. P.] Sfursa-Zhirkevicha. Morskoi sbornik. 1863. T. LXIV(64). № 2. 79. 74–79.

Rossiisko-Amerikanskaya kompanya i izuchenie Tikhookeanskogo Severa, 1841–1867: Sb. dok. Sost.: T.S. Fedorova, A.Yu. Petrov,

A.V. Grinёv; otv. red. A.Yu. Petrov. Moscow, 2010.

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Болховитинов Н.Н. Становление русско-американских отношений. 1775–1815. М., 1966.

Болховитинов Н.Н. Русско-американские отношения. 1815–1832. М., 1975.

Болховитинов Н.Н. Как продали Аляску // Международная жизнь. 1988. № 7. C. 120–131.

Болховитинов Н.Н. Русско-американские отношения и продажа Аляски. 1834–1867. М., 1990.

Болховитинов Н.Н. Историки в поисках истины: Визит русского флота в США в 1863–1864 гг. // Американский ежегодник. 1994. М., 1995. С. 194–207.

Болховитинов Н.Н. Еще раз о продаже Аляски // США: экономика, политика, идеология. 1998. № 10. C. 94–102.

Гринёв А.В. Проблемы цитирования в отечественной историографии (на примере научных работ по истории Русской Америки) // Клио. 2014. № 10.

С. 136–141.

Гринёв А.В. Российский политаризм как главная причина продажи Аляски // Acta Slavica Iaponica. 2006. T. XXIII. 202. 171–202.

Доклад Комитета об устройстве русских американских колоний. СПб., 1863.

Маркс — Людвигу Кугельману, 17 февраля 1870 г. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 32. С. 542.

Окунь С.Б. К истории продажи русских колоний в Америке // Исторические записки. 1938. Т. 2. С. 209–239.

Петров А.Ю. Морские офицеры начинают управлять русскими колониями в Северной Америке (1818–1825) // История Русской Америки (1732–1767). Т. 2: Деятельность Российско-Американской компании (1799–1825) / Отв. ред. Н.Н. Болховитинов. М., 1999. С. 340–351.

Приложения к докладу Комитета об устройстве русских американских колоний. СПб., 1863.

ПСЗРИ. Т. XXXIX. № 29861а. C. 251–253.

Рапорты командира корвета «Рында», капитана 2 ранга [Г. П.] Сфурса-Жиркевича // Морской сборник. 1863. Т. LXIV(64). № 2. С. 74–79.

Российско-Американская компания и изучение Тихоокеанского Севера, 1841–1867: Сб. док. / Сост.: Т.С. Федорова, А.Ю. Петров, А.В. Гринёв; отв. ред. А.Ю. Петров. М., 2010.

Bolhovitinov N.N. The Sale of Alaska: A Russian Perspective // Polar Geography. Vol. 27. N 3. P. 254–267.

Chevigny H. Russian America. The Great Alaskan Venture. 1741–1867. London, 1965.

Farrar V.J. The Annexation of Russian America. New York, 1966.

Miller D.H. The Alaska Treaty. Kingston, Ontario, 1981.

 

 

[1] См., например: [Доклад Комитета об устройстве русских американских колоний, 1863; Приложения к докладу Комитета об устройстве русских американских колоний, 1863; Российско-Американская компания и изучение Тихоокеанского Севера, 1841–1867, 2010] .

[2] См. подробнее: [Гринёв, 2006: 171‒202].

[3] Надо сказать, что С.В. Фетисов тут не одинок: труд Г. Шевиньи, несмотря на явно неакадемический характер, периодически используется в научной литературе (см., например: [Петров, 1999: 340, 351] .

[4] См., например: [Рапорты командира корвета «Рында», 1863: 74‒79].

 

350