Cookies помогают нам улучшить наш веб-сайт и подбирать информацию, подходящую конкретно вам.
Используя этот веб-сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем coockies. Если вы не согласны - покиньте этот веб-сайт

Подробнее о cookies можно прочитать здесь

 

Дамье В.В. Испанская революция 1936 года: архивные документы против мифов историков

Дамье В.В. Испанская революция 1936 года: архивные документы против мифов историков // Историческая Экспертиза. № 3. 2016. С. 145-151.

 

Хотя со времени начала Испанской революции прошло уже 80 лет, и за это время, казалось бы, страсти должны были в значительной мере утихнуть, уступив место более спокойному и взвешенному анализу тех давних событий, временами не покидает ощущение, будто война в Испании происходила только вчера. По крайней мере, если судить по тем спорам, которые ведутся вокруг этой темы в научных и околонаучных кругах в самой Испании или, скажем, в России. Конечно же, это нельзя считать случайным. В социальном отношении Испанская революция была одной из самых глубоких в ХХ столетии, пусть даже она и потерпела сокрушительное поражение. Однако слишком многие общественно-политические течения и сторонники самых различных взглядов до сих пор в той или иной степени воспринимают историю гражданской войны в Испании как подтверждение собственных социальных воззрений и концепций.

Неудивительно, что такая предельная политизация способствовала возникновению множества мифов об испанской гражданской войне, которые были подхвачены, растиражированы и до сих пор повторяются многими историками. Особенно не повезло в этом отношении «проигравшим истории» — испанскому анархо-синдикалистскому движению. За него почти некому заступиться, если не считать самих его активистов да всего нескольких профессиональных историков, которых можно почти что пересчитать по пальцам. Между тем мифы об испанских анархистах и их роли в революции и войне весьма распространены и живучи. Они простираются от обвинений в радикальном авантюризме, насилии, массовых репрессиях, принудительной коллективизации, заговорах и подрыве «антифашистского фронта» до, напротив, утверждений, будто анархизм в Испании доказал несостоятельность своих идей и чуть ли не предал революцию.

В небольшом сообщении нет места для разбора всех этих и подобных им мифов и ложных представлений. К сожалению, историки нередко предпочитают следовать устоявшимся представлениям или чересчур безоговорочно верить мемуарам (одни из которых могут быть сомнительными, а к другим, как, например, к воспоминаниям Гарсиа Оливера, следует относиться осторожно-критически). И это вместо того, чтобы обратиться к архивным документам, которые позволяют с легкостью опровергнуть неверные оценки и показывают нам, что многие обстоятельства выглядели совершенно иначе, а события происходили совсем не так, как это принято утверждать.

Я остановлюсь всего на двух проблемах в истории Испанской революции и гражданской войны и попытаюсь показать, как обращение к архивным источникам может существенно изменить наши представления.

Первая тема: какое именно решение было принято испанскими анархо-синдикалистами после подавления военного мятежа в Барселоне 19–20 июля 1936 г.? Практически все без исключения историки утверждают, что в ходе ряда конференций и встреч барселонского и каталонского актива Национальной конфедерации труда (НКТ) и Иберийской анархистской федерации (ФАИ) было почти единодушно решено отказаться от провозглашения либертарного коммунизма и, таким образом, от выполнения решений Сарагосского конгресса НКТ в мае 1936 г. в пользу прочного сотрудничества с другими так называемыми «антифашистскими силами». Правда, историки расходятся в датах этих совещаний, и не вполне понятно, что именно говорилось на каждом из них. Тем не менее исследователи сходятся во мнении, будто большинство анархо-синдикалистов и анархистов одобрили отказ от провозглашения либертарного коммунизма, т. е. от совершения собственно анархистской социальной революции, хотя, например, ряд очевидцев и участников событий (к примеру Абель Пас или Либерто Кальехас) признавали, что позиция «рядовых» участников движения была иной.

Дело осложняется тем, что протоколы этих встреч до нас не дошли (хотя уже упоминавшийся Гарсиа Оливер утверждает в воспоминаниях, что таковые велись). Зато в архивах НКТ, хранящихся в амстердамском Институте социальной истории, находится весьма любопытный документ, проливающий совершенно иной свет на события. Это протокол расширенного заседания 29 июля Национального комитета НКТ — первого, на котором обсуждалась ситуация в масштабе страны после начала мятежа. В нем, в частности, говорится: «Делегат Каталонской региональной конфедерации описывает борьбу, поддержанную нашей организацией в Каталонии. Из этого сообщения делается вывод, что триумф был достигнут только и исключительно благодаря участию членов НКТ и ФАИ. В настоящее время и как следствие этого триумфа, именно они имеют гегемонию во всех порядках в Каталонии. В населенных пунктах товарищи упорядочивают жизнь во всех отношениях... Далее он формулирует, что большинство членов, как кажется, настроено, вследствие преобладания Организации, идти к установлению Либертарного Коммунизма во всей Каталонии. Он заявляет, что если колонны товарищей, отправившихся в Сарагосу, возьмут этот город, меньшинство уже не будет иметь возможность, как было до сих пор, выносить вес основной массы Организации (т. е. противостоять основной массе членов. — В. Д.). Они, повторяет он, пойдут на установление нашего идеала, не считаясь с тем, в каких условиях находятся остальные региональные конфедерации» (Acta de la reunion… 1936).

Данный документ являет собой самое лучшее свидетельство того, как анархо-синдикалисты в действительности оценивали ситуацию, сложившуюся после Барселонской победы, и того, как они намеревались действовать. Из него следует не только то, что большинство каталонских анархо-синдикалистов выступали за немедленное провозглашение либертарного коммунизма, но и то, что июльские пленумы в Каталонии на самом деле вообще отнюдь не принимали решения об отказе от его провозглашения. Каталонская региональная организация НКТ решила лишь отложить этот шаг до освобождения Сарагосы анархистскими «милициями»! Иными словами, решено было пока ничего не решать. Выбор делался в надежде на то, что положение будет меняться к лучшему.

Однако тем самым НКТ и ФАИ сами себя загнали в ловушку. Поставив всё на один-единственный фактор и связав будущее всей социальной революции с возможностью освободить один город (каким бы важным он ни был), анархо-синдикалисты вступили на путь, который, как вскоре выяснилось, лавинообразно вел к цугцвангу. Им предстояло испытать настоящие потрясение и растерянность, когда обнаружилось, что взять Сарагосу не удается. Необходимо было срочно определять свой курс в новой, непредвиденной ситуации. Следовало решать, провозгласить ли все-таки либертарный коммунизм, пойдя на анархистскую революцию, несмотря на неудачу прежних планов, или превратить переходное решение об «антифашистском сотрудничестве» в постоянное до самого окончания войны.

Согласно еще одному мифу, большинство членов НКТ и ФАИ отныне поддерживало курс на «антифашистское единство», и против этого возражала лишь небольшая кучка радикалов. Но протоколы пленумов, конференций и регионального каталонского конгресса НКТ (февраль–март 1937 г.) из архивов НКТ и ФАИ в Амстердаме показывают иную картину. Влияние «радикальной позиции» постепенно нарастало в начале 1937 г., по мере того, как анархо-синдикалистов всё более явно загоняли в угол, урезая коллективизацию и разоружая трудящихся. На чрезвычайном региональном конгрессе каталонской НКТ делегаты с мест жаловались, что при принятии политически значимых решений с их синдикатами никто не консультируется. При голосовании за «радикальных» кандидатов сторонники прекращения уступок партнерам по «антифашизму» и выхода из правительства подали более 40 % голосов (12a. Sesión del Congreso 1936–1938).

Делегаты от многих синдикатов в самых резких выражениях критиковали действия правительства Испанской республики, обвинив его в отказе выделять средства Каталонии и саботаже снабжения Арагонского фронта. Министров от НКТ упрекали за невыполнение решений организации. Так, представитель профсоюза свободных профессий заявил, что если Национальный комитет считает сотрудничество необходимым, то оно должно быть честным и искренним. До сих пор оно идет на пользу только ВСТ в ущерб НКТ, что наносит вред курсу революции, подчеркнул делегат профсоюза работников металлургии Барселоны. Он отметил, что министры от НКТ находятся под влиянием «марксистов», а каталонский региональный комитет Конфедерации выразил мнение, что анархо-синдикалистам не нужно представительство в центральном правительстве, а антифашистское сотрудничество должно быть прямым, без посредничества. Для рабочего класса триумф фашизма и марксизма приведет к одинаково гибельным последствиям, заявил металлург, ссылаясь на пример России. В поддержку этой позиции выступили синдикаты железнодорожников Лериды, работников сферы распределения Барселоны, работников общественных служб Барселоны (оба последних также обвинили Национальный комитет НКТ в нарушении федералистских норм и недоведении информации до синдикатов), сапожников Ситжеса. Строители Барселоны объявили, что если сотрудничество не будет честным, его следует прекратить. Представитель работников общественных служб Барселоны призвал к скорейшему проведению национального пленума НКТ, на котором министры должны будут отчитаться о своих действиях и будет принято решение о том, что делать дальше. Делегат профсоюза работников свободных профессий Барселоны отметил, что от образованных после 19 июля революционных органов отказались ради правительственных структур, потребовал отзыва министров от НКТ, если революции по-прежнему будут чиниться препятствия, и поставил вопрос так: «Мы должны спросить себя, находимся ли мы в состоянии революции. Если да, то необходимо перейти к созданию адекватных органов» (Acta de la octava 1936–1938).

Радикальное крыло движения призывало не откладывать революцию до победы, а одновременно вести войну и продолжать углублять революцию. О дальнейшей радикализации настроений анархо-синдикалистской массы свидетельствуют и опубликованные историком Агустином Гильямоном протоколы пленума анархистских групп Барселоны с участием представителей «Либертарной молодежи» и квартальных «комитетов защиты», который заседал 11 и 12 апреля. Он потребовал выхода анархистов из всех правительственных органов, заявил, что «всякая форма правительства реакционна по своей сущности и потому противоречит любой социальной революции» и потребовал созыва 1 мая в Валенсии полуостровного пленума ФАИ для выработки конкретных предложений и координации сил по осуществлению данных решений[2].

Стоит отметить, что и противники анархистов в «республиканском лагере» готовились к решающему столкновению. Российский историк Алексей Мастерков обнаружил в Российском государственном военном архиве (РГВА) донесение советского военного специалиста полковника Терёхина, который докладывал в Москву о том, что к началу мая 1937 г. республиканский генеральный штаб разместил бронетанковые войска в Валенсии и на пути к Барселоне, опираясь на якобы имевшиеся сведения «о подготовленном большом мятеже в районах Барселона–Валенсия и в промежуточных городах между ними»[3].

Все эти документы заставляют пересмотреть представления о якобы прочном «антифашистском фронте», который подрывался «радикалами». На самом деле подобный союз воспринимался как противоестественный как анархо-синдикалистскими массами, так и руководством коммунистов и республиканцев. В этом смысле майские события 1937 г. следует рассматривать не как «сбой», а как логический и неизбежный результат всё более нараставших противоречий между несовместимыми взглядами и позициями сил и течений, которые к этому времени уже вели между собой настоящую «гражданскую войну в гражданской войне», с тысячами убитых и раненых.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

12a. Sesión del Congreso 1936–1938 — 12a. Sesión del Congreso regional de sindicatos de Cataluña. P. 4–5 // IISG (Amsterdam). CNT (España) Archives. Archivo de la Confederación Regional del Trabajo de Cataluña. 34A. Actas, dictámenes e informes. 1936–1938. N 2. Actas de congresos y plenos regionales. 1936–1938.

Acta de la octava 1936–1938 — Acta de la octava sesión del Congreso regional de sindicatos de Cataluña. P. 3–11 // IISG (Amsterdam). CNT (España) Archives. Archivo de la Confederación Regional del Trabajo de Cataluña. 34A. Actas, dictámenes e informes. 1936–1938. N 2. Actas de congresos y plenos regionales. 1936–1938.

Acta de la reunión 1936 — Acta de la reunión del Comité Nacional celebrada el dia 29 de julio de 1936. P. 1 // Internationaal Instituut voor Sociale Geschiedenis (IISG, Amsterdam). CNT (España) Archives. 79B. Actas y resoluciones, plenos y reuniones. 1936. N 1. Acta de la reunión del Comité Nacional. 29-7-1936. 

Guillamón 2011 — Guillamón A. Los Comités de Defensa de la CNT en Barcelona (1933–1938). De los Cuadros de defensa a los Comités revolucionarios de barriada, las Partullas de control y las Milicias populares. Barcelona: Aldarull Edicions, 2011.

REFERENCES

12a. Sesión del Congreso regional de sindicatos de Cataluña. P. 4–5. IISG (Amsterdam). CNT (España) Archives. Archivo de la Confederación Regional del Trabajo de Cataluña. 34A. Actas, dictámenes e informes. 1936–1938. N 2. Actas de congresos y plenos regionales. 1936–1938.

Acta de la octava sesión del Congreso regional de sindicatos de Cataluña. P. 3–11. IISG (Amsterdam). CNT (España) Archives. Archivo de la Confederación Regional del Trabajo de Cataluña. 34A. Actas, dictámenes e informes. 1936–1938. N 2. Actas de congresos y plenos regionales. 1936–1938.

Acta de la reunión del Comité Nacional celebrada el dia 29 de julio de 1936. P. 1. Internationaal Instituut voor Sociale Geschiedenis (IISG, Amsterdam). CNT (España) Archives. 79B. Actas y resoluciones, plenos y reuniones. 1936. N 1. Acta de la reunión del Comité Nacional. 29-7-1936.

Guillamón A. Los Comités de Defensa de la CNT en Barcelona (1933–1938). De los Cuadros de defensa a los Comités revolucionarios de barriada, las Partullas de control y las Milicias populares. Barcelona: Aldarull Edicions, 2011.

 

 

[1] © Дамье В., 2016.

[2] Материалы пленума см.: (Guillamón 2011: 181–207).

[3] РГВА. Ф. 35082. Оп. 1. Д. 73. Л. 162–160 (нумерация страниц обратная). Автор благодарит военного историка Алексея Мастеркова за предоставленную копию документа.

129